LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-1094

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи Средняя история. СРЕДНЕВЕКОВАЯ НЕМЕЦКАЯ ИМПЕРИЯ В ФАШИСТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Автор(ы) Ф. ГУРЕВИЧ
Источник Борьба классов,  № 10, Октябрь  1936, C. 92-102

1

"Историками стали мы сегодня все", - заявил недавно немецкий этнолог профессор Прайс, имея в виду "деятелей" германского фашизма. И действительно, по мнению главарей современной фашистской Германии, историческая наука должна быть поставлена на службу фашистской политике.

Фашизму необходима такая "история", которая объясняла бы все предшествующее развитие страны как подготовительную ступень к "третьей империи". История, написанная фашистскими борзописцами, должна послужить средством воспитания молодого поколения в духе "расовой теории" и человеконенавистничества, она должна помочь ликвидации всех "крамольных" идей марксизма, бороться с которыми германским фашистам становится все труднее. Именно с этой точки зрения фашисты перетряхивают и пересматривают прошлое.

В фашистской историографии нет никакого намека на объективность исследований (которым буржуазная наука и раньше, а в эпоху империализма в особенности не могла хвастаться): весь исторический процесс здесь сводится к борьбе рас.

"Между прочим, задачей народного государства, - писал Гитлер еще до прихода фашистов к власти, - является забота о том, чтобы была, наконец, написана всемирная история, в которой расовый вопрос занял бы доминирующее положение"1 . Гитлер требует, чтобы ни одна девушка, ни один юноша не кончили школы, не будучи, "просвещены" идеями всемогущества арийской расы. "Теоретический вождь" фашизма, остзейский проходимец Розенберг, возвещает: "История - это драматическая борьба враждебных расовых душ, потрясенными свидетелями которой мы сейчас являемся"2 .

Наряду с расовой теорией насаждается культ буржуазного государства. Последнее чтилось буржуазной, а особенно реакционно-буржуазной наукой и раньше, задолго до прихода, фашистов к власти. С фашистской же диктатурой поклонение государству еще более усилилось. "Государство является высочайшей и величайшей формой земного человеческого бытия. ...При каждом рассмотрении истории определенного народа в определенное время прежде всего требуется опросить, как было организовано государство, насколько оно было сильно или слабо"3 , - заявляет фашистский историк Шнейдер.

В соответствии с этими "установками" часть немецких историков во главе с В. Франком, будучи членами национал-социалистской партии и горячими поклонниками фашистского режима, сейчас же по приходе фашистов к власти в Германии повела решительное наступление на все прежние взгляды на историю с целью перестроить ее на фашистский лад.

Один из числа этих рьяных поборников фашистского мракобесия, В. Андреас, ректор Гейдельбергского университета, в своей речи "Национал-социализм и университет" возве-


1 Hitler A. "Mein Kampf", S. 468. 1930.

2 Rosenberg "Mythus des 20 Jahrhunderts". Цит. по книге Pastor Bruns H. "Rosenberg. Mythus des 20 Jahrhunderts", S. 10. 1935.

3 Schneider V. "Die Bedeutung des spateren Mittelalters fur die deutsche und eoropaische Geschichte" Historische Vierteljahrschrjft. Heft, I, S. 93. 1934.

стр. 92

Кухня по перестройке умов фашистских историков.

Карикатура Ю. Цишевского.

стал, что отныне "такие существенно важные, забытые области знания, как народоведение, расоведение, предистория, вновь испытают подъём и заботливое к себе отношение"1 .

Кроме этой быстро "перестроившейся" группы, являющейся как бы бронированным кулаком фашизма, в разрушении старых, буржуазно-либеральных воззрений на историю и замене их расовым идиотизмом, существовали другие историки, менее мобильные. Эти ученые, достаточно реакционные националисты, создатели культа государства, тем не менее медлили с провозглашением лозунга "Вначале была раса", в связи с чем последовало соответствующее внушение со стороны "хозяев".

Наибольшую активность в приведении в "порядок" профессорских мозгов проявил министр внутренних дел и полиции В. Фрик, заявивший, что история, которая не рассматривает все прошлое развитие Германии как предисторию "третьей империи", а всех великих людей Германии как непосредственных предшественников "фюрера", - такая история отныне в Германии существовать не будет2 .

После этого окрика часть "отставших" быстро бросила свое "вольнодумство" и превратилась в "добропорядочных" фашистских историков. Таков, например, крайний националист Гампе, прежде пытавшийся прикрываться словами об объективизме, а в настоящее время с "успехом" участвующий в составлении фашистского катехизиса (восемь вопросов и восемь ответов) на тему, был ли Карл Великий немцем или французам.

Такие историки, как Ф. Мейнеке, которые не смогли "перестроиться" или осмеливались что-либо возразить против "ортодоксально"-фашистской точки зрения, были сменены и лишены кафедр. "Исторический франт" в фа-


1 Andreas W. "Nationalsozialismus und Universitat Forschungen und Fortschifte 19", S. 290. 1933.

2 Frick W. "Neuaufbau des Reichs". 1934.

стр. 93

шистской Германии стал унифицированным.

Жалкую картину представляют собой шутовские "исследования" по истории, вышедшие в годы фашистской диктатуры и непосредственно предшествовавшие им. Эти "труды" жалки не только по сравнению с буржуазной немецкой исторической наукой XIX века, но и с предвоенной и даже послевоенной исторической литературой.

Буржуазная немецкая историография довоенного и послевоенного периода растеряла, несомненно, остатка своей былой прогрессивности. Вождем ее был такой реакционер, как Г. Белов, душивший все прогрессивное в буржуазной историографии (стоит только вспомнить его борьбу против сторонников теории марки и против современного ему К. Лампрехта) и по своим взглядам и методам борьбы являвшийся одним из предшественников фашизма.

Немецкая буржуазная историография имела в своих рядах и А. Допша, в настоящее время пользующегося громадными симпатиями фашистов. Допш еще до войны непримиримо выступал против той лучшей части буржуазной науки, которая развивала учение о марке.

Это учение, освобожденное от буржуазно-ограниченной трактовки его, стало составной частью марксистского понимания конкретного исторического процесса. Энгельс, как известно, в своей гениальной работе "Марка" дает характеристику этой древнегерманской земельной общины, историю "возникновения, расцвета и упадка" этого учреждения. Борясь с все шире распространяющимся марксизмом, Допш не щадил лучших из буржуазных историков (Маурера, Инама-Штернегга, Лампрехта), придерживавшихся теории марки.

Методы борьбы Допша, его фальсификация источников, передергивание фактов и само реакционное существо его взглядов тоже, несомненно, заимствованы у него фашистскими историками.

Фашизация буржуазной науки, как и самой буржуазии, происходила, ранее установления фашистской диктатуры в Германии. Однако до установление этой диктатуры среди буржуазных историков были группировки, стремившиеся кое в чем сохранить фразеологию об объективности науки. Существовали, наконец, и попытки исследования, пусть реакционные и в высшей степени претенциозные, но все же эти попытки были. С наступлением же фашистской диктатуры немецкая историография потеряла остатки своей наукообразности.

Вместо исторических исследований той или иной эпохи фашистские "историки" занимаются либо подсчетом количества императоров, носивших истинно немецкие имена, либо стараются установить связь политики данного императора с тем, является ли его имя подлинно немецким.

Вместо критического отношения к источникам - игнорирование их, если они направлены против выводов автора, или же прямая фальсификация исторических фактов. Вместо научных выводов - солдафонские выкрики в духе "гайль Гитлер". Таков современный уровень когда-то высококультурной буржуазной немецкой исторической науки.

2

Из "работ", вышедших за последние годы в Германии, большое количество посвящено германскому средневековью. Немецкие фашисты, стремясь воскресить мрачное средневековье в одной из самых передовых стран Европы, естественно, пытаются подвести "новую теоретическую базу" под средние века. Так, некий Геймпель выпустил книгу с кричащим названием "Немецкое средневековье - немецкая судьба", в которой говорит: "Немецкое средневековье - это начало немецкой силы, величия и мирового признания"1 .

Пересмотр истории средневековья ставит себе целью доказать, что лозунг фашистов "Drang nach Osten" ("стремление на Восток") является исконной политикой Германии и средневековой Римской империи. Политика


1 Цит. по книге Schneider V. "Neue Anschauengen der deutschen Historiker. Zur Beurteilung der deutschen Kaiserpolitik des Mittelalters", S. 43. Jena. 1934.

стр. 94

Наглядное научение могущества арийской расы.

Карикатура Ю. Цишевского.

средневековых германских императоров расценивается с точки зрения успешности их завоеваний на Востоке. И, наконец, называя себя "третьей империей", они тем самым изображают себя наследниками средневековой империи. Фашисты особенно охотно орудуют данными из истории этой, так называемой "первой Германской империи", не останавливаясь перед самой грубой фальсификацией фактов.

В настоящей статье мы постараемся показать, как препарируется фашистскими "историками" вопрос о природе средневековой империи и как ими изображаются отдельные личности этой эпохи.

Заметим при этом, что они для своих целей используют ее весь период существования средневековой империи, а лишь X-XII века, которые, по мнению Фрика, создали образец замкнутого автаркического государства.

На страницах фашистских книг, стремящихся "по-новому понять" средневековую Германскую империю, все чаще можно встретить имена немецких историков XIX века: Г. Зибеля и Ю. Фикера - и воспоминания о дискуссии между вышеуказанными историками по поводу оценки этой "первой Германской империи".

В 60-х годах прошлого века, накануне объединения Германии, один из учеников Ранке, историк Зибель, сторонник "мало-немецкого" варианта объединения, т. е. объединения вокруг Пруссии, выступил с работой, в которой стремился показать на примере средневековой империи, к чему приводит многонациональное объединение1 .

Основной порок государственных деятелей средневековой империи Зибель видел в том, что в погоне за Италией немецкими императорами была предана забвению Германия. Противник Зибеля, сторонник "великого немецкого" объединения, т. е. объединения с включением Австрии и других земель, где имеется немецкое население, Ю. Фикер2 доказывает, что сред-


1 Sybel K. "Die deutsche Nation und das Kaiserreich". Dusseldorf. 1662.

2 Ficker J. "Deutsche Kaiserreich in seinen universalen und nationalen Bereitung". Innsbruck. 1862.

стр. 95

невековая многонациональная империя была крепким и мощным организмом, устрашавшим врагов, и, таким образом, не следует бояться воссоединения великой Германии, а надо всемерно к этому стремиться. С победой "мало-немецкого" варианта объединения Германии интерес к этой проблеме значительно ослабел.

С началом мировой войны 1914 - 1918 годов интерес к этому вопросу вновь возрос. Захватнические аппетиты империалистической Германии вновь вызвали к жизни споры о "Великой Германии".

Немецкие буржуазные историки того времени, эти дипломированные лакеи германского империализма, путем исторических аналогий старались "обосновать" необходимость новых захватов в мировой войне, мак известно, закончившейся поражением Германии.

С приходом фашистов к власти вопрос о средневековой империи становится чуть ли не главным вопросом немецкой историографии.

Фашистские историки понимают, что спор Зибеля с Фикером являлся не отвлеченным, академическим спором, а имел политически окраску и сохранил значение вплоть до наших дней. Однако, отдавая должное Зибелю и Фикеру, фашистская историография объявляет их все же устаревшими. Исход мировой войны показал, говорит Шнейдер, что они оба были не правы в своем споре и что проблема оценки средневековой империи не снята. Сейчас в Германии имеется стремление слить воедино крайний национализм Зибеля с агрессивными тенденциями Фикера.

Прежде всего фашистские историки устанавливают исходный пункт средневековой империи; всякая связь ее с античной Римской империей, разумеется, отвергается. Средневековая империя есть творение только германской "нации" - таков вывод. Нападки фашистов по вопросу о происхождении империи направлены против одной из новейших работ П. Шрамма, трактующей средневековую империю как продолжение античной.

Позиция Шрамма в основном такова: немецкая средневековая империя является непосредственным преемником древней Римской империи. Немецкие императоры являются наследниками Цезаря и Августа. Для средневекового императора идеалом являлся император древнего Рима и т. д.1 . Упирая на внешний церемониал средневековой империи и на принятие немецкими королями титула императора римлян, Шрамм говорит: "В этом случае в новом титуле выразился тезис, что только "император римлян" и является законным и истинным императором"2 .

Эти взгляды Шрамма подвергаются нападкам как "недостаточно выдержанные" с точки зрения немецкого национализма и расовой теории. Самым крупным противником Шрамма является один из идеологов "восточной ориентации" современной фашистской Германии, А. Бракман. Он начинает с того, что разрешение вопроса о влиянии античного Рима на средневековье является вопросом сугубой важности.

Бракман категорически отрицает связь между двумя империями, упирая на "внутреннее саморазвитие" немецкого государства. Движущей идеей развития Брамман объявляет некий таинственный "государственный смысл" (Staatsrason), который, возникнув еще во времена Карла Великого, был сохранен на протяжении всего средневековья и всей истории Германии. Этим государственным смыслом является не что иное, как... "Drang nach Osten", т. е. натиск на Восток, замаскированный защитой интересов церкви. Этот "Drang nach Osten" Бракман видит в походах Карла Великого, в результате которых им были покорены саксонцы и тюрингцы.

Для слабых наследников Карла этот план продвижения на Восток продолжал существовать, но они были неспособны осуществить его.

Непосредственными продолжателями "государственного резона" были, по мнению Бракмана, первые германские императоры из Саксонского дома. Бракман утверждает, что император Отгон I видел якобы свою глав-


1 Schramm P.E. "Kaiser, Rom und Renovation", S, 6. Leipzig. 1929.

2 Schramm. Указ. соч., стр. 64.

стр. 96

ную миссию в продвижений на Восток. Что же касается римского влияния, то об этом не может быть и речи. "Не Римская, а Каролингская империя являлась для них примером, не Рим, а Аахен был центром установления их господства"1 .

Зачем требуется Бракману так извращать этот столь ясный факт? Действительно, старое, рабовладельческое общество погибло, на смену ему пришел феодализм, который характеризуется иным способом производства, "исчезло античное рабство, исчезли обнищавшие свободные, презиравшие труд, как рабское занятие" (Энгельс). Но не это интересует Бракмана, и не у него, разумеется, следует искать анализа взаимоотношений и борьбы классов в средневековой немецкой империи.

Цель Бракмана заключается в том, чтобы показать, что никакого влияния древний мир на средневековье не оказывал, что все средневековье окрашено в чисто немецкие тона и является порождением "чисто немецкого духа".

Уровень "объективности" и "добросовестности" исследования Бракмана можно проиллюстрировать его отношением к источникам и свидетельствам современников изучаемой эпохи. Всякий документ, идущий против его установок, объявляется им незначительным, не стоящим внимания.

Никакой итальянской политики или ориентации Оттон I, оказывается, не придерживался, ибо, если признать таковую, то следовало бы признать и то, что император был заинтересован в возрождении Рима, а собственно Германию отодвигал на задний план, т. е. был недостаточно хорошим немцем.

Этого, разумеется, допустить нельзя, и вот итальянские походы немецких императоров, в которых они провели немалое количество времени, объявляются всего-навсего подготовительной работой для той же восточной колонизации. Доказательств на сей счет никаких не существует, и все буквально притянуто за уши.

Оттон III, о котором даже в старом националистическом немецком учебнике говорится следующее: "Очень мудрено сказать что-нибудь вполне определенно об этом несчастном юноше, которому пришлось вступить на престол на 15-м году жизни и умереть на 22-м году"2 , - превозносится Бракманом как исключительная личность. Проведший большую часть своего непродолжительного царствования вне Германии, Оттон III, которого, по свидетельствам хроникеров, даже не считали немецким королем, ставится Бракманом на пьедестал и превращается в национального немецкого героя.

Причиной этого является то, что Оттон III во главе с немецкими феодалами, направлявшими свою экспансию на восточные от Германии земли, сумел добраться до Гнезно (Польша) и учредить там архиепископство. Превознося Отгона III, Бракман особенно нападает на Шрамма, изображавшего Оттона образцом императора, перенявшего римские традиции, и на Шнейдера, по которому Отгон был не столько настоящим германцем, сколько римлянином и греком.

Все итальянские и византийские планы Оттона III оказываются, по Бракману, только лишь маневрами для того, чтобы подготовить походы на Восток. Завоевательная политика Оттона III по отношению к полякам, венграм является "возрождением старых каролингско-оттоновских планов"3 .

Все привнесенное от Рима, то, от чего никак нельзя было отпереться, объявляется похвальным маневром императора. Движение же на Восток, или как любит выражаться Бракман, "славянская миссия", является, по его мнению, основной линией развития империи до 1250 года.

Бракман много раз возвращается к утверждению, что этой политикой "натиска на Восток" немецкие импе-


1 Brackmann A. "Der "Romische Erneuerungsgedanke" und seine Bedeutung fur die Reichspolitik der deutschen Kaiserzeit Sitzungsberichte der Preussische Akademie der Wissenschaft. Rhil-Hist. Klasse. XVI-XXI, S. 349.

2 Иегер В. "Всеобщая история". Т. II, стр. 420.

3 Brackmann. Указ. соч., стр. 366.

стр. 97

раторы обязаны только своему, "истинно немецкому" духу.

Для доказательств своих утверждений Бракман не стесняется заниматься самым произвольным толкованием всем известных источников или объявляет их не стоящими внимания. Так например, когда его оценка роли Генриха VI как "истинно немецкого", императора не сошлась со свидетельствами современников, Бракман возвестил:

"История государственного деятеля не может, однако, быть написана, исходя из взглядов поэтов и филологов"1 .

Интересно знать, основываясь на каких источниках, пишет свою историю средневековой империи г-н Бракман? Более достоверного источника чем указания Гитлера и Розенберга в работах Бракмака разглядеть невозможно! Вспоминать в какой-либо мере о массе, о народе, в средние века Бракман считает излишним, ибо, на его взгляд, - это толпы, шедшие покорно за своим вождем-императором.

Мы остановились подробно на Бракмане потому, что он является, самым крупным из фашистских "историков", проповедующих в своих работах лозунг "Натиск на Восток". Бракман, будучи в свое время редактором журнала "Historische Zeitschrift", возглавлял немецкую делегацию на VII всемирном конгрессе историков в Варшаве в 1933 году. В докладе, сделанном им на конгрессе, как и в книге, вышедшей под его редакцией2 , Бракман проводит мысль, что вся имеющаяся в Польше культура - немецкая культура или была создана под влиянием немцев, что отношения между Польшей и Германией всегда отличались тесной дружбой, между тем как между Польшей и Россией искони существовала и существует старая вражда.

Роясь в прошлом, Бракман старается тесно увязать средневековую империю с потребностями фашистской агрессии. Он говорит, что с представлением о средневековой Германской империи многие немцы по ту и по эту сторону немецко-австрийской границы связывают страстные стремления вернуть те времена, когда границы, поставленные чужой волей между Германией и Австрией, не существовали.

Фашистский историк Аубин всецело поддерживает Бракмана в вопросе о направлении германской экспансии на Восток. Он считает, что испокон веков стоявший перед Германией вопрос о расширении границ она разрешала движением на Восток.

Границы на Востоке имеют огромное политическое значение, продолжает Аубин, они являются водоразделом двух культур, из которых первая, немецкая, была на высокой ступени развития, а другая, славянская, - примитивной.

Границы на Востоке, резюмирует Аубин, означают соседство цивилизации с дикостью. А посему аннексия восточных земель, по мнению Дубина, является победой "культуры" (?!). Вслед за Бракманом Аубин утверждает, что основной миссией Отгона было продвижение на Восток, и изображает дело так, что истреблявшееся завоевателями местное население от всей души приветствовало германских императоров.

Аубин "забывает" о непрерывных восстаниях западных славян, о восстаниях племени вендов и других.

Во времена Отгона I три области, находящиеся к востоку от Германии (Польша, Венгрия, Богемия), были охвачены, по Аубину, немецкой цивилизацией. К XII веку процесс консолидации земель оказывается уже законченным, и этот период Аубин считает кульминационным пунктом развития империи.

Вторя Бракману, Аубин заявляет, что самостоятельной Польши не существовало с начала ее возникновения, так как она была втянута в сферу немецкого влияния. Расширение немецких земель, говорит, далее, Аубин, благотворно отразилось на немецком народе, ибо мы видели уже в раннее время немецкой империи непо-


1 Brackmann. Указ. соч., стр. 370.

2 "Deutschland und Polen". Beitrage zu ihren geschichtlichen Beziehungen herausgegeben von Albert Brackmann. Munchen und Berlin. 1933.

стр. 98

средственное направление немецких колонистов на Восток.

Обращаясь к сегодняшнему дню, Аубин еще раз кивает на Восток, указывая, что туда лежала дорога старых немецких императоров, туда же должна направиться и сегодняшняя, фашистская Германия.

Фашистские историки пытаются представить продвижение Германской империи на Восток как ее особую, "культурную" миссию. Сомнительные результаты этой "миссии" их не смущают. Феодальная экспансия в сторону земель, расположенных к востоку от Германии, в целом ряде случаев не ускорила, а затормозила развитие этих стран. Так, в Прибалтике немецкие завоеватели закрепостили местное население и надолго задержали развитие национальных культур эстов, литовцев и латышей.

Восстания в Прибалтике 1222, 1227, 1257 годов, направленные против завоевателей, являются доказательством того, что немецких колонизаторов, вопреки утверждению фашистских историков, встречали далеко не с открытыми объятиями.

Что касается взаимоотношений Германии и Польши, то тут у фашистских историков оказывается слишком короткая память: они "забывают" о том, что феодализация Польши прошла значительно раньше, чем германские феодалы смогли полностью завоевать Польшу, и что поэтому эта страна никогда полностью не была подчинена Германии. А для лучшей иллюстрации "идиллической" дружбы между Германией и Польшей мы напомним битву под Таненбергом 1410 года, в которой поляки и литовцы разбили наголову отборные немецкие отряды.

В тесной связи с вопросом о римском влиянии перед фашистской историографией возник вопрос об оценке самой сущности средневековой империи: была ли она однородным немецким государством или организмом, объединявшим ряд народов.

Большинство работ, вышедших на эту тему в фашистской Германии, характеризует империю X-XI веков как государство замкнутого "национального" характера, которому были чужды инонациональные стремления.

Молодой, но весьма проворный фашистский автор Р. Шлиерер пытается в диссертационной работе показать "национальную" сущность империи X-XII веков. Этот упор на "национальную" особенность империи того периода становится особенно понятным, когда мы вспомним, что начиная с XIII века империя, по мнению фашистов, считается не соответствующей "истинно немецкому" духу, потому что она приобрела "интернациональные" черты, что, в сущности, по мнению Шлиерера, и привело ее к гибели. Взявшись доказать замкнутый "национальный" характер ранней империи, Шлиерер ополчается против Финке, говорившего, что средневековая империя ставила перед собой цель - стать мировой державой, или, как выражается Финке, империалистической державой1 .

Исходным пунктом развития империи Шлиерер считает империю Отгона и присоединяется к тому мнению, что немецкая империя никогда не была империей интернационального характера. По "добросовестности" своих исследований Шлиерер всецело следует по стопам Бракмана.

Делая необоснованный вывод, что империя была замкнутым однородным организмом, Шлиерер всячески пытается охаять источники, выводы которых не соответствуют выводам этого "ученого" исследователя. Источники, в которых говорится о многонародном характере немецкой империи, объявляются чуждыми немецкому духу и делятся Шлиерером на три категории.

Первая группа - поэты, царедворцы, которым, как говорит Шлиерер, присуща льстивость и сведениям которых верить нельзя, сюда он относит Видукинда, называвшего дочь Отгона властительницей Европы.

Вторая группа - итальянцы, которым было выгодно говорить о многонародном характере империи, ибо этим они надеялись восстановить свое былое могущество. Эта группа источников, следовательно, тоже чужда немецкому духу.


1 Finke H. "Weltimperialismus und nationale Regungen im spaten Mittelalter". S. 10. Freiburg und Leipzig. 1916.

стр. 99

И, наконец, третья группа - это юристы, стремившиеся возродить римское право, которое, как спешит отметить Шлиерер, не играло в средневековой Германии сколько-нибудь значительной роли. А так как юристы витали в своих абстракциях, то их свидетельствам также нельзя придавать какую-либо ценность.

Представление о том, что империя была государством многонародным, было свойственно, говорит Шлиерер, фантазии придворных, южной страсти римлян и склонным к абстракции юристам1 .

Немецкая империя X-XII веков, делает свой вывод Шлиерер, была национально замкнутым государством, но настолько сильным, что некоторые страны, не принадлежавшие ей самой, вошли под ее покровительство2 .

Вздорность рассуждений о "национальном" характере империи станет еще более ясной, если мы вспомним, что "Священной Римской империей германской нации" империя стала называться в XIV - XV веках, т. е., как раз в период упадка былой мощи империи. До этого времени она называлась просто "Священной Римской империей", т. е. была пестрым, экономически не связанным конгломератом различных народов.

3

Отводя главное место в истории средневековья обзору и анализу колонизации востока немецкими феодалами, фашистские историки тратят немало усилий и внимания на характеристику немецких императоров и военных вождей как героических личностей, возвышающихся над толпой, представлявшей покорное орудие в руках вождя.

Каждый император или крупный герцог оценивается с точки зрения его расовой принадлежности, исходя из этого ему дается соответствующая характеристика. Выше мы уже обрисовали методы и приемы фашистских историков в оценке деятельности Отгонов. Вот еще несколько примеров применения своеобразной "статистики" в исторических исследованиях, которые могли бы сойти за анекдот, если бы все это не происходило в стране фашистской диктатуры.

Некий Каскорби "подсчитал", что характерным и отличительным для германской средневековой истории и политики является то, что немецкие императоры в течение почти шести веков носили чисто немецкие имена и что господствующими именами были: Карл, Людвиг, Конрад, Генрих, Отгон, Фридрих и другие. "Досадным" вкраплением в этот ряд истинно немецких имен были чужеземные: Филипп Швабский (1917 год), Венцель (из Богемского дома, 1378 год).

Зато, отмечает усердный автор, из семи сыновей Альбрехта Медведя (активнейшего колонизатора востока, возводимого в национальные герои фашистской историографией) ни один не косил иноземного имени, и автор с готовностью перечисляет эти имена: Отгон, Герман, Зигфрид, Генрих, Адальберт, Дитрих, Бернгардт. Епископы, архиепископы, аббаты и монахи являются носителями старогерманских героических имен: Адальберт Пражский, Оттон Бамбергский, Адальберт Бременский и т. д.

Немецкие имена проникали и за пределы немецкой империи: автор с особым удовлетворением отмечает о приверженности норманнов к имени Вильгельм. Другой "исследователь" такого же калибра, фон Изебург3 , заявляет, что вырождение императорской династии средневековой немецкой империи происходило потому, что к истинно немецкой крови примешивалась чужеродная кровь.

Так, Каролинги, начав с Пипина и Карла Великого, кончили Людовиком Дитятей. Саксонская династия, начавшаяся с Генриха I, окончилась на Оттоне, потому что мать последнего, Феофана, происходя родом из Византии, нарушила кроеную и расовую чистоту этой династии. Образцом кров-


1 Schlierer K. "Weltherrschaftsgedanke und Altdeutsches Kaisertum". Tubingen. 1934.

2 Schlierer. Указ. соч., стр. 49.

3 Взято у Schneider. Указ. соч., стр. 42.

стр. 100

ной чистоты и расовой замкнутости в "исследованиях" Изебурга предстает Рудольф Габсбургский. Кровная замкнутость его предков, говорит автор (Габсбурги, Кобурги, Церингены), определяет силу его характера. Зато император Максимилиан, носивший к тому же не немецкое имя, подвергается решительному осуждению, потому что, как точно подсчитано, среди восьми предков этого императора были выходцы из Австрии, Мезии, Литвы, Португалии, Ланкастера, Арагонии и Кастилии - предки совершенно неприличные.

Генрих IV, много раз заключавший союз с папой и много раз выступавший против него, изображается настоящим немцем, ибо он якобы боролся против антинемецкого принципа, который стремился осуществить папа Григорий VII.

Заслуживает упоминания "дискуссия", разгоревшаяся вокруг взаимоотношений между немецким императором Фридрихом Барбароссой и крупным феодалом Генрихом Львом. Последний, энергично проводивший колонизационную политику на востоке от Эльбы, возводится, понятно, фашистскими историками в национальные герои. Но сторонники возвеличения Фридриха Барбароссы находят материал, долженствующий "дискредитировать" Генриха Льва. Так, Якобс находит, что число итальянских предков Генриха больше нежели число его немецких предков1 .

Шнейдер, пытавшийся вмешаться в "ученый" опор, выражает свое мнение следующими "глубокомысленными" словами: "Если еще сегодня принять во внимание ярко выраженный контраст между белокурым Штауфеном Фридрихом I (Барбароссой) и черноглазым и темноволосым Вельфом-Генрихом Львом, то можно увидеть, какие сильные контрасты господствуют вообще в оценке немецкой политики императоров в целом, как и в оценке политики вышеуказанных родственников"2 .

Итак, споры идут потому, что на одной стороне - белокурый Фридрих, а на другой - черномазый Генрих. Что и говорить, анализ непревзойденный! Если бы фашистские историки даже ограничились только этим, то и приведенных данных было бы достаточно для показа деградации того, что когда-то называлось буржуазной исторической наукой.

Демагогия пронизывает любое утверждение фашистского "историка".

Отсутствие постоянной резиденции у императора во времена средневековья и постоянные странствования императора с места на место объясняются желанием последнего общаться с народом. "Король был народным вождем"3 .

И такого рода "открытия" делаются после того, как даже буржуазные историки прошлого столетия совершенно правильно считали одной из причин странствований короля по стране господство натурального хозяйства: когда король со своей челядью съедал запасы в одной местности, он отправлялся в другую.

Ставя перед собой в качестве ближайшей задачи захват Австрии, фашистские главари используют "теоретические" рассуждения историков о том, что Австрия была всегда немецкой. Фон Пельниц, мюнхенский приват-доцент, высказывает свое открытое восхищение перед фашизмом за его стремление присоединить Австрию к Германии.

"Никем не может быть оспорено, - говорит Пельниц, - что Австрия в течение одиннадцати веков своей немецкой истории могла существовать и расти благодаря жизненным связям с общим, (немецким. - Ф. Г. ) народом.

...Этот немецкий вид Австрии должен быть всеми силами сохранен. Это взаимное стремление не отступит также и в будущем"4 .

Такие "историки", как Андреас, открыто призывают студенческую молодежь душить рабочее движение, при-


1 Jacobs H. "Heinrich der Lowe". Lubeck. 1933. Цит. по кн. Schneider. Указ, соч., стр. 48.

2 Schneider. Указ. соч., стр. 11.

3 Schulte A. "Anfange zu einer festeren Residenz der deutschen Konisre in Hochmittelalter". "Historisches Jahrbuch". B. 55. Heft. 2/3, S. 142.

4 Polnitz, "Deutsches Volkstum und oestereichische Gesohichte". "Historische Jahrbuch". B. 55. Heft 2/3, S. 438.

стр. 101

крывая эти призывы защитой интересов национального целого немецкого народа.

Такова фашистская историческая "наука". Ни грана научности нет в фашистских юродивых теориях. В области истории фашизм поднял всю ту муть, которая лежала на дне буржуазной науки еще в XIX веке. Расовая теория, поднятая на щит Ницше, Гоббино, Чемберленом, Ван-Ден-Бруком, как теоретическое обоснование колониальных захватов появилась задолго до того, как господин Розенберг возвестил о ней в своем "Мифе XX века".

Фашизм ничего не создал в области историографии и в других отраслях науки, а только раскопал гниль и, густо сдобрив ее воинственными призывами к войне, пустил в ход как историческую науку.

Все эти "глубокомысленные" рассуждения фашистских историков, направленные к "историческому обоснованию" фашистской агрессии на Восток и прежде всего против СССР, приобретают особый смысл в свете последних мероприятий фашистской Германии по подготовке новой империалистической войны.

Исторические экскурсы фашистских историков ставятся на службу практической агрессивной политике нынешних правителей Германии. Ход событий показывает, что империалистические устремления германского, фашизма далеко не ограничиваются одним только Востоком.

Не случайно Гитлер отнес к числу "неполноценных" рас не только славян, но и французов, которые объявляются "смертельными врагами" Германии. Поэтому особенно большое значение приобретает призыв тов. Димитрова к нашим историкам о необходимости систематического разоблачения агрессивных, контрреволюционных планов фашизма, которые проповедуются не только в открытой незамаскированной форме, но и в виде якобы научных "исторических исследований".

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Средняя-история-СРЕДНЕВЕКОВАЯ-НЕМЕЦКАЯ-ИМПЕРИЯ-В-ФАШИСТСКОЙ-ИСТОРИОГРАФИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Василий П.Контакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/admin

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Средняя история. СРЕДНЕВЕКОВАЯ НЕМЕЦКАЯ ИМПЕРИЯ В ФАШИСТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 02.06.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Средняя-история-СРЕДНЕВЕКОВАЯ-НЕМЕЦКАЯ-ИМПЕРИЯ-В-ФАШИСТСКОЙ-ИСТОРИОГРАФИИ (дата обращения: 21.11.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Василий П.
Киев, Украина
244 просмотров рейтинг
02.06.2014 (1268 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
АЗАРТНІ ІГРИ
2 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел.
Каталог: Физика 
15 дней(я) назад · от джан солонар
НАЗАД В АЗАРТНОЕ ПРОШЛОЕ?
Каталог: Право 
16 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются им
Каталог: Физика 
17 дней(я) назад · от джан солонар
Изобретателю века - "Золотую Фортуну"
Каталог: Разное 
25 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
26 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В качестве источников электрической энергии постоянного тока в энергоустановках могут применяться обычные коллекторные генераторы постоянного тока, генераторы переменного тока с выпрямительными устройствами, а также униполярные генераторы (УГ). Использование сверхпроводящих обмоток позволит увеличить плотность электрической энергии в данных машинах и снизить их удельный вес, что связано с ростом магнитного потока в рабочем объеме и уменьшением тепловых потерь. По сравнению с другими типами электрических машин униполярные генераторы обладают рядом преимуществ. Простота конструкции, большая перегрузочная способность, высокий КПД, отсутствие пульсаций в кривой тока и напряжения, возможность непосредственного подсоединения к турбине ЭУ и т.д. As electric energy of direct-current sources in энергоустановках the ordinary collector generators of direct-current, alternators, can be used with rectifying installations, and also homopolar generators(УГ). The use of сверхпроводящих обмоток will allow to increase the closeness of electric energy in these machines and bring down their specific gravity, that it is related to the height of magnetic stream in the swept volume and reduction of thermal losses.
Каталог: Энергетика 
27 дней(я) назад · от джан солонар
Производители шуб сегодня могут предложить женщинам огромный выбор изделий из разного по своим качествам и стоимости меха, от очень доступного кроличьего до очень дорогого соболиного.
Каталог: Лайфстайл 
27 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что электромагнитный эфир Максвелла представляет субстанцию, состоящую из микроэлементарных частичек, реликтов и фононов. При движении в ней элементарных частиц возникают волны возмущения эфирной среды, фотоны, при помощи которых осуществляется взаимодей ствие между частицами. Причем, необходимо отметить, что электромагнитные возмущения (сигналы), т.е. фотоны, не поглощаются другими частицами, а возникает взаимодействие между фотонами, что является причиной изменения скорости движения этих частиц.
Каталог: Физика 
31 дней(я) назад · от джан солонар
Поскольку фононовая среда в космическом пространстве не однородна то следова тельно, Постоянные Больцмана и Планка не являются постоянными величинами, а зависят от свойств фононной среды и имеют различные значения в разных зонах космического пространства..
Каталог: Физика 
31 дней(я) назад · от джан солонар

Средняя история. СРЕДНЕВЕКОВАЯ НЕМЕЦКАЯ ИМПЕРИЯ В ФАШИСТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK