LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-821

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи ОТ БАБЕФА К МАРКСУ
Автор(ы) В. ВОЛГИН
Источник Борьба классов,  № 10, Октябрь  1933, C. 44-48

"Как всякая новая теория, социализм должен был примкнуть к порядку идей, созданному его ближайшими предшественниками, хотя его корни и лежали очень глубоко в экономических фактах". Так характеризует Энгельс в "Анти-Дюринге" взаимоотношение между новейшей социалистической мыслью и буржуазным просвещением XVIII века. Mutatis mutandis - та же формула может быть применена и к связи научного коммунизма Маркса и Энгельса с французским утопическим социализмом. Что французский утопизм является одним из источников марксизма, в этом не может быть никаких сомнений.

Но французский утопический социализм является весьма сложным и пестрым комплексом. И если вопрос о влиянии французского социализма на марксизм в его общей форме разрешается очень просто, то вопрос о пределах влияния отдельных представителей французского социализма гораздо менее ясен.

У нас нет до настоящего времени ни одной работы, которая бы ставила себе задачей исследование отдельных школ французского социализма с точки зрения их воздействия на формирование марксизма. Настоящий доклад имеет целью не столько подвести итоги исчерпывающего исследования данного вопроса, сколько на основании предварительной разведки наметить главные направления необходимой работы.

Маркс и Энгельс, как известно, относились весьма отрицательно к эпигонам утопического социализма, к социалистам 30-х и 40-х годов. "Значение утопического социализма, - говорит "Коммунистический манифест", - стоит в обратном отношении к историческому процессу". Иными словами, с каждым шагом вперед реального рабочего движения и с ростом классового самосознания пролетариата утопические системы, при своем зарождении отражавшие хотя и в фантастической форме настроения пробуждающегося пролетариата, приобретают все более реакционный смысл.

Это не исключает конечно возможности освоения Марксом и Энгельсом того или иного частного положения, формулировку которого они могли найти впервые у Леру, или у Пеккера, или у кого-либо из фурьеристов. Такого рода "заимствования", изысканием которых немало занимались критики Маркса, нас здесь не интересуют. Нас интересует влияние французского социализма в принципиальных вопросах. О таком действительном влиянии можно говорить лишь имея в виду основоположников французского утопизма, а не их позднейших продолжателей и вульгаризаторов.

Прежде всего о соотношении марксизма и бабувизма. Несомненно бабувизм можно рассматривать как предшественника марксизма. В "Коммунистическом манифесте" сочинения Бабефа отнесены к литературе,

стр. 44

которая в революциях нового времени выражала требования пролетариата. В "Анти-Дюринге" движение Бабефа характеризуется как движение того слоя, который был "более или менее развитым предшественником современного пролетариата". Маркс в то же время, когда он изучал утопистов начала XIX в., ревностно изучал историю Великой французской революции. Он хорошо знал конечно и книгу Буонаротти. Разумеется, философские и философско-исторические взгляды Бабефа и его соратников не могли импонировать Марксу, прошедшему школу германской классической философии. В "Святом семействе" он говорит о бабувистах как о грубых, нецивилизованных материалистах. В философии и в философии истории они не могли дать Марксу почти ничего, что не было бы ему известно из сочинений материалистов XVIII в. Здесь можно отметить положительным знаком только два тезиса бабувистов: их взгляд на исторический процесс как на вечную "войну между плебеями и патрициями, между богатыми и бедными" и их представление об экспроприации масс как о неизбежном последствии частной собственности и в то же время как о силе, подрывающей самые корни этого института. Но оба эти положения даны бабувистами в весьма абстрактной форме, для 40-х годов XIX в. уже устарелой. Совсем не является поэтому ни неожиданным, ни противоречащим оценке бабувистского движения как пролетарского то замечание, которое мы находим в "Немецкой идеологии", "считать (Бабефа) теоретическим представителем коммунизма могло притти в голову только берлинскому школьному учителю".

Гораздо большее значение в развитии марксистского учения могли и должны были иметь политические и тактические взгляды бабувистов. Две черты резко отличают бабувистов как от их предшественников - коммунистов XVIII в., так и от великих утопистов начала XIX в.: идея революционного переворота во имя коммунизма и идея диктатуры трудящихся как переходного этапа к коммунизму. Бабувисты не сумели обосновать неизбежности коммунистической революции анализом движущих сил капиталистического общества, что сделал впоследствии Маркс. Диктатура, к которой они призывают, также не является еще диктатурой пролетариата, ибо у них нет отчетливой картины классового строения капиталистического общества. Эта недостаточность построений Бабефа и его соратников, с точки зрения марксизма, об'ясняется недостаточным развитием капиталистических отношений и классового самосознания французского пролетариата эпохи революции. Говоря словами Энгельса ("Праздник народов в Лондоне", 1846 г.): "заговор Бабефа сделал во имя равенства заключительные выводы из идей демократии 93 года, поскольку эти выводы были тогда возможны". Теми же об'ективными условиями об'ясняются и те недостатки в концепции бабувистов, которые отмечены в "Коммунистическом манифесте": аскетизм и грубая уравнительность. В эту сторону мысль бабувистов толкали и относительно низкий уровень "производительных сил и психологические особенности того общественного слоя, на который они опирались, - предпролетариата, еще не изжившего мелкобуржуазных уравнительных вкусов и симпатий.

Как бы то ни было, при всей указанной Марксом и Энгельсом теоретической и тактической отсталости бабувистской мысли, указанные выше основные положения бабувизма в очищенной от исторического шлака форме, с новым теоретическим обоснованием вошли в железный инвентарь марксизма. Влияние бабувизма в этом пункте вряд ли можно отрицать.

Громадное расстояние отделяет примитивный революционный коммунизм Бабефа от научного коммунизма.

Маркс и Энгельс использовали и некоторые стороны учения Сен-Симона и Фурье. Ни система Сен-Симона и его ближайших учеников (мы имеем в виду в первую очередь Exposition de la doctrine Saint-Simonienne), ни система Фурье не были ни революционными, ни коммунистическими. С этой точки зрения они стоят дальше от марксизма, чем бабувизм. Но сен-симонизм и фурьеризм отличались несравненно большей широтой социального кругозора. И это об'ясняется конечно не только гениальностью их творцов. Сен-Симон и Фурье оказались в состоянии учесть в своих построениях социальные итоги тех колоссальных сдвигов - экономических и политических, - какими был отмечен конец XVIII и начало XIX вв: промышленного переворота и Великой французской революции. Они наняли, хотя и с недостаточной полнотой, еще только складывающиеся в их эпоху отношения промышленного капитализма. Они сумели отразить настроения, вызванные болезненными процессами пролетаризации мелкой буржуазии и формирования промышленного пролетариата, в современном смысле этого слова. Как социальные

стр. 45

теоретики и как критики капиталистических отношений они несомненно, по сравнению с бабувистами, стоят на недосягаемой высоте. Неудивительно, что в "Коммунистическом манифесте" им отведено почетное место.

Прежде чем перейти к отдельным моментам построений Сен-Симона, необходимо обратить внимание на общую установку всей работы Сен-Симона. По его собственному заявлению его жизненной задачей было создание новой философии, основывающейся на приобретениях точных наук. Но философия для Сен-Симона - не только высшее теоретическое обобщение, но и практическое руководство. Организация философии - организация жизни. Основное для него, как и для Маркса, ее в том, чтобы об'яснить мир, но в том, чтобы его изменить. Под этим положением, формулированным Марксом в 11-м тезисе о Фейербахе, Сен-Симон несомненно, охотно подписался бы. И среди тех источников, которыми питалась мысль Маркса в период выработки им основ диалектического материализма, сочинения Сен-Симона могли занимать известное место.

Существеннейшую часть учения Сен-Симона составляет конечно философия истории. Идеалистическая в своей основе, она тем не менее отличается двумя чертами, которые сближают ее с историческим материализмом и которые могли произвести впечатление на Маркса. Это, во-первых, последовательный детерминизм, учение о закономерности исторического процесса, об историческом предвидении, основанном на понимании законов исторического развития. Это, во-вторых, элементы диалектики, содержащиеся в сен-симоновском построении истории с его историческими системами, в пределах которых человечество развивается, пока эти системы из формы развития не превращаются в препятствия развитию, которые затем разрушаются, чтобы дать место новым, соответствующим достигнутому человечеством уровню и обеспечивающим его дальнейший рост. Ясно, что между этими идеями и взглядами Маркса на исторический процесс и исторические формации имеются весьма существенные точки соприкосновения. Если принять во внимание имеющуюся у Сен-Симона яркую характеристику развития социальных отношений и классовой борьбы с XV в. до французской революции, - характеристику, несмотря на общие идеалистические установки Сен-Симона, весьма приближающуюся к материалистической, - влияние сен-симоновской философии истории на марксизм становится очень правдоподобным. Конечно в своем развитии к историческому материализму мысль Маркса отправлялась прежде всего от Гегеля. Но "переворачивая" философию Гегеля "с головы на ноги", Маркс мог в ряде моментов опереться на сен-симонизм.

Представления Сен-Симона о будущем обществе конечно не могли быть использованы Марксом и Энгельсом. Идеи обязательного труда, плановой организации производства ("ассоциация"), критика привилегий, основанных на случайности рождения, - все это дано Сен-Симоном в слишком общей и неопределенной форме; вряд ли Сен-Симон мог дать в этих направлениях какие-либо дополнительные толчки мысли людей, знакомых с коммунистической литературой, Самое большое, о чем здесь можно говорить, это о дополнительных аргументах. Одно следует однако подчеркнуть - эта взгляд Сен-Симона на будущие судьбы государства: предстоящее отмирание системы господства, управления людьми и замена этой системы системой администрации, управления вещами. Эта идея в столь близкой к марксизму форме была дана до марксизма только у Сен-Симона. И историческое значение формулировки Сен-Симона не один раз отмечалось Энгельсом.

Более четкие социалистические выводы из положений Сен-Симона были сделаны Базаром в "Exposition de la doctrine Saint-Simonienne". Критика грюновской книги о французском социализме в "Немецкой идеологии" показывает, что Маркс и Энгельс хорошо знали не только "Exposition", но и сен-симонистские журналы "Producteur" и "Globe". Большая определенность социальных целей отразилась и на философско-исторической концепции Базара. В понимании ряда проблем Базар стоит много выше всех прочих утопистов. Он намечает к их решению пути, по которым шел Маркс в своей критике Фейербаха. Так, для Базара "индивидуальный" человек есть абстракция, реально существует общественный человек, плод общественного состояния своего общества, своего народа. Близко к марксовскому у Базара и понимание роли личности в истории. Деятельность человека детерминирована; но человек не есть пассивное существо, влекомое внешним роком, он является активным элементом в истории. Даже предугадывая будущее на основании изучения прошлого, личность сохраняет свою заинтересованность, и сознание неизбежности торжества ее стремлений способно лишь усилить ее активность, а отнюдь не ослабить.

стр. 46

Это сознание освобождает личность в истинном смысле этого слова от бессознательного подчинения власти неведомого закона. Наконец общее представление об историческом процессе как о смене форм эксплоатации вряд ли у кого до Маркса дано с такой яркостью, как у Базара: "Человек эксплоатировал до сих пор человека: господа - рабы; патриции - плебеи; сеньоры - крепостные; земельные собственники - арендаторы; празднолюбцы - труженики, - вот история человечества до наших дней". Близость этой формулы к знаменитой формуле, с которой начинается первая глава "Коммунистического манифеста", сразу бросается в глаза.

В литературе не раз указывалось на "заимствование" Марксом и Энгельсом у сен-симонистов имеющегося в "Коммунистическом манифесте" требования отмены права наследования. Но не говоря уже о том, что "Коммунистический манифест" связывает это мероприятие с диктатурой пролетариата, оно имеется не только у сен-симонистов. В понимании, более близком Марксу и Энгельсу, мы находим его у бабувистов, и, думается, неслучайно, что оно стоит в "Манифесте" рядом с несомненно бабувистским требованием о конфискации имущества всех эмигрантов и бунтовщиков.

Сен-симонизм если и отражал настроение пролетариата на одной из стадий развития его классового самосознания, то лишь косвенно и в извращенном виде. Наряду с элементами, которые дают нам право видеть в нем предшественника марксизма, в нем были несомненно зародыши построений совсем иной социальной направленности. Именно поэтому сен-симонизм мог быть воскрешен в начале XX в. противниками пролетарского коммунизма, был противопоставлен ими марксизму. Именно поэтому у сенсимонистов могли черпать аргументы некоторые теоретики фашизма. Эти черты - антиреволюционность, отрицание классовой борьбы как силы, творящей новое общество, вера в классовую солидарность, на путях которой водворяется новая органическая система общества, иерархия способностей, развитая в "Exposition" в систему своеобразной теократии. Совокупность этих идей и позволила использовать впоследствии сенсимонизм врагами марксизма. Ясно, что эти специфические сен-симонистские идеи придавали всем их прогнозам такой характер, который отталкивал от сен-симонизма Маркса и Энгельса.

Вопрос о влиянии на марксизм Фурье несравненно более прост и ясен, отнюдь, не потому, что он лучше разработан в исторической литературе, но потому, что на эту тему имеется гораздо больше существенных заявлений у Энгельса. Энгельс ценил Фурье весьма высоко, его отзывы о Фурье - с "Очерков критики политической экономии" 1843 г. и до "Анти-Дюринга" - почти изменяются в своем тоне.

Прежде всего мы имеем ряд лестных отзывов о философии истории Фурье. В "Анти-Дюринге" отмечены диалектическая трактовка у Фурье истории человечества и его схема исторических ступеней развития (дикость, варварство, патриархат, цивилизация). И тем не менее в своих принципиальных основах философия истории Фурье слишком далека от исторического материализма, чтобы можно было говорить о ее сколько-нибудь значительном влиянии. Пронизывающий ее теологизм и телеологизм, вера в возможность для свободного человеческого разума влиять на естественный ход событий (известное "открытие" Фурье гармонического строя) конечно были отвергнуты марксизмом. Лишь отдельные ее черты - элементы диалектики, отмененные Энгельсом, и элементы материализма (несоответствие между потребностями человека и ресурсами окружающей его среды как основной толчок к прогрессу человечества; характеристика исторических периодов производственными признаками) - могли дать ценный материал при выработке марксистского понимания истории.

Совершенно бесспорно использование Марксом и Энгельсом данной у Фурье критики цивилизации. В "Немецкой идеологии" эта часть учения Фурье признается важнейшей, его сатира - блестящей. В замечаниях, которыми сопровождает Энгельс перевод отрывка из Фурье о торговле, он отмечает.

Дружеский шарж худ. Уотеса

Мин. Кетчинский (член Комитета исторического конгресса)

стр. 47

что Фурье занимает в критике общества единственное место. Почти 30 лет спустя в "Анти-Дюринге" он повторяет эти оценки почти слово в слово с более развернутой аргументацией. И действительно, ни у кого из предшественников Маркса мы не найдем такой глубокой и беспощадной критики капиталистических отношений, какую мы имеем у Фурье. Анархия капиталистического производства, вытеснение мелкого производства крупным, кризисы, рост общественных антагонизмов и взаимной ненависти, роль государства и права как слуги и орудия богатых против массы населения, разложение семейных отношений и морали, прислужничество и практическое бесплодие философии, экономики и политики - все эти характерные черты капиталистического строя даны в нарисованной Фурье картине с непревзойденной яркостью; и конечно эта картина не могла не произвести на Маркса и Энгельса самого глубокого впечатления в период их роста к революционному коммунизму.

Что касается идеальной ассоциации Фурье - его "фаланги", то ее мелкобуржуазные черты - хозяйственная ограниченность, приближающаяся к автаркии, классовая структура и соответственный принцип распределения - должны были делать ее совершенно неприемлемой для Маркса и Энгельса. К тому же мы знаем, как отрицательно относились они даже в ранние годы своей деятельности к построению схем будущего общества. И тем не менее отдельные положения Фурье, относящиеся к будущему, были использованы марксизмом. Строя свою фалангу как типичный мелкобуржуазный утопист, ищущий путей к примирению классов, Фурье оказался способен в ряде пунктов выйти за пределы "мелкобуржуазного кругозора и дать ряд поистине гениальных прозрений, социально обусловленных процессом пролетаризации того низшего слоя мелкой буржуазии, настроения которого он отражал. Уже в 1844 г. в "Очерках критики политической экономии" Энгельс солидаризировался с учением Фурье о соревновании и о его значении в будущем обществе. Возвращаясь в конце 70-х годов к вопросу о соцалистической организации производства (в связи с критикой Дюринга), Энгельс подчеркивает другую идею Фурье - идею разнообразия труда для каждого работника. Именно такая организация труда дает возможность, по мнению Энгельса, преодолеть пожизненное прикрепление рабочего к одному виду работы, ликвидировать разделение труда в его современной форме и сделать труд привлекательным. Наконец, начиная с "Немецкой идеологии" и кончая "Анти-Дюрингом", затрагивая вопросы воспитания и трудовой школы, основоположники научного коммунизма почти каждый раз отмечают гениальность педагогических идей Фурье.

Резюмируем. В истории революционного коммунизма предшественником марксизма по прямой линии является бабувизм. Но приняв бабувистскую идею коммунизма как "идею нового мирового порядка", Маркс и Энгельс использовали при построении научного коммунизма все ценное, что они нашли у великих французских утопистов: Сен-Симон и Базар дали им больше всего материла в области философско-исторической, Фурье - в области критики общественных отношений капитализма.

Однако и философия истории сен-симонизма и критика Фурье вошли в состав марксизма в переработанном виде. Не надо забывать, что сен-симонизм был использован Марксом и Энгельсом, уже прошедшими школу германской классической философии, в частности философии Гегеля; не надо забывать, что параллельно изучению критики Фурье шло изучение английской политической экономии. Только эти три источника дали Марксу и Энгельсу возможность построить новую, коммунистическую теорию, соответствующую новым социальным условиям, сложившимся уже в передовых европейских странах отношениям промышленного капитализма, быстро растущим - и количественно и в своем классовом самосознании - кадрам промышленного пролетариата. Идеологические предшественники марксизма интернациональны, как интернациональна и его социальная база.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/ОТ-БАБЕФА-К-МАРКСУ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

ОТ БАБЕФА К МАРКСУ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 31.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/ОТ-БАБЕФА-К-МАРКСУ (дата обращения: 25.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
851 просмотров рейтинг
31.05.2014 (1213 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
3 дней(я) назад · от Олег Ермаков
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
6 дней(я) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
6 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
6 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
6 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
6 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
7 дней(я) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Платон как Аполлон. Plato as Apollo.
Каталог: Философия 
7 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
10 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов

ОТ БАБЕФА К МАРКСУ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK