LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-1049

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи Материалы и документы. Ф. ЭНГЕЛЬС О РАЗЛОЖЕНИИ ФЕОДАЛИЗМА И РАЗВИТИИ БУРЖУАЗИИ
Источник Борьба классов,  № 5, Май  1936, C. 110-116

Публикуемая ниже рукопись Энгельса о разложении феодализма и развитии буржуазии относится к середине 70-х или к началу 80-х годов. С середины 70-х годов Энгельс занялся историей Германии. У него был план переиздать свою работу: "Крестьянская война в Германии". В этой его работе наступил перерыв с 1876 - по 1878 гг., когда он был занят полемикой с Дюрингом. В начале 80-х годов Энгельс снова вернулся к своим работам по истории Германии. 22 декабря 1882 года он писал Бебелю о своей только что им законченной брошюре "Марка": "Это первый плод моих работ по немецкой истории, которой я занимаюсь несколько лет, и я очень рад, что могу поднести его в первую очередь не педантам и "образованным", а рабочим".

В рукописи о разложении феодализма дается как раз характеристика периода, непосредственно предшествовавшего крестьянской войне в начале XVI века. Очень возможно, что этот отрывок должен был служить введением к новому изданию "Крестьянской войны".

Ряд начатых Энгельсом исторических работ остался незаконченным, потому что после смерти Маркса Энгельс все свои силы отдал изданию работ Маркса - и в первую очередь изданию "Капитала".

Институт Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП(б)

* * *

В то время как неистовые битвы господствующего феодального дворянства заполняли средневековье своим шумом, незаметная работа угнетенных классов подрывала феодальную систему во всей Западной Европе, создавала условия, в которых феодалу оставалось все меньше и меньше места. Правда, в деревне феодалы хозяйничали еще во-всю, истязали крепостных, роскошествовали, в то время как те обливались потом, вытаптывали их посевы, насиловали их жен и дочерей. Но кругом уже вырастали города; в Италии, Южной Франции, на Рейне возродились из собственного пепла старо-римские муниципии; в других местах, особенно внутри Германии, создавались новые города; все они были обнесены для обороны стенами и рвами, их крепости были гораздо более неприступными, чем дворянские замки, потому что взять их можно было только с помощью значительного войска. За этими стенами и рвами развилось средневековое ремесло, - правда, достаточно пропитанное бюргерской цеховщиной и мелочностью, - накоплялись первые капиталы, возникла потребность взаимного общения городов друг с другом и с остальным миром, а вместе с потребностью создавались также и средства охраны этого общения (disen Verkehr).

В XV веке городские бюргеры стали в обществе уже более необходимы, чем феодальное дворянство. Правда, земледелие было все еще главной отраслью производства, в нем была занята громадная масса населения. Но небольшое количество свободных крестьян, уцелевших кое-где от притязаний дворянства, достаточно убедительно доказывало, что в земледелии суть-то совсем не в тунеядстве и вымогательствах дворянина, а в труде крестьянина. Да к тому же и потребности дворянства настолько выросли и изменились, что даже и ему стали нужны города; ведь оно же получало свое единственное орудие производства - свой панцирь и свое оружие из города! Сукно, мебель и украшения,


Перепечатано из журнала "Пролетарская революция" N 6 за 1935 год.

стр. 110

производящиеся внутри страны, итальянские шелка, брабантское кружево, северные меха, арабские благовония, восточные фрукты, индийские пряности - все это, за исключением мыла, оно получало у горожан. Возникла в некотором роде мировая торговля: итальянцы плавали по Средиземному морю и за его пределы вдоль берегов Атлантического океана до Фландрии. Несмотря на соперничество голландцев и англичан, Северное и Балтийское моря все еще находились во власти ганзейцев. Между северными и южными центральными гаванями, куда сходились морские пути сообщения, связь поддерживалась сухопутным путем; эти пути, по которым поддерживалась эта связь, проходили через Германию. В то время как дворянство становилось все более и более излишним и мешало развитию, горожане стали классом, который воплотил в себе дальнейшее развитие производства и сообщения (Verkehr), просвещения, социальные и политические учреждения.

Все эти успехи производства и обмена с современной нам точки зрения носили очень ограниченный характер. Производство оставалось замкнутым в рамках чисто цехового ремесла, следовательно, по существу, сохраняло еще феодальный характер; торговля шла в пределах европейских вод и не распространялась дальше левантийских прибрежных городов, в которых происходил обмен на продукты Дальнего Востока. Но хотя ремесла и вместе с ними и горожане-ремесленники были мелки и ограничены, у них хватило силы совершить переворот в феодальном обществе, и они по крайней мере находились в движении в то время, как дворянство коснело в неподвижности.

Притом у жителей городов было могучее оружие против феодализма - деньги. В образцовых феодальных хозяйствах раннего средневековья для денег почти вовсе не было места. Феодал получал от своих крепостных все, что ему было нужно, или в форме труда, или в виде готового продукта; женщины пряли и ткали лен и шерсть и шили платья; мужчины обрабатывали поля, дети пасли скот господина, собирали для него грибы и ягоды, птичьи гнезда, подстилку для скота; кроме того вся семья должна была доставлять еще зерно, овощи, яйца, масло, сыр, птицу, молодняк скота и многое другое. Каждое феодальное хозяйство само удовлетворяло свои нужды целиком, даже военные поставки собирались продуктами. Торговли, обмена не было, деньги были излишни. Европа дошла до такого низкого уровня, ей настолько приходилось начинать все сызнова, что деньги обладали тогда гораздо менее общественной функцией, а лишь политической: они служили для уплаты налогов и добывались главным образом грабежом.

Теперь все это совершенно изменилось, деньги снова стали всеобщим средством обмена, и в силу этого масса их значительно увеличилась. И дворянство тоже уже не могло обходиться без них. А так как у него очень мало было, или даже вовсе ничего не было такого, что можно было бы продавать, - грабить же теперь стало также не так-то уж легко, - ему пришлось решиться прибегать к займам у городского ростовщика. Еще задолго до того, как стены рыцарских замков были пробиты выстрелами новых орудий, их основы были подрыты деньгами. На самом деле порох был, так сказать, простым судебным исполнителем на службе у денег. Деньги были великим политическим уравнителем бюргерства. Всюду, где личное отношение было вытеснено денежным отношением, натуральная повинность - уплатой денег, там место феодального отношения заступало буржуазное. Правда, в большинстве случаев в деревне продолжало существовать старинное грубое натуральное хозяйство; но уже были целые округа, где, как, например, в Голландии, Бельгии, на Нижнем Рейне, крестьяне вместо барщины и оброка натурой платили господам деньги, где господа и подданные сделали уже первый решительный шаг к превращению в землевладельца и арендатора, где, следовательно, и в деревне тоже политические учреждения феодализма лишались своей общественной основы.

До какой степени в конце XV столетия деньги подкопали и раз'ели из-

стр. 111

нутри феодализм, ясно видно по той жажде золота, которая в эту эпоху овладела Западной Европой; золото искали португальцы на африканском берегу, в Индии, на всем Дальнем Востоке; золото было тем магическим словом, которое гнало испанцев через Атлантический океан; золота - вот чего первым делом требовал белый, как только он вступал на вновь открытый берег. Но эта тяга к далеким путешествиям, приключениям в поисках золота хотя и осуществлялась сначала в феодальных и полуфеодальных формах, все же была в корне несовместима с феодализмом; основой последнего было земледелие, и завоевательные походы его по существу дела имели целью приобретение земель. К тому же мореплавание было определенно буржуазным промыслом, который наложил печать своего антифеодального характера также и на все современные военные флоты.

В XV столетии во всей Западной Европе феодализм находился, таким образом, в полном упадке; повсюду в феодальные области вклинивались города с антифеодальными интересами, с собственным правом и с вооруженным бюргерством. Они поставили феодалов в зависимость от себя, отчасти в общественном порядке с помощью денег, а кое-где даже и политически; даже в деревне, там, где земледелие поднялось более высоко в силу особо благоприятных условий, старые феодальные связи стали ослабевать под действием денег; только во вновь завоеванных землях, как, например, в Ост-Эльбской Германии, или в иных отсталых, удаленных от торговых путей областях продолжало процветать старое дворянское господство. Но и в городах и в деревне повсюду увеличилось в населении количество таких элементов, которые прежде всего желали, чтобы был положен конец бесконечным бессмысленным войнам, чтобы прекращены были раздоры феодалов, приводившие к тому, что внутри страны шла непрерывная война даже и в том случае, когда внешний враг был в стране, чтобы прекратилось это состояние непрерывного и совершенно бесцельного опустошения, которое неизменно продолжало существовать в течение всего средневековья. Будучи сами по себе еще слишком слабыми, чтобы осуществить свое желание на деле, элементы эти находили сильную поддержку в главе всего феодального порядка - в короле. И здесь мы подходим к тому пункту, когда рассмотрение общественных отношений ведет нас к рассмотрению отношений государственных, где мы от экономики переходим к политике.

Из этой сутолоки народов, которая существовала в раннее средневековье, развились постепенно новые национальности, процесс, в котором, как известно, побежденное население в большинстве когда-то бывших римских провинций, побежденные крестьяне и горожане ассимилировали себе победителя, германского завоевателя. Следовательно, современные национальности являются также продуктом угнетенных классов. Каким образом в одном месте происходило слияние, в другом разделение - об этом нам дает наглядное представление карта округов (Gau) Средней Лотарингии, составленная Менке1 . Стоит только проследить границу между романскими и германскими названиями мест, чтобы убедиться, что она в Бельгии и Нижней Лотарингии в общем совпадает с существовавшей 100 лет назад границей между французским и немецким языком. Кое-где встречается узкая полоска, где оба языка борются за преобладание; но в общем совершенно ясно, что должно быть немецким, что романским. Древне-нижне-франкская и древне-верхне-немецкая форма большинства названий мест на карте доказывает, что они относятся к IX, самое позднее, к X веку, что, следовательно, граница в главных чертах была проведена в конце каролингского периода.

На романской стороне можно найти, в особенности поблизости от тех мест, где проходит граница языков, смешанные имена, составленные из германского имени и романского названия местности, например, главным образом на Маасе близ Вердена:


1 Шпрунер-Менке. Атлас по истории средних веков и нового времени. 3-е изд. Гота. 1874. Карта N 32.

стр. 112

Eppone curtis, Rotfridi curtis, Ingolini curtis, Teudegisilo villa, ныне Иппекур, Рекур ла Крё, Анбленкур сюр Эр, Тьервилль. Это были франкские резиденции феодалов (Herrensitze), мелкие немецкие колонии на романской земле, которые рано или поздно подверглись романизации. В городах и отдельных частях страны находились более крупные немецкие колонии, которые более продолжительное время сохранили свой язык; из такой колонии, например, еще в конце IX века вышла Ludwigslied; то, что еще раньше большая часть франкских дворян (Herren) была романизирована, доказывают формулы присяги королей и феодалов (Grossen) 842 года, в которых романский язык уже является официальным языком Франкского королевства.

Как только произошло разграничение на группы по языку (оставляя встороне позднейшие завоевательные войны и такие войны, ставившие своей целью полное истребление, которые велись, например, против приэльбских славян), вышло само собой, что эти группы стали служить основой образования государств, что национальности стали развиваться в нации. Насколько силен был этот стихийный процесс уже в IX веке, доказывает быстрый распад смешанного государства Лотарингии. Правда, в течение всего средневековья границы языка далеко не совпадали с границами государства; но все же каждая национальность, за исключением, пожалуй, Италии, была представлена в Европе особым крупным государством, и тенденция к созданию национальных государств, выступающая все яснее и сознательнее, является одним из существеннейших рычагов прогресса в средние века.

В каждом из этих средневековых государств король представлял собой вершину всей феодальной иерархии, верховного главу, без которого вассалы не могли обойтись и по отношению к которому они находились в состоянии непрерывного бунта. Основное отношение всего феодального хозяйства - пожалование в лен земли за определенные личные услуги и дань - даже в своем первоначальном, простейшем виде давало достаточно поводов к ссорам, в особенности когда так много народу было заинтересовано в том, чтобы находить поводы для смут. Как можно было избежать конфликтов в эпоху позднего средневековья, когда ленные отношения во всех землях образовывали запутанный клубок прав и обязанностей, дарованных, отнятых, снова возобновленных, прекратившихся вследствие давности, измененных или каким-либо иным способом обусловленных, - клубок, который никак невозможно было распутать? Карл Смелый, например, был в одной части своих земель ленником императора, в другой - ленником короля Франции; с другой стороны, король Франции, его сюзерен (Lehnsherr), был в то же время в известных областях ленником Карла Смелого, своего собственного вассала. Как тут было избежать конфликтов? Вот в чем причина той длившейся столетия, переменчивой игры силы притяжения вассалов к королевскому центру, который один был в состоянии защищать их от внешнего врага и друг от друга, и силы отталкивания от центра, в которую постоянно и неизбежно превращается эта сила притяжения; вот причина непрерывной борьбы между королевской властью и вассалами, дикий шум которой в течение этого длительного периода, когда грабеж был единственным достойным свободного мужа способом добывать себе средства к существованию, заглушает решительно все; вот причина этой бесконечной, непрерывно продолжающейся вереницы предательских убийств, отравлений, коварств и всяческих низостей, какие только возможно вообразить, которые скрываются под поэтическим именем рыцарства и при наличии которых все же решаются говорить о чести и верности.

Что во всей этой всеобщей путанице королевская власть (das Konigtum) была прогрессивным элементом, - это совершенно очевидно. Она была представительницей порядка в беспорядке, представительницей образующейся нации в противоположность раздроблению на бунтующие вассальные государства. Все революционные элементы, которые образовывались под поверхностью феодализма, тяготели к

стр. 113

королевской власти, точно так же как королевская власть тяготела к ним. Союз королевской власти и буржуазии ведет свое начало с X века; нередко он нарушался в результате конфликтов, далеко не всегда в течение всех средних веков дело шло этим путем об'единения, все же этот союз возобновлялся все тверже, все могущественнее, пока, наконец, он не помог королевской власти одержать окончательную победу, и королевская власть в благодарность за это поработила и ограбила своего союзника.

Как короли, так и горожане нашли могущественную поддержку в сословии юристов, влияние которого возрастало. Одновременно с тем, когда снова открыли римское право, установилось разделение труда - между попами, юридическими консультантами феодальной эпохи и учеными юристами, не принадлежавшими к духовному сословию. Эти новые юристы, разумеется, по самому существу своему принадлежали к городскому сословию; да к тому же и то право, которое они изучали сами, которому учили других и которое применяли, по характеру своему было решительным образом антифеодальным и в известных отношениях буржуазным. Римское право настолько является классическим юридическим выражением жизненных условий и конфликтов общества, в котором господствует чистая частная собственность, что все позднейшие законодательства не могли внести в него никаких существенных улучшений. Но буржуазная собственность средних веков была еще сильно связана феодальными ограничениями, состояла, например, главным образом из привилегии. Таким образом, римское право по сравнению с тогдашними буржуазными условиями ушло далеко вперед. Дальнейшее историческое развитие буржуазной собственности могло состоять только в том, что она, как это и случилось, стала развиваться в чистую частную собственность. Это развитие должно было найти могучий рычаг в римском праве, в котором содержалось уже в развитом виде все то, к чему городское сословие позднего средневековья стремилось пока еще только бессознательно.

Правда, во множестве отдельных; случаев римское право служило предлогом к еще большему угнетению крестьян дворянством, в том случае, например, когда крестьяне не могли представить никаких письменных доказательств их свободы от обычных налогов, - но это по существу нисколько не меняет дела. Дворянство нашло бы и без римского права сколько угодно таких предлогов и ежедневно их находило. Во всяком случае огромным прогрессом было то, что в силу вошло такое право, которому феодальные отношения абсолютно неизвестны и которое полностью предвосхитило современную частную собственность.

Мы видели, каким образом в обществе позднего средневековья феодальное дворянство в экономическом отношении начало становиться излишним, даже прямо помехой; каким образом и политически оно точно так же стояло поперек дороги и развитию городов и национальному государству, которое тогда было возможно только в монархической форме. Несмотря на все это, его поддерживало то обстоятельство, что за ним до сих пор сохранялась монополия в военном деле (Waffenfuhrung), что без него невозможно было вести войны, невозможно было давать сражения. И в этом отношении дело должно было измениться; надо было сделать последний шаг, чтобы раз'яснить феодальному дворянству, что наступил конец тому периоду, когда оно господствовало в обществе и в государстве, что в качестве рыцарей оно ненужно больше даже и на поле битвы. Вести борьбу против феодального хозяйства с помощью войска, которое само было феодальным, в котором солдаты были соединены со своим непосредственным сюзереном более тесной связью, чем с главнокомандующими королевской армии, - это очевидно означало вращаться в заколдованном кругу и не быть в состоянии сдвинуться с места. С начала XIV столетия короли стремятся освободиться от этого феодального войска, создать собственное войско. С этого времени мы в королевских армиях встречаем все более увеличивающуюся часть, состоящую из навербованных и нанятых

стр. 114

полков. Сначала это по большей части пехота, составленная из городских подонков, беглых крепостных, ломбардцев, генуэзцев, немцев, бельгийцев и т. д., их употребляли главным образом для гарнизонов городов и для службы при осаде, в открытом бою на поле битвы сначала они были мало пригодны. Но уже в конце средних веков мы встречаем рыцарей, поступавших вместе со своими неизвестно каким путем набранными отрядами дружинников (Gefolgschaften) на службу иностранных государей, что было признаком окончательного крушения феодального военного устройства (Kriegswesens).

Одновременно создавалось основное условие для пригодной к войне пехоты в лице горожан и свободных крестьян там, где они были или вновь стали появляться. До тех пор рыцарство вместе со своей конной дружиной составляло не столько ядро войска, сколько самое войско; крепостные пешие ратники, состоящие при обозе и следующие за войском, в счет не шли; они появлялись на поле битвы только для того, чтобы обращаться в бегство, и для грабежа. До тех пор, пока продолжался расцвет феодализма, до конца XIII века, рыцарство вело и решало все сражения. С этого момента повсюду дело меняется. Постепенное исчезновение крепостничества в Англии создало многочисленный класс свободных крестьян, землевладельцев (yeomen) или арендаторов - сырой материал для новой пехоты, умевшей владеть луком, английским национальным оружием того времени. Появление этих стрелков из лука, которые сражались всегда пешими, независимо от того, пользовались ли они во время переходов лошадьми или нет, послужило толчком к существенному изменению в тактике английских войск. Начиная с XIV столетия английское рыцарство предпочитало сражаться пешим, там, где это допускала местность и прочие условия. Позади стрелков из лука, которые начинают сражение и сламывают сопротивление врага, замкнутая фаланга спешившихся рыцарей выжидает вражеской атаки или подходящего момента для наступления, в то время как только часть рыцарей остается на конях, для того чтоб фланговыми атаками оказывать поддержку в решающий момент. Непрерывные победы англичан во Франции в то время в значительной степени были обусловлены как раз тем, что в войске восстановлен был элемент обороны. Сражения эти по большей части были оборонительными, сочетавшимися с наступательным ударом, подобно тому как Веллингтон действовал в Испании и Бельгии. С того времени, как французы перешли к новой тактике - возможно, что с тех пор, как наемные итальянские арбалетчики заняли у них место английских стрелков из лука, - победам англичан был положен конец.

Точно так же в начале XIV столетия пехота фландрских городов отважилась - и часто с успехом - выступать против французского рыцарства в открытом бою, а император Альбрехт своей попыткой предательски отдать свободных швейцарских крестьян в руки эрцгерцога австрийского, которым он сам же был, сам дал толчок созданию современной пехоты, завоевавшей себе славу во всей Европе. В результате тех побед, которые одержали швейцарцы над австрийцами и в особенности над бургундцами, пехота нанесла окончательное поражение закованным в железо рыцарям, на конях или спешенным, - начатки современного войска разбили на-голову феодальное войско, бюргеры и крестьяне победили рыцарей. И швейцарцы, для того чтобы с самого качала установить буржуазный характер своей первой независимой республики в Европе, сейчас же обратили в деньги свою военную славу. Все политические соображения исчезли; кантоны превратились в конторы для вербовки наемников для поступления на службу к тому, кто больше платит. И в других местах, главным образом в Германии, повсюду раздавался треск барабанов вербовщиков; но цинизм правительства, которое существовало как бы только для того, чтобы продавать своих подданных, не имел себе равного до тех пор, пока во времена глубочайшего национального унижения его не превзошли немецкие князья. Потом, в XIV же столетии арабы че-

стр. 115

рез Испанию ввели в Европе употребление пороха, артиллерии. До конца средних веков ручное огнестрельное оружие не имело значения, что понятно, так как лук английского стрелка при Креси стрелял так же далеко, как и ружье пехотинца при Ватерлоо, и, может быть, еще более метко, хотя и не с одинаковой силой действия. Полевые орудия также находились еще в своем младенческом возрасте; напротив, тяжелые пушки сделали уже много пробоин в стенах рыцарских замков и возвестили феодальному дворянству, что вместе с порохом пришел конец его царству.

Распространение книгопечатания, оживление изучения древней литературы, все культурное движение, которое с 1450 становилось все более сильным, все более всеобщим, - все это послужило на пользу бюргерству и королевской власти в борьбе против феодализма.

Совместное действие всех этих причин, усиливавшееся из года в год благодаря тому, что все они все более энергично действовали в одном и том же направлении, обеспечило во второй половине XV столетия победу над феодализмом, хотя и не бюргерства, но "королевской власти. Повсюду в Европе, вплоть до отдаленных окраин, которые не прошли еще через феодальный строй, всюду королевская власть восторжествовала. На Пиренейском полуострове два тамошних племени, по языку романских, об'единились в королевство Исламское, это подчинило говоривший на провансальском языке Арагон кастильскому литературному языку; третье племя об'единило область, в которой господствовал его язык (за исключением Галисии), в королевство Португальское, в Иберийскую Голландию оно отделилось от центральной части страны и своей деятельностью на море доказало свое право на отдельное существование.

Во Франции Людовику XI, наконец, после гибели Бургундского промежуточного государства (Zwischenreichs), удалось, на основе тогда еще очень урезанной французской территории (Gebeit) настолько восстановить национальное единство, представителем которого была королевская власть, что уже его преемник был в состоянии вмешаться в итальянские смуты, и единство это всего лишь однажды на непродолжительное время благодаря реформации было поставлено под вопрос.

Англия прекратила наконец свои дон-кихотские завоевательные войны во Франции, в которых она, если бы они продолжались дольше, истекла бы кровью; феодальное дворянство попыталось вознаградить себя войнами Роз и получило больше, чем искало: оно истребило себя во взаимной междоусобице и возвело на королевский трон Тюдоров, которые могуществом своей власти превзошли и всех своих предшественников и всех своих наследников. Скандинавские страны были об'единены уже давно, Польша, королевская власть которой еще не ослабла, со времени своего об'единения с Литвой шла навстречу периоду своего блеска, и даже в России покорение удельных князей шло рука об руку с освобождением от татарского ига и окончательно было закреплено Иваном III. Во всей Европе были еще только две страны, в которых не было ни королевской власти, ни без нее тогда не мыслимого национального единства, или они существовали на бумаге: Италия и Германия.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Материалы-и-документы-Ф-ЭНГЕЛЬС-О-РАЗЛОЖЕНИИ-ФЕОДАЛИЗМА-И-РАЗВИТИИ-БУРЖУАЗИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Материалы и документы. Ф. ЭНГЕЛЬС О РАЗЛОЖЕНИИ ФЕОДАЛИЗМА И РАЗВИТИИ БУРЖУАЗИИ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 02.06.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Материалы-и-документы-Ф-ЭНГЕЛЬС-О-РАЗЛОЖЕНИИ-ФЕОДАЛИЗМА-И-РАЗВИТИИ-БУРЖУАЗИИ (дата обращения: 26.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
462 просмотров рейтинг
02.06.2014 (1212 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Олег Ермаков
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
7 дней(я) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Платон как Аполлон. Plato as Apollo.
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
11 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов

Материалы и документы. Ф. ЭНГЕЛЬС О РАЗЛОЖЕНИИ ФЕОДАЛИЗМА И РАЗВИТИИ БУРЖУАЗИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK