LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-268

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Автор: Вадим СЕМЕНОВ


О КНИГЕ Т. И. ОЙЗЕРМАНА "МАРКСИЗМ И УТОПИЗМ" *

Вадим СЕМЕНОВ, доктор философских наук, профессор

Книга академика РАН Т. И. Ойзермана весьма солидна по объему и содержанию. В ней немало страниц объективного изложения марксизма, а именно - целые куски из прежних работ автора, когда он возвышал и воспевал значение марксизма (особенно в главах 4, 5, 6). Положительно сказано о гуманизме К. Маркса и марксизма в "Заключении". Приведено много интересных и запоминающихся мыслей и высказываний значительного числа философов и мыслителей по различным проблемам, что само по себе интересно читать. Но что за всем этим кроется, каково истинное и реальное содержание данной книги? Остановимся на трех главнейших вопросах. 1. ЗАМЫСЕЛ И СМЫСЛ КНИГИ. Об этом четко сказано в ее заглавии: "Марксизм и утопизм". Не марксизм "или" утопизм, а именно марксизм "и" утопизм, из чего следует, что марксизм неизбежно несет в себе утопизм. И этот свой замысел автор не только не скрывает, но и всемерно подчеркивает и проводит красной нитью по всей книге. Уже в авторской аннотации (на с. 4) Т. И. Ойзерман так изложил свое кредо: "Основоположники марксизма полагали, что основательной, материалистической критикой своих предшественников они покончили со всяческим утопизмом. Однако они восприняли безусловно утопические представления о бестоварном, безденежном посткапиталистическом обществе, об упразднении разделения труда, специализации работников в производстве. Более того, они выдвинули и пытались научно обосновать новые, созданные ими утопические положения об исторической миссии пролетариата как разрушителя капиталистического строя и строителя бесклассового общества, о диктатуре пролетариата, которая в принципе невозможна, так как никакая диктатура не осуществляется массой людей. Эти и ряд других положений являются предметом критического анализа". Яснее не скажешь.

Замысел книги конкретизируется во "Введении", на его заключительной 28-й странице. По мнению Т. И. Ойзермана, "сущностная определенность" марксизма заключается в следующем: "Научное и утопическое в рамках марксизма трактуются мною не как абсолютные, а относительные противоположности, которые друг друга обусловливают и вне этого взаимного отношения просто не существуют. И пусть это не покажется парадоксом: в этом единстве научного и утопического, в их взаимопроникновении, и слабость и сила марксизма". С нашей точки зрения, это сплошная антидиалектика и пресловутая буржуазная теория "многих факторов": марксизм и научен, и утопичен, он характеризуется и силой, и слабостью - эти противоположные факторы просто перечислены, и они как бы "равны" (смотри также с. 551 в "Заключении"). Но так в реальности и в диалектике не бывает. Что-то всегда превалирует, доминирует, является определяющей стороной. Т. И. Ойзерман, который всегда представлял себя диалектиком, от ответа на естественный вопрос об этом уходит. Мол, решайте сами, что определяющее и главное в марксизме: научность или утопизм, сила или слабость. А всем содержанием книги он постоянно подводит к мысли, к выводу, что марксизм в главном, в основном, в своих частях и в целостности именно утопичен, в чем именно и состоит его слабость.

Надо сказать, что за 150 лет борьбы с марксизмом его противники и опровергатели выдвигали против него самые различные обвинения, чаще всего в его "несостоятельности" и "устарелости". То, что марксизм наука, не ставилось под


--------------------------------------------------------------------------------
* М.: Прогресс-Традиция, 2003. 560 стр.

стр. 57


--------------------------------------------------------------------------------
сомнение. Один из таких критиков, швейцарский исследователь А. Кюнцли, в 1969 г. выпустил книгу "Дальше Маркса", в которой утверждал, будто теперь уже вместо одного марксизма существует пять новых марксистских течений: западноевропейское, югославское, восточноевропейское, не догматизированное советское и маоистское. Но упрекать в утопичности К. Маркса и марксизм пока не догадывались и не решались. Теперь под сомнение поставлено главное - научен ли марксизм. Или он утопичен. Это явное "открытие" и "достижение" Т. И. Ойзермана.

Теперь вопрос: о каком "марксизме" идет речь в книге? Не о живом марксизме, творчески развивающемся на протяжении более 150 лет - с середины XIX века, в течение XX века, в начале XXI столетия. Автор, как и в прежних своих книгах, излагает взгляды и воззрения К. Маркса и Ф. Энгельса во второй половине XIX в. и В. И. Ленина в конце XIX - начале XX в. То есть марксизм преподносится не в постоянном творческом развитии, а как бы в застывшем виде.

В книге ничего не сказано о развитии марксистской теории в работах Антонио Грамши, Дьердя Лукача, К. Корша, Люсьена Сэва, Луи Альтуссера, М. А. Лившица и многих других. Не раскрыто значение исследований "западного марксизма", сторонников "еврокоммунизма", "неомарксизма", недостаточно сказано о взглядах Герберта Маркузе и Эриха Фромма. Ничего нет о современном развитии марксистских направлений в конце XX - начале XXI в. в странах Запада, в Китае, Вьетнаме, на Кубе и в других странах. Отсюда напрашивается вывод о явной некорректности первой части заглавия книги - "Марксизм".

Несколько слов об "утопизме" - второй части ее заглавия. Не просто утопизм, а именно социальный, социалистический утопизм представляет весьма сложное и внутренне противоречивое явление. Да, в нем присутствуют отрыв от реальности, элементы фантазии и романтизма. Но из многих подобных положений позднее сложились и вполне научные, научно обоснованные взгляды. В них были заложены великие идеи, окрыляющие и вдохновляющие людей, дающие им надежду на лучшее будущее. В этом оптимизм взгляда в перспективу, желание и обоснование достойного людей и народов грядущего. Отсюда несомненная прогрессивная, просветительская роль подобных идей и положений, заставляющих людей и помогающих им не жить только тяжелым настоящим, а более смело и уверенно смотреть в будущее, стремиться изменять мир в лучшую сторону, практически действовать и бороться за свободу, равенство и счастье.

Г. В. Плеханов писал: "Утопический социализм апеллировал не к объективному ходу исторического развития, а к хорошим чувствам людей. Он был, как выражаются теперь немецкие писатели, социализмом чувства" (Плеханов Г. В. Утопический социализм XIX в. М., 1958. С. 60). Предшествовавший созданному К. Марксом и Ф. Энгельсом "Союзу коммунистов" по сути социалистический "Союз справедливых" провозглашал: "Мы хотим, чтобы все люди на Земле были свободными, чтобы никому не жилось лучше или хуже, чем другому, чтобы все сообща несли общественные тяготы, страдания, радости и наслаждения". Разве это реализовано и сейчас - в начале XXI века? Разве это и ныне не остается научно обоснованным устремлением и линией практической борьбы многих людей и народов за разумное и справедливое общественное устройство? Ф. Энгельс писал, касаясь идей Шарля Фурье, что "нас гораздо больше радуют прорывающиеся на каждом шагу сквозь фантастический покров зародыши гениальных идей и гениальные мысли, которых не видят эти филистеры" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 269). А совместно К. Маркс и Ф. Энгельс, отдавая дань великим утопистам, писали о своем учении, что оно "стоит на плечах Сен-Симона, Фурье и Оуэна - трех мыслителей, которые, несмотря на всю фантастичность и весь утопизм их учений, принадлежат к величайшим умам всех времен и которые гениально предвосхитили бесчисленное множество таких истин, правильность которых мы доказываем теперь научно" (там же. Т. 18. С. 498 - 499).

Таким образом, сам социалистический утопизм диалектически сочетает в себе фантастическое и реальное, утопическое и научное, с перевесом тогда в сторону первых черт. Это нельзя не учитывать при обвинении марксизма в скатывании к якобы совершенно бесплодному и иллюзорному социалистическому утопизму.

Наконец, о странном характере самого "Введения" в книге. Читая его, можно подумать, что Т. И. Ойзерман в первый раз берется за тему о марксизме и как подлинный ученый стремится критически его рассмотреть. Такое он пытается создать впечатление. Как сторонний исследователь марксизма. Причем демонстрирует стремление чуть ли не защищать марксизм, предупреждая, что неправильно его охаивать (с. 6), нельзя становиться на позицию антимарксизма (с. 7). И тут же заявляет, что "самокритика никогда не занимала в

стр. 58


--------------------------------------------------------------------------------
истории марксизма сколько-нибудь значительного места..." (с. 10). При этом ни одного слова самокритики в свой адрес, о том, что до этого он сам был одним из главных пропагандистов, защитников и воспевателей марксизма и что сам громил всех пытающихся критиковать марксизм.

А стоит напомнить, что всего лишь полстолетия назад он занимался не критикой марксизма, а пропагандой, возвышением и воспеванием его как высшего достижения мировой философии и науки. В этом смысл его кандидатской диссертации (1941 г.), докторской диссертации (1952 г.) и всех его основных публикаций: "Возникновение марксизма - революционный переворот в философии" (совместно с В. И. Светловым), 1948; "К. Маркс - основоположник диалектического и исторического материализма", 1958; "Марксистско-ленинское понимание свободы", 1967; главнейший его труд, вышедший тремя изданиями с 1962-го по 1986 год и получивший премию М. В. Ломоносова, - "Формирование философии марксизма", "Научно-философское мировоззрение марксизма", 1989. Из всех этих работ Т. И. Ойзерман единственный раз скромно упоминает в нынешней книге, в примечании на с. 291, только о монографии "Формирование философии марксизма" издания 1986 года.

Одновременно он постоянно и последовательно громил всяких критиков, ревизионистов и опровергателей марксизма, немарксистскую, буржуазную философию. Вот его посвященные данной теме труды: "Основные черты современной буржуазной философии", 1960; "Чему учит и кому служит современная буржуазная социология" (совместно с А. Ф. Окуловым), 1960; "Антикоммунизм - выражение кризиса буржуазной идеологии", 1963; "Проблема отчуждения и буржуазная легенда о марксизме", 1965; "Кризис современного идеализма", 1972; "Критика буржуазной концепции смерти философии", 1980.

За все эти работы по марксизму и в защиту марксизма Т. И. Ойзерман стал членом-корреспондентом АН СССР в 1966 г. и академиком в 1981 г. Именно на позитивной разработке марксизма и на его защите он создал себе имя и сделал свою карьеру. Об этом во всей новоявленной книге ни слова. Разве это позиция настоящего ученого? 2. ИЗЛОЖЕНИЕ МАРКСИЗМА В КНИГЕ. Во- первых, оно осуществлено неполно, выборочно. Известно, что среди изучающих марксизм и использующих его положения в различных странах мира (а он интенсивно изучается до сих пор на Западе, в том числе в США) практикуется преимущественно частичное, выборочное его понимание, а не целостное, как единой системы. Для многих К. Маркс - это прежде всего и главным образом экономист-классик, автор "Капитала", теории прибавочной стоимости, вокруг создания которой крутится и вся современная рыночная экономика. Другие, например, представители франкфуртской школы, видели в К. Марксе великого гуманиста, раскрывшего природу отчуждения масс людей от собственности, продукта, власти, от сущности самого человека. Это оправданное, но лишь частичное понимание марксизма. На деле он представляет целостную, единую, стройную систему в виде монолита.

В научном понимании марксизм включает пять главных частей: учение, теорию - метод - идеологию - мировоззрение - практическую деятельность, коммунизм как практическое движение. В свою очередь, учение, теория марксизма состоит из семи главных подразделений: (1) философского учения, философии; (2) экономической теории, учения о капитале и труде, прибавочной стоимости; (3) социально-политической теории, теории общества и общественного развития; (4) гуманистической теории, концепции гуманизма, человека, проблемы его отчуждения; (5) общеисторической теории, теории исторического процесса, прогресса и регресса; (6) историко-современной теории, теории современности; (7) прогностической теории, научного прогноза будущего, учения о социализме и коммунизме.

Что из всего этого богатства марксизма отражено и нашло место в книге Т. И. Ойзермана, названной "Марксизм"? Лишь определенные части марксизма XIX века. В основном то, чем он и занимался всю жизнь, - философия марксизма. Из восьми глав книги этому прямо посвящены две - третья и четвертая, а практически и вторая. По философской и социально-политической проблематике в различном объеме написаны главы пятая, шестая, седьмая, по марксистской концепции социализма - глава восьмая. Гуманистическим взглядам К. Маркса посвящено лишь "Заключение", в философских и социально-политических главах рассматриваются некоторые вопросы исторического процесса, Марксовы работы по современной ему проблематике ("Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.", "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта", его статьи в газетах), причем все это главным образом "перекочевало" из прошлых публикаций Т. И. Ойзермана.

Из книги практически выпало, как пишет сам Т. И. Ойзерман, "основное, важнейшее содержание учения Маркса -

стр. 59


--------------------------------------------------------------------------------
экономическая теория, предмет которой составляет исследование закономерностей возникновения, развития и функционирования капиталистической системы производства" (с. 84). На деле предмет намного шире - это великое учение К. Маркса о капитале и труде, их единстве, борьбе и противоположности, обоснованность и действенность которого подтверждена реальностью XIX, XX и XXI вв. Недаром К. Маркс писал, что капитал выступает как "производитель чужого трудолюбия" (Соч. Т. 23. С. 319). Так вот, об этом главном труде К. Маркса всего четыре страницы (84 - 87) во второй главе под названием "Марксизм и его предшественники-утописты". А с разбором материалистического понимания истории еще 10 страниц (87 - 97). Плюс в главе 5 говорится о положении рабочих, охарактеризованном в "Капитале". Но в целом главнейшей - экономической - части марксизма в книге не оказалось.

Это что касается научного наследия марксизма. Из его же других главных четырех частей проблема "марксизма как идеологии" изложена в первой главе. Метод марксизма не получил освещения, а это проблематика вскрытия существа противоречий и их разрешения, совпадения диалектики, логики и теории познания и другие важнейшие методологические черты. Так же отсутствует раскрытие самого широкого и емкого марксистского общего мировоззрения - о природе, обществе, человеке, его познании и деятельности, человеческой практике и самореализации человека. Нет завершающей и важнейшей части марксизма - практической деятельности по реализации теоретических воззрений. Ведь К. Маркс и Ф. Энгельс как подлинные революционеры явились основателями в 1864 г. Международного Товарищества Рабочих - 1 -го Интернационала, руководили его работой, приложили много усилий для создания первых политических пролетарских партий. В марксизме теория, метод, идеология, мировоззрение и практика едины и неразрывны, взаимоувязаны в целое. В этом его небывалая сила и опасность для мира эксплуатации, угнетения, несправедливости и несвободы. В такой всесторонности марксизм не получил изложения и освещения в книге.

Во-вторых, марксизм, а именно марксистская философия изложена в книге не в собственно марксистской терминологии, а в терминологии сталинской. Известно, что К. Маркс и Ф. Энгельс сами не употребляли понятия "исторический материализм", как и понятия "диалектический материализм", что о последнем отметил и Т. И. Ойзерман (с. 116). В философском плане они постоянно писали о "диалектике" как решающем методе и о своем "материалистическом понимании" общественных, исторических и природных процессов в противоположность их идеалистическому пониманию. В соответствии с этим в целостном виде они писали о "материалистической диалектике", о своем "материалистическом мировоззрении". Применительно к марксистской философии понятия "диалектический материализм" и "исторический материализм", наряду с другими учеными, употреблял и В. И. Ленин, но не как единственные, а вместе с понятиями "диалектика", "материалистическая диалектика", "материалистическое понимание истории", "марксистское учение об обществе", "социология". Деление марксистской философии на диалектический материализм и исторический материализм закрепил И. В. Сталин в написанном им в 1938 г. очерке "О диалектическом и историческом материализме" для "Краткого курса" истории партии. Поскольку Т. И. Ойзерман свои прежние марксистские работы писал в сталинские и послесталинские времена, он и в помещенных из них больших кусках в нынешней книге также постоянно использует сталинские понятия диалектического и исторического материализма. В частности, в третьей главе "Опыт критического осмысления диалектического материализма" и в четвертой главе "Материалистическое понимание истории: плюсы и минусы". Хотя в советские времена большинство учебных пособий по марксистской диалектике назывались согласно собственно марксистской традиции "Материалистическая диалектика".

В-третьих, и это самое главное, - марксизм изложен в книге противоречиво, необъективно, заданно, предвзято, конъюнктурно, с целью опорочить в конце концов марксизм и особенно ленинизм. В чем проявляется данная противоречивость? С одной стороны, почти во все главы включены большие разделы из прежних работ Т. И. Ойзермана, в которых марксистские взгляды изложены объективно, положительно, аргументированно, обстоятельно, даже с симпатией и поддержкой. Например, он пишет: "Маркс доказал" (с. 174), "сформулировал", "показал" (с. 176, 177), "учение Маркса и Энгельса об общественных отношениях" (с. 178), "благодаря науке, указывает Маркс" (с. 188), "несомненным достоинством материалистического понимания истории является историзм" (с. 210) и т. д. То есть здесь налицо его прежнее положительное понимание марксизма. Он позитивно излагает взгляды К. Маркса

стр. 60


--------------------------------------------------------------------------------
на социалистическую революцию (с. 294 и др.), марксистские положения об исторической миссии пролетариата (с. 309), даже о диктатуре пролетариата как результате демократической революции (с. 299 - 300).

Противоречия же встречаются в других утверждениях Т. И. Ойзермана. На с. 229 он заявляет: "Но Маркс самым решительным образом отрицает наличие универсальных социологических законов, которые бы определяли ход всемирной истории, последовательность смены одной исторической эпохи другою...", что совершенно неверно. Прямо противоположную позицию, соответствующую действительным взглядам основоположников марксизма, Т. И. Ойзерман излагает на с. 263: "Маркс и Энгельс характеризуют материалистическое понимание истории как учение об естественно- историческом процессе развития общества. Тем самым указывается на то, что история человечества не есть беспорядочное нагромождение событий, вызванных к жизни то ли случайными обстоятельствами, то ли произволом власть имущих. История общества есть закономерно совершающийся процесс, и в этом отношении она подобна процессам, происходящим в природе" (см. также с. 270).

Но вернемся к тому, что, с одной стороны, заслуживает поддержки стремление Т. И. Ойзермана в ряде мест книги подчеркнуть "научный статус" марксизма "как научной теории" (с. 7), "научное содержание марксизма" (с. 566).

Однако, с другой стороны, практически во всех главах после изложения этого научного содержания марксизма, извлеченного из своих прежних работ, Т. И. Ойзерман затем делает прямо противоположные главные выводы, оценки и заключения, написанные уже сейчас и составляющие стратегический замысел его книги. А именно утверждает, будто все основные части марксизма воплощают в себе утопизм. В этом - необъективность, заданность, предвзятость, конъюнктурность всего построения книги.

Во второй главе о предшественниках-утопистах он указывает на "уступки утопизму", "уступки утопическому социализму и коммунизму" со стороны К. Маркса и Ф. Энгельса (с. 95, 97), на то, что они "оказывались во власти гуманистических иллюзий" (с. 93), что их определенные выводы оказались ошибочными (с. 95). В результате "марксизм далеко не во всем преодолел утопизм, а ряд его противопоставляющихся утопическим учениям концепций оказались тем не менее также утопическими" (с. 16, см. также с. 89).

Вот вывод Т. И. Ойзермана о главном экономическом труде К. Маркса "Капитал", а именно о втором и третьем разделах его экономического учения: "...эти футурологические по своему характеру разделы марксизма остались недостаточно обоснованными как в экономическом, так и в историческом и политическом отношениях" (с. 87). И это говорится после изложения всего на четырех страницах существа Марксова "Капитала".

В третьей главе о диалектическом материализме название одного из параграфов говорит само за себя: "Поставленные, но не решенные проблемы" (с. 126). А главные выводы следующие. О материи: "...диалектический материализм не дал своего философского понятия материи..." (с. 136). О развитии: "Таким образом, можно констатировать, что общее диалектическое понятие развития, центральное понятие диалектического материализма, остается у основоположников марксизма недостаточно разработанным" (с. 145). И "общий вывод", как называет его Т. И. Ойзерман, состоит в том, что "эта философская теория все еще не вышла из стадии становления" и "носит не столько систематизированный, сколько эскизный характер, не говоря уже о том, что некоторые ее положения оказались заблуждениями" (с. 169).

Глава четвертая - о материалистическом понимании истории - самая большая в книге (116 страниц текста). Выводы автора по ней просто парадоксальны и взаимопротиворечат друг другу. Сначала он заявляет, что "эта часть учения Маркса и Энгельса в несравненно большей мере, чем все другие его части, выдержала испытание временем" (с. 275). Материалистическое понимание истории "не свободно от ряда крайне односторонних и, по существу, ошибочных положений". Однако к числу его минусов утопизм не относится. Можно сказать даже резче: материалистическое понимание истории представляет собой именно ту часть учения Маркса и Энгельса, которая отличается научным реализмом, интеллектуальной трезвостью и поэтому принципиально противоположна утопизму (с. 272 - 273). Это - "за здравие". А вот и "за упокой" - прямо противоположное. "Научный коммунизм" основоположников марксизма, оказывается, "не разделался до конца с утопизмом... набросанный им в общих чертах образ коммунистического будущего носит во многом утопический характер" (с. 272). Значит, все же утопия! И далее: "Да и само превращение социализма из утопии в науку следует поставить под вопрос, учитывая наличие утопического содержания в марксистской социалистической теории" (с. 275). Опять утопия!

стр. 61


--------------------------------------------------------------------------------
Т. И. Ойзерман изменил бы самому себе, не выполнил бы стратегического замысла книги, если бы в самом конце главы не дал марксистскому истмату отрицательной характеристики: "Материалистическое понимание истории, созданное свыше полутора столетий тому назад, все еще остается скорее наброском, изложением концептуального замысла, чем основательно разработанной теорией, проверенной, подтвержденной, конкретизированной специальными историческими исследованиями. Все попытки придать этой теории систематическую форму носили, как правило, учебно-методический характер, который исключал критическое рассмотрение ее основных положений" (с. 283). Это уже просто издевательство, а не научная критика.

Пятая глава почему-то названа "Революция или эволюция?" - не "и", а "или", хотя К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин всегда писали и высказывались как о революционном, так и об эволюционном, реформистском путях общественного развития, в том числе при переходе к социализму, что хорошо известно. Но Т. И. Ойзерману, как оказывается, по душе больше эволюционный путь, хотя весь XX век был наполнен социальными, политическими, научными, техническими и другими революциями, а в начале XXI столетия продолжает развертываться информационно-технологическая революция. Неизбежно грядут и другие революционные, качественные, скачкообразные перемены, без которых невозможен общественный и цивилизационный прогресс.

Ойзермановская "логика" сводится к тому, что научно обоснованные К. Марксом и Ф. Энгельсом положения о социалистической революции и социалистических преобразованиях якобы "по существу" носят не социалистический, а всего-навсего "демократический характер, соответствующий высокому уровню экономического развития капиталистических стран, т. е. их современному уровню развития" (с. 366). А постоянно употребляемые К. Марксом и Ф. Энгельсом понятия "социалистической" революции и "социалистических" преобразований есть будто бы всего лишь утопическая форма данных демократических перемен в условиях капитализма, осуществляемых социал-демократами. Это произвольный вымысел и утопизм самого Т. И. Ойзермана, до которых трудно нормально додуматься. Но это ему нужно для того, чтобы опять заявить о якобы имеющейся в действительности "марксистской утопической концепции социалистической революции" (там же). Словом, все концепции в марксизме, по Т. И. Ойзерману, представляют собой утопизм. Что ему и требовалось доказать.

Выводы Т. И. Ойзермана в главе шестой о диктатуре пролетариата еще более поразительны и удивительны. Первый вывод - что "политическое господство буржуазии не является диктатурой, а когда в буржуазном обществе, обычно в результате государственного переворота, устанавливается диктатура, то она оказывается властью одного или небольшой группы правителей, которой в большей или меньшей мере подчиняются все классы общества" (с. 405). Прекрасный образчик защиты буржуазии! Буржуазная диктатура устанавливается, но она не есть диктатура. Почему? "Объяснение" у Т. И. Ойзермана такое: "Диктатура, примеров которой не мало в истории, никогда не была диктатурой массы, а значит, и диктатурой класса" (там же).

Здесь полное непонимание того, что представляет собой на деле политическая, властная диктатура, политическое господство в обществе. Политическая, государственная власть в обществе всегда проявлялась и проявляется в двух главных типах - демократии как ограниченной (парламентом, народным представительством и т. п.) власти и диктатуры как неограниченной власти, или в их определенном смешении и переплетении. Во всех классовых обществах власть того или иного типа выражает прежде всего интересы господствующего, правящего, руководящего класса, а нередко и других классов общества. Так что, во-первых, диктатура всегда есть диктатура определенного класса, на который она опирается и который представляет (по собственным словам Т. И. Ойзермана, "господство буржуазии"). Что касается, во-вторых, количества массы, на которую опирается и которую представляет та или иная диктатура, то это количество, объем бывают различны. Буржуазная диктатура действительно не является диктатурой массы, поскольку сам класс буржуазии составляет в социальной структуре развитого капиталистического общества относительно небольшую долю. Другое дело - диктатура пролетариата или диктатура пролетариата совместно с крестьянством и другими слоями трудящихся. Т. И. Ойзерман отмечает, что у К. Маркса и Ф. Энгельса нет "разграничения таких понятий, как "политическое господство пролетариата" и "диктатура пролетариата"" (с. 383). Пролетариат же в XIX веке и в XX веке являлся массовым классом, а главное - самым передовым из трудящихся классов, наиболее объединенным, организованным, технически и культурно развитым, тесно связанным с другими группами и слоями трудящихся (крестьянством, интеллигенцией). Сам Т. И. Ойзерман приводит слова Ф. Энгельса из

стр. 62


--------------------------------------------------------------------------------
"Принципов коммунизма" о том, что в те времена пролетариат составлял в Англии большинство народа, а во Франции и Германии также большинство вместе с мелкими крестьянами и городскими мелкими буржуа (с. 369). Отсюда и власть, господство, диктатура пролетариата, рабочего класса представляла бы собой власть массы, большинства людей, трудящихся масс.

Ныне трудящиеся массы также образуют подавляющее большинство народа. Для диктатуры это важно с точки зрения ее демократического содержания. Но при этом она всегда опирается на силу, что забывает Т. И. Ойзерман. Ибо именно силой противостоит другим классам, подавляет их или защищается от них.

Второй вывод Т. И. Ойзермана - прямо о диктатуре пролетариата, и опять он связан с надуманным им вопросом о диктатуре массы или не массы: "Это значит, что понятие диктатуры пролетариата, т. е. диктатуры массы, в принципе несостоятельно" (с. 405). Откуда автор взял это... "страннейшее", чтобы мягче сказать, утверждение о "диктатуре массы"? Из какой науки? Государственная власть вообще, демократия или диктатура, редко бывает властью массы, то есть народа. Это было бы идеальным вариантом. Это что, неизвестно Т. И. Ойзерману? Он сам ниже пишет: "История знает немало тиранических режимов, олигархических и единоличных диктатур..." (с. 530). Приводит слова Ф. Энгельса: "...государство есть не что иное, как машина для подавления одного класса другим, и в демократической республике ничуть не меньше, чем в монархии" (с. 380). Поэтому, отмечал Ф. Энгельс, мирный переход к социализму наиболее возможен "в таких странах, где народное представительство сосредоточивает в своих руках всю власть..." (с. 346).

Словом, когда у автора для опровержения марксистского учения о диктатуре пролетариата не оказалось никаких научных аргументов, он выдвинул сверхудивительную идею о том, что диктатура пролетариата невозможна просто потому, что невозможна диктатура массы. Следуя такой логике, нужно утверждать, что никакая политическая, государственная власть вообще невозможна, если она есть власть массы. Вот до чего приходится договариваться в стремлении во что бы то ни стало опровергнуть марксизм.

В главе восьмой о марксистской концепции социализма Т. И. Ойзерман утверждает, будто некоторые из социалистических идей К. Маркса и Ф. Энгельса, "которым основоположники марксизма придавали основополагающее значение, были в принципе неосуществимы вследствие своей утопичности" (с. 518). Подводя итоги главы, он делает общий вывод о том, что "марксистские представления о социализме в принципе не могли быть реализованы на практике вследствие их утопического характера" (с. 546). Опять сплошной утопизм марксизма. А то, что социализм был практически реализован в 14 странах мира, а ныне продолжает быть практической реальностью в четырех социалистических странах - в Китае, Вьетнаме, КНДР, на Кубе, - Т. И. Ойзермана не интересует. Он вообще открыто выступает против самой возможности социалистического развития в настоящем и будущем. По его словам, "трагедия социалистического строя как раз и состоит в том, что он осуществим лишь посредством создания тоталитарного государства со всеми вытекающими из его сущности ужасающими последствиями" (с. 547). Сплошная ложь и клевета. А что он скажет о современном Китае, этом великом народном социалистическом обществе? О народном социалистическом Вьетнаме?

Т. И. Ойзерман открыто провозглашает себя не только противником любого социалистического общественного развития, но и сторонником буржуазного, капиталистического пути. Его мечтой, как он сам пишет, была бы победа в России "буржуазно-демократической революции 1917 года", и в этом случае Россия "продолжила бы еще более быстрыми темпами продвигаться на путях капиталистической индустриализации. Я не думаю, что к концу XX столетия капиталистическая Россия догнала бы США или хотя бы Германию, но я убежден в том, что в новое, XXI столетие Россия вошла бы по меньшей мере в пятерку самых индустриально развитых капиталистических стран мира" (с. 529). Просто поразительно, о чем мечтает Т. И. Ойзерман! А то, что на деле, на практике социалистический СССР до начала "перестройки" по уровню экономического, индустриального развития уже занимал второе место в мире после США и первое место в Европе, он что - забыл или не желает помнить?! На последней странице главы он выдает свою сокровенную мечту о том, что "народ современной России, освободившись от социалистических иллюзий и не питая иллюзий относительно предстоящего нашей стране капиталистического будущего", перейдет "к посткапиталистическому обществу, которое хотя и не будет социалистическим", но будет - как в Швеции, идущей "впереди других капиталистических стран" (с. 550). То есть опять - назад к капитализму, назад от К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Вот для чего написана данная книга.

стр. 63


--------------------------------------------------------------------------------
Таким образом, по всем главным и решающим положениям марксистской теории Т. И. Ойзерман под видом критики дал свои отрицательные заключения и выводы о марксистских воззрениях как об утопических, неверных, ошибочных и не подтвержденных реальной общественной и исторической практикой. И сделал это, повторим, противоречиво, необъективно, заданно, предвзято, конъюнктурно, с заранее поставленной целью. Проще говоря, он сознательно пошел на "разоблачение" и ревизию марксизма. Понимая, на что он идет, автор заранее во "Введении" дал "научное" оправдание ревизионизма: "Ревизионизм - общепринятая научная процедура, которая, в свою очередь, также не застрахована от критики, а значит, и от ревизии (с. 9). Вот мы и критикуем, ревизуем с современных марксистских, марксистско-ленинских позиций антимарксистский, антиленинский, антисоциалистический ревизионизм Т. И. Ойзермана. И отмечаем ту реальность, что в данной книге он сам предстает в неразрешимых противоречиях между своим марксистским прошлым и антимарксистским настоящим.

Особо следует сказать об освещении в книге теоретического и практического наследия В. И. Ленина. На протяжении всей книги Т. И. Ойзерман постоянно критикует В. И. Ленина, причем очень зло, с ненавистью, буквально поносит его, противопоставляет К. Марксу и Ф. Энгельсу, беспрерывно утверждает, будто В. И. Ленин не следовал марксизму, а отступал от него и извращал его (см. стр. 9, 10 - 11, 21, 27 - 28, 49, 54 - 55, 98 - 99, 145, 166, 220, 339 - 340, 361, 365, 512, 522, 553, 555 и много, много других). Между тем в прежних своих работах тот же автор превозносил одновременно как К. Маркса, Ф. Энгельса, так и В. И. Ленина. Он издал книгу "Марксистско- ленинское понимание свободы" (1967).

Кроме критики и разноса В. И. Ленина на протяжении всей книги, ему посвящена отдельная седьмая глава "Ленин как марксист", вторая по объему после главы об истмате (90 страниц текста). В ней собрана и вылита на В. И. Ленина вся возможная грязь, начиная с того, что он "маленький, рыжий, плешивый, картавый" (с. 409). Многие страницы написаны с явной издевкой, бездоказательно, без приводимой аргументации, лишь бы бросить тень на В. И. Ленина. Вот примеры: "...Ленин постоянно переходит от одного политического воззрения к другому, противоположному, нередко высказывая несовместимые друг с другом взгляды..." (с. 421). Приведя известные ленинские слова о том, что "коммунистом можно стать лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество" (с. 427), Т. И. Ойзерман развязно их комментирует: "Если следовать этому наставлению, то неизбежно придешь к заключению, что не только Ленин, но и Маркс не был коммунистом", ибо это "не только утопическая, но и совершенно лишенная реального смысла задача. Остается предположить, что Ленин слишком увлекся в своем докладе, что у него не было времени, дабы отредактировать его текст перед сдачей в набор" (с. 427 - 428).

Во всей книге я нашел всего одно доброе, нормальное высказывание о В. И. Ленине: "Ленин, надо отдать ему справедливость, вполне сознавал, что бюрократизм широко распространился..." (с. 492).

А так дело в книге доходит просто до недозволенного. В своей буквально животной ненависти к В. И. Ленину Т. И. Ойзерман допускает прямую ложь в отношении его действительных позиций и прямо фальсифицирует его реальные высказывания. Вот конкретные примеры и доказательства.

Первая ложь касается выдвинутого В. И. Лениным применительно к конкретным условиям России лозунга и тезиса о диктатуре пролетариата и крестьянства. Т. И. Ойзерман необоснованно утверждает: "Ленин и сам сознавал, что его лозунг диктатуры пролетариата и крестьянства не вполне укладывается в рамках учения Маркса и Энгельса" (с. 442). Как раз очень и очень укладывается. Т. И. Ойзерман, видно, забыл, что он сам привел на с. 331 книги слова К. Маркса о том, что в случае победы пролетарской революции во Франции "пролетарии придут к власти не одни, а вместе с крестьянами и мелкими буржуа...". О том же приводимая в книге цитата Ф. Энгельса на с. 369.

Вторая ложь касается ойзермановской интерпретации приводимых им слов В. И. Ленина об опасном влиянии "буржуазной интеллигенции на народ" (с. 450, подчеркнуто нами. - В. С. ). Т. И. Ойзерман тут же начинает громить В. И. Ленина за его якобы критическое и недостойное отношение к интеллигенции вообще, то есть и к пролетарской, социалистической, к народной, патриотической интеллигенции. Он пишет: "Что же касается искреннего тупоумия, которое приписывается интеллигенции, то в этой характеристике выражено искреннее отношение Ленина к интеллигенции, которая постоянно третируется им как интеллигенщина, нередко также как гнилая интеллигенщина. Чем объяснить это отно-

стр. 64


--------------------------------------------------------------------------------
шение к интеллигенции, к интеллигентам, которые составляли, по-видимому, большинство членов большевистской партии, особенно в дореволюционный период?" (с. 450 - 451). В. И, Ленин сам был интеллигентом из интеллигентов и никогда не "третировал" всю интеллигенцию. Чем же объяснить эту недостойную подтасовку и ложь Т. И. Ойзермана?

Третья ложь заключается в указании Т. И. Ойзермана на будто бы "совершенно игнорировавшиеся Лениным положения Маркса и Энгельса о возможности эволюционных социалистических преобразований буржуазного общества" (с. 496). Чего здесь больше: незнания автором ленинских работ или умышленной подтасовки? Ведь В. И. Ленин прямо и недвусмысленно писал в сентябре 1917 года, до победы Великого Октября: "А социализм теперь смотрит на нас через все окна современного капитализма, социализм вырисовывается непосредственно, практически, из каждой крупной меры, составляющей шаг вперед на базе этого новейшего капитализма" (Полн. собр. соч. Т. 34. С. 193).

Четвертый большой вымысел касается странной характеристики Т. И. Ойзерманом "Ленина как страстного приверженца раннего марксизма, игнорирующего последующее развитие идей Маркса и Энгельса..." (с. 444). Он даже написал специальный параграф "Пламенный приверженец раннего марксизма" (с. 431 - 455). Откуда это взял автор? Ведь В. И. Ленин был хорошо знаком с самыми последними и зрелыми работами К. Маркса: "Капиталом", "Теориями прибавочной стоимости", "Гражданской войной во Франции", "Критикой Готской программы", "Перепиской К. Маркса", как и с последними работами Ф. Энгельса. Да и сам Т. И. Ойзерман несколькими страницами ниже отметил: "Трудно допустить, что Ленин недостаточно был знаком с работами Маркса и Энгельса" (с. 448). К чему же тогда весь этот сыр-бор?

Теперь о допущенной Т. И. Ойзерманом фальсификации конкретного высказывания В. И. Ленина. На с. 391 написано: "И Ленин не останавливался перед откровенным признанием: "...диктатура пролетариата, террористическая власть". И ссылка: Полн. собр. соч. Т. 45. С. 127. Основываясь на этом, автор делает убийственное "заключение": "Ленинская концепция диктатуры пролетариата как террористической и, в сущности, антидемократической власти представляет собой фактически отказ от ее марксистского понимания" (с. 406). Потом следует даже обвинение В. И. Ленина в том, что именно он положил начало репрессивному политическому режиму в нашей стране (с. 523).

Что же реально кроется за приведенным Т. И. Ойзерманом на стр. 391 вырванным из контекста ленинским высказыванием? Обратимся к источнику. 28 марта 1922 года В. И. Ленин выступил с заключительным словом по Политическому отчету ЦК РКП(б) на XI съезде РКП(б). В этом устном выступлении, которое по записи было опубликовано на следующий день в кратком газетном отчете в "Известиях ВЦИК", не правленном В. И. Лениным, он ответил на ряд заявлений, в том числе критических, прозвучавших на съезде. В том числе на выступление Ю. Ларина, завалившего порученную ему работу. В. И. Ленин сказал: "Мы не умеем за четыре года научиться такому делу, чтобы приставить полезного работника Ларина к настоящей полезной работе и отставить от той работы, в которой он против своей воли приносит вред". И далее продолжил, в явно полушутливой форме повторяя расхожие обвинения против Советской власти: "Кажется, довольно противоестественно: диктатура пролетариата, террористическая власть, победа над всеми армиями в мире, кроме победы над армией Ларина. Тут поражение полное! Возьмется всегда за то, за что браться не нужно" (Полн. собр. соч. Т. 45. С. 127). Вот из этой явно корявой записи устного полемического выступления В. И. Ленина Т. И. Ойзерман произвольно вырывает четыре слова - "диктатура пролетариата, террористическая власть" и на этой "основе" строит свои обвинения в адрес "ленинской концепции диктатуры пролетариата как террористической" (с. 406). Как это назвать? Какое это имеет отношение к научной критике, которой якобы хочет заниматься автор в своей книге (как он заявил во "Введении", "предметом этой монографии является критический анализ проблематики марксизма...", с. 18)? Просто стыд и позор! Вот к чему приводит не научный, а открыто ненавистнический подход к В. И. Ленину, ленинизму.

Понятно, что "подведенный итог", "вывод" Т. И. Ойзермана по главе "Ленин как марксист" явился полностью отрицательным: "Ленин волюнтаристически интерпретировал социалистические идеи Маркса, фактически оторвал их от марксистского учения о социальном прогрессе..." (с. 495). Уж было бы откровеннее, если бы он данную главу прямо назвал "Ленин как антимарксист"...

Таким образом, общая идеологическая заданность, предвзятость и конъюнктурность книги Т. И. Ойзермана оказались реализованными: марксизм обвинен в утопизме, а ленинизм отлучен от марксизма как "противоречащий его основам" (с. 426) и недостойно "разоб-

стр. 65


--------------------------------------------------------------------------------
лачался" с применением лжи и прямой фальсификации.

Заметим, что в погоне за "разоблачениями" ленинизма Т. И. Ойзерман проглядел творческую разработку В. И. Лениным в русле марксистской традиции важнейшего научного положения о диалектическом соединении противоположностей в общественном развитии, имеющего огромное теоретическое и практическое значение для понимания реальных процессов как в XX веке, так и в нынешнем XXI столетии. В свое время Ф. Энгельс критиковал П. -Ж. Прудона за идею, "будто "власть" и "свобода" - несовместимые противоположности..." (Соч. Т. 27. С. 284). Развивая и конкретизируя подход Ф. Энгельса, В. И. Ленин писал: "...мы все-таки марксизму немножко учились, учились, как и когда можно и должно соединять противоположности, а главное: в нашей революции за три с половиной года мы практически неоднократно соединяли противоположности" (Полн. собр. соч. Т. 42. С. 211). Вот примеры: (1) соединение социалистического развития с использованием современных научных, технических, технологических, организационно-трудовых достижений капитализма (см. там же. Т. 36. С. 132, 189 - 190, 550); (2) соединение социализма с государственным капитализмом (Т. 43. С. 229); (3) соединение социализма с капитализмом как с частной собственностью и с капиталистическим рынком в условиях нэпа с весны 1921 г., при сохранении в руках социалистического государства руководящих и управленческих функций (Т. 44. С. 156, 159 - 160).

Поэтому вполне обоснованно считать В. И. Ленина первым в XX столетии государственным руководителем, который на практике развития социализма, на основе теории соединения противоположностей, успешно осуществил прецедент использования смешанной, конвергентной экономики, базирующейся на общественной и частной собственности, на сочетании плана и рынка под руководством и контролем социалистической, народной государственной власти, во имя успехов и прогресса социализма. Этот первый ленинский опыт был успешно продолжен многими социалистическими странами во второй половине XX века и в начале XXI столетия, ныне - особенно в Китае и во Вьетнаме.

3. НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ ГЛАВНЫХ ОБВИНЕНИЙ МАРКСИЗМА В УТОПИЗМЕ. Остановимся на выдвинутых Т. И. Ойзерманом в "Аннотации" и во всей книге главных обвинениях марксизма в утопизме, используя его же формулировки. А именно - о будто бы восприятии марксизмом двух главных прежних утопий и об обосновании им двух главных новых утопий.

Первое обвинение - "о бестоварном, безденежном посткапиталистическом обществе". (Надо заметить, что из-за ненависти Т. И. Ойзермана к социалистическому и коммунистическому обществу он постоянно называет его "посткапиталистическим", хотя К. Маркс и Ф. Энгельс такой терминологии никогда не употребляли, а прямо писали о социализме и коммунизме.)

Итак, обосновывали ли К. Маркс и Ф. Энгельс такие положения? Да, обосновывали. Следует признать, что в рамках пока небольшой социалистической практики XX и начала XXI века данные положения оказались действительно нереализованными и в этом смысле ошибочными. Но что главным образом имели в виду К. Маркс и Ф. Энгельс, отстаивая их? К. Маркс подчеркивал, что товарное производство господствует как слепая сила над человеком и производителем, и задача состоит в том, чтобы освободить их от этого господства, поставить "обмен веществ с природой" коллективного человека и ассоциированных производителей "под свой общий контроль" (Соч. Т. 25, ч. II. С. 387). По словам Ф. Энгельса, "раз общество возьмет во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продукта над производством" (Соч. Т. 19. С. 227). Вот то главное, на что совершенно справедливо обращали внимание К. Маркс и Ф. Энгельс, - тотальное господство над производителем и человеком товарного производства и денег, товара и денег.

Именно капитализм возвел их в абсолют, полностью подчинив этим буржуазным идолам труд и жизнь человека, превратив деньги и товар в главные ценности человеческого бытия, жизни и цивилизации. Деньги, деньги, деньги - иметь, иметь, иметь - вот примитивная и прагматическая ценностная ориентация капитализма, насаждаемая последние годы и в России. Она в корне противоречит ориентации на то, чтобы быть человеком, реализующим свои возможности и потенции, воплощающим смысл и назначение своего пребывания в мире. Ведь, по словам К. Маркса, "развитие человеческих сил... является самоцелью..." (Соч. Т. 25, ч. II. С. 387). И еще: "Чем иным является богатство, как не абсолютным выявлением творческих дарований человека... развития всех человеческих сил как таковых... Человек здесь... производит себя во всей целостности...". Это есть "полное выявление внутренней сущности человека..." (Т. 46, ч. I. С. 475 - 476). Вот почему,

стр. 66


--------------------------------------------------------------------------------
оберегая и превознося человека, К. Маркс и Ф. Энгельс защищали его от унижающего подчинения деньгам и товару, от их господства, выступали за уменьшение их роли как стимула и смысла жизни человека, против морально- ценностной деградации человека и цивилизации в условиях капитализма, продолжающейся до сих пор.

Наконец, разве нельзя предположить, что в будущем, при более справедливом и гуманном общественном и цивилизационном устройстве, если и не осуществится полное устранение денег и товара, то, по крайней мере, произойдет сильное ограничение и уменьшение их тотального влияния и воздействия на жизнь человека и производителя?

Второе обвинение - "об упразднении разделения труда, специализации работников в производстве". Здесь ненаучно смешаны два совершенно различных общественных явления: социально неравное общественное разделение труда и профессиональная специализация работников. Согласно марксистской теории, в обществе наряду с классовым неравенством и на этой основе складывается социальное неравенство, обусловленное общественным разделением труда в трех видах: между городом и деревней, между людьми умственного и физического труда, между людьми управленческого и исполнительского труда. Об этом в книге Т. И. Ойзермана ничего нет. Только одну страницу (281) он посвящает марксистскому учению о классовой структуре общества, ничего не говоря об общественном разделении труда. Капиталистическая же практика XIX, XX и начала XXI века подтвердила, насколько по этим важнейшим общественным проблемам были научно правы К. Маркс и Ф. Энгельс.

В обществе сохранилось как классовое деление и неравенство, так и социальное деление и неравенство по линиям общественного разделения труда. Если в самых высокоразвитых капиталистических странах удалось во многом преодолеть социальные различия между городом и деревней, то в других странах капитализма они остались, и во всех странах сохранились социальные различия и несправедливости между работниками как умственного и физического, так и управленческого и исполнительского труда. Даже в условиях научно-технической и информационно-технологической революций. Капитализм не в состоянии их устранить, да и никогда как цель не ставил перед собой такую социальную проблему. И в этом совершенно правы были К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин. Все эти классово-социальные неравенства сохранились и в современной России. Такую проблему сознательно, осмысленно и планомерно ставят перед собой именно социализм и коммунизм. Что касается профессиональной проблемы "специализации работников в производстве", то, к сведению Т. И. Ойзермана, К. Маркс и Ф. Энгельс вопрос о преодолении данного разделения ставили в смысле именно сочетания в труде работников разных видов трудовой деятельности. К. Маркс был прав, когда много раз писал, что профессиональное разделение труда калечит рабочего, превращает его в "частичного человека", что капитализм с насаждаемым профессиональным разделением труда "порождает специальности, обособленные профессии, а вместе с ними профессиональный идиотизм" (Соч. Т. 4. С. 159, процитировано Т. И. Ойзерманом на с. 515). Именно "профессиональный идиотизм", а не общественное разделение труда - ведь у К. Маркса это сверхъясно написано. Отсюда известное высказывание Ф. Энгельса (также приведенное Т. И. Ойзерманом на с. 515), что "настанет время", когда человек не будет прикован только к одной профессии (тачечника или архитектора), будет разумно сочетать, соединять, менять эти вообще- то разные профессии, специальности, а вовсе не "упразднять специализации и разделение труда", как дважды на той же с, 515 пишет Т. И. Ойзерман, видимо, не понимая сути дела. И Ф. Энгельс справедливо заключает: "Хорош был бы социализм, увековечивающий профессию тачечников!" Опять речь идет именно о профессии, а не об общественном разделении труда.

А разве не известно Т. И. Ойзерману, что в XX столетии, как в социалистических странах, так и в странах капиталистических, для преодоления монотонности и однообразия труда работников (особенно на конвейере) сознательно применяли практику сочетания и перемены их профессиональной деятельности, тем самым реализуя блестящие научные прогнозы К. Маркса и Ф. Энгельса? Так что здесь сам Т. И. Ойзерман оказался в положении утописта, не понявшего и исказившего марксизм. Вообще к перемене и к сочетанию различных видов профессиональной и специальной деятельности сам человек, работник стремится всегда и делает это на практике для реализации и развития всех своих разнообразных задатков.

Третье обвинение, в "новом" утопизме, касается положений марксизма "об исторической миссии пролетариата как разрушителя капиталистического строя и строителя бесклассового общества. Как пишет Т. И. Ойзерман, "важнейшей характеристикой процесса

стр. 67


--------------------------------------------------------------------------------
формирования марксизма является зарождение и развитие идеи об исторической миссии пролетариата, его классовой, освободительной борьбе, которая, как полагали Маркс и Энгельс, уже в недалеком, вполне предвидимом будущем приведет к пролетарской (коммунистической) революции... Однако исторический опыт XX века доказал, что созданная ими теория, несмотря на ее принципиальное отличие от учений их предшественников-утопистов, оказалась если не полностью, то в ряде своих основных положений также утопическим учением" (с. 309 - 310).

Откуда это взял Т. И. Ойзерман? Уже реальный опыт XIX столетия подтвердил правильность марксистских выводов: французский пролетариат в 1871 году завоевал власть и установил Парижскую коммуну, хотя потом она была кроваво, террористически подавлена буржуазией. Опыт же XX столетия, на который ссылается Т. И. Ойзерман, в Октябре 1917 года снова подтвердил верность научного предвидения К. Маркса и Ф. Энгельса, когда российский пролетариат освободил народ от угнетения буржуазией и в союзе с массой крестьян и солдат установил социалистическую народную власть, создал Республику Советов. Во главе с рабочим классом, при его союзе с массами трудящихся, о чем много раз писали К. Маркс и Ф. Энгельс, в XX веке были также успешно осуществлены социалистические революции в Китае, Вьетнаме, других странах. Так что именно пролетариат явился главным и решающим разрушителем капиталистического строя, что и обосновывал марксизм. Отрицающие это заявления Т. И. Ойзермана абсолютно несостоятельны.

Пролетариат, рабочий класс явился и главным строителем социалистического общества, что, вопреки реальным историческим фактам, пытается опровергнуть Т. И. Ойзерман. В СССР именно он осуществил индустриализацию страны, вместе с интеллигенцией и крестьянством создал мощнейшую экономику, реализовал ленинский план ГОЭЛРО, превратил СССР в атомную, космическую, высококультурную державу. Такую же ведущую, решающую созидательную роль пролетариат, рабочий класс сыграл во всех других социалистических странах. Все это настолько очевидно и общеизвестно, что становится просто неудобно за надуманные и бездоказательные "обвинения" Т. И. Ойзермана.

Четвертое обвинение, в "новом" утопизме, относится к марксистскому положению о диктатуре пролетариата, которая, по Ойзерману, в принципе невозможна, так как никакая диктатура не осуществляется массой людей.

Данная "логика" просто поразительна своей парадоксальностью, ибо для диктатуры автором книги произвольно выдвигается условие власти массы людей (хотя диктатура, господство может быть властью и меньшинства, и большинства). Ведь он сам признал, что "история знает немало тиранических режимов, олигархических и единоличных диктатур..." (с. 530). Так что они были в реальности, хотя и не осуществлялись массой людей. А пролетариат является массовым классом и таковым, значит, выступает его власть, его диктатура. Разве политическая, государственная власть, демократическая или диктаторская, всегда осуществляется массой людей? Никоим образом. В этом отношении истории известны четыре главных типа власти: власть народа, власть для народа, власть над народом, власть против народа, или их определенные смешения и переплетения. Властью народа была Парижская коммуна 1871 г., народная власть Советов в России после Октябрьской революции 1917 г. - в ленинский период. Это действительно власть массы людей, трудящейся массы, народной массы. Уже власть для народа не всегда оказывается реальной властью массы людей. А широко распространенная во многих странах власть над народом вовсе не является властью массы людей. Как называл ее Райт Миллс - это "властвующая элита". Тем более власть против народа, часто именно диктатура, представляет власть меньшинства. Но ни один здравомыслящий, нормальный человек при этом не скажет, что при любых из таких реальных, практических проявлений государственной власти она "в принципе невозможна, так как не осуществляется массой людей". Это вне научного понимания, вне науки.

Что касается реально осуществляемой во многих странах мира власти меньшинства над большинством, то обычно она покоится на двух главных факторах: это власть богатства, власть капитала над трудом и это власть силы, силовых структур, власть оружия над трудящимися массами, над народом. Чаще всего они проявляются в единстве и взаимосвязанности как власть богатства и силы, денег и оружия. И плевать им на большинство, которым можно манипулировать.

Важный вопрос - об изменении творческой, развивающейся марксистской теории за 150 лет. Несомненно, что она должна была изменяться, в чем-то пересматриваться - это закон развития подлинной науки. Ошибались ли в ряде своих конкретных положений и прогнозов К. Маркс и Ф. Энгельс? Дей-

стр. 68


--------------------------------------------------------------------------------
ствительно, ошибались. Ошибался в некоторых прогнозах и в своей практической деятельности по строительству социализма и В. И. Ленин, и он честно признавал это (см., например: Полн. собр. соч. Т. 44. С. 151). Устарело ли что-то в положениях К. Маркса и Ф. Энгельса? Не могло не устареть за 150 лет, это естественно для любой теории, в том числе и гениальной. Сохранили ли свое непреходящее значение многие их основополагающие положения? Да, сохранили. Продолжил ли свою жизнь марксизм в последующих творческих разработках и развитии? Да, продолжил, прежде всего в ленинизме, сложившемся на практическом, конкретном воплощении марксистских идей в виде марксизма-ленинизма.

Перечислим ряд положений К. Маркса и Ф. Энгельса, которые впоследствии, как представляется, оказались не подтвержденными реальной общественной практикой, потребовали определенной корректировки, что вместе с тем никак не умаляет величия целостного марксистского учения.

Во-первых, об абсолютном обнищании пролетариата. И в этом не столько заслуга капитализма, сколько результат классовой борьбы самого рабочего класса за свои права и воздействия социализма, заставляющего капиталистических правителей в какой-то мере улучшать положение трудящихся.

Во-вторых, о пролетариате как противоположном буржуазии полюсе в капиталистическом обществе. Главная противоположность капитала и труда, обоснованная К. Марксом и Ф. Энгельсом, сохранилась и до сих пор. Но труд в XX столетии стал олицетворяться не одним пролетариатом, а всей совокупностью наемных работников, трудящихся, о чем писал и К. Маркс. Так что в противоположный буржуазии полюс вошли и рабочие, и интеллигенты, и служащие, и крестьяне. Да и пролетариат перестал быть сплошь обездоленным, сильно преобразившись и в образовательном, культурном, профессиональном, и в материальном отношении в ходе "индустриальной" и "постиндустриальной" революций XX - начала XXI в.

В-третьих, о пролетариате как главной производительной и революционной силе, каковой он действительно был в XIX веке. Но в результате научно- технической, информационно-технологической и интеллектуальной революций второй половины XX - начала XXI в. решающей производительной силой в высокоразвитых странах стал умственно-информационно-управленческий труд соответствующих групп специалистов. В целом новая, современная производительная сила включает интеллектуалов-производителей, рабочих, во многом сочетающих физический и умственный труд, служащих сферы услуг, крестьян, фермеров. Изменения произошли и в революционной силе, противостоящей буржуазии. Это не только рабочие, интеллигенты, служащие, крестьяне, фермеры, но и студенческая молодежь, вообще молодежь, многие женщины.

В-четвертых, о диктатуре как типе власти рабочих, всех наемных работников, всех трудящихся. Но не в том ненаучном, нереальном смысле, о котором написал Т. И. Ойзерман. Диктатуры в практике стран остались и в XX, и в XXI веке, но именно насаждаемые империалистическими правыми, реакционными режимами в своих и в подчиненных им странах. Такие черты носят и нынешние правящие режимы в США и в Израиле, воплощающие самые реакционные, агрессивные силы, борющиеся за новый передел мира и за установление своего мирового господства. В XX веке как раз левые силы, многие коммунистические партии, борющиеся за социализм, выступили за отказ от прежних программных положений об установлении при завоевании власти диктатуры пролетариата. Они обозначили ее как власть рабочих, власть трудящихся, власть народа, народовластие, разумно посчитав, что термин "диктатура" несет в себе отрицательный смысл и связывается именно с устанавливаемыми империализмом фашистскими и профашистскими диктаторскими режимами в странах Европы (фашистская Германия, Италия, Испания, Португалия), в странах Латинской Америки, в Южной Корее. Таким отказом от употребления термина "диктатура" коммунистические партии подтвердили свой демократизм, прогрессивность, гуманизм, заботу о подлинной свободе человека и народа в духе марксизма, марксизма-ленинизма.

Во всем этом в XX и в начале XXI века проявилась подлинно творческая, развивающаяся сущность марксизма, выступающего именно как живой марксизм. Это не марксизм только XIX века, а марксизм и XX, и XXI века. Автор книги не уловил этого и не захотел улавливать, выполняя свою задачу ревизии и "разоблачения" марксизма и марксизма-ленинизма.

Критикуя марксизм, Т. И. Ойзерман так и не обозначил, что же главное и непреходящее осталось, сохранилось в марксизме, что продолжает делать его одним из наиболее значительных, великих научных учений современности. Зря он цитирует на с. 26 слова В. М. Межуева о том, что, оспаривая некоторые положения К. Маркса, стоящего в одном

стр. 69


--------------------------------------------------------------------------------
ряду "со многими выдающимися мыслителями прошлого и настоящего", нельзя вместе с этими положениями "отвергать и главный, общий смысл его учения". Как раз главный и общий смысл учения К. Маркса и отвергает в своей книге Т. И. Ойзерман.

В чем же, кратко, этот главный и общий смысл марксистского учения?

Прежде всего в создании всеобъемлющего учения о капитале и труде - основе основ развития человеческого общества в XIX, XX, XXI столетиях, об эксплуатации, угнетении социальной несправедливости, о делении людей и народов на классы богатых и бедных, об уродовании и моральной деградации всего общественного и цивилизационного развития, когда любая деятельность и все ценности подчиняются погоне за прибылью, за деньгами.

Недаром ныне, в 2003 году, видный американский экономист и объективный ученый Дэвид М. Котц из Массачусетского университета, завершая свою статью о начавшемся спаде экономики США и угрожающем росте неравенства доходов в американском обществе, написал: "Формирование экономики, которая будет нести с собой постоянный прогресс и безопасность для всех, требует не некой новой (или старой, но подновленной) формы капитализма, а замены системы производства, цель которого прибыль, иной, которая бы удовлетворяла нужды людей" (международный журнал "Проблемы теории и практики управления", 2003, N 2. С. 23). Здесь - прямые отголоски неувядаемой марксистской теории, которую так пытается "утопизировать" Т. И. Ойзерман.

Это, далее, основополагающие положения о способе производства и общественной жизни, производительных силах и производственных отношениях, производительном и непроизводительном труде, базисе и надстройке, об истории как естественно-историческом процессе, о смене общественных формаций и цивилизаций, о революции и эволюции, классах и классовой борьбе. Это выдающееся учение о социализме и коммунизме, о движении к новому обществу через разрешение противоречий, через диалектику объективного и субъективного, закономерного и случайного, диалектику теории и практики, идеала и действительности. Это глубокие разработки о решающей роли народных масс, народов в истории, об интернациональной роли народов и людей, о чем ничего не сказано в книге Т. И. Ойзермана, о человеке и народе как подлинных субъектах истории, как тех движущих силах, которые изменяют действительность и преобразуют ее во имя своего блага и счастья.

Это гуманистическое учение о Человеке, о его сущности и целостности, о его исконном стремлении к наиболее полной самореализации самого себя.

Названное - лишь самое главное, что создали К. Маркс и Ф. Энгельс, что развил далее В. И. Ленин и что они оставили человечеству. И все это практически работает в реальной жизни не только социалистических стран, но и в практической деятельности лучшей части человечества.

Остается основной вопрос, поставленный Т. И. Ойзерманом в заглавии и во всей книге: что выражает марксизм - реальность или утопию, науку или утопизм? Ответ на эти вопросы дал наш крупный и честный ученый, философ Э. В. Ильенков в своем известном труде "Диалектика абстрактного и конкретного в "Капитале" Маркса", изданном еще в 1960 году. На последних страницах книги он писал: ""Капитал" Карла Маркса представляет собой настоящую высшую школу теоретического мышления. Ученый любой области может почерпнуть здесь для себя чрезвычайно ценные идеи в отношении метода теоретического исследования". Научный метод К. Маркса "указывает задачу научного познания" денег и товара, "показывает не только те отношения реальной жизни, которые отражены в известных идеологических формах, но и объясняет, почему именно развились как раз такие, а не какие-нибудь другие идеологические, политические, правовые и научные формы. Все эти формы буквально "выводятся" из отношений реальной жизни, из ее противоречий (из "саморазорванности светской основы"). В этом как раз и заключается глубокая разница между марксовской и фейербаховской критикой форм религиозного сознания. В этом и состоит главное преимущество диалектического метода Маркса, Энгельса, Ленина, и одновременно - его материалистический характер, в применении к любой области исследований - от политической экономии до теории познания и эстетики" (с. 182 - 183).

Могут спросить: когда Т. И. Ойзерман проявил себя конъюнктурщиком - прежде, когда он почти полвека был (или слыл) марксистом, или теперь, когда он критикует марксизм? Я бы ответил - и тогда и теперь. Тогда он выступал "за": за марксизм, за ленинизм, за социализм. Но не объяснял, почему. Теперь он выступил "против": против марксизма, против ленинизма, против социализма. Но тоже не объяснил, почему так кардинально поменял свою позицию. Думается, истины ради, данную его книгу было бы честнее назвать: "Антимарксизм. Антиленинизм. Антисоциализм".

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Теория-ЖИВОЙ-МАРКСИЗМ-И-ЕГО-АНТИМАРКСИСТСКАЯ-КРИТИКА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Валерий ЛевандовскийКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/malpius

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Теория. ЖИВОЙ МАРКСИЗМ И ЕГО АНТИМАРКСИСТСКАЯ КРИТИКА // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 26.04.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Теория-ЖИВОЙ-МАРКСИЗМ-И-ЕГО-АНТИМАРКСИСТСКАЯ-КРИТИКА (дата обращения: 18.11.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
665 просмотров рейтинг
26.04.2014 (1302 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел.
Каталог: Физика 
12 дней(я) назад · от джан солонар
НАЗАД В АЗАРТНОЕ ПРОШЛОЕ?
Каталог: Право 
12 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются им
Каталог: Физика 
13 дней(я) назад · от джан солонар
Изобретателю века - "Золотую Фортуну"
Каталог: Разное 
22 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом на Оси, была коей Луна им. Наука дней новых не ведает этого: мир ей — без центра и края дыра, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне забил кол в эту глупость, губящую нас.
Каталог: Философия 
23 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В качестве источников электрической энергии постоянного тока в энергоустановках могут применяться обычные коллекторные генераторы постоянного тока, генераторы переменного тока с выпрямительными устройствами, а также униполярные генераторы (УГ). Использование сверхпроводящих обмоток позволит увеличить плотность электрической энергии в данных машинах и снизить их удельный вес, что связано с ростом магнитного потока в рабочем объеме и уменьшением тепловых потерь. По сравнению с другими типами электрических машин униполярные генераторы обладают рядом преимуществ. Простота конструкции, большая перегрузочная способность, высокий КПД, отсутствие пульсаций в кривой тока и напряжения, возможность непосредственного подсоединения к турбине ЭУ и т.д. As electric energy of direct-current sources in энергоустановках the ordinary collector generators of direct-current, alternators, can be used with rectifying installations, and also homopolar generators(УГ). The use of сверхпроводящих обмоток will allow to increase the closeness of electric energy in these machines and bring down their specific gravity, that it is related to the height of magnetic stream in the swept volume and reduction of thermal losses.
Каталог: Энергетика 
24 дней(я) назад · от джан солонар
Производители шуб сегодня могут предложить женщинам огромный выбор изделий из разного по своим качествам и стоимости меха, от очень доступного кроличьего до очень дорогого соболиного.
Каталог: Лайфстайл 
24 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что электромагнитный эфир Максвелла представляет субстанцию, состоящую из микроэлементарных частичек, реликтов и фононов. При движении в ней элементарных частиц возникают волны возмущения эфирной среды, фотоны, при помощи которых осуществляется взаимодей ствие между частицами. Причем, необходимо отметить, что электромагнитные возмущения (сигналы), т.е. фотоны, не поглощаются другими частицами, а возникает взаимодействие между фотонами, что является причиной изменения скорости движения этих частиц.
Каталог: Физика 
28 дней(я) назад · от джан солонар
Поскольку фононовая среда в космическом пространстве не однородна то следова тельно, Постоянные Больцмана и Планка не являются постоянными величинами, а зависят от свойств фононной среды и имеют различные значения в разных зонах космического пространства..
Каталог: Физика 
28 дней(я) назад · от джан солонар
Поскольку атмосферы планет определяются величинами «постоянных» Больцмана и Планка то все физические процессы , происходящие на этих планетах или вблизи них должны протекать при разных значениях этих физических коэффициентов но, очевидно, по одним и тем же физическим законам
Каталог: Физика 
28 дней(я) назад · от джан солонар

Теория. ЖИВОЙ МАРКСИЗМ И ЕГО АНТИМАРКСИСТСКАЯ КРИТИКА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK