LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-287

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Петр ЛОПАТА, доктор философских наук

Ажиотаж острых информационно-политических схваток, периодически сотрясающих Россию и взрывающихся протуберанцами во времена избирательных кампаний, не в состоянии заглушить или устранить глубокую озабоченность общественности страны такими фундаментальными и жизненно важными проблемами, как охватившие всю планету процессы глобализации, ее последствия и, прежде всего, состояние национальной безопасности нашей страны в контексте возникших глобальных угроз, а также обеспечение безопасности и нормального, устойчивого развития всей человеческой цивилизации. Более того, эти проблемы все явственнее становятся центральной темой серьезных размышлений аналитиков-философов, экономистов, экологов, политологов, социологов, специалистов других ветвей общественной мысли, да и практиков, всех ангажированных общественной жизнью людей. Тема безопасности доминирует и в самих избирательных схватках.

Это и понятно: мир подошел к вехе, когда научно-технический прогресс и алчные экспансионистские устремления глобалистов породили целую серию новых тревожных проблем, ставящих под вопрос не только мир и спокойствие на планете, но и судьбы целых государств, народов, цивилизаций, само существование человечества, безопасность жизни на Земле. В России, в силу социально-тектонических сдвигов в ее судьбах за последнее время, проблема "глобализация и безопасность" воспринимается особенно болезненно. Острота ее усилилась в связи с появлением феномена глобального терроризма, начало которому положила беспрецедентная в истории террористическая атака против самого могущественного государства - США 11 сентября 2001 г., продолженная в серии жестоких акций международного терроризма в России, Индонезии, Турции и ряде других стран.

Анализу этих проблем и поискам выходов из сложившейся ситуации посвящено немало международных совещаний, дискуссий и форумов, в том числе проведенный в 2001 году Генеральной ассамблеей ООН "Форум тысячелетия", на котором присутствовали главы государств или правительств почти всех стран-членов ООН. Опубликованы сотни книг, тысячи статей, море материалов в Интернете. Немалый вклад в разработку темы внесли и российские авторы 1 . Но обилие публикаций по данному вопросу не должно смущать исследователя и читателя. Тема "Глобализация и безопасность" по своим масштабам - необъятная, противоречивость оценок и суждений - неимоверная, ситуация постоянно обновляется, тенденциозность позиций политических сил и экономических структур, чьи интересы затрагивают глобализационные процессы, очевидна. Одни видят в глобализации панацею от всех бедствий в обществе, и это порождает у людей радужные ожидания. Другие называют ее новой формой колонизации народов, предтечей мирового апокалипсиса, и это порождает общественное отвержение данного феномена. Споров много, и не только в сфере политики, обыденности, но и в научной среде. Можно без преувеличений сказать, что наука фактически находится в начальной стадии исследования данных проблем. Правда, сейчас уже устоялся ряд положений и выводов, общепризнанных или заслуживающих доверия. Но по многим вопросам позиции исследователей серьезно расходятся или остаются невыясненными. В данной статье речь пойдет о некоторых вопросах такого именно плана, главным образом в контексте обсуждения политологами проблем безопасности России и мира.

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ГЛОБАЛИЗМ

В обыденном общении, в СМИ, а порой и в серьезных исследованиях два понятия "глобализация" и "глобализм" употребляются практически в одинаковом смысле, как синонимы. В лучшем случае глобализм трактуют как идеологическое сопровождение (отражение) процессов глобализации. Между тем из-за такого отождествления происходит немало не просто недоразумений, но и грубых искажений позиций и даже действий тех или иных политических сил.

Например, мощное международное протестное движение, направленное против бесчеловечной политики алчных транснациональных корпораций и против стремления к мировой гегемонии некоторых высокоразвитых и могущественных государств (прежде всего США), с легкой руки либеральных СМИ, огульно называют "антиглобалистами", противниками глобализации. А ведь это один из подленьких нейролингвистических приемов пиара: изменив смысл понятия или выбрав специфический термин, вызвать в общественном мнении к определенному лицу, явлению или движению негативное, враждебное отношение. (Или, наоборот, симпатию.) Сами участники упомянутого движения называют себя не антиглобалистами, а борцами за иную, демократическую, гуманную глобализацию 2 . Это еще раз подтвердил европейский социальный форум этого движения, состоявшийся в ноябре 2003 г. в Париже. Своего врага они видят не в глобализации, а в глобализме, т. е. в неолиберальной модели глобализации, или глобализации по-американски. Все более очевидным становится, что "глобализация" и "глобализм" - понятия хотя и родственные по семантическим корням, но не только не идентичные, но и существенно различающиеся по своему онтологическому смыслу, политическому характеру, месту и роли в общественной жизни. Так же, кстати, как и понятия "нация" и "нацизм", "империя" и "империализм" и т. п.

Глобализация - это исторически естественный и объективный процесс поступательной интеграции экономики, социально-политической и духовно- культурной сфер общественной жизни на нашей планете, обусловленный прогрессом производительных сил, техники, информационных технологий и закономерностями обобществления производства и труда. Глобализация - сложное и многогранное явление, охватывающее в той или иной степени все стороны общественной жизни и наиболее рельефно предстающее перед нами в таких ее гранях, как технологический прогресс, финансово-экономическое сетевое синдицирование, углубление общепланетарных социальных связей и политических взаимодействий, бум информационной интеграции, существенные духовно-культурные унитаристские подвижки.

Реалии глобализации - не просто "банальность" или "модная формула", как утверждают некоторые западные и отечественные политологи и экономисты, а выражение глубоких и качественных перемен во всей структуре экономики и политической системе мирового сообщества в целом и в судьбах народов и государств. Масштабы этих перемен дают основание говорить о вступлении человечества в новую историческую эпоху, кратко именуемую "эпохой глобализации", т. е. интеграции мирового сообщества народов в новую системную социальную целостность, если этот процесс будет происходить в соответствии с объективными законами эволюции человеческого общества.

Общепризнано, что процесс глобализации сложен и противоречив. Он имеет как свою созидательную, так и разрушительную стороны, что позволяет различным авторам в зависимости от своего отношения к самому процессу акцентировать позитивные или негативные черты глобализации. Позитив глобализации, если сказать кратко, в том, что она несет в себе заряд такого развития производительных сил, который способен решить или существенно смягчить кардинальные вековые (или вновь возникающие, обостряющиеся) проблемы общественной жизни - голод, нищету, болезни, жесткий дефицит питьевой воды, нехватку энергетических и сырьевых ресурсов и т. п. В цивилизационном, социальном и политическом плане она обеспечивает людям всеобщее интерактивное общение, свободные информационные взаимосвязи, задает и поддерживает интегральный вектор развития, создает условия, позволяющие сближать устремления разных народов и стран, всех людей, формировать единые цели, перспективы и общие ценности их жизнедеятельности.

Но многие реалии глобализации - и в этом вторая ее ипостась - сами по себе социально и нравственно нейтральны, а ценность и общественная полезность их "выхода" проявляются только через их использование в деятельности человека, общества, через политику господствующих в обществе сил. Подобно созданию пороха, открытию ядерной энергии или генной инженерии, которые используются как на благо, так и на погибель людей, новейшие информационные и другие технологии, сетевые системы организации производства и форм жизнедеятельности, арсенал знаний и основанной на знаниях мощи способны как возвысить социум до уровня предсказанной Вернадским упорядоченной ноо-

сферы, так и ввергнуть (теперь уже не отдельные страны, а все человечество) в непоправимую беду. Все зависит от того, кто и как будет реализовать возможности и ресурсы, порождаемые глобализацией.

Третья ипостась - наличие в глобализационном процессе негативных начал, элементов явного риска и даже разрушительных тенденций. Речь идет, например, о разрушении биосферного равновесия на планете, жизненно опасном загрязнении окружающей среды, сокращении запасов пригодной для питья воды, регрессе плодородия почвы, сокращении невозобновляемых природных ресурсов, возрастании риска и масштабов техногенных катастроф и т. п. Все это - реальные проблемы, способные привести не к мифическому "концу истории" по рецептам Фукуямы, а к подлинной, физической трагедии человечества, если эскалацию названных опасностей не удастся остановить, нейтрализовать или преодолеть. Последнее зависит от субъективного фактора, способности общества, его коллективного разума, его правителей рационально осознать масштабы нависших опасностей и мобилизовать совокупные усилия народов на решение данных проблем. Возможность такой стратегии действий создает сама глобализация. Трагедия нашего времени в том, что применяется зачастую не эта общевыгодная стратегия, а иная - своекорыстная, избирательно-спасательная для стран "золотого миллиарда".

Таким образом, по всем трем отмеченным измерениям глобализационных тенденций явственно просматривается тезис, что социальная эффективность и приемлемость этих потоков в решающей степени зависят от деятельности людей, субъективного фактора, политики господствующих в обществе и в мире в целом сил.

Обычно понятия "деятельность людей" и "субъективный фактор" отождествляются. Но это явное упрощение. Социальные философы все более склоняются к доводам сторонников деятельностного подхода к социологии, к тезису, что в сфере общественной жизни деятельность людей - не просто субъективный фактор. Это реальный онтологический процесс со своими объективными законами. Это сплав объективного и субъективного, причем по мере становления и структурирования целостной ноосферы роль субъективного фактора, сознательности и организованности действующего субъекта возрастает. В полной мере это относится к политической деятельности. Политика призвана превращать хаотическую, энтропийную деятельность в организованную и целенаправленную, повышать ее преобразовательную эффективность. Применительно к рассматриваемой проблеме это означает, что характер и последствия глобализации, ее облик в решающей мере определяются тем, какие силы властвуют в мире. И здесь мы переходим к категории "глобализм". Не проводя различия между глобализацией и глобализмом, нельзя, очевидно, понять сути происходящих сегодня в мире эпохальных перемен.

Глобализм - это прежде всего субъективный фактор, конкретнее - идеология и политика господствующих в обществе империалистических сил (финансово-экономических и властно-политических), "оседлавших" процессы глобализации и направляющих их протекание в своих интересах, в целях надежного обеспечения максимальных прибылей и укрепления "нового мирового порядка", т. е. узаконенного в той или иной форме и стабильного мирового господства экономических и политических нотаблей "золотого миллиарда". Подчеркиваю, речь идет о современном глобализме, о деятельности политических и экономических сил, господствующих в мире сегодня. Современный глобализм утвердился в последней четверти XX века, он воплотился в начале 90-х гг. в так называемом "Вашингтонском консенсусе", разработанном в недрах Всемирного банка, Международного валютного фонда и ведущих групп американского политического класса. Он принял на свое вооружение идеологию неолиберализма, основными принципами которой являются культ денег и силы, неограниченная свобода и всевластие капитала, индивидуализм и прагматизм ("каждый за себя"), полная легитимация социального неравенства и права касты избранных помыкать неимущими, "неуспешными", "маргиналами", пренебрежение к нравственности, гуманности и справедливости, неоспоримое превосходство сильного над слабым как в рамках отдельной страны, так и на международном поле. Такой кодекс неолиберализма получил закрепление в ряде официальных документов Вашингтона, в заявлениях американских президентов (Рейгана, Клинтона, обоих Джорджей Бушей - старшего и младшего) и других официальных лиц, в целом ряде принятых в последнее время в США доктрин, стратегий и программ, в писаниях Киссинджера и Бжезинского, в постановлениях сената и палаты представителей американского Конгресса, в документах и меморандумах транснациональных

корпораций и в откровениях отдельных финансистов, банкиров и олигархов (типа Рокфеллера, Сороса или Гейтса).

Характеризуя, например, деяния Сороса - и его глобальные валютные махинации, и его двусмысленные книги, - американская исследовательница Хитер Коттин утверждает, что основная цель Сороса - "затягивание на шее человечества идеологической удавки глобализации" (т. е. глобализма и неолиберализма. - П. Л. ), посредством которой осуществляется планетарная афера по "легитимному перекачиванию национальных ресурсов отдельных государств в частные руки отдельных избранных" 3 . Неолиберализм облек свою агрессивную и экспансионистскую суть в красочные одежды лозунгов свободы и демократии, верховенства прав личности и предприимчивости, прогресса и "продвинутой культуры".

Основной же порок неолибералистского глобализма, его фундаментальное, мировоззренческое преступление перед человечеством заключается, на мой взгляд, в том, что парадигму социального неравенства, веками оправдываемую верхами общества, властвующими и богатыми, но отвергаемую низами, угнетаемым и эксплуатируемым большинством народа, он не просто легитимизирует, идейно узаконивает, но и пытается перевести ее из ряда социальных категорий в категорию естественно-историческую, вечную, природой предопределенную, органичную. Именно эта парадигма настойчиво ныне внедряется в общественное сознание человечества. Деление социума на высшую касту - господ, хозяев, элиты, избранных - и "народ", "плебс", в лучшем случае "электорат" - это, дескать, не следствие несправедливого распределения в обществе, как считалось ранее, не порождение частной собственности и не выражение факта применения силы в социально-политическом устройстве общества, а вечный и естественный закон жизни, человеческой эволюции и истории. Социальный дарвинизм на новом витке. Глобализация вывела эту парадигму наружу, наглядно затвердила ее, придала ей естественный вид в формате "золотой миллиард - остальное человечество", и теперь жизнь нужно открыто строить в соответствии с данной парадигмой. Данный тезис если не прямо звучит, то явно выпирает из поддона речений и дел Дж. Буша и Бжезинского, Чубайса и Хакамады, сотен и тысяч их подпевал. Он же лежит и в основании стратегии глобалистов.

По отношению к описанному выше позитивному потоку объективных глобальных перемен стратегия современных глобалистов кратко заключается в том, чтобы повернуть львиную долю благ, заложенных в глобализации, на удовлетворение запросов "золотого миллиарда" и закрепить свои господствующие позиции в мире, возведя статус и силу вершителей глобализации на недоступную для других стран и народов высоту. Рычаги глобализации, в принципе, могут способствовать и, как свидетельствует опыт Китая, Индии и других стран, способствуют решению таких проблем, как страдания от голода, нищеты, болезней, нехватки питьевой воды и т. п. Но стратеги глобализма поворачивают такие рычаги вспять, углубляя имущественную поляризацию в мире, и не только различных слоев в обществе, но и разрыв в уровне благосостояния отдельных стран, групп стран, цивилизаций, целых континентов, вызывая противостояние даже на уровне таких категорий, как Север - Юг, Запад - Восток, Центр - Периферия, "золотой миллиард" - остальное человечество. Глобализация соединяет людей, глобализм раскалывает и противопоставляет их друг другу, дробит мир на враждующие фрагменты.

В потоке социально-нейтральных процессов глобализации усилия глобализаторов направлены прежде всего на монополизацию владения новейшими технологиями, мировыми естественными и интеллектуальными ресурсами, чтобы и впредь сохранять и расширять дистанцию между собой и остальными секторами социума, удерживая их в покорности и зависимом положении. В собственно социальном плане глобализм проявляется, в частности, в том, что корыстные интересы и устремления неолиберальных глобализаторов тормозят консолидацию человеческих усилий, препятствуют их единению, без чего накопившееся громадье острых проблем становится все труднее решать. Как отмечает в своем исследовании Э. Азроянц, глобализм подменяет стратегию общего продвижения всех в одном направлении на основе общности интересов "агрессивной стратегией прорыва одних на костях других" 4 .

Наконец, относительно рисков и разрушительных тенденций в интеграционных процессах. "Оседлавшие" глобализацию именитые "всадники", сталкиваясь с такими тенденциями, стремятся максимально отвести их от себя, от своего жизненного поля, обрекая на тяготы и лишения других - "маргиналов", "неуспешных", "изгоев". Даже если это целые страны и народы. При необходимости они, блюдя свои корыстные интересы,

отгораживаются от мировых проблем, выходят из международных соглашений, отказываются от принятых обязательств. Чего стоит, например, неприсоединение Соединенных Штатов к решениям конференции ООН в Рио- де-Жанейро по охране окружающей среды, неучастие Вашингтона в других согласованных международных акциях по обеспечению устойчивого развития, в широко проводимых в последнее время всемирных или региональных социальных форумах. Или демонстративный отказ США от создания Международного уголовного суда по рассмотрению преступлений, совершенных военными на чужих территориях (это больной вопрос для американцев). В этом же ряду - односторонний выход из американо- российского договора по ПРО 1972 г., служившего своеобразным стражем военного паритета США и СССР/России, основой безопасности в мире. Тем самым развязались руки у глобалистов для безнаказанных масштабных агрессивных акций, которые вскоре и последовали.

Кульминацией стал шокировавший всю мировую общественность акт развертывания США и Великобританией войны против Ирака (апрель 2003 г.) - войны, по сути, глобализаторской, но под фальшивыми лозунгами предоставления свободы иракскому народу и борьбы с терроризмом и угрозой применения ОМУ. Без согласования с международными структурами, без доказательства приписываемых режиму Ирака преступлений и даже вопреки явно выраженной позиции большинства Совета Безопасности ООН! Объем статьи не позволяет привести многие другие примеры стратегии и тактики глобализма по всем названным направлениям, а их количество угрожающе нарастает.

Яркую картину подлинного облика глобализма нарисовал в двух своих книгах "Искушение глобализмом" и "Стратегическая нестабильность в XXI веке" недавно ушедший из жизни замечательный российский ПОЛИТОЛОГ А. С. Панарин. Эти книги стали своеобразным апогеем его творчества, идейным завещанием выдающегося мастера отечественным исследователям данной проблемы. Современные глобалисты, отмечает он, все еще клянутся ценностями свободы, демократии и прогресса, "но их тайный эзопов язык, предназначенный только для своих, давно уже обозначает другое: новую глобальную сегрегацию народов, делимых на избранных и изгоев, на всесильный центр и бесправную периферию. Величайшее из завоеваний христианского и просвещенческого гуманизма - принцип единой человеческой судьбы, единого будущего - отвергнуто современными глобалистами, которые, судя по всему, исполнены решимости строить будущее для избранных (для "золотого миллиарда") за спиной обманутого и обездоленного третьемирского большинства" 5 . Судя по всему, в число названного прозорливым политологом "большинства" зачислена и Россия вместе со всем постсоветским пространством.

И, что особенно важно, "современный глобализм" - это ныне уже не просто идеология и политика (вроде доктрины, замысла, разработки целей и алгоритма деятельности, стратегии и тактики реализации этих целей). Данная политика за последнее десятилетие материализовалась в объективную социальную реальность, в действующую "модель глобализации", а в ряде ареалов - в субстанцию нового мирового порядка. Целые зоны, жестко сколоченные и постоянно расширяемые стратегами и "агентами" глобализма, превращаются в реальность, чреватую гибельными последствиями для судеб многих народов, да и всего человечества. Авторитетный аналитик геополитических процессов, вице-президент Академии геополитических проблем Л. Ивашов называет уже целый ряд подобных зон - Западная и Центральная Европа, Балканы, Ближний Восток, Средиземноморье, Латинская Америка. Сейчас идет активное освоение Центральной Азии 6 . На очереди - Кавказ, Каспий. Россия также на собственной, так сказать, шкуре испытала и продолжает испытывать воздействие глобалистской политики мирового гегемона.

На одном из саммитов "восьмерки" В. Путин заикнулся об идее "социально ответственной глобализации". Остальные участники промолчали. Но даже этот робкий призыв - по существу лукавый, пиаровский. Глобализация ни перед кем не ответственна, это объективный процесс. Социально ответственной должна быть политика властителей и рулевых мира сего, правящих элит, олигархов и политиков. Но это уже будет (если будет!) другой глобализм, за утверждение которого борются "альтерглобалисты". Нынешние же глобалисты могут лишь иногда на словах декларировать социальную ответственность, но в действиях руководствуются сугубо корыстными интересами.

ГЛОБАЛИЗМ И БЕЗОПАСНОСТЬ

Можно без преувеличений утверждать, что именно глобализм противостоит процессу естественной интеграции человечества, и главная его опасность соcтоит в угрозе существованию не просто того или иного государства либо блока государств, не свержение господства того или иного класса, режима, и даже не гибель определенного общественно-политического строя, формации (капитализма или социализма). Угроза нависла над существованием самого человечества, как рационального сообщества людей. Проблема безопасности приобрела планетарное измерение. Другие уровни угроз столь же тревожны, но они блекнут перед угрозой мирового коллапса. Эпоха глобализации по той модели, которая сейчас реализуется, - это эпоха борьбы сил мирового синдиката властителей, стремящихся укрепить и легитимизировать свое мировое господство, увековечить или хотя бы продлить этот свой статус и свои привилегии. Вместе с тем это эпоха борьбы социально здоровых сил человечества за свое выживание, самосохранение самой человеческой цивилизации и обеспечение условий нормального развития и рациональной интеграции стран и народов на принципах добровольности, равноправия и справедливости.

В писаниях авторов, не осмеливающихся вычленить из перечня причин негативных аспектов глобализации их конкретных социальных виновников, при обсуждении этих причин чаще всего используется формула "глобальные вызовы". Такова, например, позиция ряда авторов фундаментального труда "Постиндустриальный мир и Россия" 7 . Но "вызовы" имеют разную природу. Одна их часть - это проблемы, рожденные потребностями естественного хода развития производительных сил, бурным прогрессом технологий, экологическими изменениями в мире, императивами углубления межчеловеческих связей, общения, другими объективными факторами. Другая часть исходит из действий обуянных корыстными интересами социальных сил, из политики господствующих в мире финансово-экономических и политических центров. Именно эти устремления представляют главную угрозу формированию оптимальных норм человеческого общежития, единению людей, добровольному, свободному и равноправному сближению народов и стран всей Земли. Смешивать эти две группы факторов, подавать их "в одном флаконе" и безлично, как "вызовы", значит вольно или невольно играть на руку корыстным властителям и антинародным олигархическим кланам, заинтересованным в сокрытии механизмов и рычагов своего господства в мире.

Кое-кто усматривает корни наступивших бедствий и угрозу безопасности в мире в политике антиглобалистских сил. И не столько в самом общественном движении "антиглобалистов", сколько в сопротивлении глобализму со стороны ряда международных политических, религиозных, цивилизационных образований, отдельных стран и даже регионов, выступающих, якобы, "возбудителями" конфликтов, напряженности и угроз миру (Ближний Восток, Кавказ, регионы стыковки цивилизаций - индо-пакистанский, палестинский, балканский и др.). Таково, например, мнение руководителя СВОПа и председателя редакционного совета журнала "Россия в глобальной политике" С. Караганова, высказанное им в "Независимой газете" 8 . Опасность миру идет, дескать, из этого региона (автор называет его Большой Ближний Восток), и основа этого - бедность и отсталость жизни в данном регионе. Все было бы приемлемым в этом утверждении, если бы поменять местами причину и следствие. Ибо это лицемерие - считать бедность и отсталость народов этого региона первичным источником напряженности в мире, угрозой для развитых стран. Главная проблема в ином. Именно развитые страны Запада своей политикой довели народы данного региона до такого состояния, а теперь объявили их "изгоями". Этим народам, очевидно, необходимо помочь подняться, модернизировать облик своих стран, а не обвинять их в угрозе мировому статус-кво.

Еще раз повторюсь. На самом деле, как об этом свидетельствует анализ ситуации и замеры социологами общественных настроений в мире, основные импульсы угроз безопасной жизни на нашей планете исходят от попыток мировых политических и финансово-экономических структур, их штабов и центров во главе с США утвердить свою мировую гегемонию и установить новый мировой порядок, закрепляющий их господство, если не навсегда, то на неопределенную длительную перспективу. А. Панарин называет это "стратегией реколонизации мира" глобалистами и выделяет две разновидности данной стратегии. Первая - через использование продажных правителей и элит компрадорских режимов в качестве "порученцев" в осуществлении заданной им извне политики. Вторая - по отношению к тем странам, где властные элиты сохраняют верность национальным интересам - грубое насилие вплоть до военного покорения. "Стратегия в обеих ее моделях, - пишет он, - сходная: лишить страны, предназначенные для реколонизации всяких средств национальной самозащиты", т. е. парализовать их национальную безопасность 9 .

Каковы основные направления этих угроз? Остановлюсь лишь на некоторых из них, генерируемых именно глобализмом и пагубно воздействующих на судьбы как России, так и всего мира.

Во-первых, в погоне за монополизацией выгод, которые приносит и будет приносить глобализация с ее новейшими технологиями, информационными и телекоммуникационными системами общепланетарного масштаба, интеграцией экономических и социально-политических процессов, сетевыми методами организации и управления общественной жизнедеятельностью, властители стран "золотого миллиарда" и стратеги глобализма несомненно будут направлять эти процессы (как они делают это сейчас) в своих интересах, по однобокому, уродливому, тупиковому пути развития, пренебрегая интересами большинства человечества. Это наверняка приведет к коллапсу земной цивилизации в том или ином варианте. Растет имущественная поляризация по всем измерениям, мир вопреки возможностям глобального единения все заметнее раскалывается, в частности - на жирующий Север и страдающий Юг. Рельефно прорисовываются и другие противостояния, взращенные в атмосфере глобализма, - между взаимоотчужденными цивилизациями, между т. н. свободным миром и международным терроризмом, между "царствующим" мировым гегемоном и наращивающими силу его потенциальными конкурентами. Все эти разломы чреваты возможной истребительной войной глобального масштаба, с применением ядерного и иного оружия массового уничтожения.

Другой вариант - глобальная техногенная, экологическая либо иная катастрофа (серия катастроф) вследствие продолжающегося накопления уже известного и еще неведомого оружия, технического перенасыщения, бесконтрольного уничтожения естественной окружающей жизненной среды, и все это - из-за пренебрежения преступного синдиката глобалистов к задачам объединения усилий мирового сообщества для совместного решения глобальных проблем, обеспечения достойных социальных условий и качества жизни большинства населения мира.

Особую опасность в этом плане представляет упрямо проводимая Вашингтоном, поддерживаемая политическими лидерами типа Блэра, Шарона и всемерно пропагандируемая идеологами типа Киссинджера и Бжезинского линия на однополярное устройство мира, как стержневой принцип нового мирового порядка. Избавившись от существования параллельной сверхдержавы - Советского Союза, долгие годы сдерживавшего США в их попытках утвердить свою гегемонию в мире, Вашингтон теперь не может допустить появления нового (или возрождения прежнего) конкурента на мировой арене. Ему теперь неугодно даже существование ООН и его Совета Безопасности: ведь пытались вставить палки в колеса американской интервенции в Ирак! Планы реорганизации ООН ныне активно обсуждаются в США. Бжезинский еще в своей нашумевшей книге "Великая шахматная доска" заявлял, что сегодня в мире формируется система глобального сотрудничества (П. Л.), в которой США выступает в роли регента (подобрал же термины! - П. Л. ). Далее он говорит уже открытым текстом: "Геостратегический успех, достигнутый в этом деле, надлежащим образом узаконит роль Америки как первой, единственной и последней истинно мировой державы" 10 . Ему вторит Дж. Сорос, отмечая усиливающееся стремление администрации Дж. Буша-младшего, под знаком борьбы против международного терроризма, подчинить своим гегемонистским целям и интересам все мировое сообщество, фактически пренебрегая "интересами мира в целом" 11 . Понятно, что любая попытка потеснить Вашингтон в роли мирового гегемона, ссадить его с пьедестала "регента" вызовет с его стороны такую реакцию, по сравнению с которой Армагеддон покажется детской забавой.

И последнее, что хотелось бы отметить в этом плане. Казалось бы, устранение противостояния двух могущественных ядерных держав снимает угрозу ядерного апокалипсиса и укрепляет тем самым стратегическую стабильность в мире. Но парадокс заключается в том, что все оказалось наоборот. Ибо с исчезновением противостояния этих двух держав ушла и система взаимного сдерживания соблазна ядерного удара. К тому же состав членов ядерного клуба расширился легально, а кроме них ядерным оружием ныне обладают или вскоре станут обладать и ряд других стран, не являющихся членами данного клуба. В их числе могут оказаться и центры международного терроризма. Да и контроль над ядерным оружием ныне в значительной мере ослаблен. Немудрено, что стратегическая стабильность с этой точки зрения прочного основания фактически не имеет.

Во-вторых, внедряя новые идейно-нравственные принципы (неолиберализм, постмодернизм, свободу нравов) в духовную жизнь различных народов и стран, которым эти принципы часто чужды и неприемлемы, "агенты глобализма", как называет воинствующих миссионеров-глобапизаторов А. Панарин 12 , совершают насилие над самобытностью народов, их национальными и социальными идеалами, духовной свободой. Апологеты неолиберализма считают его перспективной идеологией, наиболее адекватной императивам глобализации, и насаждают ее везде. Осуществляя вестернизацию социокультурной жизни всей планеты, навязывая (часто принудительно) западные стандарты жизнедеятельности, западные ценности (А. Зиновьев называет это "западнизм"), они нивелируют или даже уродуют духовный облик народов, уничтожают мировую культуру, основное богатство которой не в стандартах, а в ее многоцветье, разнообразии. Политика разрушения самобытной культуры народов, их национального духа энергично отвергается не только разумом, но и совестью, эмоциями, даже инстинктами людей; она содержит в себе заряд социальных и идейных конфликтов, способных в любой момент породить социальный взрыв. В этом плане особо актуализируется проблема межцивилизационных отношений. Основой социокультурного наполнения нового мирового порядка, по замыслам глобализаторов, призвана стать западная цивилизация, как самая продвинутая, развитая, эталонная. Бытует мнение, что приоритет западной культуры признается повсеместно. Но это миф, один из тех, которые усиленно насаждаются подконтрольными глобалистам СМИ, особенно электронными. Западная цивилизация, которой, несомненно, присущ ряд позитивных и привлекательных черт, - лишь одна из великих и достойных цивилизаций современного мира, ранжировать которые по их продвинутости и развитости не только бессмысленно, но и преступно. Тем более выделять из них эталонную. По каким критериям? ВВП на душу населения или процент людей с высшим образованием? Количество танков и самолетов или уровень и качество жизни людей в стране? Численность или пассионарность нации? Степень социальной сплоченности и законопослушности населения или соотношение индивидуализма и коллективизма в психологии людей? Исторические заслуги и традиции прошлого или модернистская "продвинутость"? Физическое здоровье граждан или их возвышенная духовность? Все эти качества и измерения крайне важны и в определенных пропорциях присущи любой цивилизации. Можно назвать еще десятки других, но и названных достаточно, чтобы понять нелепость идеи вычленения из них эталонной или ведущей.

Между цивилизационными общностями существуют различия по отдельным параметрам (крупные - малые, древние - молодые), но в сугубо цивилизационном плане - социокультурном, духовном, историческом, гуманистическом - все они равнозначны и равноценны для человечества. Выделять из них одних и противопоставлять другим - это прямой путь к расовому превосходству, фашизму, войнам, столкновениям цивилизаций и другим роковым последствиям такого подхода. И этой угрозы надо избежать.

В качестве третьего фактора угроз безопасности в мире ныне выступает международный политический терроризм, постепенно также обретающий глобальные масштабы. Апологеты глобализма усиленно насаждают тезис, что именно эта сила представляет сегодня главную угрозу безопасности в мире, проблему N 1 для мирового сообщества. Против этой угрозы создана международная антитеррористическая коалиция во главе с США, ряд региональных антитеррористических центров, проведены военные операции в Афганистане, Ираке, Чечне, Палестине, предпринят ряд акций мирового сообщества через ООН и Совет безопасности, формируются блоки и альянсы, ведется ожесточенная информационная война.

Спору нет, международный терроризм заявил себя на переходе к XXI веку как одна из грозных опасностей, дестабилизирующих международную ситуацию. Его акции в США, России, Индонезии, Турции, ОАР и других странах показали, что это новый, необычный вид опасности. Этот терроризм существенно отличается от облика терроризма XIX и значительной части XX в. Он направлен на убийства и устрашение не отдельных политиков и властителей, не на устранение того или иного национального правительства, а на смену всего мирового истеблишмента, упразднение господства мировой финансовой и политической олигархии Запада, прежде всего США. Он во многом утратил национально-патриотическую и в значительной мере даже конфессиональную окраску, сохранив ее в основном лишь как прикрытие своих политических акций.

Терроризм многолик. Как отмечает в своем исследовании проблем терроризма М. П. Требин, этот "деструктивный модус бытия" имеет свои политическое, социально-экономическое, геокультурное и религиозное измерения, широкий спектр областей выражения: терроризм ядерный, биологический, химический, компьютерный, космический и др. 13 . Опасность его усиливается тем, что он трансграничен, не локализован на какои-то определенной территории, как бы вездесущ и борьба с ним подобна борьбе с призраками. Кроме того, он находится вне международного правового поля, и никакие акты ООН либо международных судов пока не способны привести эту систему в контролируемое состояние. Его не сдерживают ни международные правовые нормы, ни традиционные человеческие ценности - гуманность, национальное достоинство, честь, совесть, сострадание и даже страх смерти. На все эти социальные и духовные категории у боевиков международного политического терроризма свой особый взгляд. Нынешний терроризм международно организован, имеет свои центры и филиалы во многих регионах мира, свою разветвленную систему финансового обеспечения и снабжения оружием, свою тайную стратегию. Неслучайно, например, чеченские бандитские формирования носят интернациональный характер и, более того, имеют "своих людей" в финансовых, военных и политико-управленческих кругах самой России и даже защиту в международных правовых органах.

Все это так, и мировое сообщество, как и охранные органы, а также общественность каждой страны должны активно противостоять акциям террористов. Но при этом следует учитывать ряд принципиальных обстоятельств. Первое касается происхождения, корней и соответственно общественно-политического облика данного феномена. Облик этот конкретен. Большинство организаций и центров политического терроризма создавались либо стимулировались спецорганами великих (и не очень великих) держав в период конфронтации двух мировых военно-политических блоков - для подрывных действий, политических провокаций и идеологических диверсий друг против друга. И наибольшее рвение в этом деле проявили спецслужбы США. Часть организаций они сколотили непосредственно, других поддержали финансово или обеспечили оружием, третьих просто приняли под свой контроль либо завербовали их вожаков. В числе подопечных ЦРУ были и бен Ладен (неслучайно М. Каддафи назвал его "агент ЦРУ N 1"), и его сподвижники - Айман Завахири, Мухаммад Атеф, Абдулла Ахмад Абдулла, Абу Хасан и многие другие. Госдепартаменту нетрудно было составлять после трагедии 11 сентября пресловутый "черный список", в который занесены десятки организаций и большое число имен террористов, в одночасье ставших преступниками. Большинство этих очагов (организаций и учебных центров) создавались именно спецорганами США, прежде всего для действий по подрыву прочности и силы СССР, России, и значительная их часть была сформирована в дуге стран, окружавших наше государство, или непосредственно в республиках бывшего СССР.

После того как конфронтация сверхдержав ушла в прошлое, контроль спецслужб над террористическими организациями в основном сохранился, и значительное число таких организаций и центров осталось в орбите империалистической политики, продолжило служить ЦРУ, выполняя уже стратегию глобалистов. Другая их часть отвергла такую ориентацию и отвернулась от своих бывших хозяев. Произошла социально-политическая трансформация международного терроризма. Данный феномен оказался своеобразным "чудовищем Франкенштейна", восстал против своего создателя и обратил на него свою ненависть. И хотя былой контроль внешних спецслужб прежних хозяев в определенной мере продолжает инерционно довлеть над нынешними структурами экстремистов, международный терроризм в целом постепенно превращается, и во многом уже превратился, в самостоятельную и грозную мировую политическую силу. Наиболее впечатляющий знак его появления - террористический акт 11 сентября 2001 года.

Обретя в условиях глобализации мировой формат и создав мощную международную организационную структуру, автономную финансовую систему и солидный арсенал современного оружия, международный терроризм сформировался в фактор, способный угрожать и действительно угрожающий стабильности в мире. Он бросил вызов самим США, показав уязвимость этого гиганта, и создал ситуацию нового мирового противоборства, опасного для всего человечества. Его трансграничный политический статус и силовой арсенал страшат мировую общественность своей неопределенностью и бесконтрольностью. В этом плане чеченский экстремизм обоснованно может рассматриваться как отряд международного политического терроризма.

Недооценивать опасность этой силы, считать ее лишь "орудием глобализма" или "жупелом", используемым империалистами для запугивания колеблющихся и приведения их к покорности (хотя этот мотив, безусловно, также присутствует), на мой взгляд, было бы близорукостью. Война - необычная, нетрадиционная, не сдерживаемая никакими правилами, никакими нормами права и морали, никакими ограничениями в использовании

оружия массового поражения, - такая ужасная и непредсказуемая война фактически уже разразилась. И хотя она еще не обрела мировых масштабов, она способна со временем втянуть в истребительный процесс все человечество (если оно не отрезвеет и даст себя втянуть в эту пропасть), а последствия такой войны трудно даже вообразить. Как фактор разрушения стратегической стабильности в мире, воздействия на судьбы мирового сообщества этот феномен не менее опасен и грозен, чем глобалистская политика установления "нового мирового порядка".

И все же главной угрозой безопасности человечества его называть нельзя. Как отмечает в своем труде о глобализации Г. Зюганов, данный феномен - это оборотная сторона мирового империализма, порождение империалистического глобализма. Терроризм - страшная угроза человечеству. Но это угроза вторичная, ответная, первичная же, основная угроза - именно империалистический глобализм 14 . Да и наши западные партнеры по борьбе с международным терроризмом некоторыми своими акциями непререкаемо подтверждают, что для них высшим приоритетом является не подавление терроризма, а обеспечение своих геополитических интересов. Оценка акций террористов у них весьма избирательная. Для них лишь тот террорист, кто борется непосредственно против их глобалистских геополитических деяний. Если бы это было не так, то, например, проблема экстрадиции в Россию отъявленного политического террориста Закаева была бы, очевидно, решена британским правосудием иначе...

Международный терроризм действительно не является неотъемлемым потоком основного русла мирового общественного развития, это ситуативный феномен. Его действия могут в той или иной мере нарушить, деформировать, затормозить ход истории, но не способны остановить или прервать его. Мировое сообщество в силах справиться с данной проблемой. Многие исследователи (как российские, так и западные) считают, что данная опасность сознательно гипертрофирована определенными силами, и даже полагают, что это неслучайно. Высказываются сомнения в правдивости официальной версии событий 11 сентября (слишком много в ней темных и спорных мест); заявления о том, что автором идеи и заказчиком данной акции были именно глобалистские силы с тем, чтобы создать повод для фронтальных действий по утверждению своего мирового господства. В "мутной воде" им сподручней "ловить рыбу". Кое-кто даже задается вопросом, а не является ли данная акция своеобразным повторением пресловутой провокации нацистов в Глейвице, послужившей поводом для начала второй мировой войны? Фронтальное наступление глобалистов ведь действительно развернулось...

В общем, совершенно очевидно, что проблема международного терроризма и его глобальной угрозы миру - сложная и противоречивая, она нуждается в дальнейшем глубоком изучении.

Не менее значимую и актуальную угрозу стабильности и безопасности мирового сообщества, в-четвертых, представляет начавшийся в условиях глобализации и активно стимулируемый глобалистами процесс разрушения (диффузии) национального суверенитета государств. Он совершается с двух сторон: а) путем возрастания роли и расширения компетенции наднациональных, вненациональных и международных органов и образований типа ТНК, "восьмерки", форумов и клубов, которые "заказывают политическую музыку", ограничивая и вытесняя из многих сфер властные прерогативы национальных государств и их органов; б) путем расширения сферы регулирующей деятельности структур гражданского общества, утверждения приоритета личности перед государством (свободы и права личности).

Позиция глобалистов исходит из того, что в мире складывается новая сфера политических отношений, синтезирующая в себе области и внешней, и внутренней политики, утверждается разветвленная сеть специфических по содержанию и по формам проявления связей и взаимоотношений, которых не знала традиционная государственная политика. Образовался как бы "новый круг кровообращения". Конечно, изменения в функциях государства (их расширение, сужение и модификация) имели место и ранее. Особенно в XX веке, когда государство прошло путь от "ночного сторожа" до эффективного регулятора всех сторон жизни общества. К его традиционным функциям - обеспечения внутреннего порядка и внешней безопасности - добавились стимулирование экономики, создание социальной инфраструктуры, сохранение политической стабильности, развитие науки и культуры, защита национальных экономических интересов в конкурентной борьбе на международной арене и др. Но все эти изменения не касались существа главных принципов государства - таких, как контроль над своей территорией, роль хранителя и носителя суверенитета

страны, монопольного субъекта политической власти. Глобализация начинает размывать эти уникальные прерогативы государства, демонтировать их или растворять в более сложной системе "второго круга кровообращения", регулирование процессов которого уже выходит за рамки государства, хотя они и совершаются на подконтрольной ему территории. Такие размытые оазисы возникают и в экономике, и в правовой сфере, и в политике, и в других областях общественной жизни, хотя и в разной степени.

Наиболее рельефно тенденция ограничения суверенитета национальных государств и вытеснения их регулирующих функций проявляется в экономике. После образования мирового финансового рынка экономические процессы, особенно в валютно-кредитной сфере, обрели глобальный характер и не поддаются регулирующим усилиям отдельных, даже весьма могущественных государств. Для этого нужны согласованные меры многих стран и вмешательство в эти процессы таких глобальных организаций, как МВФ, Всемирный банк, ВТО. А это - прямые директивные структуры глобализма. Они все активнее осуществляют функции не только международных экономических регуляторов, но и центров мировой политической власти. Они понуждают другие государства выполнять диктуемые ими правила игры - как во внешнеполитической, так и во внутриполитической сферах. Достаточно вспомнить регулярные инструкции, направлявшиеся Международным валютным фондом правительству России относительно мер по приватизации собственности, политике цен, налогов и пошлин, условий предоставления кредитов. Или нынешние жесткие для нашей страны условия вступления в ВТО, которые они уже в течение 4 лет упорно навязывают России.

Глобалистские структуры "выдавливают" суверенную власть национального государства и по ряду других направлений:

- высвобождают из сферы государственного контроля СМИ, стремясь превратить их полностью в рупор реализации своей политики;

- превращают политические партии и их парламентские объединения из выразителей интересов определенных классов и слоев общества, борцов за эти интересы, в подсобное орудие проведения в жизнь и закрепления в законах, правовых и социальных нормах интересов олигархических кланов;

- "приручают" или просто покупают политические, научные, художественные и другие элиты, которые становятся глашатаями и проводниками идей неолиберализма, "открытого общества", неограниченной свободы и прав человека, мирового гражданства, демонтажа границ и т. п.;

- активно проталкивают идею верховенства норм международного или "всемирного" права над нормами национально-государственного права.

Вследствие такой массированной атаки на институт национального суверенитета в мире складывается своеобразный вакуум власти: рычаги национально-государственной власти размываются, а структуры власти международной, глобальной только еще формируются. Ситуация запутанная и весьма опасная с точки зрения обеспечения общественной стабильности и безопасности как национальных государств, так и мирового сообщества. В России, например, вследствие прошедших социальных катаклизмов и разрушений, слабости и безволия государственной власти, устранения государства от регулирования многих сфер общественной жизни в последние годы национальная безопасность в основных сферах общественной жизни оказалась на уровне, так сказать, ниже критического. Речь идет и об оборонной, и о продовольственной, и об информационной, и о демографической, и о социальной, и о правовой, и о других ее гранях. Даже президент в ряде своих заявлений, Дума на своих слушаниях по различным проблемам и в принимаемых постановлениях вынуждены признавать этот факт.

Неслучайно поэтому в России, как и в других странах мирового сообщества, тенденциям и силам, продвигающим концепцию демонтажа национальной государственности, противостоят не менее мощные объективные тенденции и социальные силы, выражающие необходимость сохранения, более того, упрочения и совершенствования данного социально-политического института и принципа государственного суверенитета.

Да, глобализация породила немало новых перемен и тенденций в мироустройстве, и они должны учитываться в геополитике. Необходимо искать и новые формы, пути и методы устройства складывающегося глобального сообщества. Действенных форм и структур, способных сменить механизмы национального государства, мировое сообщество выработало пока мало, а те, что созданы (например, система ООН), малоэффективны. Человечество вправе спросить команду ликвидаторов государственнической модели мироустройства словами лермонтовского лирического героя: "А чем ты заменила их?" Даже в условиях наиболее успешной европейской модели интеграции многие

важнейшие функции регулирования общественной жизни способен осуществлять только такой институт, как национальное государство. А исторический опыт России наглядно показал, насколько пагубно разрушать действующие структуры социального управления, прежде чем возникли или созданы новые, устойчивые и проверенные жизнью нормы. Это опасно прежде всего с точки зрения сохранения стратегической стабильности в мире и устойчивости сложившегося ритма общественного прогресса.

Даже самые отъявленные романтики глобализации признают, что пока только сильному национальному государству по плечу аккумулировать и мобилизовать материальные, трудовые, социальные, финансовые, интеллектуальные и др. ресурсы своей страны и организовать эффективное их использование при различных форсмажорных обстоятельствах или в решении глобальных проблем.

ГЛОБАЛИЗМ И РОССИЯ

На долю России выпали особенно болезненные уроки, связанные с утратой или ослаблением национальной безопасности. Помимо угроз ее судьбам, создаваемых мировой стратегией глобализма и идущих к нам извне (о чем говорилось выше), Россия подверглась и подвергается воздействию в этом плане многих факторов и причин доморощенного, внутреннего замеса. Конечно, обе эти группы факторов взаимодействуют, переплетаются в реальной жизни, усиливают друг друга, создавая кумулятивный эффект и в смысле деградации ситуации в стране, и в смысле психологического настроя граждан страны, их жизненного тонуса. Эти факторы хорошо известны всем.

Это прежде всего небывалая в истории страны коррупция, уже добрую дюжину лет разъедающая российскую действительность и все глубже погружающая нашу страну в бездну разложения и хаоса. Коррупция и в мире в целом, и в России водилась и раньше, но теперь она вылилась в тотальное, глобальное бедствие. По ее воздействию на социальную жизнь коррупцию сравнивают со СПИДом или раковой болезнью. Метастазы ее проникли во все поры российского общества, она захватила все социальные слои, верхи и низы, государственные структуры и общественные образования, парламент и суд, армию и церковь, СМИ и школу. Даже правоохранительные органы. Ничто так не поразило психику населения страны, как раскрытие в 2003 г. в высшем эшелоне МВД и МЧС страны тайной организации "оборотней в погонах". Государственная служба, призванная бороться с преступностью и коррупцией, превратилась в очаг и рассадник преступлений! Из феномена экономического и нравственного, каким коррупция считалась традиционно, она превратилась в феномен государственно-политический. Поистине можно сказать, что в России впервые полностью утвердилось такое порождение глобализма, как тотальная коррупционность. И стало ведущим, определяющим. Подкуп и взятка превратились в атрибут российской действительности, выйдя в один ряд с такими символами ее национальной беды, как "дураки и дороги".

Сатаров, изучивший феномен российской коррупции, в своей книге о ней называет цифру, соизмеримую с доходной частью государственного бюджета страны. Над страной возникла угроза быть смертельно отравленной ядом коррупции, и никакой эффективной системы безопасности против данной беды в стране не имеется. Самое страшное, что общество как будто примирилось с этим, привыкло. Власти иногда ударят в словесный гонг, как это имело место ранее с финансовыми аферами олигархов или происходит сейчас с "оборотнями в погонах", используют в пиарах избирательных кампаний, но проходят выборы, СМИ переключают внимание граждан на другие сенсации, и все возвращается на круги своя. За борьбу с коррупцией выдаются подчас акции властей по переделу собственности или наказанию одиозных либо непокорных бизнесменов, олигархов (дела Березовского, Ходорковского и др.). Можно не сомневаться, что и акция по созданию Совета по борьбе с коррупцией при президенте, предпринятая в конце 2003 г., выльется в такой же пиаровский звон, как и предыдущие "набаты" в этой области.

Но коррупция неизлечима, пока сохраняется другой, не менее опасный социально-политический недуг России. Речь идет о непрекращающемся, глубоком и системном кризисе государственной власти и управления в стране. Он начался еще со времен деградации Советской власти в 80-е годы, выразился в неразберихе перестройки, контрреволюционных переворотах

1991 - 1993 гг. и последующих перманентных реформах, и все эти разрушительные и пагубные процессы происходили под влиянием стратегов глобализма и как прямое следствие их политики. Этот перманентный кризис продолжается вопреки всем заявлениям господствующей элиты о достижении политической стабильности и укреплении вертикали власти в России. Хаотичность вла-

стных решений, политическое безволие и управленческая некомпетентность правящей верхушки в стране, нехватка у властей предержащих гражданского, патриотического честолюбия и ответственности за страну, за судьбы народа, отсутствие у лидеров нации того, что Л. Гумилев называл пассионарностью, - таковы основные признаки данного социально-политического недуга.

Первопричину нашей беззащитности перед глобальными угрозами судьбам страны и народа, очевидно, следует искать в той области, откуда начинает "гнить рыба". Страну разъедает коррупция, а верховные органы государственной власти годами не решаются или не способны разработать действенные меры по искоренению ее. Выяснилось, что бывший президент страны активно и сознательно блокировал принятие любых действенных мер в этой области. Нынешний же президент и его команда обходятся лишь призывами да конвульсивными запоздалыми акциями. Народ вымирает, ежегодно численность населения уменьшается почти на миллион человек, а обещанная нынешним президентом еще в первом его послании Федеральному собранию (2001 г.) программа чрезвычайных мер по демографической стабилизации так и не появилась. После трех лет правления президенту "стало стыдно" видеть народную нищету, и он объявляет "войну с бедностью". В послании Федеральному собранию 2003 г. шумно оглашена "амбициозная" задача свершения в 7 - 10-летний срок трех "великих конкретных дел" - удвоения ВВП, устранения бедности и реформирования армии. Казалось бы, наконец-то! Но не прошло и полугода, как выяснилось, что эти параметры не были просчитаны, задачи поставлены неграмотно, качественные аспекты не учтены и все это надо пересмотреть. На Всемирном экономическом форуме (г. Москва, октябрь 2003 г.) такая критика раздавалась уже со стороны самих советчиков президента - А. Илларионова, А. Дворковича и др. 15 . Как же эти параметры попали в президентское послание? Какая им теперь цена? И кто за все это отвечает? Или взять пресловутое укрепление вертикали власти. Как известно, оно обернулось появлением нового мощного отряда высокооплачиваемых чиновников, гипертрофией президентского авторитаризма, утратой механизма взаимодействия власти и общества, полным "укрощением" обеих палат Законодательного собрания. Нашлось даже идеологическое освещение такого надругательства над самоуправлением народа - "концепция управляемой демократии". Что это за гомункулус в "новой идеологии"?

Многие заводы стоят, ВПК разрушается, армия не перевооружается; телевизор разрывается от программ Караулова о хаосе и кровавых разборках в сфере отношений собственности и прав на нее, о развале хозяйственной и социальной инфраструктуры, о падении уровня жизни людей; корабли тонут, самолеты и вертолеты гибнут в воздухе и на земле; люди пачками погибают от холода и голода, в авариях и катастрофах, да и просто от бандитов на улицах. А председатель правительства рапортует об успехах экономики. Да, ВВП за год вырос на 6%. Но этот рост определен не в натуральном, а в стоимостном выражении, а ведь цены на произведенную продукцию и услуги за этот же год выросли на 13 - 14%. Достигнут профицит бюджета? Да, но это же за счет выросших цен за экспортируемую нефть, да и показатель профицита лукавый, он образуется за счет изъятия из расходной суммы бюджета показателей выплаты внешних долгов, объем которых намного превышает так называемый профицит. И так по большинству показателей.

Кому и зачем "запудривают мозги"? Перечень нерешаемых жгучих проблем обеспечения безопасности по всем ее направлениям хорошо известен властям, но сами проблемы не решаются годами из-за отсутствия у высших властей политической воли, чувства державной ответственности. Порой язвы общества даже усугубляются некомпетентными подходами властителей. Этот перечень можно продолжать долго. Надо ли доказывать, что такая ситуация навевает мысли о медленном суициде или даже геноциде нации?

Эффективным средством преодоления хотя бы некоторых основных провалов в области обеспечения национальной безопасности России могла бы стать разработка обоснованной перспективной стратегии или комплексной программы, определяющей долгосрочные ориентиры развития нашего общества, формулирующей, пусть бы и примерно, национальные идеалы и цели, способные сплотить общество, придать ему действенные импульсы. Страна сегодня деградирует или топчется на месте, но она должна двигаться вперед, и не вслепую, а имея определенный, четкий и влекущий идеал. Причем самобытный, русский. Наш великий народ никогда не увлекут лозунги подражания, копирования чужого образца, каким бы привлекательным внешне он ни казался. Швеция нашла свой путь,

Китай - свой, Таиланд, Корея также изыскали свои тропы. России предстоит выработать свой путь, соединяющий императивы глобализации с духом и великими национальными традициями народа. В том числе и традициями героического советского времени. И этот идеал должен быть зафиксирован в перспективной программе. В ней также необходимо, очевидно, откровенно и честно назвать и проанализировать реальные проблемы общества, разработать алгоритм их решения. Отсутствие подобной государственной программы - прямая угроза надеждам на выживание страны, на само ее существование в будущем.

Левопатриотические силы страны разработали свою программу и активно борются за ее усвоение и принятие обществом. Это программа национально- патриотического возрождения России с перспективой утверждения в стране народовластия и обновленного социалистического общественного строя. Первым шагом в ее реализации должны стать известные кардинальные меры, выносимые на всенародный референдум. К сожалению, борьба идет пока не вполне успешно, о чем свидетельствуют и результаты прошедших в декабре 2003 г. выборов в Государственную думу РФ. Слишком мощные политические силы стоят на пути реализации провозглашенных этой программой целей. Именно эти силы и сорвали проведение референдума, они же, используя как административный ресурс, так и грязные политические технологии, ложь, провокации, клевету и избирательные махинации, добились победы на парламентских выборах. Но борьба продолжается.

Недавно российскую общественность шокировал оглашением перспективной политической программы и нынешний фактический лидер правых сил страны А. Чубайс. Он огласил ее на предвыборной встрече с молодежью Санкт- Петербурга 25 сентября 2003 г. Идеал, который он предлагает России, - либеральный империализм. "Идеологией России на всю обозримую историческую перспективу, - заявил он, - должен стать либеральный империализм, а миссией России - построение либеральной империи". Чубайс пока не расписывает перспективы, цели и социально-политический облик своего империализма, ограничиваясь лишь апологией идей, отстаиваемых соратниками - Е. Гайдаром, Б. Немцовым, Г. Грефом, да дежурными фразами о благотворности частной собственности, рыночной экономики, бизнеса, свободы и демократии. Подчеркивает он и необходимость "сильной политической структуры, способной взять на себя ответственность и осуществить намеченные цели".

Но ключевой идеей данного политического манифеста российских неолибералов являются его внешнеполитические предложения: а) обеспечить надежное лидерство России на постсоветском пространстве и б) "увидеть стратегически прорисовывающееся кольцо великих демократий Северного полушария XXI века - США, Объединенная Европа, Япония и будущая Российская либеральная империя". Миссия России - замкнуть это кольцо. Это обеспечит России безопасность и защиту ее интересов, возможность вместе с достойными партнерами сообща отстаивать свободу и порядок на Земле 16 .

Предельно ясно: идеал, который предлагает России Чубайс, - сомкнуться в кольцо с альянсом глобалистов Севера в их противостоянии народам Юга, т. е. большинству человечества, активно отстаивать интересы "золотого миллиарда" в чаянии, что и Россию примут в лоно этого миллиарда, позволив ей оставаться лидером группы стран-сателлитов, что и обеспечит нашей "либеральной империи" светлое будущее.

Не напоминают ли эти пассажи читателю не столь давние, навеянные тем же Чубайсом золотые иллюзии об обретении каждым владельцем ваучера двух автомашин "Волга"? Тогда песня этой рыжеволосой сирены прозвучала в начале обобравшей россиян приватизации, а теперь - в начале кампании парламентских и президентских выборов. Во всяком случае, это дает повод поразмышлять, хотя бы кратко, о новейших тенденциях во внешнеполитических ориентирах российских властей и оценках национальной безопасности России в этой области.

Прошедшая в сентябре 2003 г. сессия Генеральной Ассамблеи ООН в Вашингтоне, выступление на ней В. Путина и состоявшиеся в Кемп-Дэвиде беседы президентов США и России приоткрыли смысл этих новых тенденций. В эти же дни получил огласку новый стратегический проект - "Доктрина формирования стратегического союза России и США", исходящий от близких нашему президенту структур (Фонд эффективной политики, СВОП, эксперты администрации президента). Наблюдатели отмечают, что именно тезисы этой доктрины использовал Путин и в своем выступлении в ООН, и на переговорах в Кемп-Дэвиде; а сама доктрина "вызвала у Буша живой интерес".

Авторы доктрины предлагают "качественно новые инициативы": Россия помогает США в разрешении самых острых проблем, в которых те увязли (Ирак, Афганистан, Иран, Северная Корея), отказывается полностью от критики акций США, не намерена использовать внешнеполитические трудности Вашингтона как шанс для ослабления его позиций, а, наоборот, всемерно поддержит США в геополитическом плане. Главным вектором внешнеполитической ориентации России прочно становится не Китай и не Восток в целом, не Евразия и даже не Европейский союз, а североамериканский партнер. Движение к новому Союзу пойдет через укрепление политического партнерства на почве антитеррористических действий, дух этого партнерства полностью переносится на область экономических связей, торговли, научно-технического сотрудничества. За шанс стать для США "ключевым союзников - не членом НАТО" (есть такой статус в политической практике Вашингтона) или даже "стратегическим союзником" Россия готова признать наличие определенных интересов США на пространстве СНГ, т. е. фактически легализовать постоянное присутствие американских военных контингентов в бывших закавказских и среднеазиатских республиках СССР и согласиться на полноправное участие США в решении проблем Каспия 17 .

А что же взамен? США умеряют критику политики России в Чечне, допускают нас к участию вместе с другими странами в деле наведения порядка в Ираке и благоприятно отнесутся к укреплению экономического, научно-технического сотрудничества. Остальное пока в эмпиреях, мечтах. В общем, проект, весьма созвучный с речениями А. Чубайса.

Правомерно возникает вопрос: почему Путин и его команда, несмотря на явно жесткую глобалистскую поступь США по утверждению в мире своей гегемонии, наращиванию силового потенциала и другие действия, подвергающие угрозе национальную безопасность России (да и других стран мирового сообщества), так упрямо придерживаются ошибочного (по мнению многих аналитиков, которое и я разделяю) курса на потакание и пособничество экспансионистской, мондиалистской стратегии США? Почему наш президент вновь добровольно и охотно "ложится под Буша"? Правда, он подчас делает показушные жесты "самостийности" вроде демонстрации единения с Китаем или с европейскими партнерами, иногда даже вспомнит о лежащих на складах ракетах "Сатана" или побряцает звуком стратегических бомбардировщиков, оставшихся от советских времен. Но это скорее пиар для внутриполитического потребления, в ублажение народных упований. Основная же стратегическая ориентация остается проамериканской. (Тем более что стоило Путину слегка позиционироваться после поездки в США в сентябре 2003 г., как из Вашингтона последовал грозный окрик: "Исключим из восьмерки!" Как учитель нашалившему ученику: "Выгоню из класса!" Или еще грубее - как хозяин собаке: "К ноге!") Неужели его прельщают лавры наших двух "первых" президентов - Горбачева, получившего геростратовский титул "лучшего немца" за сдачу Западу Восточной Германии и развал Варшавского блока, или Ельцина, который своей скоморошьей внешней политикой отправил Россию на задворки истории? Почему наш нынешний президент продолжает эту "игру в поддавки" и даже усугубляет ее, распространяя на глобальное геостратегическое пространство, которое он готов чуть ли не признать "геоамериканским пространством"?

Здесь, очевидно, возможны варианты. Или Путину и его окружению абсолютно ясно, что Россия сейчас полностью обессилена, она не способна обеспечить свою национальную безопасность методами жесткого позиционирования, поэтому надо сберечь сохранившиеся позиции, быть покладистым и надеяться на лучшие шансы в будущем. Или он искренне поверил в перспективу процветания России в качестве подручного сателлита США - наивно ведь рассчитывать на равноправное партнерство.

Не впадая в гадание на кофейной гуще по этому поводу, выскажу лишь свои соображения. Америка никогда в международном плане не увлекалась альтруизмом и благодеяниями. Она всегда жестко блюла свои национальные интересы, дотошно рассчитывала свои действия. Даже в таких акциях широкого жеста, как ленд-лиз или "план Маршалла". Если взять последнее время, то "симпатии к России" у нее проявились лишь тогда, когда ей понадобилась силовая поддержка в войне с талибами в Афганистане. Затем в наши дни, когда США резко теряют свой международный престиж, увязнув в затяжной и бесславной войне с Афганистаном и Ираком, оказавшись неспособными вопреки заявленным намерениям оперативно и успешно решить свои глобалистские замыслы относительно Ирана, Северной Кореи, Сирии и других стран, объявленных ими "осью зла". Вынашиваемую же ими десятилетиями ключевую геостратегическую цель укрощения России приходится откладывать также до лучших времен. А пока надо укреплять дружбу с

Россией или создавать видимость такой дружбы, попутно отторгая от России и подчиняя своему контролю все новые ареалы ее былого влияния. Налицо как бы временное совпадение интересов.

Но дает ли это основание России полагать, что угроза ее безопасности со стороны США вообще отпала? Не думаю. Полагаю, что всепрощенчество и угодничество перед мировым гегемоном, патетически названное стратегическим союзом, вряд ли станет панацеей в обеспечении национальной безопасности страны и ее выхода из того системного кризиса, в котором она задыхается и увязает все глубже. И мы таким союзом добровольно затягиваем петлю на собственной шее.

Безопасность России всегда была для ее истинно державных мужей (не Ельцина и не Горбачева) высшим государственным долгом. В век глобализации значимость политических решений в этой области возводится в квадрат, ибо речь идет не об обычных, а о катастрофических угрозах, причем нависших над судьбами не одной лишь страны, а всего мира.

Примечания

1 Только за последние несколько лет (2000 - 2003 гг.) российскими издательствами выпущено свыше двухсот фундаментальных работ по проблематике глобализации, в том числе Азроянц Э. Глобализация: катастрофа или путь к развитию. М., 2002; Альтерглобализм: теория и практика "антиглобалистского движения". Под ред. Бузгалина А. В. М., 2003; Василенко И. А. Политическая глобалистика. М., 2000; Ващекин М. Н., Мунтян М. А., Урсул А. Д. Глобализация и устойчивое развитие. М., 2002; Глобальный кризис западной цивилизации и Россия. Под ред. Г. В. Осипова. М., 2000; Глобальное сообщество: новая система координат (подходы к проблеме). СПб., 2000; Горбачев-Фонд. Грани глобализации. М., 2003; Дугин А. С. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М., 1999; Зиновьев А. А. На пути к сверхобществу. М., 2000; Зюганов Г. А. Глобализация и судьба человечества. М., 2002; Иноземцев В. Л. Постиндустриальная цивилизация. М., 2003; Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. М., 2000. Кочетов Э. Г. Глобалистика. Теория, методология, практика. М., 2002; Кузнецов В. Н. Безопасность через развитие. М., 2000; Лужков Ю. М. Возобновление истории. Человечество в XXI веке и будущее России. М., 2003; Лукашук И. И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000; Панарин А. С. Искушение глобализмом. М., 2002; Панарин А. Стратегическая безопасность в XXI веке. М., 2003; Постиндустриальный мир и Россия. Отв. ред. Хорос В. Г., Красильщиков В. А. М., 2001; Уткин А. И. Глобализация: процесс и осмысление. М., 2001; Яновский Р. Г. Глобальные изменения и социальная безопасность. М., 1999. С. 2002 г. выходит журнал "Россия в глобальной политике". Отв. ред. Караганов С. А.

2 См.: Альтерглобализм. Теория и практика "антиглобалистского движения". Под редакцией А. В. Бузгалина. М., 2003.

3 Цитируется по статье Степаненко О. "Сорос в связке с ЦРУ" // Правда, 23 - 24 сентября 2003 г.

4 Азроянц Э. Глобализация: катастрофа или путь к развитию. С. 331.

5 Панарин А. Искушение глобализмом. С. 12.

6 Ивашов Л. Глобальный тупик или гармония цивилизаций // Свободная мысль, 2002, N9. С. 21 - 28.

7 Постиндустриальный мир и Россия (см. статьи Симония Н., Косолапова Р., Деброя Б., Примакова Е. и др.).

8 Караганов С. В одиночку ничего не добиться // НГ Дипкурьер N 13 (57), 29 сентября 2003 г.

9 Панарин А. Стратегическая нестабильность в XXI веке С. 286.

10 Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. Господство Америки и геостратегические императивы. М., 1998. С. 254.

11 Сорос. Дж. Тезисы о глобализации // Вестник Европы, т. 2, 2001. С. 35 - 36.

12 Основными "агентами глобализма" Панарин считает американский империализм; финансовую олигархию ведущих стран мира; компрадорские режимы и новую буржуазию всех стран; "мировое еврейство"; глобализм чуждых своим народам спецслужб и продажных элит. См.: Панарин А. Искушение глобализмом. С. 31- 307.

13 См.: Требин М. Терроризм в XXI веке. Минск: Харвест, 2003.

14 Зюганов Г. Глобализация и судьба человечества. С. 149.

15 См.: Удвоение ВВП - плохая задача // Независимая газета, 3 октября 2003 г.

16 Чубайс А. Миссия России в XXI веке // Независимая газета, 1 октября 2003 г.

17 Берлин Е. Вашингтону предложили стратегический союз // Независимая газета, 29 сентября 2003 г.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Мир-ГЛОБАЛИЗМ-ГЛАВНАЯ-УГРОЗА-БЕЗОПАСНОСТИ-РОССИИ-И-МИРА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Валерий ЛевандовскийКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/malpius

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Мир. ГЛОБАЛИЗМ - ГЛАВНАЯ УГРОЗА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ И МИРА // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 27.04.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Мир-ГЛОБАЛИЗМ-ГЛАВНАЯ-УГРОЗА-БЕЗОПАСНОСТИ-РОССИИ-И-МИРА (дата обращения: 23.11.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
678 просмотров рейтинг
27.04.2014 (1306 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
18 часов(а) назад · от Олег Ермаков
АЗАРТНІ ІГРИ
2 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел.
Каталог: Физика 
17 дней(я) назад · от джан солонар
НАЗАД В АЗАРТНОЕ ПРОШЛОЕ?
Каталог: Право 
18 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются им
Каталог: Физика 
19 дней(я) назад · от джан солонар
Изобретателю века - "Золотую Фортуну"
Каталог: Разное 
27 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
28 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В качестве источников электрической энергии постоянного тока в энергоустановках могут применяться обычные коллекторные генераторы постоянного тока, генераторы переменного тока с выпрямительными устройствами, а также униполярные генераторы (УГ). Использование сверхпроводящих обмоток позволит увеличить плотность электрической энергии в данных машинах и снизить их удельный вес, что связано с ростом магнитного потока в рабочем объеме и уменьшением тепловых потерь. По сравнению с другими типами электрических машин униполярные генераторы обладают рядом преимуществ. Простота конструкции, большая перегрузочная способность, высокий КПД, отсутствие пульсаций в кривой тока и напряжения, возможность непосредственного подсоединения к турбине ЭУ и т.д. As electric energy of direct-current sources in энергоустановках the ordinary collector generators of direct-current, alternators, can be used with rectifying installations, and also homopolar generators(УГ). The use of сверхпроводящих обмоток will allow to increase the closeness of electric energy in these machines and bring down their specific gravity, that it is related to the height of magnetic stream in the swept volume and reduction of thermal losses.
Каталог: Энергетика 
29 дней(я) назад · от джан солонар
Производители шуб сегодня могут предложить женщинам огромный выбор изделий из разного по своим качествам и стоимости меха, от очень доступного кроличьего до очень дорогого соболиного.
Каталог: Лайфстайл 
29 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что электромагнитный эфир Максвелла представляет субстанцию, состоящую из микроэлементарных частичек, реликтов и фононов. При движении в ней элементарных частиц возникают волны возмущения эфирной среды, фотоны, при помощи которых осуществляется взаимодей ствие между частицами. Причем, необходимо отметить, что электромагнитные возмущения (сигналы), т.е. фотоны, не поглощаются другими частицами, а возникает взаимодействие между фотонами, что является причиной изменения скорости движения этих частиц.
Каталог: Физика 
33 дней(я) назад · от джан солонар

Мир. ГЛОБАЛИЗМ - ГЛАВНАЯ УГРОЗА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ И МИРА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK