LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-10797
Автор(ы) публикации: А. О. ЧУБАРЬЯН

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

(ДО КОНЦА XIX В.)

"Европейская идея" породила большую литературу. К ней обращались политические и общественные деятели, дипломаты и журналисты, ученые и теологи, поэты и художники. В дискуссиях о ее истории и сущности затрагивались самые разнообразные сюжеты, переплетались проблемы политики, экономики, идеологии. Обращение к этой теме неизбежно приводило к обсуждению географических, биологических, этнических, языковых и психологических факторов, то есть приобретало комплексный, междисциплинарный характер. Нередко, однако, исследования, казалось бы, специально обращенные к "идее Европы", представляли собой различные варианты истории Европы, ее стран и отдельных регионов.

"Европейская идея", или "идея Европы", - это попытки подхода к европейскому континенту как к общности, когда Европа рассматривается как целое, то есть прежде всего в плане ее внутреннего единства и отличий от других континентов. Известно, что в течение многих веков бушевали страсти вокруг определения географических рубежей Европы и политического содержания самого понятия "Европа". История дала такие реальные проявления европейской общности, как "европейские революции", "европейское Возрождение", "европейское Просвещение", "европейский роман" и т. д. Все эти термины, как правило, сочетают в себе, с одной стороны, совокупность явлений, присущих определенным европейским государствам, а с другой - попытки выявить и определить общеевропейские типологические черты и особенности определенных явлений и процессов. Естественно, и это необходимо подчеркнуть, что определяющие основное содержание развития мировой истории закономерности общественного процесса, присущие всем странам, в полной мере проявлялись и на европейском континенте1 .

В большинстве трудов по истории "европейской идеи", изданных на Западе, она ассоциируется только с планами европейского объединения, по типу проектов "Соединенных Штатов Европы" и пр. Но реальное содержание понятия "европейская идея" представляется более широким. Речь идет о всем спектре общеевропейской общности, не всегда и даже в большей степени не связанной с конкретными проектами объединенной Европы. Идейно-теоретический и историко-культурный аспекты, предполагающие в числе прочих изучение этнографических, языковых и психологических факторов, проблем литературы и искусства, составляют весьма существенный элемент в процессе исследования истории формирования и эволюции "европейской идеи", сквозь призму ко-


1 См. по этому вопросу: Е. М. Жуков. О периодизации всемирной истории. "Вопросы истории", 1960, N 8; М. А. Барг. Категории "всемирно-исторический" и "локально- исторический" в маоксистско-ленинском историзме. "Вопросы истории", 1930, N 1.

стр. 62


торой можно анализировать многие существенные аспекты европейской истории, раскрыть сложность и многообразие развития нашего континента с древнейших времен и до наших дней.

В зарубежных исследованиях по истории "европейской идеи"2 явственно прослеживаются две, порой прямо противоположные тенденции. С одной стороны, во многих работах прагматические соображения, чисто утилитарные интересы сегодняшнего дня настолько влияют на оценки событий прошлых эпох, что на первый план выступает апология одних стран и определенных политических деятелей в ущерб другим странам и деятелям. Но, с другой стороны, заметна и тенденция к толкованию "европейской идеи" как некой вечной абстракции. Это лишает ее конкретного исторического содержания и мешает выявить противоречивый и изменчивый характер, конкретно-историческую ее модификацию, зависящую от сложного переплетения социальных, экономических и политических факторов. Как правило, эти тенденции не имеют четко выраженного противопоставления. Часто они присутствуют в одних и тех же трудах при оценках различных этапов и сторон эволюции "европейской идеи".

Анализируя общую направленность изданных на Западе работ по данной теме, можно выделить попытки значительного числа авторов разорвать Европу, противопоставляя западную ее часть восточной, и представить некоторые специфические черты западноевропейского развития как выражение общеевропейских закономерностей. Более того, особенности априори принимаются за образец. Специфика же, присущая развитию стран Восточной Европы, оценивается многими авторами не как определенная разновидность общеевропейского развития, а как нечто противостоящее "классической" Европе, за которую принимается лишь ее западная часть. Когда некоторые западные политологи утверждают, что существует "классическая Европа" - "От Бреста и до Бреста", то они лишь выражают настроения сторонников политики, направленной на отрыв стран социализма на Востоке и Юго-Востоке Европы от СССР. Многие западные труды по истории "европейской идеи" продолжают фактически элиминировать Россию. Между тем Европа - это весь континент от Атлантики до Урала. И нельзя разновременность и специфичность исторического развития двух частей одного континента использовать для противопоставления их друг другу. Подобные трактовки "европейской идеи" продиктованы классовыми и политическими интересами их авторов и выражают вполне определенную тенденцию в современном подходе к "европейской идее". Среди различных концепций, распространенных в капиталистических странах Европы, можно назвать теории "модернизации", "индустриального роста" и др., имеющие целью пропагандировать внеклассовый и внесоциальный подход к развитию Европы, обосновывая так называемые конвергентные идеи.

Исследование эволюции "европейской идеи" позволяет поставить такие сложные и важные методологические вопросы, как диалектика общего и особенного, соотношение политических, экономических и идеологических факторов, синхронность и разновариантное развитие, его соотношение с общими закономерностями исторического процесса, понятия региона и цивилизации, вопросы культурного взаимодействия народов и стран и многие другие. В столкновениях теорий и течений общественной мысли можно увидеть острейшую борьбу держав за гегемонию на европейском континенте, столкновение гуманистических, демократических идей общественного развития с реакционными теориями, направленными на оправдание подавления освободительных движений,


2 См. C. Curcio. Europa. Storia di un idea. Firenze. 1958; J. B. Duroselle. L'idee d'Europe dans L'Histoire. P. 1967; R. H. Foerster. Europa. Geschichte einer politischen Idee. Munchen. 1967; L. Cartou. Communautes Europeenes. P. 1979.

стр. 63


превращения Европы в оплот феодально-монархических, а затем и буржуазных порядков. Классики марксизма-ленинизма уделяли большое внимание событиям в Европе, пристально следили за их развитием. Они глубоко раскрыли характер классовой борьбы на континенте, проанализировали расстановку политических и социальных сил, определили цели и задачи трудящихся, объединяющих свои усилия во имя борьбы за демократию и социализм.

Интерес к изучению истории "европейской идеи" тесно связан с современными европейскими реалиями. Не случайно большинство буржуазных авторов, пишущих по данной теме, являются политологами и международниками, специалистами по современным проблемам. Для многих из них нынешняя западноевропейская интеграция представляет собой реализацию и "венец" той самой "европейской идеи", которая издавна привлекала умы мыслителей и политических деятелей. Однако в современной Западной Европе заметна не только тенденция к интеграции, но и постоянная борьба национальных государств против разнообразных форм наднациональной гегемонии. Важный элемент современного развития составляет борьба против "американизации" Европы, против попыток США вмешиваться в политику европейских стран, подчиняя ее своим политическим, стратегическим и экономическим интересам. Подобные попытки вызывают активное сопротивление народов Западной Европы. Многие лидеры капиталистических стран этого региона стремятся объединить свои усилия для противодействия американскому давлению. В то же время в нынешней Европе активно действуют социалистические страны, осуществляющие интеграцию в рамках Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) и Организации Варшавского Договора.

В этих условиях обращение к рассматриваемой теме помогает проложить водораздел между теми, кто мыслит категориями раскола Европы, пытается выдавать ее капиталистическую часть за некий эталон развития, и теми, кто понимает необходимость видеть весь континент в целом, кто реально оценивает силу и все большее влияние социалистической части Европы и значение хельсинкского Заключительного акта как средства обеспечения мира и безопасности на континенте. Обращаясь к перспективам развития современной Европы, Л. И. Брежнев отмечал в 1973 г.: "Та Европа, которая не раз была очагом агрессивных войн, принесших колоссальные разрушения и гибель миллионов людей, должна навсегда уйти в прошлое. Мы хотим, чтобы ее место занял новый континент-континент мира, взаимного доверия и взаимовыгодного сотрудничества между всеми государствами"3 .

Автор не ставит задачей осветить все аспекты и проблемы, связанные с историей и эволюцией "европейской идеи". Анализ литературы по истории этой проблемы также составляет особую тему. Задача настоящей статьи состоит в том, чтобы попытаться дать общую постановку проблемы изучения истории формирования и эволюции "европейской идеи", выявить некоторые стороны этого процесса, наметить основные периоды развития "идеи Европы" до начала XX века. Постановка вопроса представляется существенной, так как в советской историографии нет еще специального исследования данной проблемы, имеющей актуальное научное и политическое значение.

Европейский континент с глубокой древности представлял собой географически компактный регион, в котором постепенно сложились устойчивые пути сообщения. Торговые и политические связи все более усиливали взаимосвязи и взаимозависимость отдельных частей континента, способствовали сближению населявших его народов, формированию европейской цивилизации и культуры. Все это создавало реальную


3 Л. И Брежнев. Ленинским курсом. Т. 4. М. 1974, с. 141.

стр. 64


основу для возникновения теорий об общности судеб и интересов европейских стран и народов. В Европе, с ее компактностью и сравнительно высокой плотностью населения, война и столкновения ощущались особенно губительно, они имели более тяжелые последствия, чем на других континентах. Война, вспыхнувшая в одной части континента, грозила стать общеевропейской, а часто и мировой. Естественно, возникали теории о необходимости сообща оградить Европу от войн и разрушений, рождались разнообразные проекты "объединения Европы". Однако многовековой опыт показал, что в рамках сложившейся в Европе системы буржуазных национальных государств многочисленные проекты ее объединения обычно являлись либо попыткой какой-либо державы добиться преобладания на континенте, либо утопической мечтой философов и мыслителей.

"Идея Европы" в зависимости от классового, социального, политического и идеологического содержания воплощалась в самых разнообразных теориях и концепциях. Во-первых, это были теории и практические предложения мыслителей, отражавших революционно- демократические и гуманистические настроения, позиции тех классов и партий, которые стремились к социальному переустройству. В рамках этих теорий формировались и такие проекты ликвидации войн и установления вечного мира в Европе, которые связывались с борьбой европейских народов против тирании, за свободу и демократию. Многие из этих теорий были использованы в революционном движении в Европе. Во-вторых, в XIX в. сформировалось так называемое абстрактно-пацифистское направление, отражавшее настроения буржуазно-либеральных кругов. Именно в этих кругах в 70-х годах XIX столетия появился проект "Соединенных Штатов Европы". Во второй половине XIX в. в Европе было созвано несколько мирных конгрессов, среди участников которых было немало крупных деятелен культуры и науки, передовых общественных деятелей, мечтавших о Европе без войн и разрушений, в которой утвердились бы принципы свободы и справедливости. В- третьих, "идея Европы" реализовалась в истории как союз европейской реакции, направленный на консервацию феодально-монархических, а затем и капиталистических порядков, на борьбу с освободительным и революционным движением европейских народов. В-четвертых, были и такие адепты "европейской идеи", которые пытались теоретически обосновать "законы европейского баланса" как некоего постоянного института. За этой трактовкой также стояли классовые интересы, стремление узаконить определенное соотношение классовых и политических сил на континенте. Сторонники подобного баланса из разных стран видели в нем средство усилить их влияние на решение европейских проблем и отнюдь не стремились сохранить европейский мир.

Идеологи современного "европеизма" стремятся сохранить и укрепить буржуазные порядки в Европе и выдать западноевропейскую интеграцию за некий европейский эталон4 . При этом они ссылаются на опыт истории, пытаясь истолковать в нужном им духе многочисленные планы и проекты объединения Европы, появлявшиеся ранее. Реальная история "европейской идеи" должна раскрыть борьбу, которая велась в течение многих веков между теми, кто видел в объединенной Европе средство борьбы против революционного и освободительного движения и инструмент для гегемонии той или иной державы на континенте, и теми, кто стремился объединить усилия жителей Европы во имя борьбы с тиранией и деспотизмом, во имя социальной справедливости и утверждения на континенте длительного и устойчивого мира.


4 А. И. Уткин. Становление идеологии буржуазного европеизма. "Вопросы истории", 1981, N 2.

стр. 65


Западные исследователи по-разному трактуют вопрос об истоках "европейской идеи". В ряде трудов они прослеживаются примерно с XVI-XVII вв., то есть с того времени, когда возникают первые проекты объединения Европы, но имеется немало работ, в которых изучение "европейской идеи" начинается с еще более давних времен. Нет полной ясности и в вопросе о происхождении самого слова "Европа". В географическом смысле термин "Европа" встречается уже в сочинениях греческих и римских авторов5 .

В целом они были единодушны в географическом определении Европы как территории между Азовским морем и р. Дон или Кавказом на востоке и Иберией и Атлантическим океаном на западе. Северная граница в их представлении проходила по Дунаю, сведения о племенах, живших дальше к северу, были отрывочными.

Некоторые буржуазные исследователи отмечают, что уже в античный период в конкретной политической практике были поставлены многие из тех вопросов, которые в будущем волновали Европу, - пропорции между универсализмом и партикуляризмом, организация центральных органов союзов и права отдельных племен, в них входивших. В Римской империи была сделана попытка интегрировать в одно государство десятки разных европейских племен и народов. Важно формирование в то время самой идеи единого мирового целого, получившей свое дальнейшее воплощение, в частности, в христианской религии, папстве и Империи.

Новый период в истории Европы был связан с притязаниями христианской церкви на европейское и мировое господство. Образование империи Карла Великого и его союз с папской властью положили начало длительному периоду, отмеченному борьбой светской и духовной власти за гегемонию. В ту пору термин "Европа", а тем более в смысле некоего политического единства, мало употреблялся. И все же в ряде хроник того времени идет речь о Европе, правда, по-разному понимаемой. О Карле Великом говорили, например, как об "отце или короле Европы", а империю Каролингов считали всеевропейской или лишь западноевропейской. С притязаниями на господство в Европе выступила христианская церковь. Ее теократические устремления не ограничивались чистой теорией. Папская власть, служители католической религии огнем и мечом насаждали и распространяли свою власть, устремляясь на восток Европы6 . Получили широкое хождение различные теократические трактаты и сочинения, утверждающие принцип единовластия и единобожия и в Европе и в мире. Политическую жизнь Европы пронизывали как столкновение стремлений пап и императоров к господству в Европе, так и одновременно набирающая силу национальная государственность. Эти процессы влияли на теоретическую мысль.

Новые тенденции, проявившиеся в XIV-XV вв., были связаны с эпохой Возрождения. В трактате Данте "Монархия"7 идея светской монархии базировалась на представлении о единстве всего мира. Данте выдвигал идею мирового государства, что в тех условиях касалось, естественно, прежде всего Европы. Он пытался разрешить противоречие между императором и папой. В его мировом государстве император был независим от папской власти. Дантова монархия имела своей глав-


5 О географических представлениях древних авторов см.: Б. А. Рыбаков. Географические знания. "Очерки русской культуры XVI в.". М. 1977; его же. Древнейшие русские карты Московии. М. 1978; его же. Геродотова Скифия. М. 1979, а также А. Б. Дитмар. Родосская параллель. Жизнь и деятельность Эратосфена. М. 1965.

6 См. М. А. Заборов. Папство и крестовые походы. М. 1960; Б. Я. Рамм. Папство и Русь в X-XV веках. М. 1959; С. Б. Лозинский. История папства. М. 1961; М. М. Шеинман. Папство. М. 1961; А. И. Неусыхин. Проблемы европейского феодализма. М. 1974.

7 Данте Алигьери. Малые произведения. М. 1968.

стр. 66


ной задачей не политические, а нравственные интересы. Поскольку монарх уже достиг господства над всеми народами, ему не было больше надобности стремиться к завоеваниям. Все свое внимание он мог обратить на высшую справедливость. Род человеческий, считал Данте, может выполнить свое предначертание, только выступая как целое. При этом он призывал учитывать самобытность различных народов8 . Этот трактат отразил реальное столкновение господствующего теократического начала и набирающей в Европе силу тенденции к государственной самостоятельности. Интересно, что у Данте идея мировой монархии связана с необходимостью мира; в дальнейшем этот тезис широко использовался в различных проектах объединения Европы.

Характерен в этой связи факт, относящийся уже к сфере политической. Известно, что одной из форм утверждения своего господства папство считало церковные соборы. Но и на них лежала печать противоречивости. Констанцский собор (1414 - 1418 гг.) в этом отношении был весьма примечателен. На нем, согласно гостевой книге констанцского бюргера Ульриха фон Рихенталя, кроме духовных лиц, присутствовало свыше 500 князей и 37 представителей европейских университетов. Вопреки сопротивлению итальянцев было введено голосование "по нациям" (Италия, Германия, Франция, Англия и Испания)9 . Этот факт свидетельствовал, что в Европе того времени усиливалась борьба между идеями государственности, национальной независимости и тенденциями к наднациональной гегемонии.

Процессы развития феодализма и роста товарно-денежных отношений были общими для всех стран и народов Европы, подвластных единым закономерностям исторического процесса. Однако восточная часть континента отличалась существенным своеобразием. Россия, которая составляла главную державу на востоке Европы, развивалась в тесной связи с событиями в Азии. Россия приняла на себя главный удар татаро-монголов, фактически прикрыв собой остальную Европу. Сказывался и раскол церквей, образование восточной и западной ветвей христианства.

XIV-XV вв. принесли первые политические проекты объединения европейских государств. Один из них принадлежал французскому королевскому прокурору Пьеру Дюбуа и относился к самому началу XIV века10 . Он видел свою цель в том, чтобы всячески поддержать идею крестовых походов и обеспечить политическое единство христианских князей. Дюбуа предлагал созвать общий собор европейских государей под эгидой французского короля Филиппа Красивого с участием и византийского императора для выработки общей линии в отношении "неверных". Дюбуа требовал упорядочения дел во многих государствах, он предлагал сделать власть в Германской империи наследственной, призывал покончить с войной между претендентами на испанскую корону. Все эти меры должны были укрепить преобладание Франции в Европе (Дюбуа предлагал сделать Филиппа наследственным германским императором). Каждой европейской нации на "святой земле" должна была выделяться соответствующая территория с городом, крепостью и землей. Иерусалим и Аккона как важнейшие портовые города Палестины должны были принадлежать всему христианскому миру. Таким образом, один из первых проектов европейского объединения имел целью, во-первых, обеспечить французскую гегемонию в Европе и, во-вторых, создать условия для завоевания на Ближнем Востоке. Так формировалась определенная тенденция в истории "европейской идеи", тенденция ее использования для захватнических целей.


8 Там же, с. 318.

9 Ulrich von Richental. Chronik des Konzils in Konstanz 1414 - 1418. Leipzig. 1913, pp. 38 - 39, 42 - 43, 143.

10 CM. Foerster R. H. Op. cit., S. 60 - 75.

стр. 67


Следующий проект появился на востоке Европы и принадлежал чешскому королю Иржи Подебраду. Он преследовал две цели: ослабить власть папы, который отказывался признавать чешского короля, и создать коалицию европейских стран против турецкой опасности. Проект, написанный в 1462 г., предлагал объединить "христианские нации" - французов, итальянцев, немцев и испанцев под эгидой самого Подебрада. К союзу должны были примкнуть Польша, Венгрия и Бургундия. "Мы хотим, - говорилось в проекте, - чтобы все войны, разбойничьи набеги, восстания, поджоги и убийства, которые повсюду распространились в христианском мире... окончательно прекратились и были бы заменены похвальным союзом любви и братства" 11 . Проект содержал не только общие рассуждения, но и конкретные предложения образовать союзный совет наций с центром сначала в Базеле (на 5 лет), а потом в одном из французских или итальянских городов. Предложения Иржи Подебрада вызвали яростное противодействие папы: чешский король был даже отлучен от церкви. В целом и его проект шел в русле тех же тенденций, которые были отмечены в связи с проектом Дюбуа.

XVI-XVII вв. определялись классиками марксизма-ленинизма как переломные вехи во всемирной истории. Это был период возникновения и развития капитализма в Западной Европе, эпоха формирования наций и национальной консолидации. Ф. Энгельс писал о XVI в., что с этого времени "вся Западная и Центральная Европа, включая сюда и Польшу, развивалась теперь во взаимной связи"12 . "Это был величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до того времени человечеством"13 . Чл. -корр. АН СССР В. И. Рутенбург справедливо отмечает, что "если до XV века европейские государства развивались в целом обособленно, хотя и не без взаимовлияния, то в XVI веке они перешли на путь общеевропейской истории"14 .

В Европе еще господствовали тогда феодальные отношения. Почти повсеместно сохранялась абсолютистская форма монархии; в России XVII в. тоже был временем укрепления самодержавия. И вместе с тем в Европе набирал силу процесс расшатывания феодальной системы и внедрения разнообразных форм капиталистических отношений. Английская революция XVII в. открыла эру революций "европейского масштаба"15 . Развитие буржуазных отношений в Европе отражалось и в идеологической сфере. В философии появились и получили распространение материалистические теории. Новый этап нашел отражение и в подходе к проблемам европейского единства, в восприятии "идеи Европы" политическими деятелями и мыслителями того времени. В XVII-XVIII вв. сформировалось и более точное понимание восточных границ Европы. Именно в XVIII в. утвердилось мнение, что восточная граница нашего континента проходит по Уральским горам. Такая точка зрения была высказана и обоснована известным ученым и деятелем петровской эпохи В. И. Татищевым и шведским путешественником Д. Т. Страленбергом16 .

В XVII-XIX вв. намечаются несколько направлений в подходе к "европейской идее", которые отчетливо прослеживаются и позже. Первое направление отражает объективные факторы общеевропейского развития: усиление экономических, политических и культурных связей между странами, развитие международных отношений в рамках континен-


11 R. H. Foerster. Op. cit., S. 93.

12 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 20, с. 501.

13 Там же, с. 346.

14 В. И. Рутенбург. Италия и Европа накануне нового времени. М. 1974, с. 191.

15 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 6, с. 115.

16 См. В. И. Татищев. Избранные произведения. Л. 1979, с. 271; А. Б. Дитмар. К истории вопроса о границе между Европой и Азией. "Ученые записки" Ярославского пединститута. Вып. XX. Ч. I. 1958, с. 40 - 42.

стр. 68


та. Прежде всего объективные потребности развития торговли и усиления внутриевропейских экономических связей приобрели длительный и устойчивый характер (между скандинавскими государствами, Англией и Францией, Голландией и Пруссией, Россией и Польшей, Россией и Швецией и т. п.). Развитие товарно-денежных отношений, рост капиталистических элементов стимулировали эти взаимосвязи, создавая объективную основу для систематических экономических и торговых отношений.

В Европе явно обозначилось тогда и схождение идейно-культурных процессов. При всей их разнородности, разновариантности и разновременности, объяснявшихся многими факторами и условиями, исследования последних лет выявили, например, общие черты европейского Возрождения и типологические особенности этого процесса в различных частях Европы17 . XVIII и XIX вв. характеризуются широким распространением идей "европейского Просвещения". Вольтер и Ж. -Ж. Руссо во Франции, М. В. Ломоносов, А. Н. Радищев, Н. И. Новиков в России развивали сходные идеи, но, разумеется, в теснейшей связи с конкретными условиями своих стран. Сходство путей общественного развития (сохранение феодального гнета и в то же время развитие капиталистических отношений) отражало общие закономерности всемирно-исторического процесса, порождало общность традиций и целей освободительной борьбы, в ходе которой вырабатывались сходные революционные идеи и проекты, происходило их взаимообогащение, устанавливалась связь между деятелями революционно-освободительных движений.

Все сильнее переплетались международные отношения в Европе. В XVIII-XIX вв. складывалось определенное соотношение сил между ее государствами, формировалось то самое "европейское равновесие", "европейский баланс", о котором так любят писать многие современные историки-международники Запада. Постоянно нарушаемый "европейский баланс" служил не целям мира, а отражал претензии различных держав или коалиций на гегемонию на континенте, создавая угрозу конфликтов и войн. Именно это обстоятельство во многом служило тем побудительным мотивом, который заставлял прогрессивную мысль поднимать вопросы войны и мира и искать пути такого общеевропейского урегулирования, которое способствовало бы установлению мира на континенте.

XVII-XIX вв. ознаменовались в Европе консолидацией и укреплением национальной государственности самостоятельных европейских стран, а параллельно и усилением взаимосвязи между ними. Самые различные процессы в сфере политики, экономики и культуры, попытки консолидации реакционных сил и режимов и стремления прогрессивных европейских течений к единству идей и действий развивались в Европе на основе сложившейся системы национальных государств, особенностей их развития и традиций.

Особое направление в истории "европейской идеи", главным образом в сфере политической и теоретической мысли, связано с зарождением и развитием гуманистических традиций в теориях и планах объединения Европы. Усилившаяся напряженность в Европе, серия опустошительных войн, вспыхивавших в различных частях континента, вызвали появление еще в XVI в. ряда проектов "вечного мира". В них в той или иной мере предусматривалось объединение усилий европейских государств. Голландский гуманист Эразм Роттердамский в своей "Жалобе миру" (1517 г.) страстно осуждал войну как явление "противное всему сущему". "Люди нарушают порядок и спокойствие повсеместно, - говорится в трактате, -...И нет такого содружества или союза, которые были бы достаточно священны и чтимы, чтобы примирить и утихомирить


17 См. В. И. Рутенбург. Указ. соч., с. 27.

стр. 69


тех, кто яростно устремляется друг на друга для взаимного уничтожения". Эразм призывал людей к миру и согласию18 .

Через сто с лишним лет другой гуманист, чех Ян Амос Коменский написал трактат "Всеобщий совет об исправлении человеческих дел". Он также был удручен повсеместными войнами и раздорами; подобно Эразму Роттердамскому он тоже взывал к человеческой природе, к добру, разуму и справедливости. Он предлагал учредить третейский суд, где разбирались бы все споры: "Мировой суд будет следить за тем, чтобы нигде ни один народ не поднимался против другого, чтобы никто не отважился выступить с проповедью войны или готовить оружие". Новым и весьма примечательным моментом в трактате Коменского было фактическое признание связи внешнего и внутреннего факторов в историческом развитии. Осуждая войны, автор одновременно писал об анархии и деспотизме, о тирании и насилии, о казнях и темницах19 . Предлагаемый им третейский суд становился, по мысли автора, не только гарантом мира, но и органом защиты социальной справедливости.

В 1693 г. английский мыслитель и политический деятель Уильям Пени в трактате под названием "Опыт о настоящем и будущем мира в Европе путем создания европейского Конгресса, Парламента или Палаты государств" предлагал ежегодно или раз в два года собирать "Верховный совет", или "Парламент", или "Палату государств Европы", чтобы улаживать возникающие между ними конфликты, устанавливать мир и порядок и устранять войны. Особенность трактата Пенна состояла в том, что он детально рассмотрел условия функционирования предлагаемого им общеевропейского механизма. Главную трудность он усматривал в определении количества голосов, которое следует дать различным странам. Весьма существенный вопрос, рассматриваемый в плане Пенна, - соотношение прав суверенных государств Европы и роль общеевропейского органа. По схеме автора, государства, образующие "Совет", "Парламент" или "Палату", сохраняют свою суверенность. "Только управление туземных государей или сословий, - замечал Пени, - в сочетании с преимуществом мира и безопасности может сделать приемлемой универсальную монархию"20 .

В начале XVIII в. появился новый проект, принадлежавший аббату Ш. Сен-Пьеру. Его проект мало чем отличался от предложений Пенна. Французский прелат выдвигал идею международного договора о конфедерации, по которому европейские державы устанавливают "вечный и нерасторжимый союз и образуют постоянный Совет", который получал право издания законов. Европейская конфедерация включала в себя 21 страну (Римская империя, Россия, Франция, Англия, Испания, Дания, Швеция, Польша, Португалия, Венеция, Швейцария, Голландия и др.) с равным числом голосов. Центром конфедерации предлагался город Утрехт. Главный смысл проекта состоял в том, что им предусматривалась ассоциация правителей, а не союз народов21 . Сен-Пьер надеялся, что правители обеспечат сохранение мира и стабильности на континенте. И хотя в его проекте фигурировал термин "европейская республика", автор не выходил за пределы наивной веры в монархов.

Ж-Ж. Руссо, в принципе высоко оценивая проект Сен-Пьера, отмечал его недостатки и нереальность в условиях XVIII столетия. Руссо напечатал проект Сен-Пьера, а затем написал добавление к нему под названием "Суждение о вечном мире", которое было опубликовано уже после смерти Руссо, в 1782 году. Проект Руссо знаменовал собой значительный шаг вперед по сравнению со всеми предшествующими планами.


18 См. "Трактаты о вечном мире", с. 43, 56.

19 Там же, с. 74, 76.

20 Там же, с. 92 - 93, 101.

21 Там же, с. 124 (Дюрозель пытается даже уловить связи этого проекта с уставом ООН. J. Durosellе. Op. cit.).

стр. 70


Взгляды этого французского философа отражали накал страстей предреволюционной эпохи; он одним из первых связал идею "вечного мира" с революционным переустройством общества. "Федеративные лиги, - писал Руссо, - как видно, создаются только революционным путем"22 .

В соответствии с трактатом И. Канта (1795 г.), "вечный мир" осуществим лишь при условии, если все государства станут республиками. "Если для решения вопроса: быть войне или нет? - требуется согласие граждан, то вполне естественно, что они хорошенько подумают, прежде чем начать столь скверную игру, ведь все тяготы войны им придется взять на себя". Этот немецкий ученый гневно осуждал политику государей, готовых по любому поводу и прихоти ввергнуть мир в новые войны. Он выдвигал идею федерации европейских народов, подчеркивая, что это должен быть именно союз народов, который, однако, не должен быть государством народов. "Должен существовать особого рода союз, который можно назвать союзом мира и который отличается от мирного договора тем, что последний стремится положить конец лишь одной войне, тогда как первый всем войнам навсегда... Можно показать осуществимость (объективную реальность) этой идеи федерации, которая должна постепенно охватывать все государства и привести таким образом к вечному миру". Интересна также мысль Канта о роли торговли как средства, несовместимого с войной и противостоящего ей23 .

В заключительные годы XVIII столетия еще два немецких философа, И. Фихте и И. Гердер, развивая схожие с Кантом идеи, главным в достижении "вечного мира" считали нравственные принципы. И. Гердер, имея в виду "чувства справедливости к другим народам", писал, что когда оно возьмет верх, то само собой возникнет "союз всех просвещенных народов, направленный против любой агрессивной державы. Скорее приходится рассчитывать на этот мирный союз, чем на предложенное Сен-Пьером формальное соглашение кабинетов и дворов. От них не дождешься первых шагов, но и они в конце концов вынуждены будут вопреки сознанию и воле подчиниться голосу народа" 24 .

Все перечисленные проекты связывали идею европейской федерации с задачей обеспечения "вечного мира". От общих гуманистических призывов Эразма Роттердамского и Яна Амоса Коменского, через прагматический и наивный проект аббата Сен-Пьера идея федерации пришла к радикальным воззрениям великого французского просветителя Руссо, у которого идея союза европейских народов была неотделима от революционных преобразований на континенте, и к проекту Канта, для которого переустройство европейских государств на республиканских основах служило условием и средством установления всеобщего мира. Важной особенностью рассматриваемых проектов было то, что они предусматривали объединение всех государств континента - от Англии до России и от Скандинавских стран до Средиземноморского района.

В большинстве трудов, изданных на Западе, рассматривается политическая и общественная мысль только западных и центральных европейских государств. Между тем в России на рубеже XVIII-XIX столетий развивались взгляды и проекты, идущие в одном русле с просветительскими западноевропейскими идеями. России принадлежала большая и разносторонняя роль в складывании и развитии европейской культуры, общественной и политической мысли. Рассматривать различные стороны общеевропейского развития немыслимо без анализа того вклада, который был внесен в историю Европы такой великой державой, как Россия.

Главное, что характеризовало воззрения лучших представителей российского общества, состояло в их попытках установить органическую


22 "Трактаты о вечном мире", с. 143, 145, 149.

23 И. Кант. К вечному миру. Сочинения. Т. 6. М. 1966, с. 267, 268, 274.

24 "Трактаты о вечном мире", с. 210.

стр. 71


связь проектов "вечного мира" и перемен в жизни европейских стран и народов с коренными социальными преобразованиями в России и других государствах. Русские просветители второй половины XVIII в. Я. П. Козельский, Р. М. Цебриков и др. мечтали о "добродетельном" обществе, о жизни без войн и истребления других народов. Их сочинения показывают, что они были знакомы с проектами Сен-Пьера и Руссо25 . Цебриков писал, что мир в Европе не может быть достигнут мгновенно и что "заключение международных договоров позволило бы поставить на свое место каждую часть общей силы", вовлечь народы в мирную жизнь26 . Специалистам по истории России XVIII в. известна фамилия поэта и ученого М. Д. Чулкова. Среди его сочинений есть труд под названием "Проект трактата между европейскими государями для вечного истребления в Европе войны"27 .

Чрезвычайный интерес представляют собой взгляды В. Ф. Малиновского, опубликовавшего в 1803 г. трактат "Рассуждения о мире и войне"28 . В первой части его Малиновский подвергает суровой критике положение дел в государствах Европы: "В общем управлении между собой европейцы остались при своем варварстве. Решение споров между народами в нынешние времена подобно решению частных споров в прежние варварские времена, когда законы были недостаточны и частные споры решались огнем и мечом... Покуда европейцы не ограничат общенациональным постановлением все частные свои выгоды, они всегда так, как теперь, будут делать себя и других несчастными"29 . Автор указывает на пагубные последствия насильственного захвата чужой территории. Вторая часть трактата содержит предложения об изменении существующего в Европе положения. Малиновский прежде всего ратует за установление "общенародных" законов, распространяющихся на весь континент. Он предлагает учредить в Европе "общий союз и совет". "Всякий союз, - пишет он, - заключается для частной выгоды двух или нескольких народов. Но общий союз Европы может заменить все выгоды сих частных с таким преимуществом, что оные не будут вредить взаимной всех пользе"30 . В трактате говорилось о роли торговли, которая "смешивает самые отдаленные народы" (это весьма схоже с идеями Канта и других западноевропейских просветителей). Чрезвычайно интересны также размышления Малиновского о том, что "Европа довольно уже приготовлена к миру. Закон, нравы, науки и торговля соединяют ее жителей и составляют уже из нее некоторый род особенного общества. Даже и языки, отделяющие один народ от другого, не делают важного препятствия в обхождении ее жителей; оные большей частью сходственны между собой, и некоторые из них могут служить всеобщими для европейцев... Можно надеяться, - мечтал автор, - что наступит сие блаженное время, когда Европа подобно одному отечеству всех ее жителей не будет более терзаема войнами"31 .

О просветительских идеях в России в начале XIX столетия свидетельствует и небольшой набросок А. С. Пушкина "О вечном мире", датированный 1821 годом32 . Он пронизан пафосом борьбы с тиранией и


25 См. Я. П. Козельский. Философские предложения. СПБ. 1768 (о взглядах Козельского см. Ю. А. Коган. Просветитель XVIII века Я. П. Козельский. М. 1958).

26 С. В. Папаригопуло. Прогрессивные русские мыслители XVIII в. о войне и мкре. "Вопросы философии", 1960, N 2. с. 141 - 142.

27 В. Б. Шкловский. Чулков и Левшин. Л. 1933.

28 О взглядах Малиновского см. П. А. Жилин. Гибель наполеоновской армии в России. М. 1974, с.. 32 - 33; И. С. Достян. Европейская утопия Малиновского. "Вопросы истории", 1976, N 6.

29 "Трактаты о вечном мире", с. 216.

30 Там же, с. 240, 242.

31 Там же, с. 217, 243.

32 См. А. С. Пушкин. Поли. собр. соч. Т. XII. М. 1949, с. 480; анализ этого наброска см. Б. В. Томашевский. Пушкин. Кн. I. М. -Л. 1956; М. П. Алексеев. Пушкин и проблема вечного мира. "Русская литература", 1958, N 3.

стр. 72


деспотизмом. Поэт был знаком с проектами Сен-Пьера и Руссо, причем явное предпочтение отдавал последнему. Как и передовые мыслители Европы того времени, Пушкин связывал проблемы "вечного мира" с борьбой за свободу, демократию и общественный прогресс. Великий поэт писал и об уничтожении "постоянной армии". Его волновала проблема роли России в жизни Европы. Он подчеркивал: "России определено было высокое предназначение... Ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились на степи своего востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией". И далее: "Но и в эпоху бурь и переломов, цари и бояре согласны были в одном: в необходимости сблизить Россию с Европою. Отселе отношения Ивана Васильевича с Англией, переписка Годунова с Данией, условия, поднесенные польскому королевичу аристократией XVII столетия, посольства Алексея Михайловича... Наконец, явился Петр. Россия вошла в Европу, как спущенный корабль, при стуке топора и при громе пушек... Европейское просвещение причалило к берегам завоеванной Невы"33 . В 1835 г. Пушкин пишет набросок "Освобождение Европы". Это был период, когда монархические режимы и европейская реакция усилили наступление на освободительное движение. "Освобождение Европы, - считал великий поэт, - придет из России, потому что только там совершенно не существует предрассудков аристократии. В других странах верят в аристократию, одни презирая ее, другие ненавидя, третьи из выгоды, тщеславия и т. д. В России ничего подобного. В нее не верят"34 .

О необходимости политического объединения народов Европы уже в 1813 г. говорил А. Сен- Симон. В 1814 г. он вместе со своим учеником Ж. -Н. -О. Тьерри опубликовал брошюру "О реорганизации европейского общества или о необходимости и средствах объединить народы Европы в единый политический организм, в котором каждый народ сохраняет свою национальную независимость". В новых исторических условиях, сложившихся в Европе после Французской буржуазной революции конца XVIII в., Сен-Симон ставит во главу угла необходимость создания в Европе однородных государств, в которых действует парламентская система, процветает промышленность, развиваются науки. Он призывал к глубоким социальным преобразованиям (в том числе и в характере собственности) в европейских странах. Он высказывался за общеевропейский парламент (построенный по образцу английского), который явился бы гарантом независимости государств континента и обеспечивал реализацию общеевропейских хозяйственных проектов (например, соединения Рейна с Дунаем и т. д.)35 . Несмотря на утопический характер своих идей, французский философ предвосхитил многое. Буржуазные авторы, помещая воззрения Сен- Симона в один ряд с проектами Сен-Пьера и прочих теоретиков "вечного мира", не упоминают о сердцевине планов великого социалиста-утописта: социалистическом переустройстве общества в европейских государствах.

Проблемы Европы занимали значительное место во взглядах и деятельности представителей русского утопического социализма. А. И. Герцен писал о судьбах Европы, резко критикуя феодальные и буржуазные институты европейских государств, их внутреннюю и внешнюю политику и возлагая большие надежды на революцию в Европе. Середина XIX в. ознаменовалась в России острыми дискуссиями вокруг породившей обширную литературу проблемы "Россия и Европа", вызвавшей


33 А. С. Пушкин. Поли. собр. соч. Т. 5. М. 1954, с. 178.

34 Там же, с. 306.

35 См. И. С. Андреева. Проблема мира в западноевропейской философии. М. 1975, с. 179 - 184.

стр. 73


размежевание общественных сил и позиций. Герцен и многие другие лучшие представители российской демократической мысли середины XIX столетия рассматривали события в России, ее будущее в контексте освободительного движения на всем континенте.

Выше шла речь о том направлении в эволюции "европейской идеи", которое содержало гуманистические и освободительные тенденции. Его представители по-разному видели цели и средства для осуществления своих идеалов. Многие из них связывали надежды на всеобщий мир с переустройством Европы, с совместными усилиями всех ее народов, и лишь некоторые верили в добрую волю правителей европейских стран. Передовые деятели в своих проектах рассматривали континент в целом. Все проекты европейской федерации, или Совета, или других объединительных форм исходили из факта существования и укрепления суверенных и независимых европейских государств. Общеевропейские постановления и законы мыслились как необходимый компонент укрепления мира, развития торговли, духовного совершенствования народов и создания справедливых и добродетельных обществ, покончивших с тиранией и деспотизмом, захватническими войнами и порабощением других народов.

Серьезное и глубокое развитие освободительной демократической традиции в Европе XVIII- XIX вв. было тесно связано с революционным движением на континенте, причем в данном случае речь также идет об общеевропейском процессе. Уже у многих идеологов и деятелей Французской революции конца XVIII в. зрела мысль о союзе с другими странами Европы, охваченными революционным движением. Идея республик-сестер, выраженная К. -А. Гельвецием, была весьма популярна в то время. Выдвинутая позднее декабристами в России идея славянской федерации отражала их желание объединить усилия славянских народов Европы для совместной освободительной борьбы с самодержавием и европейской реакцией.

Примечательна деятельность "Молодой Европы" - международной демократической организации, созданной в начале 30-х годов XIX века36 . В 1829 г. Дж. Мадзини писал: "Существуют в Европе единые потребности, единые стремления, общая мысль, которая направляет нации по сходным путям к одной и той же цели, - существует европейская традиция". Мадзини, имея в виду прежде всего революционную традицию, предпринял попытку объединить революционные силы Европы. Его план предусматривал образование национальных организаций. Он начал с создания "Молодой Италии", затем к ней в 1834 г. присоединилась "Молодая Польша". 5 апреля 1834 г. между этими организациями был подписан пакт, в котором излагались основные принципы будущей организации "Молодая Европа". В том же году была создана "Молодая Германия", затем - "Молодая Швейцария". После этого на совещании в Берне был принят "Статут "Молодой Европы" и "Акт братства". Эти документы представляют большой интерес. Согласно им "Молодая Европа" должна была представлять собой прообраз Европы будущего, в которой любовь к своей родине будет сочетаться с интересами человечества. Мадзини так определил цель и значение новой организации: "Существует новая европейская ассоциация, созданная на широкой основе, соответствующая движению века и учрежденная на развалинах старой карбонарии. Эта ассоциация представляет собой федерацию народов, основанную на принципе национальной независимости и свободы каждого во внутренних делах, но они единодушны в общей вере и в действительном братстве по вопросам, представляющим общий интерес. Это Священный Союз народов, и каждый народ, который


36 См. В. Е. Невлер. Мадзини и "Молодая Европа". "Вопросы истории", 1972, N 7.

стр. 74


сможет восстать первым, будет способствовать всеми средствами пропаганде реализации общего плана, определяющего деятельность ассоциации". Следовательно, Мадзини прямо противопоставлял новую революционную организацию Священному союзу, созданному реакционными правителями Европы37 .

В 50 - 60-х годах XIX в. начали устанавливаться связи Мадзини и его соратников с революционными деятелями России. С итальянским революционером поддерживали контакты А. И. Герцен и Н. Г. Чернышевский. В 1862 г. в России была выпущена прокламация под названием "Молодая Россия". Исследователи отмечают сходство и связи российских революционных организаций с революционными движениями Западной Европы. В своих программных установках и декларациях "Молодая Россия" и "Молодая Италия" опирались на народные массы и на молодежь. На митинге в Лондоне в июле 1843 г., посвященном памяти декабристов, Мадзини сказал, что "лучшим памятником декабристам будет публичное заявление о братских узах, связывающих демократов Восточной и Западной Европы в их борьбе за дело человечества"38 .

В программах и риторике "Молодой Европы" было много аморфного, позитивные установки были весьма неопределенны и не имели четкого классового адресата, были ориентированы на абстрактную молодежь, без ясного осознания ее усиливающейся дифференциации. Все это вместе с организационной слабостью отражало ограниченность социального и классового видения Мадзини и его сподвижников как представителей "непролетарского, домарксистского социализма"39 . Но их страстная и беззаветная борьба за демократию, их желание сплотить европейских революционеров - все это было проявлением революционно-демократического взгляда на Европу, продолжением лучших традиций освободительной борьбы и гуманистической мысли XVII-XIX вв.

Новый этап в европейской истории связан с зарождением марксизма, с началом борьбы пролетариата за свое политическое и экономическое освобождение. Марксизм теоретически обосновывал необходимость объединения трудящихся в борьбе против господства буржуазии, К. Маркс и Ф. Энгельс пристально следили за развитием событий в Европе, прилагали огромные усилия для организации объединенных действий рабочего класса и всех трудящихся европейских стран. Разрабатывая теоретические основы пролетарского этапа в революционном движении, научно обосновывая историческую неизбежность победы социализма в Европе и во всем мире, классики марксизма опирались на опыт истории, использовали лучшие традиции освободительной борьбы и гуманистической мысли прошлых эпох, на сочинения тех мыслителей, которые мечтали увидеть Европу без войн и разрушения, покончившую с тиранией и порабощением.

Начало XIX столетия ознаменовалось попыткой насильственного решения "европейской проблемы". Наполеон Бонапарт стремился осуществить захват Европы военным путем. Рассмотрение этого варианта подхода к европейским делам представляет важную задачу, ибо речь шла не только о личных амбициях Наполеона, а именно о своеобразном агрессивном методе, который, к сожалению, не остался единичным. Сначала (в 1805 - 1806 гг.) Бонапарт пытался создать нечто вроде "семейной" конфедерации. Родственники императора стали правителями Италии, Голландии, Испании и т. п. К 1809 - 1810 гг. на просторах от Эльбы до Португалии оформилась наполеоновская империя. Особого внимания заслуживают попытки унифицировать эту европейскую импе-


37 Там же, с. 65, 70.

38 Там же, с. 70.

39 В. И. Ленин. ПСС. Т. 26, с. 49.

стр. 75


рию. Наполеон хотел видеть в Европе единый кодекс, единую монетную систему, единообразие мер и весов и т. п. Его армия включала в себя французов, немцев, австрийцев, пруссаков, поляков, итальянцев, испанцев, португальцев, швейцарцев и пр. Меттерних вспоминал в своих мемуарах, что Наполеон хотел собрать в Париже все европейские архивы, построив для этого грандиозное здание возле Дома Инвалидов. "Одна из моих главных целей, - писал французский император, - агломерация, концентрация ниженазванных географических народов, раздробленных революцией и политикой. Можно насчитать более 30 млн. французов, 15 млн. испанцев, 15 млн. итальянцев, 30 млн. немцев. Я хотел сделать каждый из этих народов одинаковым и составной частью одной нации... В этом государстве можно будет найти много шансов установить единство кодексов, принципов, мнений, чувств, взглядов и интересов. Тогда, может быть, смогла бы осуществиться мечта о великой европейской семье"40 . Наполеон стремился установить границы великой империи от Балтики до Черного моря. Значительное место в его планах принадлежало России. Победа над ней рассматривалась Наполеоном как главный элемент в создании европейской империи.

После поражения наполеоновских армий и реставрации монархии Бурбонов во Франции Европа стала свидетелем нового варианта ее "объединения". На этот раз речь шла не об оформленной федерации или конфедерации, а о попытке создания некоего договорного союза, направленного на подавление освободительных движений и реставрацию и консервацию феодальных монархий. Священный союз, созданный в 1815 г., был призван также закрепить на континенте новый "баланс" держав, соответствующий периоду определенного равновесия, установленного между европейскими странами после разгрома наполеоновской Франции.

В трудах западных авторов по истории "европейской идеи" этому периоду в жизни Европы уделяется большое внимание. Они пишут об идеях нового "европейского равновесия", рожденного Священным союзом, разбирают взгляды Талейрана и Меттерниха, правителей России, Пруссии и Англии, бесконечное число раз варьируют слова о системе "гарантий", "безопасности" и т. д.41 . Между тем сами участники Венского конгресса не скрывали целей Священного союза. Слова "законность" и "справедливость" употреблялись ими беспрестанно, но их смысл был однозначен - законным было все то, что помогало борьбе против революции и позволяло великим державам сохранять свою силу и претендовать на гегемонию в Европе. Священный союз представлял собой коллективный договор об удушении демократии и свободы на континенте. В 1821 г. были подавлены революции в Испании и Неаполе. Участники нового "европейского концерта" периодически собирались для выработки коллективных решений. В общей борьбе с освободительным движением они были едины.

При рассмотрении истории "европейской идеи" следует выделить также проблему, связанную с восприятием Европы как континента, отличного от других регионов земного шара. Здесь следует прежде всего сказать о колониальном вопросе. Европейские державы - Испания, Португалия, Голландия, Англия, Франция - XVII-XIX вв. создали свои колониальные империи. На Восток направлялось внимание Германии. Для Индии, Персии и Китая, народов Африки и Латинской Америки слово "европеец" очень часто ассоциировалось с колониальной


40 J. B. Duroselle. Op. cit., p. 166.

41 В работах Г. Киссинджера и ряда других приверженцев школы "политического реализма" обращение к идеям и практике "европейского равновесия" времен Меттерниха, Талейрана и Бисмарка служит целям оправдания теории "баланса сил", широко распространенной в современной буржуазной политологии.

стр. 76


эксплуатацией и новыми захватами. В этих условиях понятия "европейская образованность" и "европейская культура" приобретали негативные оттенки, ибо люди из "просвещенной Европы" несли в колонии порабощение и дискриминацию.

С проблемой противопоставления Европы "отсталым" континентам связано и зарождение концепций "европоцентризма", ограничивавших изучение истории и вопросов культуры и цивилизации лишь европейским регионом. "Европоцентризм" в известной мере отражал реальную объективную роль Европы в мировой истории, достижения и роль европейской цивилизации, культуры и традиций, но одновременно "европоцентристские" теории выражали идеи превосходства европейцев над другими народами, служили инструментом для колониальных захватов и средством удержания народов Азии, Африки и Латинской Америки в состоянии отсталости и бесправия.

Рассмотрение эволюции т. н. европейской идеи до начала XX столетия, анализ политических, международных и идеологических факторов европейской истории помогают постановке и решению вопросов - что же, собственно, представляла собой "идея Европы", существовали ли в реальной жизни объективные условия для объединения Европы, можно ли было построить единую политическую Европу, имелись ли объективные экономические условия и потребности, которые вели к объединению континента, или вся история "европейской идеи" - это лишь история философских мечтаний и утопических теорий.

Опыт истории показывает, что "европейская идея", или восприятие Европы как общности, в определенном единстве, не было абстрактным, единым и вечным понятием, а имело конкретно-исторический характер. Подходы к "европейской идее" различаются как по вертикали, то есть в соответствии с тем или иным этапом общественного развития, так и по горизонтали - в зависимости от интересов различных классов, партий и государств. В своей основе попытки рассматривать Европу как общность имели под собой объективное содержание, которое определялось факторами географическими (компактный континент), экономическими и торговыми, сходством культурных процессов, на базе которых развивалась европейская цивилизация. Вся история "европейской идеи" - это столкновение революционно-демократических и консервативно-реакционных направлений, отражавших широкий спектр общественно-политической борьбы. Передовые деятели Европы видели возможность объединения усилий европейских народов во имя коренного социального переустройства, борьбы с деспотизмом и реакцией и для установления на континенте прочного и справедливого мира. Это направление в подходе к "европейской идее" противостояло попыткам реакционных сил объединить Европу на основе борьбы с революционным движением, на базе консервации феодальных, а затем и буржуазных порядков. Изучение европейской истории убедительно доказывает и бесплодность стремлений определенных сил разорвать Европу, противопоставить друг другу Запад и Восток, их попыток "отлучить" Россию от так называемой классической Европы.

Все эти особенности в подходе к "идее Европы" получили свое развитие в XX столетии.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции, рождение и укрепление в Европе первого социалистического государства, разгром фашизма в годы второй мировой войны, образование мировой системы социализма, общее ослабление империализма - все эти факторы обусловили новое соотношение политических и классовых сил на континенте. В современной Европе существует размежевание между демократическими силами, которые объединяются для борьбы за социальный прогресс, за мир и социализм, и монополистическими круга-

стр. 77


ми, которые противостоят трудящимся и объединяют свои усилия в борьбе против социализма.

Важнейшая задача, которая стоит ныне перед народами Европы, - сохранить и упрочить мир и безопасность на континенте. Разоблачая военные планы, вынашиваемые империалистическими кругами, Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев подчеркнул на XXVI съезде КПСС, что попытки обострить обстановку в Европе, осуществление американских доктрин так называемой ограниченной ядерной войны в Европе означали бы "уже в самом начале верную гибель европейской цивилизации". "Кровные интересы европейских народов, - заявил Л. И. Брежнев, - требуют, чтобы Европа шла иным путем, тем, который проложен в Хельсинки. Мы считаем, что процесс, начатый общеевропейским совещанием, должен быть непрерывным. Любые формы переговоров - многосторонние, двусторонние - следует использовать для решения проблем, волнующих Европу"42 .

Обращение к различным сторонам европейской истории, культуры, общественной и политической мысли позволяет учесть и использовать исторический опыт и традиции для объединения усилий европейских народов в борьбе за социальный прогресс, за прочный и устойчивый мир, разрядку и безопасность в Европе.


42 "Правда". 24.II.81.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/ЭВОЛЮЦИЯ-ЕВРОПЕЙСКОЙ-ИДЕИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Україна ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

А. О. ЧУБАРЬЯН, ЭВОЛЮЦИЯ "ЕВРОПЕЙСКОЙ ИДЕИ" // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 18.02.2018. URL: http://library.ua/m/articles/view/ЭВОЛЮЦИЯ-ЕВРОПЕЙСКОЙ-ИДЕИ (дата обращения: 21.09.2018).

Автор(ы) публикации - А. О. ЧУБАРЬЯН:

А. О. ЧУБАРЬЯН → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Україна Онлайн
Kyiv, Украина
259 просмотров рейтинг
18.02.2018 (215 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ИСТФАК ОДЕССКОГО УНИВЕРСИТЕТА
Каталог: История 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
ЗАСЕЛЕНИЕ ЮЖНОЙ УКРАИНЫ В СЕРЕДИНЕ XVIII ВЕКА*
Каталог: История 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
БОРЬБА КРЫМСКИХ ТАТАР ПРОТИВ ВРАНГЕЛЯ*
Каталог: История 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
ОТНОШЕНИЕ К МАРКСУ КИЕВСКОГО СТУДЕНЧЕСТВА В 1884 ГОДУ
Каталог: Политология 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
К ВОПРОСУ ОБ ИЗМЕНЕ МАЗЕПЫ
Каталог: История 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
ПРОЛЕТАРИАТ ДОНБАССА И РЕАЛИЗАЦИЯ СТАЛИНСКОГО ПЛАНА РАЗГРОМА ДЕНИКИНА
Каталог: История 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
ИЗ ИСТОРИИ ОРГАНИЗАЦИИ КОМИТЕТОВ НЕЗАМОЖНЫХ СЕЛЯН УКРАИНЫ
Каталог: Экономика 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
НАУЧНАЯ СЕССИЯ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ УКРАИНЫ АКАДЕМИИ НАУК УССР, ПОСВЯЩЕННАЯ ИСТОРИИ ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ
Каталог: История 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
ИНОСТРАННАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ НА УКРАИНЕ В 1917 - 1919 ГОДАХ
Каталог: История 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Рецензии. История СССР. В. И. ЛЕНИН. СТАТЬИ И РЕЧИ ОБ УКРАИНЕ
Каталог: История 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн

ЭВОЛЮЦИЯ "ЕВРОПЕЙСКОЙ ИДЕИ"
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK