LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-851

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи К XV годовщине Германской революции 1918 г. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ БОИ В РУРЕ В 1919 Г.
Автор(ы) А. ЛИБКИНД
Источник Борьба классов,  № 11, Ноябрь  1933, C. 100-111

Ноябрьская революция в Германии, совершенная руками рабочих и солдат, не разрешила ни одной из тех задач, которые ставил перед нею пролетариат, ибо была предана социал-демократией.

Германская социал-демократия, за которой шло большинство рабочего класса, вместо того, чтобы вести революцию к диктатуре пролетариата, разгромила совместно с буржуазией и гогенцоллерновской генеральской кликой революционное движение рабочих и солдат и отстояла диктатуру буржуазии.

Социал-демократия использовала свое влияние на широкие массы и захватила власть в свои руки для того, чтобы разоружить революцию.

Правительство, созданное социал-демократией, так называемый Совет народных уполномоченных, немедленно приняло меры к удушению революции. Вынужденное под давлением масс провозгласить "социалистическую" республику, оно осуществило фактически лишь мероприятия буржуазно-демократического характера.

Уже в своем воззвании от 12 ноября правительство ограничилось провозглашением свободы печати, собраний и слова, введением отмененных во время войны законов об охране труда, гарантируя вместе с тем буржуазии охрану частной собственности и бесперебойный ход производства.

Социал-демократические правители сохранили старый государственный аппарат.

Основными руководителями министерств остались по существу старые императорские министры.

Лозунгу "власть советов" социал-демократия противопоставила лозунг созыва Учредительного собрания. "Идея" "независимых" о сочетании системы советов с Учредительным собранием являлась "левой", замаскированной вариацией той же идеи укрепления власти буржуазии.

Социал-демократическое правительство уничтожило революционное право солдатских советов, восстановив права офицерских корпусов, свело роль советов к поддержанию порядка и установлению "нормальных" взаимоотношений между солдатами и офицерами.

В первые же дни революции правительство издало приказ о сдаче оружия, о прекращении формирования красной гвардии.

Подписывая 11 ноября перемирие с Францией, социал-демократическое правительство ставило своей целью уничтожить возможность вооруженного захвата власти пролетариатом, разгромить "большевистскую опасность", используя усталость армии и стремление солдат как можно скорее вернуться домой.

Социал-демократическое правительство разорвало дипломатические отношения с Советским союзом, отвергнув руку помощи советского правительства.

В то время как широкие массы требовали установления советской системы, Всегерманский с'езд советов, состоявший в подавляющем большинстве из социал-демократов, в декабре 1918 г. 400 голосов против 42 высказался за буржуазно-демократическую республику.

Под "руководством" социал-демократического правительства экономический развал в стране достиг своего апогея.

"Гнет Версаля, помноженный на гнет "своей собственной" немецкой буржуазии, привел к небывалому падению жизненного уровня пролетариата и к обнищанию крестьянства и городской мелкой буржуазии"1 .

Пролетариат Германии, несмотря на зверские расправы социал-демократического правительства, продолжал борьбу.

Январские бои в Берлине явились выражением того грандиозного движения, которое развернулось во всей стране.

Убийство Карла Либкнехта и Розы Люксембург всколыхнуло широчайшие массы.

Пролетариат боролся за власть советов. Пролетариат боролся за свою диктатуру, за то, чтобы взять в свои руки фабрики и заводы, за то, чтобы экспроприировать буржуазию. Особенно мощно развилось движение в крупнейшем пролетарском центре - Руре, который на всех этапах истории гер-


Статья т. Либкинд представляет часть ее доклада, заслушанного в семинаре под руководством академика Н. М. Лукина в Институте красной профессуры истории.

1 Из резолюции президиума ИККИ по докладу т. Геккерта "О современном положении я Германии".

стр. 100

майского рабочего движения являлся одним из передовых отрядов пролетарской борьбы. Недаром сейчас гитлеровское правительство назначило хозяйственным диктатором Рура одного из беспощаднейших и наиболее жестоких представителей монополистического капитала - Тиссена!

Первый этап борьбы

Положение рабочих Рура и до войны было чрезвычайно тяжелым, более тяжелым, чем в ряде других промышленных центров Германии.

Все исследователи отмечают, что, и зарплата рурских рабочих была особенно низка, и продовольственное снабжение в Руре было хуже, чем везде.

Во время войны положение еще более ухудшилось. Росла безработица. Ежемесячно снижались продовольственные нормы. Рабочие были лишены элементарных политических свобод, находясь под постоянной угрозой военной службы. Уже в 1916 г. в Руре развернулись массовые стачечные бои. Рабочие выдвигали и экономические и политические требования. В 1917 г. эти требования приобрели ярко политический характер. Рабочие настаивали на снятии осадного положения, на предоставлении свободы собраний и слова, неограниченного права коалиций и забастовок. Начиная с генеральной забастовки января - февраля 1918 г., во время которой раздавались призывы к вооруженной борьбе и были выставлены лозунги "Долой правительство!", "Мира, свободы, хлеба!", борьба рурских горняков не прекращалась.

Рабочие выдвигали лозунги социализации, лозунги борьбы за власть советов. Так, сказывалось также влияние Октябрьской революции в России. Январские бои в Берлине еще больше активизировали движение. "Шахты принадлежат рудокопам!" - вот клич, выдвинутый рабочими и разносившийся по всему Руру.

Январское движение 1919 г. началось в районе Эссена, Гельзенкирхена и Реклинггаузена, т. е. в самом центре рурской промышленности. Рабочие шахты "Виктория Матиас" бросили работу и избрали стачечный комитет, пред'явивший дирекции ряд требований. К "Виктории Матиас" примкнули и другие шахты. Сначала они требовали установления норм зарплаты для всех категорий рабочих, ограничения времени работы, оплаты забастовочных дней, затем были выдвинуты политические требования - контроль над производством со стороны рабочего комитета, конфискация шахт и социализация. Движение разрасталось. В Дуйсбурге демонстрация горнорабочих прошла через весь город, рабочие разоружили полицию, заняли редакцию социал-демократической газеты "Голос народа" и освободили арестованных.

Забастовка охватила горнозаводские предприятия близ Кельна и Neussener'a. 8 января приостановили работу на шахтах "Эмшер", "Анна", "Карл", "Генрих", "Фриц" и ряде других.

В Мюльгейме состоялась демонстрация, в которой приняло участие до 1000 чел., среди них немало женщин. Демонстранты несли красные знамена и плакаты с лозунгами: "Долой капитализм!" "Свобода, равенство и братство!", "Вся власть советам рабочих и солдат!", "Долой убийц горнорабочих!". Шествие прошло мимо здания, где помещалось правление фирмы Гуго Стиннеса, затем толпа направилась к площади ратуши, где несколько ораторов и между "ими редактор "Фрейхейт" призывали к генеральной забастовке, провозглашая: "Долой Шейдемана!", "Да здравствует Либкнехт!".

Крупным центром стачечного движения был Хорст. 5 января бастовали шахты "Нордштерн", "Мольтке", "Гуго", "Бергмансглюк" и др. На шахте "Гуго" рабочие требовали признания шестичасовой смены, повышения зарплаты, возвращения денег, удержанных во время забастовки 1912 г., и возмещения за убытки, понесенные в связи с войной, по 200 марок женатым1 .

Правление, конечно, отклонило эти требования. Забастовочная волна еще усилилась. "Роте фане" от 9 января сообщает, что 7 января в Гамборне коммунистической партией Германии было созвано несколько собраний, на которых был, выдвинут лозунг: "Не приступать вновь к работе, пока не будут достигнуты экономические цели движения и правительство Эберта - Шейдемана не будет устранено".

8 января в Дюссельдорфе революционные рабочие заняли помещение редакции газеты "Дюссельдорфские известия", разоружили полицию.

В Буере состоялись демонстрации, в которых участвовало до 5000 тыс. рабочих. На шахте "Эвальд" на тысячном собрания забойщик Рюккерт заявлял, что цех в 1917 г. дал хозяевам 7,5 млн. марок при-


1 Spethmann, Zwolf Jahre Ruhrbergbau, стр. 165.

стр. 101

были и что технические служащие получили к рождеству вознаграждение в размере месячного жалования, коммерческие служащие - в размере полуторамесячного, рабочие же ничего не получили. На этом собрании были выдвинуты требования: "выдачи рождественского пособия в размере 200 марок женатым, 100 марок холостым рабочим и на детей по 20 марок; выдачи задержанных в 1912 г. забастовочных денег с процентами и процентами на проценты; вместо обещанного на январь повышения зарплаты на 15 проц. увеличить зарплату на 20 проц."1 .

Забастовочное движение перебросилось на шахты "Икерн" вблизи Дортмунда. На шахте "Ахенбах" рабочими был смещен директор и несколько человек административного персонала.

На отдельных шахтах были прямые попытки осуществления социализации. Так, на шахте "Шарнгорст" рабочие сняли директора, заведующего и штейгера. "Дикий" заводский комитет взял управление шахтой в свои руки. Тогда горнопромышленное общество прекратило выдачу зарплаты и дальнейшее снабжение шахты материалами.

Подобные же попытки взять управление предприятием в свои руки были и на ряде других шахт.

Под'ем январской забастовочной волны прекрасно иллюстрируют следующие цифры: в то время как 2 января не работало 7168 смен. 21 января, в конце месяца, не работало уже 22275 смен, т. е. скачок более чем в 3 раза.

Для того чтобы остановить грозно разрастающееся движение масс, социал-демократические вожди прибегли к маневру с "социализацией".

Солдатский совет Эссена, состоявший из социал-демократов, "независимцев" и коммунистов, 10 января постановил немедленно захватить угольный синдикат и союз шахтовладельцев. Для этой цели была создана контрольная комиссия, состоявшая из трех представителей СПГ, трех - НСПГ и трех - КПГ, получившая название "Комиссии девяти". Во главе комиссии был поставлен социал-демократ д-р Рубен.

11 января 1919 г. Эссенский совет рабочих и солдатских депутатов выпустил воззвание под заглавием "Победа социализации", где призывал к немедленному прекращению стачки. "Так как требования профсоюзных организаций приняты, - сказано было в воззвании, - всякий повод для забастовки отпал".

Даже КПГ подписала это воззвание. Коммунисты Эссена поверили, что при господстве "социалистического" правительства Эберта - Шейдемана можно действительно осуществить социализацию!

Конференция Совета рабочих и солдатских депутатов всей области 13 января приняла решение добиваться социализации.

15 января советы рабочих и солдатских депутатов Рурской области в обращении ко всему населению писали: "Эксплоатации предпринимателей пришел конец. Большие предприятия забраны у капиталистов и становятся собственностью народа... Никто не должен больше обогащаться за счет работы других". Обращение заканчивалось призывом к немедленному прекращению забастовки.

Этот тактический шаг социал-демократов имел свои результаты.

С середины января забастовочное движение пошло на убыль, не прекращаясь, однако совсем. Рабочие выжидали, ибо "Комиссией девяти" были посланы в Берлин представители для переговоров с правительством о социализации. Переговоры тянулись долго. Шахты же оставались пока в руках предпринимателей.

На конференции советов в Эссене 20 января выяснилось, что переговоры с правительством не дали реальных результатов. Предприниматели бешено сопротивлялись. Конференция решила настаивать на принятом 13 января решении о социализации. "Комиссия девяти" должна была образовать орган для социализации. Правительство конечно никак не собиралось нарушить интересы шахтовладельцев, но рост и размах рабочего движения заставляли его маскироваться, чтобы лицемерной, лживой поддержкой социализации взорвать единый фронт пролетариата.

Эта необходимость пойти на видимые уступки массовому рабочему движению заставила "социалистическое" правительство издать 18 января постановление о назначении для горнопромышленных областей государственных уполномоченных. Последние должны были осуществить надзор за добычей, сбытом и использованием угля, а также за определением цен.

Постановлением от 8 февраля правительство ввело для горнопромышленных областей рабочие камеры с равным числом представителей от рабочих и предпринимателей.


1 Spethmann, Zwolf Jahre Ruhrbergbau, стр. 166.

стр. 102

Вооруженные спартаковцы

Таким образом "социализация" была передана в руки капиталистов.

Правительство не признавало избранных рабочими штейгерских участковых советов и центрального рудничного совета. "Комиссия девяти" хотя и продолжала существовать, но все больше превращалась в "арбитражную комиссию". Захват угольного синдиката "Комиссией девяти" был только видимостью. Так, К. Вагнер, член "Комиссии девяти", сообщает: "О занятии угольного синдиката вообще не приходится говорить. Там состоялось только три заседания. Служащие оказали нам величайшее противодействие, заперли все дела и "а все наши вопросы не давали никаких раз'яснений, так что дальнейшее пребывание в угольном синдикате стало бесцельным"1 .

Наряду с этим усиливался саботаж угольных баронов.

Вместе с тем кривая забастовок снова пошла вверх.

Вооруженные бои за власть

Правительство перешло в прямое наступление на рабочие и солдатские советы. Правительственное распоряжение, изданное Носке, устанавливало, что "высшая законодательная власть в армии принадлежит правительству в лице народных избранников, исполнительная - военному министерству; в отдельных воинских частях представителями этой власти являются их начальники. Советы солдат ее в праве смещать или назначать начальников"2 .

Солдатский совет в Мюнстере отказался выполнять это правительственное распоряжение. Тогда Носке отдал приказ генералу Ваттору распустить и арестовать совет, что генерал и выполнил при содействии добровольческой организации "Молниеносный удар".

Конечно Ваттор, разгоняя солдатский совет, преследовал другую, более глубокую цель - разгром движения горняков.

В ответ на все эти мероприятия конференция советов Рурской области, состоявшаяся 14 февраля в Эссене, решила начать всеобщую забастовку, если правительство до 18 февраля не отзовет своих войск. 15 февраля в Хервертс-Дорсте прои-


1 Козак, Советы в Руре во время германской революции, стр. 27.

2 Носке, Записки о германской революции, стр. 79.

стр. 103

зошло открытое столкновение рабочих с правительственными войсками, причем оказалось убитыми 15 рабочих и 4 солдата. Войсками были произведены многочисленные аресты. "Тогда 16 февраля Мюльгеймская конференция советов приняла также решение о всеобщей забастовке.

Правительство войск не отозвало. Эссенская конференция советов послала делегацию в Союзный дом, где заседала "Комиссия девяти", со следующим заявлением:

"1. Генеральная забастовка будет продолжаться до тех пор, пока "Комиссия девяти" не будет признана законом.

2. Генеральная забастовка будет длиться до тех пор, пока хотя бы один белогвардеец будет находиться в индустриальной области. Конференция требует немедленного вооружения революционных рабочих"1 .

Листовки призывали в бой против правительства Эберта - Шейдемана - Носке: "Присоединяйтесь к генеральной забастовке. Твердо держитесь до тех пор, пока правительственные войска не будут отозваны и распущены, до тех пор, пока требования рабочих не будут признаны, пока не станет возможным проведение социализации"2 .

Рабочие Гельзенкирхена требовали "упразднения милитаризма и правительства Эберта? - Шейдемана, об'явления германской республики, вооружения рабочих, освобождения от уплаты налогов государству, приостановки вывоза угля для правительства"3 .

Итак, февральская генеральная забастовка началась. Она охватила почти всю горнопромышленную область. Наиболее мощные выступления имели место в следующих пунктах: Гамборн, Штеркраде, Ботроп, Гельзенкирхен, Эссен, Дюссельдорф, Бохум.

В Ботропе 19 февраля произошли кровавые столкновения правительственных войск со спартаковцами, вооруженными тяжелыми орудиями и пулеметами. Город был занят рабочими. В Бохуме, сообщает Р. Мюллер, было более 5 тыс. вооруженных рабочих. 16 февраля на Каролиненглюк под руководством спартаковского комитета бастующие направились за оружием в бохумскую охрану. В тот же день в 5 часов вечера на Кайзер-Фридрихсплац произошло большая демонстрация, в которой принимали участие главным образом горнорабочие шахты "Каролиненглюк" и "Принц-регент". В Гельзенкирхене 20 февраля спартаковцы и "независимые" напали на ратушу. Были пущены в ход гранаты, 45 чел. было убито и тяжело ранено.

Революционные действия масс развивались все мощнее. В десятых числах февраля Дюссельдорф фактически перешел в руки спартаковцев, В ночь на 27 февраля они совместно с левыми "независимцами" разогнали Дюссельдорфский рабочий совет, состоявший из умеренных спартаковцев и "независимых" и высказывавшийся против забастовки. "Независимые", входившие в состав исполнительного комитета, были арестованы, был избран новый исполнительный комитет.

Движение по всему Руру достигло такой силы, что на заседании Национального собрания 21 февраля Шейдеман заявил:

"Почва, на которой мы стоим, колеблется. Она может уже в самом кратчайшем времени обрушиться, если не удастся решительно прикончить сумасшествие и преступление в Рурской области".

20 февраля в области бастовало 51,99 проц. рабочих. Правительственные войска зверски расправлялись с бастовавшими рабочими.

В Дортмунде разгоняли бастующих ружейными выстрелами. В Ванне охрана 23 февраля стреляла в демонстрацию рабочих.

Положение стачечников ухудшалось с каждым днем. В некоторых округах не было никакой возможности выдавать стачечных пособий. Разгром революционного движения в Берлине и Бремене вызвал понижение революционного настроения масс.

Стачечное движение снова, как и в середине января, пошло на убыль.

На конференции советов в Эссене 21 февраля, т. е. в тот же день, когда Шейдеман констатировал, что "почва колеблется", в присутствии представителей НСПГ и КПГ было вынесено решение, закончить стачку. Шесть представителей (3 от КПГ и 3 от НСПГ) с двумя представителями от СПГ отправились в Мюнстер к главному командованию для переговоров о прекращении борьбы.

Вечером Эссенская конференция советов приняла следующие, продиктованные военным командованием, условия окончания стачки.

Рабочие войска немедленно оставляют Ботроп, Буер и Гладбек. Эти города занимают правительственные войска. Рабочие войска оставляют оружие, палевые кухни,


1 Spethmann, Zwolf Jahre Ruhrbergbau, стр. 208.

2 Там же.

3 Там же, стр. 214.

стр. 104

сдают все конфискованные деньги и продукты. Немедленно прекращается железнодорожный контроль; все военные и гражданские учреждения, включая Дюссельдорфский округ, беспрепятственно работают в рамках распоряжений правительства Эберта - Шейдемана.

Принятие этих условий означало, конечно, тяжелое поражение рабочих. Но вместе с тем оно наглядно убедило рабочих в том, что рабочий класс может победить, лишь свергнув власть "социалистического" правительства, завоевав диктатуру пролетариата.

Февральская генеральная забастовка выявила рост революционного сознания масс, глубину и мощность движения. Она же вскрыла предательскую роль СПГ и вождей профсоюзов, лживую, колеблющуюся позицию НСПГ, недостаточную четкость партийной линии молодой КПГ, боящейся раскола с НСПГ. Отсутствие единого четкого идейного руководства и привело к поражению пролетариата.

И все же февральская стачка имела огромное революционизирующее влияние на рабочих, что сказалось на дальнейшем ходе событий.

Окончание февральской забастовки отнюдь не означало, что революционное движение затихло, хотя правительство приняло ряд мер для "успокоения" рабочих. Это были, с одной стороны, меры репрессивного характера - организация охранных отрядов из правительственных войск. С другой стороны, правительство пошло на некоторые, опять-таки видимые, "уступки" рабочим.

Апрельская стачка

23 марта был обнародован закон о социализации, весь смысл которого заключался в том, что государство усиливало власть предпринимателей на шахтах, а рабочим предлагало довольствоваться призрачными уступками.

Но эти "уступки" оказывали обратное действие на массы, ибо за словесными обещаниями правительства не следовало никаких реальных улучшений, лживость демагогии "социалистического" правительства была разоблачена.

В марте рабочие начали выдвигать ярко выраженные политические требования. Так, шахты в округе Гамборна требовали освобождения всех арестованных спартаковцев, роспуска правительственной буржуазной охраны, оплаты забастовочных смен правительством, дальнейшего укрепления системы советов1 .

На многих пихтах рабочие поднимали вопрос о сокращении рабочего дня до шести часов.

25 марта произошли большие демонстрации в Биттерне.

Из толпы демонстрантов была брошена граната в полицейских. На другой день рабочие потребовали разоружения полиции.

Ярко выраженный политический характер носили требования, пред'явленные 28 марта правительству в Ландердрее: признание советов, освобождение всех политзаключенных, немедленное образование революционной рабочей охраны, немедленное установление политических и экономических сношений с Советским союзом, введение шестичасовой смены, разоружение полиции в Рурской области и во всей Германии.

30 марта старая "Комиссия девяти" созвала конференцию, где присутствовало 475 делегатов от 195 рудников. Здесь было решено об'явить всеобщую забастовку 1 апреля 1919 г. и выставить следующие требования: немедленное введение 6-часовой смены, повышение зарплаты на 25 проц., урегулирование вопросов ученичества, признание системы советов, немедленное освобождение всех политзаключенных, немедленное образование революционной рабочей охраны, немедленный роспуск всех добровольных корпусов, немедленное установление экономических и политических сношений с русским советским правительством, разоружение полиции в Руре и во всей стране, оплата забастовочных смен.

Стачка разразилась с огромной силой и охватила большинство шахт.

По сообщению Шпетмана, 31 марта в районах Дортмунда, Бохума, Виттена бастовало до 52 тысяч человек на 44 шахтах.

Следующие данные характеризуют размах апрельской стачки: если в ноябре программа добычи угля была недовыполнена на 76347 т., в январе на 238371 т., то в апреле на 3112918 т.

Правительство ответило на новый под'ем революционного движения новыми репрессиями. Генералом фон-Ваттором было об'явлено осадное положение и направлены сильные войсковые части в области, охваченные стачкой. Требования рабочих были отвергнуты. Происходили насилия над забастовщиками, они массами арестовывались.


1 Spethmann, Zwolf Jahre, стр. 252.

стр. 105

Четыре социал-демократических профсоюза открыто выступили против стачки.

В день об'явления осадного положения - 4 апреля - собралась вторая конференция революционных горняков, на которой присутствовало 500 делегатов от 21 шахты.

Была принята резолюция о том, что реформистский профсоюз горнорабочих не имеет права представлять горняков и что все руководство переходит в руки центрального рудничного совета в Эссене - прежней "Комиссии девяти".

7 апреля правительство назначило Зеверинга государственным комиссаром Рурской области, снабдив его чрезвычайными полномочиями. 7 же апреля в Эссене состоялась конференция представителей союза шахтовладельцев и социал-демократических профсоюзов при участии министра труда Бауэра и Зеверинга.

Конференция вынуждена была пойти на уступки, приняв решение о введении 7-часового рабочего дня.

Во время заседания конференции "Комиссия девяти" была арестована. Вечером в день заседания конференции были опубликованы знаменитые мероприятия Зеверинга о введении фактической трудовой повинности.

"Все жители мужского пола, - было сказано в приказе, - в возрасте от 17 до 50 лет обязаны в случае нужды по распоряжению общинных властей "производить работы, необходимые для поддержания народного хозяйства.

Кто не подчинится п. 1 этого распоряжения, тот соответствующим предписанием властей наказывается денежным штрафом до 500 марок или заключением до одного дня"1 .

Зеверингом были запрещены собрания коммунистов и "независимых".

Правительственные отряды жестоко расправлялись с забастовщиками в Дюссельдорфе, Мюльгейме, Бохуме, Эссене и т. д.

11 апреля конференция уполномоченных реформистских профсоюзов 217 голосами против 72 высказалась за прекращение забастовки. Но центральный забастовочный комитет в Эссене опубликовал постановление о незаконности этого решения и о продолжении забастовки.

Положение стачечников было крайне тяжелым. Профсоюзы через голову бастующих вели переговоры с правительством. Центральный забастовочный комитет не осуществлял единого четкого политического руководства забастовкой. 15 апреля войска начали стрелять в зал, где заседала стачечная конференция. Один делегат был убит, один тяжело ранен. Арестованные делегаты в количестве 400 чел. подверглись оскорблениям и насилиям. Эти зверства вызвали возмущение рабочих по всей области.

17 апреля конференция бастующих горняков в Дортмунде приняла решение продолжать забастовку.

В решениях конференции было сказано: "Мы придерживаемся разработанной в январе "Комиссией девяти" совместно с союзами горнорабочих системы советов. Освобождение рабочего класса должно быть делом самого рабочего класса, необходимо, чтобы были восстановлены политические и экономические отношения с советским правительством"2 .

Конференция требовала также освобождения арестованных, протестовала против рабочих камер. "Мы убеждены, - было сказано в резолюции, - что рабочие камеры будут лишь тормозить социализацию, так как социализация может быть проведена не с капитализмом, а против капитализма".

Но стачка шла на убыль, ибо силы масс были истощены. Материальное положение стачечников было невыносимо. Стачечных пособий нехватало. В то же время правительство, чтобы вызвать раскол в массах, об'явило о выдаче небастующим рабочим специальных продовольственных прибавок.

Белый террор усиливался. Карательные экспедиции Ваттора в Ландердрее зверски расправлялись с забастовщиками.

Дольше всего длилась забастовка в Дортмундском округе. На ряде шахт этого округа были кровавые столкновения с правительственными войсками.

Лозунги апрельской стачки об установлении советской системы, о солидарности с венгерской и русской революциями, об установлении экономических и политических отношений с Советским союзом говорят о высоком политическом уровне стачки.

Апрельская стачка вызвала отход рабочих масс от социал-демократической партии и социал-демократических профсоюзов.

Апрельская стачка началась после неудачи мартовских боев, что имело известное влияние на исход борьбы. Все острее ощущалась невозможность полной победы в отдельных отраслях промышленности, в одном


1 Spethmann, Zwolf Jahre, стр. 304.

2 Spethmann, Zwolf Jahre, стр. 311

стр. 106

округе при сохранении диктатуры буржуазии во всей стране.

Анализ революционной борьбы горнорабочих Рура с января по апрель 1919 г. говорит о том, что, несмотря на неудачный исход боев за власть, рурские горняки вышли из борьбы закаленными и политически окрепшими. Уроки борьбы не прошли бесследно. Отход рабочих в результате апрельской стачки от СПГ и с. -д. союзов доказывал, что горняки сделали из опыта стачечных боев надлежащие выводы.

Социал-демократы - предатели движения

Основной причиной поражения массового революционного движения первой четверти 1919 г. является отсутствие действительно революционной партии, четкого политического руководства при предательской политике вождей профсоюзов и СПГ.

Своими ловкими маневрами социал-демократы Рура создавали видимую, кажущуюся оппозицию к своим же товарищам, сидевшим в правительстве в Берлине.

Так, 14 февраля в Эссене на конференции рабочих и солдатских советов промышленной области с. -д. вместе с КПГ и "независимыми" голосовали за об'явление всеобщей стачки, если правительство не отзовет до 17 февраля войска.

Но, воспользовавшись решениями Мюльгеймской стачечной конференции от 16 февраля, где синдикалисты, коммунисты и часть "независимых" без ведома СПГ решили вопрос о всеобщей стачке, предатели - горняцкие профсоюзы, СПГ и рабочие и солдатские советы - 17 февраля в Бохуме выразили протест против решения о генеральной забастовке и обратились к правительству с просьбой принять меры к ограждению спокойствия и порядка, "нарушенного НСПГ и спартаковцами".

Одновременно собрание уполномоченных от металлообрабатывающих союзов, представителей социал-демократической партии и свободных профсоюзов выпустило воззвание, в котором протестовало против "насильственного" проведения генеральной забастовки, заявляя, что "теперь, как и раньше, они стоят на почве поддержки правительства и возлагают ответственность за возможные события на синдикалистов и коммунистов"1 .

На конференции в Эссене 18 февраля представители рабочих и солдатских советов, социал-демократы под руководством Лимбертса, уже выступали, открыто против проведения всеобщей стачки, ожесточенно нападали на Мюльгеймскую конференцию НСПГ, КПГ и синдикалистов и требовали отмены мюльгеймских решений о всеобщей стачке. Лимбертс заявил: "Прежде чем Национальное собрание не докажет, что оно препятствует социализации, не может быть для социалиста и речи о внепарламентских средствах борьбы для проведения социализации"2 .

СПГ продолжала высказываться за социализацию. В листовке социалистического большинства от 18 февраля было сказано, что социализация, т. е. переход рудников во владение рабочих, необходима: "Клады недр принадлежат народу". Вопрос лишь в том, можно ли социализацию провести немедленно или ждать Национального собрания. Ответ на этот вопрос: "Решающим для нас и социалистического большинства является правительство и Национальное собрание, избранное на основе наисвободнейшего в мире права выбора"3 .

Отто Бауэр

Рис. ЯНОША


1 Spethmann, Zwolf Jahre, стр. 206.

2 Там же, стр. 209.

3 Там же, стр. 383.

стр. 107

Реформистские горняцкие профсоюзы в то же время выпустили ряд воззваний против генеральной забастовки, призывая рабочих "сохранять рассудок", утверждая, что лишь "работа и хлеб приведут нас к цели, к демократии и к социализму"1 .

Дальнейшая деятельность СПГ и профсоюзов по срыву всеобщей февральской стачки выразилась в том, что союзы горнорабочих обратились 20 февраля с просьбой к правительству об охране желающих работать членов союза и уплате им денег из государственных средств, указывая, что 90 проц. коллектива рабочих хотят работать, но не могут из-за угроз вооруженных спартаковцев. Вся социал-демократическая пресса вопила по поводу "ужасов спартаковцев", которые "насильно" снимают рабочих с работы.

Социал-демократическая пресса приветствовала подавление революционного движения карательным отрядом Ваттора. 19 февраля "Форвертс" писал (N 91): "Большая опасность, которую создают для нашей хозяйственной жизни эти насильственные забастовки, побудила правительство стянуть войска, чтобы оградить работу на предприятиях в угольном районе".

Рурские социал-предатели приняли деятельное участие в упомянутых выше переговорах с главным командованием Мюнстера о прекращении борьбы.

В марте вожди СПГ и профсоюзов пытались пресечь подготовку рабочих к новой генеральной забастовке. Они использовали для этой цели "закон о социализации" правительства Эберта - Шейдемана, пропагандируя его в целях успокоения рабочих. С другой стороны, идя "навстречу" требованиям рабочих о введении 6-часового рабочего дня, они повели по этому поводу переговоры с правительством.

Вожди СПГ и профсоюзов активнейшим образом помогали срыву апрельской стачки.

Вожди СПГ и профсоюзов подписали воззвание министра труда Бауэра и Зеверинга с призывом против забастовки.

"Независимые"

Позиция "независимых" в Руре в 1919 г. определялась их общей позицией, которую Ленин характеризовал следующим образом:

"Никакой самостоятельной политики эта партия никогда не имела, а только колебалась между шейдемановцами и коммунистами"2 .

11 февраля 1919 г. в N 74 газеты "Фрейхейт" было опубликовано за подписью правления "Независимой партии" и "фракции независимых социал-демократов в Национальном собрании" воззвание "К революционному пролетариату Германии". В этом воззвании признавался буржуазный характер шейдемановского правительства; в то же время "независимые" требовали для советов рабочих и солдат известных государственных прав, известного места в конституции. Центральный комитет советов рабочих и солдатских депутатов согласно этой идее должен был получить право протеста против решений Национального собрания, право передачи этих решений народному голосованию.

Эта платформа фактического об'единения диктатуры буржуазии с диктатурой пролетариата и была принята с'ездом "независимых" в начале марта 1919 г.

На этом с'езде Гаазе заявил: "Вопрос не в том, Национальное собрание или система советов, а в том, чтобы об'единить оба"3 .

Но в апреле 1919 г. на втором с'езде советов фракция "независимых" предложила резолюцию, требовавшую: "Вся власть советам". С молниеносной быстротой менялись лозунги у "независимых", колебавшихся между шейдемановцами и коммунистами, являвшихся "показателями настроения наиболее отсталой части пролетариата, идущей позади, а не впереди авангарда"4 .

То, что "независимые" в 1919 г. даже выдвигали лозунг "Вся власть советам", об'ясняется огромными сдвигами в классовом сознании пролетариата, идущего к коммунизму.

Как же рассматривали "независимые" социализацию? Взгляды "независимых" по этому вопросу ярче всего выразил Каутский в своей статье "Директивы социалистической программы" ("Фрейхейт" N 48). "Лишь после того, - писал Каутский, - как будет заключен мир и будет выяснено, насколько немецкий народ может в действительности распоряжаться своим государственным имуществом, откроется путь к тому, чтобы без дальнейших подготовительных мероприятий об'явить государственной собственностью всю крупную собственность в угольной промышленности, леса и большие имения... Эта экспроприация должна быть произведена путем выкупа, который требуется определить"5 . Программа Каутского не затрагивала капиталистической собственности, а, на-


1 Spethmann, Zwolf Jahre, стр. 216.

2 Ленин, т. XXV, стр. 212, изд. 3-е.

3 "Фрейхет" N 114 от 9/III.

4 Ленин, т. XXIV, стр. 319, изд. 3-е.

5 "Фрейхейт" N 48.

стр. 108

Вооруженные рабочие Рура отправляются на боевой фронт. 1920 г.

оборот, охраняла ее заботами о денежном выкупе, участии в управлении предприятиями, в прибылях. По этой программе изменялась лишь вывеска капиталистического предприятия. Оно должно было получить название "социализированного", оставаясь конечно капиталистическим, ибо "социализация", по Каутскому, никак не связывалась с переходом власти в руки рабочего класса.

Все эти установки "независимых", их шатания между шейдемановцами и коммунистами нашли яркое отражение в их тактике в Руре. Количество приверженцев НСПГ в Руре было значительно, но активность партии была невелика. Так, стачки военного времени шли через голову вождей НСПГ.

Шаткость позиции рурских "независимых" выразилась в их точке зрения, что советы нужны для того, чтобы "поддержать деятельность разлагающихся органов управления, а не для того, чтобы противопоставить буржуазному управлению пролетарское"1 .

В январе 1919 г. "независимые" Рурской области под влиянием событий в Берлине и массового движения горняков решили принять "практическое" участие в борьбе за социализацию. Это выразилось в том, что представители "независимых" вошли в "Комиссию девяти". "Независимые" участвовали в составлении воззвания к горнякам, где в пышных фразах об'являлось, что "центр капиталистической эксплоатации и цитадель угольных магнатов перешли в руки народа". "Независимые" не только не раскрыли перед массами маневров вождей СПГ и профсоюзов, но, наоборот, вместе с ними призывали рабочих к прекращению забастовки, к работе. Лживыми обещаниями они душили рабочее движение и этим оказали большую услугу предательской политике СПГ. В ходе дальнейших событий, когда массы стали постепенно понимать сущность обещанной им "социализации", когда наряду с ростом революционных настроений среди горняков усиливался и контрреволюционный фронт, наблюдается постепенное свертывание "революционных" позиций "независимых". Это отчетливо видно на примере февральской стачки.

"Иллюстрированный журнал немецкой революции" отмечает, что "независимые" с


1 Козак, Советы в Руре во время германской резолюции 1918 - 1919 гг., стр. 19.

стр. 109

самого начала лишь "наполовину" сочувствовали генеральной забастовке, считая, что решение Мюльгеймской конференции о генеральной забастовке было преждевременным. Половинчатая позиция НСПГ была одной из причин, способствовавших срыву забастовки, "Независимые" боялись широкого развития забастовки. Отсюда понятны их деятельное участие в переговорах с правительством в Мюнстере и их работа по ликвидации забастовки.

Левый "независимей" Деймиг на с'езде партии обвинял коммунистов в "путчизме", доказывая, что тактика "путчей" не может привести к победе и воспитать массы.

Даже "Форвертс" издевался над "независимцами". "Независимые", - писал центральный орган с. -д., - как обычно, не смогли занять ясной позиции. Как всюду, они - ни рыба, ни мясо. Они выжидают и трусят перед собственной храбростью"1 .

В Руре, как и в других центрах Германии, "независимые" не руководили борьбой пролетариата, а плелись в хвосте масс. Их половинчатая, нерешительная тактика была чрезвычайно опасна, поскольку значительное количество рабочих еще прислушивалось к левому крылу "независимых", поскольку КПГ была еще слаба.

КПГ

Молодой коммунистической партии Германии приходилось работать в 1919 г. в чрезвычайно тяжелых условиях. Шейдемановское правительство приняло все меры к тому, чтобы загнать КПГ в подполье. С января 1919 г. организация подвергалась бесконечным преследованиям, коммунистическая пресса была задушена, аресты не прекращались. Приходилось заново сколачивать основное ядро партии, добывать средства и т. д., - словом вести всю огромную организационную работу и в то же время вести идейную борьбу с "левыми" течениями в собственной среде, с "детской болезнью "левизны" в коммунизме. Партией еще не были изжиты ни социал-демократические традиции, ни традиции люксембургианства. Так, например излагавшаяся в ряде статей в "Роте фане" программа социализации, выдвинутая коммунистической партией, принципиально враждебная проекту социализации Каутского, вместе с тем (как это особенно ясно видно из программной статьи "Капиталистическая анархия или социализация", помещенной в "Роте фане" от 3 февраля 1919 г.) не базировалась на диктатуре пролетариата, на захвате центральной власти в руки пролетариата и разрушении государственной машины буржуазии.

Естественно, что эти пережитки люксембургианства сказывались и на практической работе КПГ и в частности на ее участии в боях рурских горняков за социализацию, за установление власти рабочего класса. КПГ в Руре была количественно невелика, не отграничивалась резко от НСПГ и синдикалистов, не имела крепко сколоченной, централизованной организации. Работа КПГ в Руре по осуществлению социализации выразилась в участии трех ее представителей в "комиссии" совместно с НСПГ и СПГ. Непонимание невозможности социализации в отдельной области при сохранении диктатуры буржуазии во всей стране дополнялось наивной уверенностью, что предатели-шейдемановцы и колеблющиеся, нерешительные "независимцы" действительно помогут в осуществлении социализации. Коммунисты тоже подписали воззвание о, том, что социализм уже победил, и тем фактически попали "на удочку" социал-демократов. Таким образом, уже первые шаги коммунистов Рура в революционной борьбе горняков были политически ошибочны. Вместо разоблачения предательства шейдемановцев и половинчатости "независимых" по вопросу об осуществлении социализации коммунисты по существу солидаризировались с ними. Правда, в дальнейшем ходе событий коммунисты изживали эти свои ошибки и решительно разоблачали предательскую политику социал-демократов.

И в центральном органе компартии "Роте фане" мы в дальнейшем видим большую ясность по вопросу об осуществлении социализации. В статье "Комиссия по социализации" (25/II) "Роте фане" писала: "Экономическое освобождение пролетариата, социализация немыслимы без политической власти рабочего класса".

3 марта в статье "Социалистический обман в Веймаре" резко критиковалось шейдемановское понимание социализации и указывалось, какие требования должны пред'являться рабочими.

И все же революционные бои горняков Рура с января по апрель шли без четкого политического руководства. Его не смогла еще взять на себя молодая КПГ, не порвавшая окончательно с "независимыми" социал-демократами, с одной стороны, и болевшая "левыми" болезнями - с другой. Влияние коммунистов в советах и профсоюзах было слабо. Могучая волна стачечного движения


1 "Форвертс" N 96 от 21/II.

стр. 110

Красная армия в Руре. Зарядка пулемета

шла стихийно, без единого организованного политического руководства. "Спартаковцы" активно участвовали в боях вместе с массами, но не являлись руководителями движения.

Нечеткая постановка германскими коммунистами вопроса о диктатуре пролетариата привела к тому, что коммунисты Рура считали, что социализация может быть передана советам как органам, представляющим массы, хотя бы и руководимым шейдемановцами и "независимыми". Именно отсутствие руководства, отсутствие четкой и последовательной позиции у КПГ при предательстве германской социал-демократии об'ясняет, почему, несмотря на такой грандиозный размах движения, революционные бои 1919 г. в Руре окончились поражением и не достигли основной цели-захвата власти пролетариатом.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/К-XV-годовщине-Германской-революции-1918-г-РЕВОЛЮЦИОННЫЕ-БОИ-В-РУРЕ-В-1919-Г

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

К XV годовщине Германской революции 1918 г. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ БОИ В РУРЕ В 1919 Г. // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 31.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/К-XV-годовщине-Германской-революции-1918-г-РЕВОЛЮЦИОННЫЕ-БОИ-В-РУРЕ-В-1919-Г (дата обращения: 20.11.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
231 просмотров рейтинг
31.05.2014 (1268 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел.
Каталог: Физика 
13 дней(я) назад · от джан солонар
НАЗАД В АЗАРТНОЕ ПРОШЛОЕ?
Каталог: Право 
14 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются им
Каталог: Физика 
15 дней(я) назад · от джан солонар
Изобретателю века - "Золотую Фортуну"
Каталог: Разное 
24 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом на Оси, была коей Луна им. Наука дней новых не ведает этого: мир ей — без центра и края дыра, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне забил кол в эту глупость, губящую нас.
Каталог: Философия 
24 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В качестве источников электрической энергии постоянного тока в энергоустановках могут применяться обычные коллекторные генераторы постоянного тока, генераторы переменного тока с выпрямительными устройствами, а также униполярные генераторы (УГ). Использование сверхпроводящих обмоток позволит увеличить плотность электрической энергии в данных машинах и снизить их удельный вес, что связано с ростом магнитного потока в рабочем объеме и уменьшением тепловых потерь. По сравнению с другими типами электрических машин униполярные генераторы обладают рядом преимуществ. Простота конструкции, большая перегрузочная способность, высокий КПД, отсутствие пульсаций в кривой тока и напряжения, возможность непосредственного подсоединения к турбине ЭУ и т.д. As electric energy of direct-current sources in энергоустановках the ordinary collector generators of direct-current, alternators, can be used with rectifying installations, and also homopolar generators(УГ). The use of сверхпроводящих обмоток will allow to increase the closeness of electric energy in these machines and bring down their specific gravity, that it is related to the height of magnetic stream in the swept volume and reduction of thermal losses.
Каталог: Энергетика 
25 дней(я) назад · от джан солонар
Производители шуб сегодня могут предложить женщинам огромный выбор изделий из разного по своим качествам и стоимости меха, от очень доступного кроличьего до очень дорогого соболиного.
Каталог: Лайфстайл 
26 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что электромагнитный эфир Максвелла представляет субстанцию, состоящую из микроэлементарных частичек, реликтов и фононов. При движении в ней элементарных частиц возникают волны возмущения эфирной среды, фотоны, при помощи которых осуществляется взаимодей ствие между частицами. Причем, необходимо отметить, что электромагнитные возмущения (сигналы), т.е. фотоны, не поглощаются другими частицами, а возникает взаимодействие между фотонами, что является причиной изменения скорости движения этих частиц.
Каталог: Физика 
29 дней(я) назад · от джан солонар
Поскольку фононовая среда в космическом пространстве не однородна то следова тельно, Постоянные Больцмана и Планка не являются постоянными величинами, а зависят от свойств фононной среды и имеют различные значения в разных зонах космического пространства..
Каталог: Физика 
29 дней(я) назад · от джан солонар
Поскольку атмосферы планет определяются величинами «постоянных» Больцмана и Планка то все физические процессы , происходящие на этих планетах или вблизи них должны протекать при разных значениях этих физических коэффициентов но, очевидно, по одним и тем же физическим законам
Каталог: Физика 
29 дней(я) назад · от джан солонар

К XV годовщине Германской революции 1918 г. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ БОИ В РУРЕ В 1919 Г.
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK