LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-586

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи 14 ДЕКАБРЯ 1825 г. В ПЕТЕРБУРГЕ
Автор(ы) Н. Дружинин
Источник Борьба классов,  № 7-8, Август  1935, C. 37-49

1

В 1816 г. старый императорский Петербург переживал необыкновенное оживление. Только что закончилась продолжительная и напряженная борьба с Наполеоном. Гвардейские полки возвратились из заграничного похода. Население столицы с интересом прислушивалось к оживленным рассказам солдат и офицеров: это были увлекающие речи не только о военных сражениях и победах, но и о внутренней жизни Франции и Германии.

После Великой буржуазной французской революции лицо старой Европы изменилось: рушились патриархальные феодальные порядки, открылся простор для личной предприимчивости, вводились свободные представительные учреждения, росла новая техника в промышленности и сельском хозяйстве. Правда, этот глубокий общественный перелом еще не создавал подлинной свободы и равенства: на смену старой, крепостнической кабале приходила новая, капиталистическая; трудящиеся массы попадали в тягчайшую зависимость от нового класса- буржуазии. Но все-таки между обновлявшейся, послереволюционной Европой и отсталой, крепостнической Россией зияла огромная, непроходимая пропасть.

На обширных пространствах самодержавной империи сохранялось настоящее крепостное рабство: крестьянин считался бесправной и неограниченной собственностью дворянина-помещика. Диктатура крепостников поддерживалась огромным аппаратом продажного и всемогущего чиновничества. Завоеванные народности не смели думать о самостоятельной хозяйственной и культурной жизни; они являлись объектом жесточайших насилий и вымогательств со стороны "благородного российского дворянства". Страна была технически отсталой, невежественной и забитой; только незначительный слой более образованных помещиков приобщался к завоеваниям европейской культуры. Над всем населением тяготело иго самодержавной императорской власти, и от каприза коронованного деспота зависели свобода, имущество, честь и самая жизнь любого из его подданных.

Война 1812 - 1815 гг. не только разорила и обезлюдила государство: она обнажила все язвы разлагающегося феодально-крепостнического строя. В районах боевых действий были уничтожены тысячи деревень и сотни тысяч пудов хлеба; более миллиона крестьян погибло на полях сражений; налоги были увеличены непомерно, население едва выдерживало тяжесть обложения. Открывались ужасающие хищения со стороны крупных откупщиков и правительственных чиновников. В числе беззастенчивых казнокрадов оказывались самые влиятельные лица, не исключая военного министра князя Горчакова. Недовольство было всеобщим. Помещики старались на усилении барщины наверстать потерянное и ропот крестьянского возмущения поднимался все громче и все грознее. Дворянство жаловалось на засилие чиновничества, а более смелые дворянские голоса критиковали даже самого царя - его самодурство и неограниченную власть. Купечество чувствовало себя бессильным и сдавленным дворянами и чиновниками. Мещанское население городов - мелкие торговцы и ремесленники - беднели и разорялись от расстройства торговых оборотов и засилия богатых конкурентов.

Страна переживала тяжелый послевоенный кризис, который вскрывал более глубокую внутреннюю болезнь - начавшийся кризис всей крепостнической системы. Феодальная Россия начала XIX в. уже вступала в новую полосу социально-экономического развития: натуральное хозяйство разлагалось под влиянием товарно-денежных отношений, росло количество промышленных предприятий, а главное, возникала и укреплялась ка-

стр. 37

питалистическая мануфактура, основанная на труде вольнонаемных рабочих.

Росла не только промышленная буржуазия: само дворянство в более плодородных и промышленно-развитых районах начинало проникаться буржуазными стремлениями: пробовать улучшенные способы сельского хозяйства и заговаривать о замене крепостной барщины наймом свободных работников.

Отголоски усилившихся крестьянских волнений докатывались до петербургских казарм и сливались с затаенным протестом против суровой палочной дисциплины. После войны 1812 - 1815 гг. солдаты были уже не те, и это чувствовали более проницательные, прогрессивно настроенные офицеры.

В солдатских казармах можно было услышать такие же смелые речи, какие звучали и в крестьянских избах: "Мы проливали кровь, а нас опять заставляют потеть на барщине; мы избавили родину от тирана, а нас опять тиранят господа". Рядовой-гвардеец, вчерашний выходец из деревни, чувствовал себя братом крепостного крестьянина.

Значительная часть офицерства под влиянием глубоких общественных перемен тяготилась светскими развлечениями, ей "было невыносимо смотреть на пустую петербургскую жизнь и слушать болтовню стариков, восхваляющих все старое и порицающих всякое движение вперед" 1 . Дворянская молодежь следила за европейскими событиями, читала иностранные газеты и книги, сходилась на дружеские собрания, свободно и откровенно критиковала российскую действительность. По рукам широко распространялись записки и сатирические стихи, в которых бичевались самодержавие и крепостное рабство.

Стали оживать старые разрешенные и полулегальные общества. Любители литературы начали сходиться на закрытые беседы. Расцвели масонские ложи - религиозно-нравственные общества, которые устраивали тайные собрания со сложными символическими церемониями. Некоторые гвардейские офицеры организовали совместное слушание лекций известных профессоров на общественные и политические темы.

Среди этого общественного оживления, на фоне разгорающегося крестьянского движения, возникли первые политические кружки, поставившие себе более серьезные, революционные задачи.

Уже в начале 1816 г. группа гвардейских офицеров, спаянная заграничными походами и общностью политических взглядов, образовала тайный "Союз спасения, или истинных и верных сынов отечества". В него входили полковник Александр Муравьев, его родственники и друзья: Никита Муравьев, Сергей и Матвей Муравьевы-Апостолы, Якушкин, С. Трубецкой. Позднее к этому первоначальному ядру примкнуло еще несколько человек, в том числе Пестель - человек, выдающийся по уму и организационным способностям.

"Союз" насчитывал 10 - 12 человек-представителей крупного и среднего дворянства. Их объединял не только протест против крепостного рабства и царского самодержавия, но и сознательное желание предотвратить "ужасы Французской революции"; другими славами, основатели "Союза", оставаясь на своей классовой позиции, хотели подготовить в России буржуазный переворот, но провести его как можно "безболезненнее", избегая подлинной массовой, народной революции. Правда, отдельные члены расходились между собой в тактических взглядах: Пестель стоял на более революционной позиции и при поддержке Ал. Муравьева сумел провести боевой конспиративный устав, но некоторые члены - вроде Трубецкого и Якушкина - склонялись к умеренной либерально-реформистской точке зрения. Тем не менее все участники "Союза" сходились на том, что Россия должна остаться монархическим государством, но самодержавие должно быть ограничено конституцией, а крепостное право должно быть ликвидировано.

Внутренние споры разрешились уже в Москве. Осенью 1817 г. сводный гвардейский отрад был направлен из


1 Записки И. Д. Якушкина, стр. 13. М. 1925.

стр. 38

Пушкин среди декабристов.

С рис. М. Добужинского.

Петербурга на торжественную закладку храма христа-спасителя; с этим отрядом выехали почти все члены "Союза спасения". В Москве получило верх умеренное течение: "Союз спасения" был преобразован в "Союз благоденствия", который поставил себе очень мирную задачу - содействовать правительству в области благотворительности, образования, правосудия и общественного хозяйства.

В борьбе против "ужасов Французской революции" основатели "Союза благоденствия" сползли на мирную, реформаторскую тактику. "Союз" раскинул свои "управы" в Петербурге, Москве и Тульчине (месте расположения 2-й армии, в Подольской губернии). Отдельные члены "Союза" были в Смоленской, Нижегородской и Тамбовской губерниях.

Петербургская управа была самой многолюдной и самой влиятельной. Здесь помещался организационный центр общества - так называемый "Коренной совет". Петербургская управа имела сплоченные ячейки в гвардейских полках (особенно в Измайловском), насчитывала в своих рядах несколько представителей придворной знати, привлекла к себе молодых либерально настроенных чиновников. Руководство управой принадлежало богатым и влиятельным помещикам: Трубецкому, Никите Муравьеву, Лопухину, князю Долгорукому.

Члены петербургской управы образовали опорные пункты в некоторых масонских ложах, в литературных и благотворительных обществах. Усилиями "Союза благоденствия" было образовано легальное "Общество для распространения "взаимного обучения" и учреждено специальное училище для распространения грамотности в трудящихся массах населения.

Но такая деятельность мало удовлетворяла активных, революционных членов. В это время политика Александра I принимала все более реакционный характер. В России укреплялся режим "аракчеевщины"беспощадного подавления всяких попыток политического преобразования. Все шире развивалось крестьянское движение, все опаснее и неотвратимее казалась народная революция. В Испании, Италии и Португалии вспыхнули военные восстания против королевского деспотизма. "Священный союз" монархов, под

стр. 39

руководством Александра I, вооруженной силой подавлял эти революционные вспышки. В среде революционных дворян-членов "Союза благоденствия" - накипало негодование против царского самодержавия и в то же время создавалось твердое убеждение, что необходимо вовремя предупредить новую "пугачевщину" и взять политическую инициативу в собственные, дворянские руки.

В начале 1820 г. на квартире полковника Глинки состоялось решающее заседание "Коренного совета". Здесь, по докладу Пестеля, были открыты прения по важнейшему вопросу политической программы: сохранять ли в России монархию, хотя бы и конституционную, или добиваться введения республиканского строя? Громадное большинство голосов высказалось за республику; но это обязывало к новым, не менее ответственным решениям - о способах завоевания республики, о методах вооруженной борьбы. Через некоторое время состоялось новое собрание "Коренного совета" на квартире полковника И. Шилова. После долгих и страстных прений революционное течение победило: "Коренной совет" вынес постановление о необходимости цареубийства, о переходе к насильственным действиям. Однако практических выводов из этого решения не было сделано; больше того: революционизирование одной части "Союза" заставило отшатнуться другую, более умеренную. Раздались голоса о необходимости прекратить или по крайней мере преобразовать деятельность тайного общества.

Осенью 1820 г. в Петербурге разразились события, которые обострили внутренний кризис в "Союзе благоденствия". 18 октября началось открытое возмущение Семеновского гвардейского полка, который считался важнейшей опорой императорского трона; около Преображенских казарм были подброшены революционные прокламации с демократическим, антидворянским уклонам. Солдатское движение вспыхнуло самостоятельно, независимо от членов "Союза благоденствия" и вопреки его намерениям. В этой внезапной вспышке мелькнула та же угрожающая опасность самостоятельной всесокрушающей народной революции.

Разногласия и споры в рядах тайного общества сделались острее и резче. В январе 1821 г. в Москве собрались депутаты от различных управ "Союза благоденствия". После обмена мнениями было вынесено решение - прекратить деятельность "Союза". Умеренное крыло окончательно отпало, но более активная группа решила возродить общество, привлекши в свои ряды более надежных и убежденных членов. С этого момента начинается новая страница в истории петербургских декабристов - история возникновения, развития и деятельности так называемого "Северного общества".

2

Наиболее инициативным из петербургских членов оказался Никита Муравьев. В 1820 г. он выступал вместе с Пестелем, высказывался за республику, настаивал на необходимости цареубийства. Теперь он попытался собрать воедино рассеявшихся членов, выработал проект новой организации, поддерживал связи с тульчинской управой Пестеля. Эти попытки были прерваны походом петербургской гвардии в западные губернии: правительство знало о 'брожении офицерства и решило "проветрить либеральный душок" военными учениями и маневрами. С другой стороны, под влиянием разразившегося в Европе и России аграрного кризиса пали цены на сельскохозяйственные продукты-и прежние сторонники социальной и политической реформы перестали настаивать на ликвидации принудительного труда и необходимости конституционных преобразований. Дворянский либерализм начал постепенно хиреть и выдыхаться.

Перемены в дворянском лагере сейчас же отразились на петербургской организации декабристов. Когда гвардейский корпус возвратился в северную столицу, оказалось мало охотников возрождать тайное политическое общество. Бывшие основатели революционных союзов - вчерашние республиканцы и горячие ораторы - предпочитали уклониться от решительных действий. Тем не менее Никите Муравьеву удалось собрать небольшой кружок, который составил первоначальное ядро "Северного общества":

стр. 40

сюда вошли Трубецкой, Н. Тургенев, Пущин, Оболенский и еще 10 - 12 членов старой петербургской управы. Все это были представители зажиточного землевладельческого дворянства, крепко связанные с влиятельными помещичьими кругами. Но общество проявляло слабые признаки жизни. Сам Никита Муравьев к 1822 г. отказался от идеи республики, отбросил мысль о цареубийстве и составил новый план государственного переворота: он находил, что тайное общество должно подготовить почву широкой пропагандой своих идей, затем произвести военное возмущение и заставить императорскую фамилию принять представленную ей конституцию. Все усилия Муравьева были направлены на разработку этого будущего конституционного проекта; он читал его по частям членам "Северного общества", прислушивался к сделанным замечаниям, вносил в свой проект отдельные поправки. Труд Никиты Муравьева остался незаконченным, но он дает достаточно ясное представление о социально-политической программе либерально- помещичьего крыла декабристов.

Никита Муравьев составлял свой проект на основании крупнейших актов буржуазно- революционного законодательства: конституций Североамериканских соединенных штатов и конституции Французской буржуазной революции 1791 года. По его проекту, Россия превращалась в конституционную монархию с очень ограниченной властью императора и с широким самоуправлением провинций. Старые сословные перегородки уничтожались. Законодательная власть сосредоточивалась в "Народном вече", которое состояло из двух палат - верхней и нижней. Административные и судебные органы должны были стать выборными. Каждому гражданину гарантировались обычные буржуазные свободы: неприкосновенность личности, свобода слова, собраний, печати, союзов, передвижения. За этим красивым фасадом скрывалась определенная классовая позиция: к избранию депутатов и чиновников допускались граждане, обладавшие имущественным цензом; чем больше было имущество гражданина, тем шире были его политические права; при этом предпочтение отдавалось земельным собственникам перед торговцами и промышленниками. Еще заметнее была классовая позиция Никиты Муравьева в решении крестьянского вопроса: помещичьи крестьяне освобождались от крепостного рабства, но земельного надела они не получали. Только впоследствии, под давлением более демократических членов, Никита Муравьев изменил свое решение и предоставил крестьянам сначала усадебный участок, а затем ничтожный, двухдесятинный надел на двор.

Таким образом, конституция Никиты Муравьева была ярко выраженной буржуазно - помещичьей программой. По этой программе, класс крупных землевладельцев не только сохранял свои латифундии, но и обеспечивал себя дешовой рабочей силой из нуждающихся крестьян. Конституция Никиты Муравьева была попыткой капитализирующихся помещиков предотвратить крестьянскую революцию, ликвидировав наиболее отжившие стороны феодального порядка и обеспечив себе выгодное приспособление к новым, буржуазным отношениям.

Совсем иначе представляли себе будущее государство южные декабристы во главе с Пестелем: Пестель проектировал демократическую республику с сильной центральной властью, со всеобщим избирательным правом и с полным земельным обеспечением каждого гражданина. Иначе складывались и тактические планы Пестеля: военному восстанию должно было предшествовать убийство всей императорской фамилии, а средством политического переворота должна была стать диктатура. Пестель и его ближайшие союзники тоже были дворянами, они также стремились предотвратить крестьянскую революцию, но они шли навстречу требованиям крестьянской массы и производили радикальную чистку феодально-крепостнического строя. В проекте и планах Пестеля ясно звучала мелкобуржуазная тенденция.

При таком разделении во взглядах должна была вспыхнуть неизбежная внутренняя борьба между "Северным" и "Южным" обществами. С начала 1823 г. на север направляется целый ряд "комиссаров" Пестеля: Волконский, Давыдов, Поджио, Барятинский, Матвей Муравьев-Апостол, которые

стр. 41

усиленно стараются возбудить дремлющую энергию северян, привести их к политическому объединению с "Южным обществом", приблизить час победоносного вооруженного восстания. Но Петербург оставался холодным к агитации юга: Никита Муравьев и его ближайшие единомышленники считали опасными демократические стремления Пестеля, "варварскими" и "несбыточными" проекты цареубийства и диктатуры. "Северное общество" несколько расширило свои замкнутые ряды, организовало руководящую "думу" из трех директоров, с гало устраивать более частые и многолюдные собрания. Но преобладающий состав "Северного общества" оставался все тот же: это были богатые или зажиточные землевладельцы, гвардейские офицеры или влиятельные чиновники, люди с высокими титулами и крупными связями.

"Северное общество" играло роль политического тормоза в процессе вызревания и подготовки буржуазной революции.

Такое положение вещей сохранялось до 1824 г., пока течению Никиты Муравьева принадлежали бесспорный перевес и всеобщее признание. Но в рядах петербургского дворянства, в частности среди молодого гвардейского офицерства, была определенная прослойка небогатых и незнатных помещиков; к ним примыкали беспоместные или разорившиеся дворяне, которые жили военной или гражданской службой. Многие из этих неимущих дворян пробовати свои силы в области науки, литературы и искусства, постепенно перерастая в мелкобуржуазную столичную интеллигенцию. Некоторые группировались около "Российско-Американской компании", крупнейшего акционерного общества той эпохи, находились в постоянном общении с нарождающейся буржуазией, быстро воспринимали новую либеральную идеологию. Представители этого интеллигентского слоя чувствовали себя стесненными в условиях феодально-крепостнической России; их политическое мировоззрение складывалось иначе чем у крупных и даже средних помещиков; они были настроены демократичнее и революционнее, чем Никита Муравьев и его сторонники. Будущее этой группы зависело от успеха буржуазного переворота, от радикальной чистки феодального государства. К такой столичной дворянской интеллигенции принадлежал известный поэт Рылеев, который был принят в "Северное общество" в середине 1823 года.

Постепенно Рылеев сделался центром новой, революционно-демократической группировки в составе "Северного общества". Вначале он безоговорочно подчинялся влиянию Никиты Муравьева, но мало-помалу, по мере усиливающегося давления со стороны Пестеля, Рылеев стал склоняться в сторону республики и цареубийства. Когда в начале 1824 г. в Петербург приехал сам Пестель, он нашел здесь открытое расхождение во взглядах. Был момент, когда "Северное общество" казалось на грани неминуемого раскола: в противовес Никите Муравьеву, Тургеневу и Трубецкому Рылеев и его ближайшие сторонники склонялись к тесному объединению с "Южным обществом", готовы были принять программные и тактические проекты Пестеля, высказывались за немедленные и решительные действия. Правда, в конце концов победила буржуазно-помещичья группировка. Никита Муравьев поставил вопрос ультимативно и резко, и у рылеевской группы не оказалось решимости занять самостоятельную политическую позицию. Пестель уехал, потерпев неудачу, разочарованный и дезориентированный в своих планах. Но петербургские собрания с участием Пестеля не прошли бесследно: с этого момента революционно - демократические течения усиливаются и крепнут так же закономерно и быстро, как сокращается и падает влияние Никиты Муравьева.

Во время своего пребывания в Петербурге Пестелю удалось создать республиканскую ячейку из офицеров Кавалергардского полка - так называемый северный филиал "Южного общества".

Независимо от "Северного" и "Южного" обществ начал формироваться особый революционный кружок среди офицеров Гвардейского флотского экипажа. Центром кружка были Арбузов и братья Беляевы, а вдохновляющим революционным агитатором - мичман Д. Завалишин. Обыкновенно морские

стр. 42

У Рылеева 13 декабря.

С рис. Д. Кардовского.

офицеры рекрутировались из менее обеспеченного дворянства, были теснее связаны с торгово- промышленными кругами (в частности с "Российско-Американской компанией") и непосредственно соприкасались с жизнью Западной Европы во время частых практических плаваний. Кружок моряков был проникнут боевым, революционным настроением, которое особенно усилилось после их сближения с членами "Северного общества" - Рылеевым и Н. Бестужевым. Наиболее активные были страстными республиканцами, искренно сочувствовали крестьянству и склонялись к тактике цареубийства и восстания. И здесь, в высказываниях моряков, так же, как в группе Рылеева и политических настроениях Пестеля, отчетливо звучала мелкобуржуазная революционная нота. В течение 1824 г. и особенно 1825 г. "Северное общество" пополнилось новыми членами: четыре брата Бестужевых, флотский капитан Торсон, поручики Чернов и Сутгоф, отставной офицер Каховский, поэт Кюхельбекер- все были выходцами из неимущего дворянства, представителями "левого", более демократического течения. Рылеев становится центром этой разрастающейся демократической группировки.

Революционное настроение поднимается все выше и выше. Никита Муравьев чувствует себя изолированным и лишенным руководящей роли. Он продолжает работать над проектом конституции, старается спасти положение компромиссом с демократическим течением, настойчиво борется претив мысли о цареубийстве. Но он все явственнее чувствует, что почва колеблется и ускользает из-под его ног. После его отъезда из Петербурга, в сентябре 1825 г., в директории "Северного общества" оказываются Рылеев, Оболенский и Ал. Бестужев, все трое - сторонники "пестелевского" образа действий.

Мелкобуржуазная революционность рылеевской группы облекалась в художественные романтические формы, но ей недоставало продуманности и программной четкости. Революционно-демократическое крыло не сумело оформить своей социально-политической платформы, не сумело объединиться на определенной и твердо выдержанной позиции. Представители этого промежуточного течения остались верны своей социальной природе: они продолжали колебаться между буржуазно-помещичьим и радикально-демократическим течениями, и эти непрерывные шата-

стр. 43

ния сыграли роковую роль в момент решительного вооруженного выступления.

3

В начале декабря 1825 г. Петербург снова переживал необычайное возбуждение. Совсем недавно стало известно о смерти царя Александра I (он умер вдали от столицы, в Таганроге), Петербург присягнул новому императору Константину, но по городу распространялись странные и волнующие слухи: говорили, что Константин, находившийся в это время в Варшаве, отказывается принимать престол, что великий, князь Николай, находящийся в Петербурге, тоже уклоняется от царствования, что между Петербургом и Варшавой непрерывно и безуспешно скачут фельдъегери и курьеры, что в гвардии начинается брожение и что Россия осталась без законного правителя.

Очень немногие знали, что Константин еще при жизни покойного царя отрекся от наследования престола (ему мало улыбалась судьба задушенного отца) и в московском Успенском соборе в запечатанном конверте лежит подлинный манифест Александа I о назначении наследником Николая.

Сам Николай без официального отречения Константина не решился объявить себя императором: он опасался, что это может вызвать возмущение гвардии, и настойчиво добивался приезда Константина в Петербург; но Константин не желал оставлять Варшавы и впутываться в начавшуюся "историю". Положение становилось неопределенным и опасным. В дворянских салонах возмущались поведением императорской фамилии, которая играет российским престолом как детским мячиком. В солдатских казармах ходили неясные слухи о намерениях Константина сократить сроки военной службы и даже освободить крестьян от помещиков.

Рылеевская группа решила использовать создавшееся положение "междуцарствия". На квартире Рылеева началось лихорадочное, торопливое обсуждение революционного плана. Вносились различные - предложения - вплоть до организации уличного народного восстания. Но победила тактика "законного переворота", предложенная старым членом тайного общества, представителем буржуазно-помещичьего течения, князем С. П. Трубецким. Именно ему, стороннику легального образа действий, рылеевская группа доверила ответственную роль "диктатора" восстания. По плану Трубецкого, следовало воспользоваться назначением вторичной присяги и естественным недоверием солдатской массы к подобному акту, убедить гвардейские полки остаться верными императору Константину, вывести их на Сенатскую площадь и оказать вооруженное давление на Правительствующий сенат: в качестве высшего государственного органа Сенат опубликует манифест о созыве народных представителей, (которые должны разрешить затянувшийся вопрос о престолонаследии; собрание народных представителей в качестве учредительного собора примет акт конституции и предложит принять ее императорской фамилии. Члены тайного общества должны были подготовить гвардейские полки к отказу от присяги и последовательно вывести их из казарм, увлекая одни полки с помощью других, более активных.

Накануне восстания была составлена подробная диспозиция, причем наиболее ответственная и инициативная роль падала на Измайловский полк, где сосредоточивалось много членов тайного общества.

Северная дума постаралась заручиться активным содействием петербургского филиала "Южного общества" и Гвардейского морского экипажа. Были сделаны попытки "летучей агитации" среди солдат: Рылеев и братья Бестужевы ночью объехали ряд караулов и всюду распространили слух, что солдат обманули и что есть завещание покойного императора о сокращении солдатской службы и освобождении крестьян от помещиков.

"Северное общество" не вело предварительной массовой революционной агитации, больше того, оно считало излишним и вредным участие народной массы в перевороте. Переворот должен был совершиться в форме организованного военного восстания, а солдатская масса должна была сыграть роль слепого орудия в руках офице-

стр. 44

На Сенатской площади 14 декабря.

С рис. Кольмана.

ров. Движение поднималось под "законным" лозунгом верности Константину и ориентировалось на сочувствие и поддержку либеральных сановников - в особенности Сперанского и Мордвинова. Подобный план диктовался не демократическими тенденциями движения: он коренился в социальном положении декабристов как представителей дворянского землевладельческого класса.

Николай знал, что в столице готовится военное возмущение: 12 декабря он получил из Таганрога от начальника штаба Дибича подробное сообщение о революционном заговоре; в тот же день его предупредил о готовящемся восстании молодой офицер Ростовцев. Тем не менее, на 14-е число было назначено принесение присяги войсками и населением столицы. Был составлен и опубликован манифест о воцарении Николая; рано утром в помещении Зимнего дворца Николай принял гвардейских командиров, которые признали его законным императорам. С 9 часов утра началась церемония присяги в казармах гвардейского корпуса. Члены тайного общества заранее мобилизовали свои силы и агитацией среде солдат постарались вызвать массовое неповиновение.

Волнение началось в целом ряде военных частей: в Измайловском, Кавалергардском, Гренадерском и Конном полках, в Гвардейском саперном батальоне и в конной артиллерии. Полковым командирам с трудом удавалось остановить начавшиеся выступления или настойчивыми убеждениями или арестами зачинщиков. Но этого не удалось достигнуть в Московском полку. Братья Бестужевы и Щепин-Ростовокий произнесли здесь горячие речи и с помощью сочувствующих офицеров увлекли весь полк на Сенатскую площадь. Сопротивление высших командиров было сломлено вооруженной силой: заговорщики пробили себе дорогу ударами сабель. К 11 часам утра Московский гвардейский полк с развевающимися знаменами и в боевом снаряжении под звуки барабанов и в сопровождении огромной толпы народа занял позицию между зданием Сената и памятником Петру I.

Очень скоро к московцам присоединился восставший Гвардейский экипаж. Часть офицеров отказалась от присяги и была арестована, но в этот момент в казармах появились популярный моряк Н. Бестужев и поэт В. Кюхельбекер, они рассказали матросам о начавшемся восстании и вызвали этим взрыв массового энтузиазма. Выстрелы, раздавшиеся на Сенатской площади, еще больше усилили начавшееся возбуждение. Послышались кри-

стр. 45

ки: "Ребята, это наших бьют!" Экипаж с развернутыми знаменами двинулся по направлению к зданию Сената.

Сведения о восстании были сообщены в Гренадерский полк, уже распущенный после присяги Николаю I. Члену тайного общества, поручику Сутгофу удалось поднять свою роту и повести ее через Васильевский остров на соединение с московцами и Гвардейским экипажем. Через некоторое время, когда полковой командир попытался вывести остальные роты полка для подавления восстания, батальонный адъютант поручик Панов обратился к солдатам с горячей речью и увлек возбужденную массу гренадеров именем Константина. Лейб-гренадерский полк двинулся через Неву и, обогнув Петропавловскую крепость и Зимний дворец, направился на Сенатскую площадь. Был момент, когда крепость и помещение дворца могли оказаться в руках восставших; но Панов не решился вступить в борьбу с военными караулами и последовал примеру ранее поднявшихся частей.

Убийство Милорадовича Каховским.

Восставшие образовали боевое каре и выставили вперед охранительную цепь. Под их знаменами насчитывалось 30 офицеров "и около 3 тыс. штыков, но среди них не нашлось общего боевого начальника и не было ясного плана дальнейших действий. Избранный "диктатором" князь Трубецкой "не появился на площади и не принял командования; не было и его помощника полковника Булатова - буржуазно-помещичье крыло предавало восстание в самый критический и решающий момент борьбы. Вокруг революционного каре теснилась огромная волнующаяся масса народа; рабочие строящегося Исаакиевского собора открыто и действенно выражали свое сочувствие движению. Крики и восклицания толпы сливались с выстрелами солдат и возгласами:. "Ура, Константин! Ура, конституция!" Но это необычное зрелище массового уличного восстания пугало и отталкивало колеблющихся офицеров.

"Когда... пришли на площадь, - рассказывал впоследствии один из участников события, - и когда я увидел толпу людей с кинжалами, тогда я увидел, во что я попал своей безрассудною пылкостью и молодостью, но уже раскаяние было поздно, ибо вся мера безрассудного энтузиазма была сделана" *. Никто из офицеров, членов тайного общества, не нашел в себе необходимой революционной инициативы, никто не заступил место отсутствующего диктатора. Некоторые из заговорщиков, вроде Каховского и Оболенского, вели себя отважно, но ограничивались чисто оборонительной тактикой; другие, вроде Якубовича, заняли двусмысленную позицию: то вели переговоры с Николаем, то переходили к революционному каре, третьи испытывали чувство безнадежности и отчаяния. Один из молодых горячих республиканцев так передавал свое внутреннее состояние в момент вооруженного восстания: "...в сем ужасном положении, в котором мы нашли себя на площади, не командовать можно было, а только сожалеть о поступке своем; ибо крик буйной толпы, кото-


1 Показания Беляева П. (Архив Октябрьской революции, фонд N 1123, дело N 363, лист 15).

стр. 46

Казнь декабристов 13 июля 1826 г.

С рис. Д. Кардовского.

рую солдаты не раз разгоняли, заглушал все" 1 .

Перепуганный Николай I постепенно учел слабые стороны восставших. Сначала он вызвал батальон Преображенского полка, который считался одним из наиболее преданных царской фамилии, потом послал за Конным полком; наконец, оценив серьезность положения, он приказал вызвать против мятежников все войска, находившиеся в столице и ее окрестностях.

В мобилизованных частях - Кавалергардском, Измайловском, Финляндском и других полках - было немало офицеров, членов тайного общества; тем не менее никто из них не осмелился сопротивляться отданному приказу, никто не попытался (за исключением гренадеров) использовать этот момент для присоединения к восставшим. Только несколько рот Финляндского полка благодаря усилиям поручика Розена отказались двигаться дальше Исаакиевского моста и заняли выжидающую, нейтральную позицию. Постепенно Сенатская и Адмиралтейская площади были заполнены гвардейскими пехотными и кавалерийскими частями, в глубине, по обеим сторонам Исаакиевского собора, расположились четыре артиллерийских орудия. Против восставших было выставлено 9 тыс. штыков пехоты и 3 тыс. сабель кавалерии; в резерве, внутри города и около его застав, стояло наготове еще 7 тыс. штыков, 3 тыс. сабель и более сотни орудий. Силы были неравные, но у правительства не было уверенности в полной преданности гвардейского корпуса. Обе стороны несколько часов стояли друг против друга, занимая колеблющееся, выжидательное положение.

Сначала Николай I пытался ликвидировать движение мирными средствами. Первым подъехал к восставшему Московскому полку петербургский генерал-губернатор Милорадович, но его попытка убедить солдат вернуться в казармы вызвала решительный отпор со стороны повстанцев: Милорадович упал, тяжело раненый штыковым ударом Оболенского и пистолетным выстрелом Каховского. Та же судьба грозила великому князю Михаилу, который старался рассеять сомнения солдат относительно Константина. Такое же "непочтительное" отношение встретили командир гвардейского кор-


1 Показания Беляева А. (Архив Октябрьской революции, фонд N 1123, дело N 364, лист 27).

стр. 47

Декабристы в Сибири, в Читинском остроге.

С рис. Д. Кардовского.

пуса Воинов, митрополит Серафим, попробовавший действовать с крестом в руках, и генерал Сухозанет. Не помогла и попытка кавалерийской атаки: Конногвардейский полк действовал вяло и неуверенно, восставшие встретили его беглым огнем, кавалерии не хватало места для развертывания боевого фронта. Волнение усиливалось, пули и поленья летели над головой Николая и его свиты. В правительственных войсках начиналось едва заметное брожение; с наступлением сумерек можно было опасаться перехода полков на противоположную сторону. Офицеры, члены "Северного общества", созвали летучий совет и взамен неявившегося "диктатора" выбрали руководителем восстания князя Оболенского.

В этот момент самодержавие перешло в решительное наступление. Николай отдал распоряжение стрелять картечью. Орудийные выстрелы один за другим гулко прокатились по Сенатской площади. Каре заколебалось и, оставляя на пути убитых и раненых, бросилось в разные стороны. Напрасно отважный Михаил Бестужев старался остановить бегущих и направить их по Неве на захват Петропавловской крепости. Артиллерийская стрельба не прекращалась ни на одну минуту. Лед треснул, заколыхался и увлек за собой солдат. Кавалерия и полиция бросились вдогонку за бегущими повстанцами. Начались массовые облавы и аресты. Через несколько часов город принял вид вооруженного лагеря.

Так кончилась "стоячая революция" северных декабристов, результат колеблющейся и неуверенной тактики рылеевской группы. Аналогичная попытка восстания - на юге - окончилась таким же поражением. Декабристы не хотели и не умели связаться с массами: именно в этом заключался источник их слабости и разгрома. Диктатура феодалов-крепостников одержала полную и решительную победу. Такой исход движения укрепил на троне Николая I, сохранил за Россией положение "жандарма Европы" и на долгие годы затормозил развитие революционной борьбы.

Развязка петербургского восстания последовала через полгода, 13 июля 1826 года. В этот день на кронверке (укреплении) Петропавловской крепости была возведена виселица, и ночью в присутствии гвардейских полков

стр. 48

была произведена унизительная экзекуция над осужденными декабристами. Сначала вывели приговоренных на каторгу и поселение, поставили их на колени, над головой каждого сломали шпагу, а сорванные мундиры и ордена сожгли на разведенных кострах. Затем на смену первой партии вывели пятерых приговоренных к смерти. Это были Рылеев, Каховский, Пестель, Сергей Муравьев-Апостол и Бестужев-Рюмин. Под звуки барабанов они взошли на помост. Во время казни трое из осужденных: Рылеев, Каховский и Муравьев - сорвались с ослабевших веревок, но были повешены вторично, по приказанию генерал-адъютанта Кутузова. Скоро с фельдъегерями были отправлены в сибирские рудники и поселки оставшиеся в живых члены тайного общества.

Движение декабристов было разгромлено, но образы казненных и сосланных на каторгу Николаем I не переставали вдохновлять лучших представителей молодого поколения: Герцен и его друзья воспитывались на рассказах о петербургском восстании и на гражданской поэзии декабриста Рылеева.

Вот почему, оценивая движение декабристов, Ленин дал им такую характеристику: "Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию. Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями "Народной Воли" 1 .

Таким образом, несмотря на свою классовую ограниченность и тактические ошибки движение декабристов сыграло роль возбуждающего толчка в начальный дворянско-буржуазный период борьбы с крепостничеством и самодержавием.


1 Ленин. Т. XV, стр. 468.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/14-ДЕКАБРЯ-1825-г-В-ПЕТЕРБУРГЕ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Василий ПашкоКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/admin

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

14 ДЕКАБРЯ 1825 г. В ПЕТЕРБУРГЕ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 29.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/14-ДЕКАБРЯ-1825-г-В-ПЕТЕРБУРГЕ (дата обращения: 23.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Василий Пашко
Киев, Украина
499 просмотров рейтинг
29.05.2014 (1213 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
Вчера · от Олег Ермаков
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
5 дней(я) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
5 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Платон как Аполлон. Plato as Apollo.
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов

14 ДЕКАБРЯ 1825 г. В ПЕТЕРБУРГЕ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK