LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-783

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи НАЧАЛО БОРЬБЫ ЛЕНИНА "ЭКОНОМИЗМОМ"
Автор(ы) Вл. СОРИН
Источник Борьба классов,  № 5, Май  1933, C. 23-41

"Экономизмом" называется, как известно, то оппортунистическое направление или течение в русской социал-демократии 90-х и начала 900-х годов, которое отрицало необходимость самостоятельной политической борьбы пролетариата и сводило задачи социал-демократии к обслуживанию чисто экономических нужд рабочего класса в рамках существующего строя. "Экономисты" отрицательно относились к необходимости создания пролетариатом революционной политической партии, которая руководила бы всеми формами классовой борьбы пролетариата (в том числе конечно и его экономической борьбой) и ставила бы во главу угла борьбу пролетариата о а свержение самодержавия, за социализм. "Экономисты", предшественники меньшевизма, отражали стремление буржуазии: подчинить зарождающееся рабочее движение своему влиянию, ввести его в узкое русло чисто экономических интересов и тем самым превратить пролетариат в орудие либеральной буржуазии в ее политическом споре с царизмом. Борьба революционных марксистов с "экономистами" по существу означала борьбу по вопросу о том, кому должна принадлежать гегемония в общедемократическом движении: революционному пролетариату или либеральной буржуазии.

Когда возник "экономизм"? Тогда же, когда началось в России массовое рабочее движение, т. е. в 1894 - 1895 гг. (а не в конце 90-х годов, как иногда думают). На этот счет мы имеем точное и прямое указание Ленина, сделанное им в 1914 г. Вот что писал тогда Владимир Ильич в одной из своих статей в "Правде", подводившей итог двадцатилетней борьбе русского пролетариата с самодержавием и капиталистами: "Замечательный факт, далеко еще недостаточно оцененный по сю пору: как только возникло массовое рабочее движение в России (1895 - 1896 гг.), так немедленно появляется разделение на марксистское и оппортунистическое направления, - разделение, которое меняет форму, обличие и т. д., но остается в сущности тем же самым с 1894 по 1914 год" (т. XVII. стр. 344, изд. 3-е). По поводу собственно "экономизма" Ленин добавляет дальше: "В спорах местных деятелей рабочего движения это направление обрисовалось уже в 1894 - 95 годах".

Писать так Ленин мог только потому, что как раз в 1894 - 95 тт. он в качестве руководителя петербургской с. -д. организации лично наблюдал возникновение разногласий в среде социал-демократических работников того времени по вопросу о задачах и тактике социал-демократии и, как увидим ниже, вел энергичную борьбу против зарождающегося "Экономизма". Эта борьба не оставила документальных следов: документы в виде статей и резолюций появились позже (начиная с 1897 г.), когда "экономизм" усилился и окреп. На первой, начальной, стадии рабочего движения оппортунистическое течение проявлялось только в процессе обмена мнений, "в спорах", дискуссиях, беседах социал-демократов. Разногласия не протоколировались, борющиеся еще не выступали с платформами и программными заявлениями, ибо разногласия только-только намечались.

Тем интереснее изучение этого раннего периода в истории большевизма и в деятельности Ленина, ибо оно показывает, что еще в тот период, когда только закладывались под руководством Ленина первые ячейки нашей партии, когда вся партийная организация исчерпывалась

стр. 23

небольшим числом рабочих кружков, Ленин уже тогда давал отпор всяким попыткам совлечь рабочее движение с почвы революционного марксизма. Традиция борьбы большевизма со всякими уклонами внутри партии, внутри рабочего движения восходит именно к 1894 - 95 гг.. к тому периоду, когда Ленин основал петербургский Союз борьбы, организацию, представлявшую собой "задаток революционной партии" (т. II, стр. 182) нашей партии, партии большевиков.

Накопившаяся за последнее десятилетие мемуарная литература участников социал-демократического движения 90-х годов дает ценнейший материал для характеристики борьбы революционных марксистов с оппортунистами на первой стадии рабочего движения. Эта литература, восполняя пробел, вызванный отсутствием документов, не только целиком подтверждает приведенное выше указание Ленина о борьбе двух течений в 1894 - 95 гг. Она дает кроме того достаточное количество конкретных данных для того, чтобы проследить этапы этой борьбы и в особенности проследить роль в ней Ленина. Само собой разумеется, что "свидетельские" показания участников движения должны быть сопоставлены с замечаниями об этом периоде, имеющимися в работах Владимира Ильича.

Обратимся к рассмотрению той борьбы, которую Ленин вел на фоне развивающегося массового рабочего движения с первыми проявлениями "экономизма".

I

Приехав осенью 1893 г. в Петербург, Ленин вошел в марксистскую группу "стариков"1 . Группа имела некоторые связи с рабочими, и члены ее вели пропаганду в двух-трех рабочих кружках, читая и объясняя передовым питерским пролетариям "Капитал" Маркса. Кружки были наглухо законспирированы, и полиция о них ничего не знала. Отрицательная сторона кружковой работы заключалась в том, что и рабочая масса ничего не знала о кружках и не испытывала на себе их влияния. Через короткое время Ленин стал во главе группы "стариков". В конце 1894 г. группа по инициативе Владимира Ильича и под его руководством перешла от теоретической пропаганды в замкнутых кружках к агитации в массах. Официально группа приняла название "Союз борьбы за освобождение рабочего класса" только год спустя. Но по существу дела моментом возникновения Союза как партийной организации, связанной с рабочим движением, опирающейся на него и руководящей им, надо считать именно конец 1894 г., когда социал-демократическая группа "стариков" обратилась с первой прокламацией к рабочим Семянниковского завода. К этому времени сеть рабочих кружков, являвшаяся организационной основой Союза, заметно увеличилась благодаря растущей революционной активности петербургского пролетариата.

То стачечное движение, которое приняло такие большие размеры во второй половине 1895 г., в 1896 г. (знаменитая майская стачка текстильщиков) и позже и создало прочную и широкую базу для деятельности петербургского Союза борьбы, выросшего из группы "стариков", ведет свое начало с конца 1894 года.

В конце этого года, 23 декабря старого стиля, накануне рождественских праздников на Семянниковском заводе (Невский механический и судостроительный завод Московского товарищества за Невской заста-


1 Состав группы: Г. Б. Красин (брат покойного Л. Б. Красина, наркомвнешторта), С. И. Радченко, Г. М. Кржижановский (член ЦК нашей партии), В. В. Старков (был торгпредом СССР в Германии), М. А. Сильвин (советский работник), П. К. Запорожец и еще несколько человек. Близко к группе стояла Н. К. Крупская.

стр. 24

Группа петербургского Союза борьбы за освобождение рабочего класса. Сидят слева направо: Старков, Кржижановский, Ленин, Мартов. Стоят: Малченко, Запорожец, Ванеев

вой, по Шлиссельбургскому тракту), насчитывавшем около 3 тыс. рабочих, возникли волнения, вырванные задержкой выдачи рабочим заработной платы. На ртом заводе администрация вообще ввела в систему "опаздывать" на несколько дней с выплатой рабочим заработка. На этот раз выведенные из терпения рабочие разгромили заводскую лавку и контору, выбили стекла в фабричных корпусах я пытались поджечь квартиру управляющего. Для усмирения "бунта" срочно вызвали полицию, жандармов, казаков и даже пожарную команду, обливавшую рабочих холодной водой (на морозе!). Тем не менее рабочие добились своего, и заработная плата была выдана им в тот же день поздно ночью.

Волнения на Семянниковском заводе носили стихийный характер: они не бы лит непосредственно подготовлены социал-демократической организацией, и движением рабочих никто не руководил, но отдельные члены организации, входившие в социал-демократические пропагандистские кружки, как например Бабушкин, вместе со всей рабочей массой принимали участие в переговорах с прибывшей на место "бунта" полицией и объясняли жандармам причины, вызвавшие волнения среди рабочих.

События на Семянниковском заводе послужили не посредственным поводом к изменению методов работы руководимой Лениным социал-демократической группы "стариков". От теоретических споров о преимуществах "агитации" в массах перед "пропагандой" в замкнутых кружках группа решила перейти к практическому применению нового метода или новой тактики путем выпуска прокламации к семянниковским рабочим. Во время рождественских праздников листок был написан (автор листка Ленин), зачитан на совещании нескольких рабочих, членов организации, затем напечатан на гектографе и в субботу 31 декабря или понедельник

стр. 25

2 января распространен по заводу Бабушкиным1 . Этот первый листок, обращенный непосредственно к рабочей массе, был не совсем обычен по внешнему виду: он представлял собой "брошюрку" или "тетрадь" несколько страниц2 .

В прокламации к семянниковцам описывалось тяжелое положение рабочих, угнетаемых хозяевами, и сравнивалась жизнь русских рабочих с жизнью рабочих за границей. Рабочие Англии или Америки добились значительного улучшения своего положения благодаря тому, что они ведут неустанную борьбу с фабрикантами и заводчиками. Вот и семянниковские рабочие нажали на своих хозяев, надавили, - и те сейчас же пошли на уступки, немедленно выплатили заработную плату. Но неорганизованный, стихийный "бунт", когда рабочие в озлоблении громят и крушат все, что попадает под руку, - ненадежное средство борьбы. Добиться улучшения своего положения рабочие смогут только в том случае, если они будут "соединенными силами" вести организованную борьбу против капиталистов. "Как только где-нибудь на заводе становится невыносимо тяжело, растет общее недовольство, - обязанность каждого понимающего рабочего вмешаться в это дело, соединить желающих бороться, показать, какие требования нужно им выставить всем своим угнетателям, и при умении всегда дело пойдет на лад, так что и положение рабочих сейчас же хоть сколько-нибудь улучшится и увеличится число лиц, понимающих выгодность такой борьбы".

Прокламация содержала призыв к систематической стачечной борьбе рабочих против угнетения и притеснений со стороны фабрикантов. Листок отмечал в то же время, что "и заводчики, и полиция, и вся государственная власть - все они заодно и все против нас". Кончался листок словами: "Борьбы и знаний - вот чего требует от русского рабочего русская жизнь".

Выпущенная в небольшом количестве листовка сыграла определенную агитационную роль. "Хотя особых результатов и не было видно, - рассказывает Бабушкин, - тем не менее опыт можно было считать удачным". "Экономист" Тахтарев, враждебно относившийся к деятельности "стариков", в свою очередь свидетельствует, что новый метод работы, выразившийся к форме выпуска прокламации, "обратил на себя внимание рабочих"3 . Точно так же крайний "экономист" Акимов-Махновец пишет со слов одного социал-демократа, приехавшего в Петербург как раз после выпуска прокламации к семянниковским рабочим, что "опыт отказался очень удачным"4 . Таким образом группа "стариков" первой из марксистских кружков и организаций в Петербурге начала социал-демократическую агитацию среди петербургских рабочих, пока еще в небольшом размере, в пределах только одной фабрики. Организация "стариков" вступила на новый путь.

Через полтора месяца после волнений на Семянниковском заводе возникли волнения в Новом порту, на строящемся броненосце "Петропавловск" (на Галерном острове, который представлял отделение Нового адмиралтейства Петербургского порта) из-за увеличения рабочего дня. Волнения начались 7 февраля5 , закончились 13 февраля (администрация уступила, и работы возобновились на старых условиях). Через несколько дней произошли волнении среди рабочих Нового адмиралтейства. 21 - 22 февраля вновь повторились волнения на Невском механическом


1 "Воспоминания И. В. Бабушкина", изд. 1925 г., стр. 64 - 65.

2 В таким виде и сохранилась вторая половина этого листка. См. "Летопись марксизма", т. III, 1927 г., стр. 64 - 66.

3 Петербуржец (Тахтарев). Очерк петербургского рабочего движения 90-х годов. Изд. 1902 г., стр. 14.

4 Акимов - Махновец. Очерк развития социал-демократии в России. Изд. 1905 г., стр. 45.

5 N 23 "Летучих листков" фонда Вольной русской прессы от 15 августе 1895 г. У Тахтарева (стр. 14) ошибочно - 7 января.

стр. 26

заводе (Семянникова) из-за несвоевременной выплаты заработка. Еще позже, весной 1895 г., произошла стачка на бумагопрядильной фабрике Воронина1 , но об отношениях к ней "стариков" у нас нет никаких сведений.

Во время этих волнений в Новом порту была разбросана социал-демократическая прокламация "стариков" под заголовком "Чего следует добиваться портовым рабочим". Была выпущена социал-демократическая прокламация также и в связи с волнениями 21 - 22 февраля на Семянниковском (механическом) заводе.

Во время февральских волнений в порту и на Семянниковском заводе в Петербурге находился виленский социал-демократ Копельзон, которому Ленин показывал обе прокламации группы "стариков" - и к портовым рабочим и к семянниковским. "По мастерству изложения, популярности и умению выдвигать наболевшие требования повседневной жизни, - пишет Копельзон об этих прокламациях, - они превосходили все, что я видел до сих пор. Ясно было, что они писались после обсуждения главных, затрагиваемых в них пунктов самими рабочими или их ближайшими руководителями2 . О февральской прокламации к семянниковским рабочим нам известен лишь самый факт выпуска ее: заголовок прокламации, ее содержание, впечатление, произведенное на рабочих, - все это совершенно не освещено ни в литературе, ни в документах. Листовка к портовым рабочим ("Чего следует добиваться портовым рабочим"), написания в боевых тонах, сохранилась в архиве П. Аксельрода в одном конверте с семянниковской (декабрьской) прокламацией; к сожалению она еще не опубликована до сих пор. Об этом листке Бабушкин говорит, что экземпляры листка, подброшенные в мастерские при порте, "произвели более сильное действие, чем на Семянниковском разводе"3 .

Летом, несмотря на ослабление деятельности социал-демократической группы "стариков", большинство которой состояло из студентов, вынужденных на лето разъезжаться из Петербурга в провинцию, по домам, рабочее движение не замерло4 . Небольшие стачечные вспышки произошли в порту (на Галерном острове) и в конце июля - в сталелитейной мастерской Путиловского завода5 , имело место также брожение на шпалерной фабрике6 . Роль социал-демократической организации "стариков" в этих проявлениях рабочего движения выявлена не полностью, но относительно стачки в сталелитейной мастерской Путиловского завода установлено, что ее вдохновителями и организаторами были двое молодых талантливых рабочих - Б. Зиновьев и П. Карамышев, члены организации "стариков", ученики Ленина, видные "активисты".

Некоторые историки считают, что переходом от пропаганды к агитации в рабочих массах петербургские социал-демократы обязаны исключительно появившейся в их среде поздней осенью 1894 г. известной виленской брошюре "Об агитации", написанной А. Кремером и Л. Мартовым7 . Это неверно. На самом деле переход к агитации явился результатом осуществления Лениным той программы борьбы против самодержавия и капитализма, которая была указана им в "Друзьях народа".

Здесь нет необходимости останавливаться на обзоре богатейшего содержания этой гениальной работы. Важно лишь подчеркнуть, что во-


1 Тахтарев, стр. 15.

2 Копельзон, Страничка из воспоминаний. Сб. III, под ред. Н. Мещерякова, стр. 21.

3 Бабушкин, стр. 65.

4 Ленин летом 1895 г. предпринял поездку за границу по партийным делам.

5 Доклад по делу о возникших в С. -Петербурге в 1894 и 1895 гг. преступных кружках лиц, именующих себя социал-демократами (в приложения к I т. соч. Ленина, 1-е изд., стр. 520 - 570).

6 Акимов - Махновец, стр. 47.

7 Виленская социал-демократическая группа - основное ядро Бунда, еврейской с-д. (по существу меньшевистской) партии.

стр. 27

прос о взаимоотношении экономической и политической борьбы пролетариата, так волновавший русскую социал-демократию в 90-х и 900-х годах, был правильно поставлен я разрешен Лениным в "Друзьях народа" еще до того, как началось массовое рабочее движение. Конечная цель борьбы пролетариата - коммунистическая революция, уничтожение капиталистического общества, коммунизм. Борьба против самодержавия, за демократию, за политическую свободу - это только "расчистка дороги", только "средство для облегчения борьбы против буржуазии" (т. I, стр. 187). Приходящий в движение пролетариат не может и не должен ограничиваться одной экономической борьбой против своих хозяев. Борьба экономическая против капиталистов должна нераздельно сливаться1 с борьбой политической против самодержавия.

Линия работы, указанная "Друзьями народа", легла в основу практической деятельности петербургских "стариков". Под углом зрения задач, сформулированных в "Друзьях народа", Ленин начал перестраивать работу "стариков", преобразовывать пропагандистский кружок в социал-демократическую организацию, в "Союз борьбы". Если бы брошюра "Об агитации" не попала в Петербург, переход к агитации в массах все равно был бы осуществлен, ибо ом был "предрешен" теми установками, которые давал Ленин "старикам" в "Друзьях народа" и в практической работе. Но конечно виленская брошюра сыграла известную роль в пропаганде новых взглядов. Ленин охотно использовал ее для ускорения того перелома в методах работы, который назрел в группе "стариков".

Почва к переходу от пропаганды к агитации была подготовлена всей предшествующей деятельностью "стариков". С одной стороны, зимой 1894 - 95 гг. налицо были неудовлетворенность социал-демократических рабочих, входивших в кружки, только пропагандистской деятельностью и "самообразованием"2 . С другой стороны, сознание необходимости изменения методов работы быстро росло и у руководителей группы "стариков". Сильвин например говорит, что Ленин "всегда" относился "несколько скептически" к пропагандистской работе в кружках, в частности к своей собственной работе. Едва ли Сильвин вполне точно передает общее отношение Ленина к ведению пропаганды в рабочих кружках, которые ведь были в свое время неизбежным этапом в развитии рабочего движения, но сознание Лениным недостаточности только пропагандистских занятий в замкнутых кружках он во всяком случае передает верно.

Тот же Сильвин рассказывает об одном выступлении Ленина в группе "стариков" на тему о методах работы. Ленин говорил о том, что "наши рабочие, с которыми мы изучаем Маркса, те же интеллигенты, что ни их, ни тем более нас рабочая масса не знает, что ей мы чужды и что мы должны вести работу так, чтобы заинтересовать эту самую массу, подходить к ней с вопросами, ее наиболее волнующими". Это выступление Ленина Сильвин относят к осени 1893 г. Вполне возможно, что Сильвин несколько ошибается в дате и что выступление Ленина на самом деле имело место несколько позднее, когда Ленин глубже вошел в работу и мог накопить достаточно материалов, чтобы сделать заключение о необходимости изменения методов работы. Несомненно однако, что справка Сильвина свидетельствует о том, что Ленин уже давно, с самого начала своей работы в Петербурге, испытывал неудовлетворенность голой "кружковщиной" и сознавал необходимость применения в работе таких методов, которые давали бы возможность группе связаться непосредственно с рабочей массой, а не с отдельными ее представителями. Чрезвычайно важно показание Крупской3 , что в том кружке,


1 Том I, стр. 221 - 222. Слова Ленина.

2 Тахтарев, стр. 15 - 16.

3 Н. Крупская, Воспоминания о Ленине; т. I, стр. 12.

стр. 28

который вел Ленин зимой 1894/95 г. (в кружок входил Иван Васильевич Бабушкин и другие рабочие с Семянниковского завода), он помимо теоретических занятий по политической экономим с "Капиталом" ввел в практику в виде второй части занятий беседу с рабочими об условиях труда на фабрике, о связи положения рабочих с общими условиями жизни капиталистического общества и о путях к преобразованию существующего строя. Такое изучение положения рабочих на фабриках и заводах было ближайшей ступенью к непосредственной агитации на почве бытовых экономических нужд рабочих. Не ограничиваясь беседой во время занятий в кружке, Ленин старался побудить рабочих к самостоятельному собиранию материалов. Бабушкин рассказывает, что он и другие участники кружка Ленина "получали от лектора листки с разработанными вопросами, которые требовали от нас внимательного знакомства и наблюдения заводской, фабричной жизни"1 .

Собирание этих материалов было связано с большими трудностями как ввиду неподготовленности социал-демократических рабочих к такого рода "исследованиям", так и в силу необходимости для них изобретать разные "уважительные причины", чтобы получить возможность в рабочее время ходить по заводу и тайком собирать и записывать нужные сведения. "Как сейчас помню свой "первый опыт", - вспоминал Ленин в 1902 г. (первый опыт по собиранию материалов о положении рабочих). - Я возился много недель, допрашивая "с пристрастием" одного ходившего ко мне рабочего2 о всех и всяческих порядках на громадном заводе, где он работал" ("Что делать", т. IV, стр. 478). В конце концов описание этого завода, "хотя с громадным трудом", было составлено. Те методы работы, которые применял Ленин в своем кружке, начали практиковать и другие члены группы "стариков". Поэтому Н. К. Крупская безусловно права, заявляя, что почва для "листковой" агитационной деятельности была подготовлена всей предшествующей работой группы.

При тех настроениях, которые парили в петербургской группе "стариков", появление среди них экземпляра брошюры "Об агитации" оказалось как нельзя более кстати. Осенью и зимой 1894 95 г. состоялся ряд совещаний сначала узкого, потом более расширенного состава (с привлечением, по инициативе Ленина, возможно большего числа рабочих), на которых обсуждались новые методы работы и читалась брошюра. На этих собраниях Ленин, поддержанный с. -д. рабочими, энергично отстаивал необходимость перехода к агитации. После оживленных споров и дебатов необходимость перехода к новым методам работы была признана всей организацией "стариков". Победа сторонников агитации в массах не обошлась без борьбы внутри основного ядра и без "отколов": против перехода к агитации высказался один из старейших членов группы - Г. Красин3 . Ленин выступил против оппортунистической позиции Красина. Борьба революционного марксизма с оппортунизмом кончилась тем, что Красину пришлось выйти из группы, а вскоре он и вообще отошел от рабочего движения. Преодолев сопротивление оппортунистических элементов в своей собственной среде, "старики" выпустили агитационный листок к семянниковцам, у которых как раз происходили в это время волнения.

Брошюра "Об агитации", имевшая большое влияние на социал-демократические круги того времени, поскольку она призывала социал-демократов переходить от замкнутой кружковой пропаганды к массовой агитации среди рабочих на почве мелких экономических нужд и требований рабочих, страдала однако опасной односторонностью, заключав-


1 Бабушкин, стр. 51.

2 Т. е. Бабушкина, работавшего на Семянниковском заводе.

3 Сборник "От группы Благоева к Союзу борьбы". Изд. 1921 г., статья Шелгунова, стр. 57.

стр. 29

шейся в чрезмерном подчеркивании роли и значения чисто экономической борьбы. Брошюра отнюдь не была ортодоксальна. Некоторые формулировки брошюры Кремера и Мартова были составлены в духе чистого "Экономизма", считавшего необходимым ограничиваться только экономической борьбой и снимавшего борьбу политическую с порядка дня. Этой односторонности, увлечения чисто экономической борьбой, возведения ее в культ, забвения политических задач пролетариата совершенно не было ни у Ленина, ни у руководимой им группы "стариков".

Обращаясь к ранней истории петербургской социал-демократической организации. Ленин писал в 1902 г., что первые социал-демократы этого периода, усердно занимаясь экономической агитацией (и вполне считаясь в этом отношении с действительно полезными указаниями тогда еще рукописной брошюры "Об агитации"), не только не считали ее единственной своей задачей, а напротив, с самого начала выдвигали и самые широкие исторические задачи русской социал-демократии вообще и задачу ниспровержения самодержавия в особенности" ("Что делать" т. IV, стр. 385). Отсюда видно, что, считаясь в 1894 - 95 гг. с практическими указаниями брошюры "Об агитации", Ленин в то же время отмежевывался от ее принципиальной ("экономической") стороны, отбрасывал ее прочь. В качестве примера, свидетельствующего о политической программе Союза, Ленин ссылается на первый (и единственный) номер газеты "Рабочее дело", которую в конце 1895 г. хотел выпускать Петербургский союз: по своему содержанию газета носила ярко политический характер. Но есть ряд еще более ранних свидетельств ("в первую голову конечно "Друзья народа"), которые говорят о том, что действительно с самого начала перехода социал-демократической организации "стариков" (Союза) к агитации Ленин занимал в этом вопросе революционно-марксистскую позицию, будучи абсолютно чужд тенденции свести деятельность социал-демократов к одной экономической борьбе. Экономическую борьбу Ленин рассматривал как "начало и составную часть социал-демократической деятельности" (т. IV, стр. 404) с тем, чтобы отнюдь не пренебрегая и в дальнейшем экономической борьбой, в то же время незамедлительно поставить перед рабочими широкие политические задачи. В этом именно направлении Ленин и воспитывал работников Союза.

19 февраля 1895 г., в самый разгар волнений сначала в нарту, потом на Семянниковском заводе, в Петербурге состоялось чрезвычайно интересное, к сожалению мало освещенное в литературе, совещание нескольких социал-демократов, на котором присутствовали: Ленин и Г. Кржижановский (члены петербургской группы "стариков"), Е. Спонти (московский (социал-демократ), Я. Ляховский (киевский социал-демократ) и Копельзон (виленский социал-демократ)1 . На этом совещании обсуждался вопрос о переходе к агитации и об установлении более тесной связи с заграничной струпной "Освобождение труда" в целях издания группой популярной литературы для рабочих. Надо отбросить версию насчет якобы совершенно "случайного" характера и состава этого совещания. Подъем рабочего движения в России требовал оживления деятельности группы Освобождение труда". Для этой цели необходима была посылка делегата к группе от русских организаций. Мысль о посылке одновременно возникла и в Петербурге, в группе "стариков", и в Москве. Москва решила послать Спонти, который был близок к руководителям виленской социал-демократической организации, настроенной слегка оппозиционно по отношению к группе "Освобождение труда" и ре скрывавшей своего недовольства ее деятельностью. Надо иметь в виду, что


1 Дата совещания установлена одним из его участников Е. Спонти, у которого сохранился заграничный паспорт, визированный в полицейском участке 18 февраля, а совещание состоялось на другой день (Запись Института Ленина, т. III).

стр. 30

как виленцы, так и Спонти довольно узко понимали задачи социал-демократов и обнаруживали тенденции к ограничению социал-демократической деятельности рамками чисто экономической борьбы.

Поскольку вопрос о характере и направлении дальнейшей деятельности группы "Освобождение труда" в связи с оживлением рабочего движения приобретал немаловажное значение, виленская организация была заинтересована в том, чтобы делегат от русских организаций (на свое влияние на Плеханова виленцы не рассчитывали) оказал давление на группу в желательном для виленцев смысле. В этом отношении Спонти был вполне "своим" человеком для виленцев. Но он представлял только Москву. Важно было заручиться поддержкой и Петербурга. Отсюда идея совещания, которое могло бы повлиять на петербуржцев, побудив их передать своп полномочия московскому делегату и тем повысить его авторитет в глазах группы "Освобождение труда". Что инициатива совещания исходила от виленской социал-демократической организации, в которой зарождались в это время настроения, близкие будущему "экономизму", нет никакого сомнении. Об этом прежде всего мы имеем прямое свидетельство Спонти. Далее, характерная подробность: Спонти, имея уже на руках заграничный паспорт, заезжает сначала в Вильно, очевидно для получения инструкций и обсуждения плана действий на предстоящем совещании, а потом уже отправляется в Петербург. Копельзон ("Гришин", позднее видный бундовец, "экономист", которого Плеханов обессмертил в своем Вадемекуме) и Ляховский, действительно находившиеся в Петербурге по своим личным делам, - оба по своей первоначальной работе виленцы, тесно связанные друг с другом и с Вильно, оба хорошие знакомые Спонти, который в своих воспоминаниях рассказывает, что на совещании у него, Копельзона и Ляховского при обсуждении вопроса о переходе к агитации никаких разногласий не было. Ленин и Кржижановский представляли на совещании другую группировку - марксистскую.

Спонти не помнит, чтобы на этом совещании у него и его товарищей была какая-нибудь дискуссия с Лениным. В общем, по Спонти, Ленин ничем будто бы не обнаружил своего несогласия со взглядами Спонти, Копельзона и Ляховского кроме "реплик", которые бросались Лениным "возможно, в тех местах наших докладов, где указывалось на необходимость при агитации в массах придерживаться главным образом экономической почвы, пока масса не созреет для восприятия политических лозунгов"1 . Но Копельзон припоминает, что дискуссия была, что "главными спорщиками" были как раз Ленин и Спонти, что "Спонти был защитником широкой агитации почти исключительно экономического характера", между тем как Ленин "горячо защищал необходимость введения в круг агитации кроме повседневных нужд и требований рабочих и вопросов политического характера"2 Чрезвычайно важное показание Копельзона с полной ясностью вскрывает факт наличия и борьбы двух тенденций на этом совещании: оппортунистической и революционно-марксистской. Разумеется, "экономизм", который пробивался в речах Спонти и его коллег, носил еще неопределенный, "зародышевый" характер, но это был именно "экономизм".

Наличие двух линий, двух тактик на февральском совещании еще более подтверждается следующим фактом: когда речь зашла о посылке делегата за границу и в качестве желательной кандидатуры виленцы назвали Спонти, Ленин заявил, что петербургская организация решила послать от себя делегата самостоятельно. На этом основании Ленин отклонил предложение передать Спонти материалы петербургской организации для представления их группе "Освобождение труда". Попытка виленцев получить для Спонти мандат от Петербурга не удалась:


1 Спонти, стр. 72.

2 Копельзон, стр. 22.

стр. 31

от Москвы и Петербурга к Плеханову поехали два делегата - Спонти и Ленин. Эта поездка из России за границу двух делегатов как нельзя лучше демонстрирует факт наличия двух разных тенденций в русских социал-демократических организациях, две тенденции явственно обнаружились также в тех беседах и переговорах, которые вели за границей Ленин и Спонти с членами группы "Освобождение труда"1 .

II

Осенью 1895 г. в Петербурге начался новый подъем рабочего движения. Уже в сентябре - октябре на фабриках и заводах наблюдалось брожение, вызванное тяжелым экономическим положением рабочих. В особенно невыносимых условиях находились рабочие шерстяной фабрики Торнтона. Забастовка на этой фабрике, тесно связанная с именем Владимира Ильича, открыла собой стачечное движение второй половины 1895 г. Фабрика Торнтона (1800 рабочих), расположенная на правом берегу Невы, стояла особнячком, вдали от остальных фабрик и заводов. Эксплуатация рабочих на фабрике Торнтона не имела никаких ограничений, и владельцы фабрики были неистощимы в изобретениях с целью увеличения своей прибыли и уменьшения и без того нищенкой заработной платы рабочих. Торнтоновцы обязаны были жить в рабочей казарме, больше похожей на тюрьму, чем на человеческое общежитие. За те собачьи конуры, которые предоставлялись рабочим под именем "квартир", они должны были платить владельцам фабрики в два раза дороже, чем платили за такие же "квартиры" во всем Петербурге.

Недовольство среди рабочих, начавшее проявляться еще с июля, резко возросло в сентябре - октябре, когда владельцы фабрики снизили Заработную плату в ткацком отделении (у ткачей заработная плата была ниже, чем в других цехах), рассчитывая позже произвести снижение и в остальных отделениях. Идя будто бы навстречу требованиям ткачей, администрация объявила 5 ноября "новые" расценки, которые на самом деле оставались старыми, т. е. сохранялось уже проведенное снижение Заработной платы. Ткачи взволновались. Союз борьбы, давно следивший за настроением рабочих этой фабрики, немедленно выпустил листовку, под влиянием которой ткачи (500 чел.) 6 ноября в 3 часа дня забастовали. Некоторые связи с фабрикой у "стариков" имелись и раньше. Известно например, что в одном из кружков, который вел весной Кржижановский, входило несколько торнтоновцев. Кржижановский расспрашивал их о положении рабочих, об условиях труда и т. д. Кружок потом распался2 .

Задолго до стачки Союз, руководимый Лениным, узнав о напряженном положении на фабрике, начал зондировать почву для выступления и предпринял для этой цели ряд разведок. В разное время несколько рабочих, членов социал-демократической организации, проникли в казарму, где жили торнтоновцы (доступ к ним был крайне затруднен, так как владельцы фабрики строго охраняли - наподобие крепости - рабочее общежитие от "посторонних"), и собрали сведения о положении и настроении торнтоновских рабочих. Побывали в общежитии под видом работниц члены Союза Н. Крупская и А. Якубова. В руках у Ленина скопился значительный материал о положении на фабрике. Помимо данных, добытых членами организации во время разведок, Союзу важно


1 Членов группы "Освобождение труда" поразило между прочим характерное для "экономистов" полнейшее равнодушие Спонти к теории: он интересовался только брошюрами, посвященными "рабочему вопросу" в узком (профессиональном) смысле слова.

2 Доклад, стр. 551.

стр. 32

было вступить в непосредственные сношения с торнтоновскими рабочими и от них получить нужные сведения. Одна из таких попыток не дала нужных результатов: несколько торнтоновцев, приглашенных на конспиративную квартиру (куда явился и представитель Союза - "интеллигент"), серые, забитые рабочие, боясь ловушки, ни за что не хотели говорить с неизвестным им лицом и лишь твердили, что они хотят написать прошение градоначальнику1.

Союз не оставил своего намерения, и дальнейшие попытки увенчались полным успехом: на собрании партийного актива, которое происходило накануне стачки или за 2 - 3 дня до нее, присутствовали два ткача с фабрики, информировавшие собрание о положении на фабрике Торнтона. "Опросом ткачей Торнтона, - сообщает один из участников собрания, - руководил Владимир Ильич, который скоро оказался в роли главного руководителя собрания. Опрос он действительно вел мастерски, ставя вопросы очень умело и получая необходимые ему сведения, которые он немедленно же записывал карандашом на лежавшем перед ним на столе листочке бумаги. Владимир Ильич очевидно собирал материал, который должен был послужить для соответствующего воззвания к рабочим фабрики Торнтона"2 . Таким путем на этом собрании "были окончательно собраны все необходимые сведения о Торнтоне"3 . Большую услугу по сбору материалов оказал организации также браковщик с фабрики Торнтона Н. Кроликов, получивший от Владимира Ильича через Н. К. Крупскую (Кроликов был учеником той воскресной школы, где учительствовала Н. Крупская) ряд вопросов, касавшихся положения торнтоновских рабочих. В результате Кроликов принес "целую тетрадь сведений, оказавшихся очень ценными"4 . Сведения о фабричных расценках Ленин лично получил еще от торнтоновского рабочего В. Волынкина, с которым встречался на конспиративной квартире5 .

Когда администрация фабрики объявила "новые" расценки, 5 ноября, чем вырвала возбуждение среди рабочих ткацкого цеха, Союз уже был вполне подготовлен для контратаки и решил призвать ткачей к отпору фабрикантам. Прокламация под заголовком "Чего требуют ткачи?" была написана и напечатана на гектографе в самый короткий срок и тотчас же распространена среди рабочих. Листовка состояла из четырех пунктов, содержавших требования рабочих, и кончалась следующими словами: "Товарищи, обещание инспектора о двух копейках надбавки не будет исполнено. Нас обманут. Будем же сами добиваться исполнения наших требований. Смелей, товарищи, не уступайте же"6 . Прокламация попала, как говорится, в самую точку, и ткацкое отделение стало. Разбросанные но всем отделениям и корпусам фабрики листки "произвели огромное впечатление на рабочих"7 . Стачка продолжалась и весь день 7 ноября. Видя упорство рабочих, владельцы фабрики, братья Торнтоны, англичане, пошли на уступки. Таким образом Ленину с первых лет его революционной деятельности пришлось причинять огорчения не только русскому капиталу, но и английским империалистам. Уступки, правда, были невелики, но они явились результатом организованной борьбы ра-


1 Бабушкин, стр. 71.

2 Тахтарев, изд. 1924 г., стр. 47.

3 Тахтарев, изд. 1902 г., стр. 19.

4 Крупская, стр. 18.

5 Доклад, стр. 558. Этот Волынкин оказался очень нестойким социал-демократом. Когда в декабре произошли аресты членов Союза, он, испугавшись, добровольно явился в охранку и рассказал жандармам все, что знал о деятельности Союза.

6 Доклад, стр. 574, 580. Листок не сохранился. Охранка, то долгу службы выполнявшая функции Истпарта, приводит в "Докладе" только небольшую выдержку яз листка. Кто был автором листка? По всей вероятности Ленин. Он стоял в центре этой борьбы, собирал материалы, руководил организацией отпора фабрикантам; он очевидно писал и листок. Всякое иное предположение об авторстве нельзя ничем обосновать (ср. Н. Ангарский. Ст. в журн. "Творчество" NN 7 -10, 1920 т.).

7 Тахтарев, изд. 1-е, стр. 19.

стр. 33

бочих, руководимых революционной социал-демократической организацией, и в этом - громадное принципиальное значение стачки на торнтоновской фабрике.

Для закрепления положения на фабрике Торнтона Союз выпустил 10 ноября1 вторую обширную прокламацию, написанную Лениным, на этот раз уже ко всем рабочим и работницам фабрики, с призывом поддержать ткацкий отделение. В прокламации вскрывалась политика хозяев фабрики, которые ставят своей задачей снизить зарплату всем (рабочим, во не сразу, а по частям: начали с ткачей, а потом возьмутся и за другие цехи. "Будемте же, товарищи, стойко та неуклонно вести нашу линию до конца, будем помнить, что улучшить свое положение мы можем только общими, дружными усилиями" - говорилось в прокламации.

Небезынтересно проследить тот путь, которым этот листок был доставлен на фабрику. По сведениям охранки, передаточным эвеном между Союзом и фабрикой служил рабочий Александровского сталелитейного завода, член социал-демократической организации Н. Е. Меркулов. 12 ноября на квартиру Меркулова, жившего за Невской заставой, Ульянов и Старков принесли "большое количество воззваний", которые были затем взяты В. А. Шелгуновым и В. М. Волынкиным, отнесшим листки на фабрику. Здесь листки "разбросал" Шелгунов2 .

Из изложенного выше видно, что подготовка к стачке на фабрике Торнтона велась Союзом в высшей степени тщательно и методически: листовки, выпущенные Союзом к торнтоновцам, а позднее к рабочим других фабрик, производили сильное впечатление на рабочих и достигали нужных результатов, потому что в них обнаруживалось всестороннее знание социал-демократами условий труда и жизни рабочих данной фабрики, данного завода. В этом отношении образцом может служить в особенности вторая прокламация к торнтоновцам, написанная Лениным на основе собранного им громадного фактического материала.

Почти одновременно с "Торнтоном" вспыхнули стачки на обувной фабрике (фабрика Товарищества механического производства обуви) и на табачной фабрике Лаферм. На обувной фабрике из-за снижения заработной платы забастовала отдельная мастерская (40 чел.); стачка мастерской, автоматически вырвавшая приостановку работ всей фабрики, продолжалась 3 дня (8 - 10 ноября) и закончилась уступками со стороны хозяев требованиям рабочих3 . Разразившаяся 9 - 10 ноября стачка на фабрике Лаферм носила бурный характер: доведенные до отчаяния притеснениями хозяев и постоянным снижением заработной платы работницы-папиросницы (1000 чел.) разгромили всю фабрику4 . Для усмирения "бунта" были вызваны жандармы и полицейские, арестовавшие ряд работниц, высланных потом из Петербурга. Стачка не осталась без последствий: спустя месяц после волнений фабричный инспектор особым циркуляром признал незаконность тех "браковок", против которых восстали работницы фабрики Лаферм.

Стачки на обувной фабрике и фабрике Лаферм возникли совершенно стихийно. С этими предприятиями у Союза не было никаких связей, и потому Союз не располагал точными сведениями о положении на обеих фабриках и причинах, вызвавших стачки. Тем не менее обе стачки было решено использовать в агитационных целях. Собранные Союзом материалы о положении на обувной фабрике были обработаны в виде корреспонденции для "Рабочего дела". Так как бурное выступление работниц фабрики Лаферм имело большое значение и слухи о нем широко распространились среди рабочих окрестных районов, то Союз считал со-


1 Акимов, изд. 1906 г., стр. 52.

2 Доклад, стр. 549 - 550, 559.

3 Доклад, стр. 561. Акимов, стр. 45 - 46. Тахтарев, изд. 1924 г., стр. 51.

4 Акимов, стр. 41. "Стачки 1881 - 1895 гг." (сборник документов), стр. 374 - 375.

стр. 34

вершенно необходимым откликнуться на эту стачку выпуском листовки. Несмотря на громадные затруднения, Союзу удалось завязать связи с некоторыми работницами, собрать у них нужные сведения и выпустить через неделю после стачки листок ("Чего требовать работницам фабрики Лаферм"). "Листок имел успех"1 .

В связи с брожением на Путилов оком заводе Союз издан и распространил 5 декабря листовку к путиловским рабочим ("Товарищи! В паровозо-механических мастерских сбавка"). Испугавшись волнения, вызванного среди рабочих появлением этого листка, администрация завода поспешила уменьшить объявленное снижение заработной платы2 . Через два-три дня Союз выпустил листовку "К прядильщикам фабрики Кенига"3 . Тогда же, в начале декабря, была написана листовка "Ко всем петербургским рабочим", подводившая итоги рабочего движения в Петербурге за ноябрь. При обсуждении листовки на собрании партийных организаторов (рабочих) выяснилась необходимость внести в нее некоторые дополнения и исправления4 . Так как в ночь на 9 декабря последовали большие аресты "стариков", выпуск листка задержался, и этот листок, редактированный и составленный при участии Владимира Ильича, как и вообще все листки Союза за период до 9 декабря, вышел только во второй половине декабря. За тот период, когда во главе Союза стоял Ленин, Союзом было написано 8 листовок.

Конфликт, возникший на каком-либо предприятии, Союз стремился поставить в центр внимания возможно большей массы рабочих. Поэтому каждый листок распространялся не только на том предприятии, к рабочим которого он был непосредственно "адресован", но и на других фабриках и заводах, где у Союза были связи; в то же время листок читался и обсуждался, "прорабатывался" на всех рабочих кружках Союза. Таким путем всякая стачка или другая форма протеста рабочих на каком-либо предприятии широко использовалась Союзом для пробуждения сознания и для организации борьбы всего рабочего класса. Союз держал курс на то, чтобы столкновение отдельной группы рабочих со "своими" хозяевами превратить в организованную борьбу всего рабочего класса со всем классом капиталистов.

Читателю надо напомнить, что в этот период начинавшегося рабочего движения в Петербурге еще не было ни уличных демонстраций рабочих, ни митингов и собраний с выступлениями на них агитаторов; все это относится к более позднему времени, когда рабочее движение поднялось на новую, более высокую ступень. В 1895 г. вместо агитатора, произносящего речь на фабричном дворе или у ворот фабрики, с рабочими говорили социал-демократические листки, подброшенные в цехе или расклеенные где-нибудь на стене. Выпуск листовок, "говорящих всю правду о нищенской жизни, непомерно тяжелом труде и бесправном положении" (т. IV, стр. 403), являлся первой по времени и единственной для данного периода формой агитации тайной социал-демократической организации среди масс. Агитация листками сыграла крупную роль в этот период стихийного пробуждения рабочего класса к сознательной жизни и сознательной борьбе. Вот что говорит Ленин о значении листков: "Обличительная литература" производила громадную сенсацию не только на той фабрике, порядки которой бичевал данный листок, но и на всех фабриках, где что-нибудь слышали о разоблаченных фактах... Разоблачение оказывало страшно возбуждающее действие, вызывало со стороны рабочих общее требование устранить самые вопиющие безобразия и готов-


1 Н. Крупская, опр. 17. Связи с работницами нашли: Ленин, Сильвин, Гофман. Листок среди работниц распространяли А. Якубова, З. Невзорова-Кржижановская. Гофман.

2 Листок написал Б. Зиновьев.

3 Автор - Мартов.

4 Бабушкин, стр. 72.

стр. 35

ность поддержать эти требования стачками. Сами фабриканты в конце концов до такой степени должны были признать значение этих листков как объявления войны, что сплошь да рядом не хотели и дожидаться самой войны... Случалось не раз, что одного появления листка оказывалось достаточно для удовлетворения всех или части требований".

Деятельность Союза по руководству и организации стачечного движения петербургского пролетариата сопровождалась идейной борьбой внутри социал-демократии. Так как осенью 1895 г. брожение наблюдалось на целом ряде заводов и конфликты назревали всюду, то Союз вполне правильно и своевременно поставил вопрос о переходе к агитации листками в широком масштабе, решив вести агитацию не эпизодически, от случая к случаю, а систематически, в широких размерах. При проведении этой линии "старики" встретили сопротивление со стороны оппортунистических элементов в среде социал-демократии. Попытка направить деятельность социал-демократической организации по оппортунистическому руслу шла со стороны небольшой группки К. Тахтарева, занимавшегося пропагандой в рабочем кружке за Невской заставой.

Для проведения решения о переходе к агитации и широком масштабе Союз созвал в начале ноября в связи с назревавшей стачкой на фабрике Торнтона собрание представителей разных районов (это - то самое совещание, на котором присутствовали ткачи с фабрики Торнтона). В числе приглашенных находился и Тахтарев, представлявший на собрании "оппозицию"1. На этом совещании, о блуждавшем вопрос о задачах социал-демократии в связи с подъемом рабочего движения вообще и с брожением на торнтоновской фабрике в частности, Ленин "настаивал на немедленном переходе к агитации и ведении ее в самых широких размерах"; социал-демократические рабочие - Шелгунов, Бабушкин, Зиновьев - целиком поддерживали Ленина; Тахтарев возражал: по его словам, он опасался "сосредоточения наших, сравнительно немногочисленных сил на агитации, которая грозила кружковым рабочим скорым провалом и казалась мне очень опасной". Оппортунистическая позиция Тахтарева, советовавшего социал-демократам стоять в стороне от массового рабочего движения вместо того, чтобы его возглавлять, или в крайнем случае соглашавшегося плестись в хвосте движения, была отвергнута собранием. Спор был хотя "горячим", но кратковременным: "большинство быстро склонилось на сторону Владимира Ильича и "старых социал-демократов", и вопрос о немедленном переходе к широкой агитации в массах во всех районах был решен положительным образом"2 . Наскок оппортунистов был таким образом отражен.

Потерпев неудачу, Тахтарев однако вновь возобновил атаку против линии партии, но уже в другой форме. Поскольку начиналось стачечное движение, неизбежны были репрессии со стороны правительства по отношению к стачечникам. Репрессии не заставили себя ждать. Поэтому на одном из последующих партийных собраний, состоявшемся после статей на фабрике Торнтона, возник вопросе об организации помощи семьям арестованных рабочих. Демагогически учтя остроту этого вопроса для стачечников. Тахтарев выдвинул план создания "самостоятельной", т. е. независимой от социал-демократии, от Союза "рабочей кассы", которая, помогая семьям стачечников, сплотила бы вокруг себя рабочих на почве обслуживания их экономических нужд. Ленин подверг заслуженной критике этот проект, сущность которого заключалась в стремлении свести


1 Тахтярев и его кружок стояли вне рамок социал-демократической организации "стариков"; Тахтарев, имевший связи с отдельными "стариками", был приглашен потому, что Союз рассчитывал повлиять на группу Тахтарева, стоявшую наотлете и втянуть ее в русло общей борьбы под руководством Союза. Возможно, что на собрании присутствовали ташке я так называемые "молодые", то своим взглядам близкие к группке Тахтарева.

2 Тахтарев, изд. 1-е, 1924 г., стр. 19, 47 - 48.

стр. 36

борьбу рабочего класса к тред-юнионизму и вырвать экономическое, профессиональное движение из-под руководства социал-демократии.

По мнению Ленина, точка зрения которого разделялась всеми "стариками", касса должна находиться в распоряжении социал-демократической организации Союза, который по своему усмотрению выдает деньги местным группам на разные нужды, в том числе и для помощи стачечникам. Эту линию Союз проводил в своей работе. Из полицейских источников известно, что, когда было аре ставен о несколько тканей во время стачки на фабрике Торнтона, Союз постановил выдать из своей кассы для помощи семьям арестованных 40 руб. (большая сумма по тому времени, если учесть ничтожность средств, которыми вообще располагал Союз) и Ленин и Старков по поручению Союза отнесли эти деньга Н. Меркулову для передачи пострадавшим.

Оппортунистический проект Тахтарева был отклонен "стариками" и социал-демократическими рабочими. В форме спора о "рабочей классе" шла на самом деле борьба двух направлений. "Рабочая касса" стала позднее лозунгом правого крыла социал-демократии, излюбленной идеей ультраоппортунистической "Рабочей мысли", и когда Ленин вышел из тюрьмы в феврале 1397 г., ему прежде всего пришлось вести борьбу против этой идеи. Марксистская партия или "только профсоюз", революционный социализм или оппортунистический тред-юнионизм - вот что лежало в основе полемики между Лениным и Тахтаревым. Опасность подмены революционного социализма тред-юнионизмом, возможная как результат увлечения чисто экономической борьбой рабочего класса, все время стояла перед молодой, только что сложившейся социал-демократической организацией. Ленин отчетливо сознавал эту опасность, предостерегая от нее социал-демократических рабочих. В беседах с Шелгуновым он например "все время говорил, что наши рабочие не должны идти по пути английских тред-юнионов"1.

К осени 1895 г. относятся также разногласия Ленина с Мартовым. Интересные данные о позиции Ленина мы находим в "Записках" Мартова, который в начале октября приехал в Петербург из Вильно и вскоре вместе с Ляховским (оба виленцы) имел свидание со "стариками" (Ленин, Кржижановский, Старков) по вопросу об объединении Союза с группой Мартова2 .

По словам Мартова, во время пребывания Ленина за границей "Аксельрод, как и Плеханов, убеждали Ленина в том, что, как ни слабы в качестве революционной силы марксистские кружки, они сейчас уже должны начать действовать как политическая партия, вмешиваясь во все крупные вопросы общественной жизни и стремясь стать в центре явно намечавшегося оппозиционного общественного движения"3 . Мартов конечно фантазирует, изображая дело так, будто Ленин привез из-за границы идею организации партии. Плеханову и Аксельроду незачем было "убеждать" Ленина в необходимости создания партии, ибо он в этом был убежден давно " задолго до поездки за границу, по (крайней мере за год, поставил в "Друзьях народа" перед рабочим классом задачу "организации социалистической рабочей партии" (т. I, стр. 189). Свидание с Плехановым и Аксельродом могло лишь укрепить Ленина в правильности его мысли о необходимости политической борьбы.

Итак, в беседе с Мартовым Ленин выдвигал на первый план именно мысль о необходимости создания политической партии. А как от-


1 Шелгунов, Об Ильиче, изд. 2-е, стр. 110.

2 Находясь в Вильно, Мартов продолжал идейно возглавлять оставленную им в Петербурге интеллигентскую социал-демократическую группу. Связей с петербургскими рабочими у этой группы не было.

3 Записки Мартова, стр. 264.

стр. 37

несся к этой идее Мартов? Будущий лидер меньшевизма признается, что и он и все прочие питомцы Вильно "на эту задачу... в общем ре обращали внимания"1 . В своей практической деятельности и в ее теоретическом обосновании Мартов и его друзья "напирали на необходимость сделать стихийную экономическую борьбу масс рычагом их вовлечения в русло классового движения"; "дальнейшее, - повествует Мартов, - представлялось нам, явится само собой (разрядка наша. - Вл. С. ), когда повсюду нам удастся расшевелить экономической агитацией широкие массы. Напротив, Ульянов по-видимому всецело поглощен был в данный момент этой задачей (т. е. задачей создания политической партии. - Вл. С. ), и у меня - правильно или нет, другой вопрос, - создалось даже впечатление, что к работе над подъемом классового самосознания масс путем непосредственной экономической агитации он относится холодно, если не пренебрежительно"2 . В вопросе о создании партии Мартов стоял на типичной для меньшевиков "хвостистской" точке зрения, на позиции преклонения перед стихийностью рабочего движения и самотека.

Роль Ленина в экономической борьбе рабочих Семянниковского завода, фабрики Торнтона и других достаточно известна. Воссоздаваемые задним числом "впечатления" Мартова насчет якобы пренебрежительного отношения Левина к экономической агитации свидетельствуют только о крайнем "субъективизме" Мартова. Совершенно очевидно, что в беседе со "стариками" о задачах социал-демократии у Мартова, не понимавшего необходимости создания политической партии и отстаивавшего только экономическую борьбу пролетариата, проявлялись в общем те же экономические настроения, которые были у Спонти или Тахтарева. Сходство усугубляется еще одной характерной деталью: когда Мартов узнал, что на передаваемом им "старикам" гектографе Ленин предполагает печатать "Жилищный вопрос" Энгельса ("очень важно его издать, - пояснил Ленин, - ввиду антипрудонистских доводов Энгельса, бьющих и по народничеству"). Мартов решительно запротестовал против этого намерения, соглашаясь предоставить гектограф "старикам" только в том случае, если на нем будут печататься прокламации к рабочим, "раз'ясняющие массам их экономическое положение". Как Спонти и как вообще все "экономисты", Мартов пренебрегал разработкой теоретических вопросов и постановкой широких политических задач. Неприязнь к теории - характерная черта "экономизма".

Разногласия с Красиным, полемика на февральском совещании, "споры" с Тахтаревым и Мартовым для нас важны как показатель того, что при переходе петербургской организации к агитации в массах Ленин ни на одну минуту не впал в ту односторонность, которая в этот период оказалась свойственна многим социал-демократам, и не допустил забвения политических задач, стоящих перед рабочим классом. Напротив, с самого же начала "агитационного периода" он стоял за неурезанность лозунгов, за охранение революционной политической перспективы и вел борьбу с первыми, еще зачаточными проявлениями "экономизма".

Обращение к рабочим с изложением стоящих перед ними задач решено было осуществить в форме издания подпольной социал-демократической газеты. N 1 ленинского "Рабочего дела" был уже практической попыткой наряду с прокламациями, содержавшими ближайшие экономические требования рабочих, выступить с формулировкой политических задач рабочего класса.

Первый номер газеты состоял из трех статей ("К русским рабочим" - передовая, "Фридрих Энгельс", "О чем думают найти министры") и серии (корреспонденции о стачках рабочих в Петербурге (три статейки),


1 Мартов, стр. 264 - 565.

2 Там же.

стр. 38

Ярославле, Иваново-Вознесенске, Вильно и Минске1 . Все три статьи написаны Лениным. Из статей до нашего времени дошла только одна, последняя, менее важная. Как ни скудны наши источники, все же они позволяют с достаточной ясностью и полнотой определить содержание и характер передовой статьи. Эта статья, говорит Ленин, "обрисовывала исторические задачи рабочего класса в России и во главу этих задач ставила завоевание политической свободы" (т. IV, стр. 385). Пресловутый Акимов-Махновец, побивший все рекорды и по части оппортунизма и "экономизма", пытался, как это нередко бывает с изобличенными оппортунистами, доказать, что обвинения его в "экономизме" ложны, в "экономизме" он неповинен, а вот сами обвинители действительно являются "экономистами". В качестве образца чисто экономической деятельности, чуждой якобы политических задач, Акимов выставлял деятельность ленинского Союза борьбы. Так как названная выше передовая статья никогда не была опубликована и видимо навсегда может считаться утраченной, то Акимов на этом основания имел нахальство отвести только что приведенное свидетельство Ленина о политическом характере передовой статьи2 . К счастью, у нас есть документальные данные, полностью подтверждающие отзыв Ленина. Захватив в качестве трофея своего ночного набега на революционеров "Рабочее дело", жандармы сочли своим служебным долгом осведомить начальство о содержании преступной газеты и составили для доклада ему краткое изложение намеченных для газеты статей. Жандармский офицер, которому поручили это дело, так пересказал содержание передовицы (видно очень близко к подлиннику): "Богатство капиталистов создается рабочими, на долю которых достается лишь каторжный труд и бедность. Для того, чтобы изменить такое положение, рабочие должны соединиться и начать соединенными силами борьбу с капиталистами и с правительством, которое всегда является врагом рабочих". "Правительство в борьбе рабочего с фабрикантом поступает с рабочим, как с преступником, натравляет на него войско и полицию, сажает в тюрьму за стачки, лишает его права собраний и сходок для обсуждения своих нужд и преследует даже за знакомство с образованными людьми и чтение книжек"3 . Особенно важно, что в своем пересказе статьи жандармский чин привел подлинные заключительные строки статьи. Вот с каким призывом обращался Ленин к русским рабочим в этой статье: "Итак, борьба с фабрикантом за человеческие условия жизни! Борьба с произволом и всевластие правительства! Рабочие! Соединяйтесь и боритесь дружно и стойко за великое дело!"4 . Не вина Союза, что этот призыв - не только к экономической борьбе с капиталистами, но и к политической борьбе с самодержавным правительством - не смог своевременно дойти до рабочих вследствие разгрома Союза охранкой (аресты в ночь на 9 декабря). Для нас важно подчеркнуть тот факт, что подготовкой "Рабочего делах, прочитанного и обсужденного на нескольких собраниях Союза и рабочего актива. Союз стал на путь открытого призыва рабочих к политической борьбе с самодержавием.

Вторая статья, посвященная памяти недавно умершего Фридриха Энгельса, разъясняла рабочим роль великого вождя в революционном движении рабочего класса и в частности отмечала его значение для борьбы рабочего класса в России. В статье "О чем думают наши министры?" говорилось о тех преследованиях, которым подвергает правительство учителей воскресных школ для взрослых рабочих. Статья кончалась следующими словами: "Рабочие! Вы видите, как смертельно боятся наши ми-


1 Некоторые из этих корреспонденции были присланы московскими. Кроме того в портфеле редакции "мелись материалы о рабочем движении в самой Москве (Ленин, изд. 1-е, т. I., стр. 401).

2 В. Акимов - Махновец, стр. 53.

3 Доклад, стр. 560, разрядка наша. - Вл. С.

4 Там же.

стр. 39

нистры соединения знания с рабочим людом! Покажите же воем, что никакая сила не сможет отнять у рабочих сознания! Бер знания рабочие беззащитны, со знанием они - сила!" (т. 1, стр. 421). Статье интересна как показатель стремления Ленина сплотить вокруг рабочей партии в борьбе с самодержавием демократические, непролетарские элементы населения.

Далее следовали корреспонденции о рабочем движении не только в Петербурге, но и в других городах. Это очень важная подробность. Она показывает, что Союз не думал замкнуться в рамки узко местных, петербургских, интересов. Союз рассматривал себя как "естественного" представителя (благодаря своему положению Петербург - крупнейший промышленный центр и столица России) всего рабочего класса. Поэтому Союз, несмотря на сравнительно короткий срок своего существования, успел завязать связи с рядом городов, социал-демократические группы или отдельные социал-демократы которых прислали ему корреспонденции для "Рабочего дела" (интересно, что корреспонденция из Ярославля была написана рабочим; Ленин обработал ее и включил в номер). Поэтому Союз в своей передовой статье обращался к русским рабочим, к рабочим всей России, а не только Петербурга. "Этот, если не ошибаемся, "первый опыт" русских социал-демократов 90-х годов, - пишет Ленин о петербургском "Рабочем деле" - представлял из себя газету не узко местного, тем более не "экономического" характера, стремившуюся соединить стечечную борьбу с революционным движением против самодержавия и привлечь к поддержке социал-демократии всех угнетенных политикой реакционного мракобесия. И никто, хоть сколько-нибудь знакомый с состоянием движения в то время, гае усомнится, что подобная газета встретила бы полное сочувствие и рабочих столицы и революционной интеллигенции и получила бы самое широкое распространение" (т. IV, стр. 385 - 386). Полынка издавать на русской почве революционную марксистскую газету не удалась. Газета была задушена самодержавием в самый момент ее возникновения. Причина неудачи коренилась в организационной слабости Союза, в невысокой еще (сравнительно конечно) степени конспиративного искусства, уменья обманывать полицию, жандармов и шпионов. "Неуспех... предприятия доказал, - говорит Ленин, - что тогдашние социал-демократы оказались не в силах удовлетворить насущный запрос момента вследствие недостатка у них революционного опыта и практической подготовленности" (т. IV, стр. 386, разрядка наша. - Вл. С.).

Разгромом петербургского Союза борьбы первого состава, арестами и высыпкой в Сибирь наиболее видных работников Союза, в том числе вождя русской революционной социал-демократии - Ленина, царскому правительству удалось на время затормозить процесс образования революционной партии пролетариата. Но его надежды на возможность ликвидации начавшегося массового рабочего движения, руководимого социал-демократией, не оправдались: движение продолжало разрастаться в громадных по тому времени размерах (майская стачка 30000 текстильщиков в 1896 г., стачка 1897 г. и т. д.).

По возвращении из сибирской ссылки Ленин вновь возобновил практически - организационную работу по построению пролетарской партии на определенной идейно-политической основе, именно на основе революционного марксизма, сделав рычагом этой работы знаменитую "Искру". Разносторонняя и напряженная трехлетняя деятельность Ленина в этом направлении закончилась созданием партии пролетариата, партии большевиков - этой величайшей революционной силы нашего времени.

Если петербургский Союз борьбы представлял собой, говоря словами Владимира Ильича, "зачаток революционной партии", то неувидевшее света "Рабочее дело", орган Союза, с полным правом можно рас-

стр. 40

сматривать, как прообраз ленинской "Искры". Конечно программа "Искры" была полнее, богаче, разработаннее, общий уровень ее выше, но ведь "Искру" от "Рабочего дела" отделяли целых пять лет! Характерные для "Искры" идеи о гегемонии (руководящей роли) пролетариата в общедемократическом движении против самодержавия, подчеркивание социалистических (ср. слова Ленина о "самых широких исторических задачах русской социал-демократии", о "всеобъемлющих задачах" петербургского Союза) и политических задач пролетариата, отведение подчиненной роли чисто экономической борьбе, представительство интересов пролетариата в целом как класса - эти идеи даны, хотя, разумеется, еще в неразвернутом виде, в первом - и единственном - номере "Рабочего дела". Если внимательно перечитывать те части "Что делать?", которые касаются вопроса о задачах общерусской газеты ("Искра"), то нетрудно увидеть, что Ленин так именно и рассматривал "Рабочее дело" как предшественника "Искры". Между этими двумя газетами существуют прямая, непосредственная связь и преемственность. Это две последовательные стадии в развитии одного и того же процесса.

---------

Только агитация 1894 - 1895 гг. и стачки 1895 - 1895 гг. создали прочную, непрерывную связь социал-демократии с массовым рабочим движением. И тотчас нее началась идейная борьба двух течений в марксизме: борьба "экономистов" с последовательными или (позже) "искровцами" (1895 1902), борьба "меньшевиков" с "большевиками" (1903 - 1908), борьба ликвидаторов с марксистами (1908 - 1914).

ЛЕНИН.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/НАЧАЛО-БОРЬБЫ-ЛЕНИНА-ЭКОНОМИЗМОМ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

НАЧАЛО БОРЬБЫ ЛЕНИНА "ЭКОНОМИЗМОМ" // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 30.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/НАЧАЛО-БОРЬБЫ-ЛЕНИНА-ЭКОНОМИЗМОМ (дата обращения: 19.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
552 просмотров рейтинг
30.05.2014 (1208 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
час назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
18 часов(а) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
18 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
На отопление жилых домов ежегодно в стране расходуется около 150 миллионов тонн условного топлива. Эта цифра убедительно показывает, как важно искать пути уменьшения потерь тепла в зданиях.
19 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Филология 
24 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
ЕВРОПЕЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ В НАЧАЛЕ ВОСТОЧНОГО КРИЗИСА 70-х ГОДОВ XIX ВЕКА
Каталог: Политология 
30 дней(я) назад · от David Litman
ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ РЕВИЗИОНИЗМ И ЕГО ПРАКТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ (ИЗ ИСТОРИИ БЕРНШТЕЙНИАДЫ)
Каталог: История 
33 дней(я) назад · от David Litman
В современном мире хороший английский необходим не только для успешной сдачи экзаменов в престижные ВУЗы. Как язык международного общения, он незаменим для получения достойной работы и плодотворного бизнес-партнерства.
Каталог: Лингвистика 
33 дней(я) назад · от Василий Пашко

НАЧАЛО БОРЬБЫ ЛЕНИНА "ЭКОНОМИЗМОМ"
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK