LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-278

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Александр ДЗЮРА, кандидат философских наук, доцент

Современная эпоха светится в наших глазах, звенит в наших ушах, стучит в наших висках и сердцах, живет в наших эмоциях, страстях, настроениях, отпечатана в бороздах и центрах коры головного мозга, воплощена в самых высоких устремлениях нашего духа.

Мы - дети среды, но не пленники эпохи. Мы не заложники Истории, а ее активные социальные субъекты. Вот почему в наше время ни "наложить арест" на "крамольные идеи", идущие вразрез с общепризнанной философской истиной, ни высокомерно "не заметить", проигнорировать нетрадиционные суждения уже невозможно. Истина никем не может быть "спущена сверху", "приказана", декретирована. Истина не заимствуется у авторитетов. И новым человеком, и новым поколением она всегда заново должна быть по-своему открыта, особым образом выстрадана.

Ликвидировав право привилегированных на монопольное владение истиной в последней инстанции, демократическое общество тем самым уравнивает точки зрения (вовсе не отрицая их оригинальности, неповторимости, уникальности) студента и президента, начальника и подчиненного, рабочего и академика, дипломата и писателя, ни одному из них не давая никаких привилегий. При отсутствии всякой монополии на истину решающее слово в споре принадлежит теперь не оракулу, не вождю: и в теоретических, и в идеологических баталиях отныне последнюю точку по идее должны выставлять жизнь, практика, история, когда уже, как сказал поэт, "здесь ни убавить, ни прибавить".

К ней-то, к истории, резонно обратиться, чтобы разобраться в том, что с нами происходит после того, как по расхожему мнению "марксистский социальный эксперимент в России не удался".

История, выступающая в качестве критерия истины, одна способна разрешить, казалось бы, неразрешимые сомнения тех, кто сегодняшнюю "идеологическую доктрину" России (если таковая вообще есть в наличии у нынешнего, идеологически разоруженного Российского государства), кто сегодняшнюю некорректную, огульную, нарочитую (по поводу и без повода) критику К. Маркса сгоряча и опрометчиво принял по наивности за полный отказ от тех высоких социально-нравственных идеалов, которыми пронизаны все философские труды основоположников марксизма (если читать эти труды без предубеждения). Логично ли на волне новых идеологических веяний напрочь отказываться от традиционных ценностей? Логично ли начисто порывать с идеалами социальной справедливости? Этично ли хулить их, хотя они ни в чем не виноваты? Не рано ли мы распрощались с нравственными ценностями, которыми дорожили мыслители разных времен - от Платона и Иисуса Христа до Маркса?

Некоторые из тех, которые не поднялись до уровня философского осмысления революционной сути диалектического обновления всех сторон нашей жизни, которые ударились в метафизическую крайность и оказались в состоянии душевного уныния и безысходности, короче, некоторые из пессимистов усмотрели в стремительно продолжающейся кардинальной переоценке некогда монолитных ценностей чуть ли не беспросветный кризис былых марксистских идеалов, кризис марксистской методологии, кризис и крах всей полуторавековой традиции марксистской социокультурной мысли.

Обратившись к не такому уж далекому прошлому, легко убедиться: нечто подобное уже было - и "кризис марксизма", причем не один, и предсказание "близкого конца" марксистским идеалам. Тем самым, к слову сказать, идеалам, в которых содержится больше, чем где бы то ни было, подлинно планетарных, общечеловеческих ценностей, тем идеалам, которые живут в душах, в сердцах, которые так долго не умирают именно потому, что они ассимилировали, впитали в себя все лучшие достижения и традиции мировой культуры. Поистине новое - это хорошо забытое старое. На примере уроков истории можно извлечь полезные выводы из фактов закономерного политического поражения тех, кто уже делал подкоп под фундамент марксистской истины, безуспешно разводя понятия "истины" и "ценности" в марксистском социально- философском мышлении, тщетно "очищая" марксизм от идеологии.

Вместе с тем мы не меньше учимся на уроках исторического поражения тех, кто, признав позднее логику связи марксистских истин с ценностями и высшими нравственными идеалами, затем (под нарастающим влиянием этих ценностей, усилением их привлекательности для всех честных людей) поневоле вынужден был круто переориентироваться, резко повернув от "деидеологизации" к "реидеологизации". Так политика "деидеологизации" вынесла себе собственный исторический приговор (Д. Белл, Р. Арон, С. Липсет).

На первый взгляд западные деидеологизаторы, выступавшие под лозунгом критики и ниспровержения всякой вообще идеологии, очень непохожи на нынешних наших "доморощенных" деидеологизаторов. Но проступает в них и нечто общее. При явном отличии первых от вторых (еще точнее: вчерашних "деидеологизаторов", быстро переквалифицировавшихся в современных "реидеологизаторов"), при всем внешнем, стало быть, различии западных и отечественных ученых-социологов есть у тех и у других то внутреннее сходство, что их объединяет. Связь тут в том, что первые отказывали марксизму в праве на истинность, противопоставляя марксизм как теорию марксизму как идеологии, считая всякую идеологию ложной; вторые же в самом факте увядания былой "свежести" марксистских идей почувствовали опасный симптом низведения казавшегося до сих пор непреложным истинного марксизма до участи несостоявшейся теории. Наши "ортодоксы от марксизма" в страхе гонят от себя дурной сон, рисующий им апокалипсический конец марксизма как ложной социальной гипотезы, неподтвержденной социальной практикой и поэтому так и не ставшей научной теорией.

Но марксизм - наследник многовековой культуры мысли. Он суть жизнеспособнейшая, противоречивая, целостная, постоянно обновляющаяся традиция диалектического социокультурного мышления, внутри которой заложен практически неисчерпаемый, неистощимый источник развития как самодвижения и самосовершенствования.

Этой специфики марксистского мышления, превращающей его в постоянно обновляющуюся, не умирающую культурно-философскую традицию (традиция потому и называется традицией, что она не угасает в своем самодвижении к высшим ценностям), так и не понял такой, к примеру, оппонент К. Маркса, как К. Мангейм. Он полагал, что любая общественная наука не может претендовать на истину, если она еще выступает, подобно марксизму, и в роли идеологии. Марксизм-де не может принадлежать к объективной (читай - "ничейной") истине, поскольку он не скрывает, что служит интересам рабочего класса. А ведь не стоит особого труда разобраться, что подобное "развенчивание" идеологии, подобная "деидеологизация" на самом деле есть скрытая форма идеологии, направленная своим острием против всей целостной методологии марксистского мышления - той методологии, которая имманентно включает в себя наряду с классовыми идеалами также самый широкий спектр, богатейший арсенал идеалов и ценностей, которыми бредят, живут, дышат все честные люди, желающие быть свободными на планете людей.

* * *

Маркс как мыслитель овладел античной философией от Демокрита до Эпикура и Лукреция Кара. Вместе с тем без классической немецкой философии, особенно без глубоких гегелевских и фейербаховских размышлений, была бы совершенно непонятна вырастающая непосредственно из них новаторская традиция

марксистского социально-философского мышления.

Можно ли сказать с уверенностью, что это мышление понято правильно и неискаженно? История культуры (и история философии, в частности) являла нам много случаев недопонимания, неполного понимания либо искаженного понимания трудов великих мыслителей.

Вопрос понимания - вопрос вечный. Он чрезвычайно актуален для современного этапа развития, связанного с "развенчиванием" истин марксистского мышления, всей традиции марксистской философской культуры.

Парадокс в том, что наступило отнюдь не самое лучшее время для тех, кто - сознательно ли или неосознанно - оказался в лагере либо убежденных и активных адептов и апологетов марксизма, либо в рядах его менее активных, возможно, скрытых сторонников, либо в рядах "нейтралов". Для тех, других и третьих (поразительно, но факт!) проще, как полагают они сами, вежливо и культурно "проститься с марксизмом". Притом "проститься" почти бездумно, безвольно, повинуясь некоей "моде", безропотно заражаясь бациллами прогрессирующей болезни по имени "Эпидемия Великого Отрицания".

Легче тихо порвать с "потерпевшим фиаско" марксистским философским мышлением, постараться забыть его, "стереть его из памяти", чем дать себе труд бережно и непредвзято перелистать страницы марксистских произведений и подивиться - даже теперь и именно теперь! - скрытой в них поистине магической силе идейно-нравственного воздействия на сознание масс. Именно этим принципом - принципом если не трепетного, то максимально бережного отношения к аутентичным марксистским текстам - следовало бы руководствоваться, подвергая анализу не только и не столько так называемые ранние произведения марксизма, но по возможности и труды французских просветителей, а также Г. Гегеля, Л. Фейербаха и других великих мыслителей. Тех, на чьих богатырских плечах стояли К. Маркс, Ф. Энгельс, без чьих идей, их переосмысления, критической их переработки немыслима логическая и историческая эстафета и преемственность ренессансной, просветительской гегелевско-марксистской методологии социального познания, как и немыслима эстафета философско-теоретического, ценностно-практического, а, следовательно, также и художественно-эстетического освоения мира. Наконец, немыслимо само возникновение, формирование, длительное развитие качественно нового марксистского философского мышления, прочно занявшего свое достойное место в русле целостной культурно-антропологической - гуманистической - научной традиции.

Ныне некоторые обществоведы говорят о научной несостоятельности марксистского мышления, его утопизации, деградации, полураспаде и полном распаде союза истины и ценности в марксизме. Марксизм-де безвозвратно устарел. А может, не марксизм устарел, а, безнадежно отстав от жизни, от практики как критерия истины, наконец, от социально-исторической деятельности, взятой в качестве атрибутивной, неотъемлемой составной части марксистской теории познания, фактически устарели эти обществоведы? Конечно, устарели они - утратившие вкус к творческому постижению марксизма, разучившиеся черпать рациональные зерна истины из марксистского наследия, утратившие секрет извлечения энергии и нравственного потенциала из почти бездонного культурно-исторического источника, потерявшие интерес к постижению марксизма, этого кладезя унаследованных от всех прогрессивных эпох таких немеркнущих ценностей, как "добро", "справедливость", "равенство", "свобода", "гармония личного и общественного".

Ведь что произошло на самом деле? Произошел не обман, а самообман. Вроде бы "объективно" фиксируя растущее влияние на сознание миллионных масс марксизма, достигшего высочайшего взлета, поистине редкостного, победоносного распространения его идеалов и ценностей, советское обществоведение, выдав желаемый общественный строй за строй действительный, "распалив" свое неумеренное воображение, возжелав достижения "царства свободы" раньше, чем созрели к этому объективные предпосылки, постепенно и незаметно для себя самого подновило, улучшило марксизм, сначала прибавив к его образу несколько розовых тонов, затем окружив его этакой религиозной аурой неземной святости и едва ли не божественного совершенства.

Что поразительно: чувство меры в безосновательном восхвалении и возвышении марксизма было утрачено не только в бывшем Советском Союзе; чувство меры - пускай в меньшей степени - изменило в этом и в десятках стран социалистического лагеря, социалистического содружества, третьего мира и т. д. Народы названных стран, такие между собой несхожие, белые и "цветные", такие своеобразные, уникальные, с самобытной культурой, оригинальными обычаями, неповторимой психологией, проигнорировав особенности своего психического склада, "забыв" национальную, этническую, экономическую, политическую специфику, повинуясь марксизму как религиозному идолу, как божеству, стремились вступить на некий, ведущий к идеальному "счастью" человечества Великий Мост. Причем вступить на него почти что одновременно (несмотря на то что у каждого возжелавшего коммунистического счастья народа за спиной - линии предшествующей культуры различной исторической длительности), вступить на сей Мост и шагать по нему дружной братской поступью, по возможности синхронно, "в ногу". Кто - ногой в сапоге, кто - в лаптях, а кто - босиком.

Кто-то из самых тупоумных ортодоксов не стеснялся по невежеству называть подобную стратегию движения к общей цели, как ни странно, "марксистской". Между тем и обывателю известно, что даже армейская практика все же умнее, потому что воинским уставом воспрещено солдатам маршировать по мосту в ногу, дабы не расшатать его за счет резонанса. И удивительно ли, что тот самый Великий Мост, который, казалось, сулил стольким народам переход ко Всеобщему Счастью и Процветанию, сегодня разрушен...

Стоит ли после этого с деланным, рассчитанным на некомпетентную публику возмущением искусственно нагонять волну психологического и логического неприятия марксизма, стоит ли поступать по принципу "презумпции виновности" К. Маркса (за содеянные и несодеянные им "преступления"), имеет ли смысл хоронить марксизм заживо, если всякому непредвзятому исследователю доподлинно известно:

что, во-первых, аутентичный марксизм возник как духовная квинтэссенция отнюдь не российской, а западноевропейской культуры, притом возник как теория самореализации "в недрах" западноевропейской цивилизации, а не полуевропейской, полуазиатской России;

что, во-вторых, традиция марксистского философского и социально- политического мышления не имеет прямого касательства ни к Африке, ни к Азии, ни к России;

что, в-третьих, "первомарксизм", то есть реальный гуманизм, объяснил неизбежность временного поражения еще по преимуществу эстетического ренессансного гуманизма напором выросшего на том же планктоне простого товарного производства капитализма. Он предсказал, что, пройдя через капитализм, западноевропейское общество вновь вернется к гуманизму - но уже не только эстетическому, но и этическому, и научному;

что, в-четвертых, российские большевики действовали в период Октябрьской революции, "отступая от основ философии Маркса" (В. Короленко);

что, в-пятых, если бросить на чашу логических аргументов самый веский из них - документально подтвержденные слова К. Маркса, то, по признанию основоположника марксистской традиции, его теория непосредственного отношения к России не имеет. Так, в письме В. Засулич в 1881 г. К. Маркс отмечает относительно пролетарской революции, что "историческая неизбежность этого процесса точно ограничена странами Западной Европы". Известно, какой категорический отказ встретил у К. Маркса замысел Н. К. Михайловского, как сейчас бы сказали, глобалистски переистолковать, возвести в более высокую степень теоретического обобщения принадлежащий К. Марксу "Исторический очерк возникновения капитализма в Западной Европе", превратить этот очерк в "историко-философскую теорию о всеобщем пути, по которому роковым образом обречены идти все народы, каковы бы ни были исторические условия, в которых они оказываются...".

Выводы? Вот они.

Вульгаризаций марксизма существует сколько угодно. А поэтому когда ставится вопрос: "Жив ли марксизм?" - то имеют в виду множество "марксизмов", плюралистическую природу марксизма. И здесь необходимо учитывать одну тонкость. Дело в том, что при всех отличиях теоретически переиначенных, изуродованных, вульгаризированных "марксизмов" от аутентичного К. Маркса все же эти вульгаризации вырастают из того, что есть в его трудах. Наверное, есть "сермяжная правда" в умозаключении: не всякая вульгаризация может стать "марксистской", а только та, которая имеет некоторые связи с реальным марксизмом, которая может на этой почве вырасти.

Здесь вычленяется существенной научной важности проблема. Эту проблему можно сформулировать следующим образом. Феномен "ложности сознания", присущий, по убеждению К. Маркса и Ф. Энгельса, всем идеологиям, всем "идеологическим методам" мышления, существует ли по отношению к самому марксизму только в потенции? Философия Маркса "завалила экзамен" на ее верификацию? Она уже сфальсифицирована бесповоротно? Сфальсифицирована лишь потому, что марксистская гносеология аксиологична (читай - идеологична)? Марксизм опровергнут Историей - и в этом уже никто не сомневается? Но даже старик Аристотель сказал бы, что такой скороспелый вывод получен путем неполной индукции, а следовательно, не может претендовать на абсолютную истинность. Разве История сегодня уже закончилась? Разве она успокоилась в своем восходящем движении к прогрессу?

Ни практически, ни теоретически не решить этой проблемы, не употребив отношение к марксизму как "разросшемуся дереву, каждая ветвь которого выступает в качестве особого течения, аспекта толкования марксистских идей и принципов, попыток осмыслить и переосмыслить их под углом зрения накапливаемого исторического опыта" (В. С. Степин).

Уж если зашла речь о неоднозначном понимании марксизма, то согласимся с мыслью В. С. Степина: одно дело - классический марксизм, представленный работами его основоположников; другое дело - применение В. И. Лениным марксизма к условиям русской действительности; третье - сталинская модель, извратившая и примитивизировавшая марксизм, модель, которая низвела марксизм до теории "обоснования" тоталитаризма, казарменного социализма; четвертое - социал-демократическая версия марксизма, подтвержденная европейским опытом социал-демократического правления (Швеция, Финляндия и др.); пятое - русский меньшевизм как специфический вариант социал- демократического направления в марксизме (Г. Плеханов, Л. Мартов, П. Аксельрод и др.); шестое - "симбиозная" модель, в которой марксизм "дополнен" жоресизмом. А разве не был марксистом К. Каутский, который намного раньше А. Солженицына, едва ли не в первых декретах Советской власти провидчески угадал начало эпохи терроризма, этого антипода марксизма? Наконец, не будем закрывать глаза на то, что есть еще и современный так называемый неомарксизм (Франкфуртская школа начала с опоры на методологию марксизма).

Подробное рассмотрение столь широкого, разномастного, противоречивого спектра "марксизмов" разве не может стать предметом специального научно- философского исследования? Во всяком случае, ясно одно: при всей разноликости и неоднозначности интерпретаций марксизма, в каждой интерпретации он в принципе не теряет своего атрибутивно-имманентного качества, он изначально сформировался как ранее неизвестный тип диалектической теории познания, как новая гуманистическая философия - такая философия, которая является рефлексией по поводу оснований всей предшествующей культуры. Традиция марксистского философского мышления поэтому и рассматривается, с одной стороны, как рационально-логическая рефлексия относительно базиса мировой культуры, с другой стороны - как эмоционально-психологическая "ценностная рефлексия". Последняя может выступать уже не только в рациональной, но и в иррациональной форме, и в этом смысле называться "философской рефлексией". Она имеет дело лишь с определенными допущениями.

Отдавая должное философии как методологической основе мышления, К. Маркс применял к философии как эпистемологические (теория познания), так и аксиологические (оценочные) критерии, он называл философию и "квинтэссенцией культуры", и "живой душой культуры". В пору критического переосмысления всех ценностей, в том числе известной переоценки системы марксистских ценностей, необходимо не отвергать марксизм с порога, а преодолеть марксизм. Причем преодолеть его, как удачно выразился П. Г. Щедровицкий, "не вываливаясь из культуры".

По тонкому замечанию В. И. Толстых, с самого момента формирования, становления марксистского типа мышления за марксизмом тенью следует, тянется его упрощенная и пошлая форма, заставившая однажды Маркса сказать, что он - "не марксист". Но ситуацию, которая произошла с марксизмом у нас в ходе мнимосоциалистического строительства, можно обозначить дважды "немарксизмом". Марксизм по воле истории был превращен и в истину в последней инстанции, и в высшую ценность. Именно в России, как ни в какой другой стране, аутентичный марксизм претерпел много удивительных метаморфоз и "чудесных превращений": от наведения на него румян, подкрашивания и "улучшения" до откровенной его канонизации, догматизации, абсолютизации и гипертрофирования марксистских истин и марксистских ценностей, в конце концов до почти божественного превознесения его, до создания, если угодно, новой философской религии. От легкого подкрашивания марксизм мог в лучшем случае порозоветь. Но от того хрестоматийного глянца, который в Советском Союзе наводили на марксизм годами и десятилетиями, абсолютизируя его целеустремленно и настойчиво, с упорством, достойным лучшего применения, произошла, по сути, подмена диалектики софистикой, диалектического материализма - метафизическим либо вульгарным материализмом. Иными словами, произошла подмена марксистского философского мышления, провозглашающего принцип самоценности человека и ценности истины как идеала социального познания, подмена марксистской методологии иным "мышлением", которое можно назвать каким угодно, но только не марксистским по своей внутренней сущности.

И последнее. Традицию марксистского мышления принципиально нельзя насильственно изъять, исключить, вычеркнуть из мировой гуманистической социокультурной традиции. Израсходовал ли свой духовный потенциал марксизм как система политических, правовых, этических, эстетических идеалов и ценностей? Нет, далеко не израсходовал, не растратил себя. Исчез ли с исторической арены, умер ли марксизм? Нет и нет! "Марксизм не умер, умереть не может и, более того, в обозримом будущем еще переживет свое второе рождение" (В. И. Толстых).

"Марксизм, - пишут П. А. Рачков и Г. В. Плеханов, - уже не раз решительно отвергался его оппонентами, признавался "умершим", утратившим всякое положительное значение. Сегодня Маркс критикуется не только сам по себе за его собственные взгляды и принципы, но и за возникшие после него различные формы осовремененного, обновленного марксизма: ортодоксального, марксистско-ленинского, неомарксистского, ревизионистского... Вся идеология марксизма, его философская система объявляются "псевдонаукой"..." И далее они продолжают: резкие выпады российских и других "оригинальных" теоретиков против Маркса, повальная дискредитация марксистского учения "весьма показательны для сегодняшних "критически мыслящих" реформаторов. Их совсем не смущает, что многие ведущие теоретики мира, не отрицая недостатков и некоторых ошибочных суждений в марксистском учении, четко и доказательно обозначают его выдающиеся достижения".

А вот что говорит по этому поводу президент Академии наук Республики Башкортостан, депутат Государственной думы РФ Р. И. Нигматулин: "Как бы современные российские "теоретики" ни пинали "поверженного льва", они не могут противопоставить трудам Маркса и его последователей сколько-нибудь сравнимое по уровню учение". Показательно мнение доктора экономических наук, профессора Авенира Соловьева из Костромы: "...Сегодня для оклеветания Маркса... приписывают ему взгляды противников, чтобы потом "опровергнуть". Этот "лжемарксизм" закладывается в учебники, остается в сознании молодежи, будет передан следующим поколениям".

* * *

В заключение заметим: по сегодняшнему нашему отношению к традиции марксистской мысли можно в определенной степени судить, насколько философски глубоко освоили мы художественное прозрение В. Шекспира, выраженное в знаменитом восклицании датского принца Гамлета: "Распалась связь времен!" По сути, эта связь времен всегда отчасти прерывается, когда наступает период крутой ломки экономических, политических, социальных, культурных "парадигм" и не менее крутой переоценки всех ценностей.

Однако убежден: никакие потуги современных разрушителей исторической памяти нашего народа, его духовных традиций, хулителей теории и практики великих революционных преобразований в нашей стране и во всем мире не в силах взять под сомнение огромный творческий потенциал марксизма.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Политика-На-обсуждение-ИСЧЕРПАН-ЛИ-ПОТЕНЦИАЛ-МАРКСИЗМА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Валерий ЛевандовскийКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/malpius

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Политика. На обсуждение. ИСЧЕРПАН ЛИ ПОТЕНЦИАЛ МАРКСИЗМА? // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 26.04.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Политика-На-обсуждение-ИСЧЕРПАН-ЛИ-ПОТЕНЦИАЛ-МАРКСИЗМА (дата обращения: 19.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
559 просмотров рейтинг
26.04.2014 (1242 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
час назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
18 часов(а) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
18 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
На отопление жилых домов ежегодно в стране расходуется около 150 миллионов тонн условного топлива. Эта цифра убедительно показывает, как важно искать пути уменьшения потерь тепла в зданиях.
19 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Филология 
24 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
ЕВРОПЕЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ В НАЧАЛЕ ВОСТОЧНОГО КРИЗИСА 70-х ГОДОВ XIX ВЕКА
Каталог: Политология 
30 дней(я) назад · от David Litman
ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ РЕВИЗИОНИЗМ И ЕГО ПРАКТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ (ИЗ ИСТОРИИ БЕРНШТЕЙНИАДЫ)
Каталог: История 
33 дней(я) назад · от David Litman
В современном мире хороший английский необходим не только для успешной сдачи экзаменов в престижные ВУЗы. Как язык международного общения, он незаменим для получения достойной работы и плодотворного бизнес-партнерства.
Каталог: Лингвистика 
33 дней(я) назад · от Василий Пашко

Политика. На обсуждение. ИСЧЕРПАН ЛИ ПОТЕНЦИАЛ МАРКСИЗМА?
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK