LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-815

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи К тридцатилетию южных стачек. ЛЕТНИЕ СТАЧКИ 1903 Г. - ПРЕДВЕСТНИКИ 1905 ГОДА
Автор(ы) В. НЕВСКИЙ
Источник Борьба классов,  № 8-9, Сентябрь  1933, C. 130-143

Общий характер стачечного движения в 1903 году

Ленин еще в 1897 г. в брошюре "Задачи русских социал-демократов" указывал, что промышленный под'ем, процветание русской промышленности 90-х годов, следуя законам, открытым Марксом, должны смениться кризисом. И предсказывая этот грядущий кризис, Ленин писал:

"Русские социал-демократы должны позаботиться о том, чтобы этот крах застал русский пролетариат более сознательным, более об'единенным, понимающим задачи русского рабочего класса, способным дать отпор классу капиталистов, пожинающих нынче гигантские барыши и стремящихся всегда сваливать убытки на рабочих, способным вступить во главе русской демократии в решительную борьбу против полицейского абсолютизма, связывающего по рукам и по ногам русских рабочих и весь русский народ"1 .

События ближайших лет и особенно 900-х годов с поразительной ясностью показали и правильность прогноза Ленина и способность русского пролетариата разрешить задачи, поставленные перед ним историей.

Кризис поднял на борьбу мощные массы пролетариата и примыкавшие к нему полупролетарские элементы, все более придавая этим массовым выступлениям политический характер.

В 1899 г. забастовкой было охвачено 189 промышленных предприятий с 57498 участниками стачек, что составляло 0,99 проц. всего числа предприятий и 3,63 проц. всего числа рабочих.

В следующие годы аналогичные цифры таковы:

Годы

Число охваченных забастовкой предприятий

Процент к общему числу предприятий

Число бастовавших рабочих

Абсолютное

В % к общему числу рабочих

1899

189

0,99

57498

3,63

1900

125

0,73

29389

1,73

1901

164

0,96

32 18

1,89

1902

123

0,72

36671

3,15

1903

550

3,21

86832

5,10

Но эти цифры абсолютно не дают картины массового политического движения рабочих в 1903 г., так как они не учитывают ни чисто политических выступлений, ни демонстраций, ни стачек тех рабочих и ремесленников, которые казенной статистикой министерства никогда не регистрировались.

Число бастовавших в 1903 г. исчисляется сотнями тысяч.

Нужно сказать, что уже начиная с 1900 г. рабочие стачки все больше и больше приобретают ярко выраженный политический характер, точно так же как чисто политическими выступлениями являлись и демонстрации, особенно первомайские.

Стачки, демонстрации, столкновения с войсками, кончавшиеся часто жертвами, стали уже в 1901 г. обычными явлениями русской общественной жизни Они знаменовали высшую ступень по сравнению движением 90-х годов, но были уже недостаточны для дальнейшего развития борьбы с самодержавием.

Новым явлением, непосредственным прологом к летнему движению следующего года была ростовская стачка в ноябре 1902 года.

Ростовская стачка произвела огромное впечатление на всю Россию. Вслед за нею развернулась целая полоса политических демонстраций зимой 1902 - 03 г.: в Тифлисе в ноябре 1902 г., в Одессе, Варшаве, Сувалках и Белостоке в январе 1903 г., в Томске,


1 Подчеркнуто нами. - В. Н.

стр. 130

снова в Тифлисе и Вильне в феврале и затем в марте в Баку, Батуме и Ростове-на-Дону.

Стачечное движение тоже получило могучий толчок. Вот перечень городов, охваченных забастовочным движением весной 1903 г.: Петербург, Кашин, Вязники, ковровая фабрика в Тверской губ., Ченстохов, Сморгонь, Двинск, Витебск, Полоцк, Гомель, Копыль, Гродно, Вильно, Белосток, Одесса, Таганрог, Мариуполь, Ростов-на-Дону, Кременчуг, Луганск, Батум, Баку, Тифлис, Пермь, Екатеринбург, Златоуст, Киевская губ., Белая Церковь, Ялта, Нежин, Чернигов, Городня, Тульчин, Сувалки, Самара, Томск.

Бастуют металлисты, ткачи, шахтеры, рабочие бумажных фабрик, сахарных заводов, табачники, кожевники, горные рабочие, нефтяники и ремесленники самых разнообразных специальностей.

Празднование дня первого мая в 1903 г. прошло очень бурно во многих городах. Первомайские забастовки происходили в Одессе, Николаеве, Тифлисе, Балахне, Гродно, Гомеле. Поневеже, Сувалках, Белостоке, Чите, Иркутске. Харбине и Томске. В этих демонстрациях с красными флагами и пением революционных песен принимали участие десятки тысяч рабочих. Почти все они кончались столкновением с войсками, а некоторые и человеческими жертвами, как например демонстрация в Балахне, где были убитые и раненые.

В стачках весны и лета 1903 г. под влиянием начавшегося промышленного оживления рабочие пред'являли большей частью экономические требования: повышения заработной платы, сокращения рабочего дня и т. п...

Такие стачки происходили в Петербурге, Москве, Вышнем-Волочке, Николаеве, Лодзи, Александрове Владимирской губ., Шуе, Иваново-Вознесенске, Варшаве, Поти, Бердянском уезде, Тверской губ., Белорусском уезде, Новгородской губ. и Киевской. В противоположность стачкам периода промышленной депрессии они нередко были довольно успешны.

Движение рабочих в июне и июле 1903 г. было таким образом непосредственным продолжением и как бы завершением забастовочного движения предшествующего этапа пролетарской борьбы 900-х годов.

Всеобщая стачка в Баку

Грандиозное стачечное движение лета 1903 г. началось почти в одно время в двух крайне противоположных пунктах - в Баку и Одессе. Отсюда оно прокатилось по всему Югу, захватив рабочих таких крупнейших промышленных пунктов, как Тифлис, Батум, Николаев, Елисаветград, Екатеринослав, Александрова, Конотоп, Феодосия. Керчь и Киев.

Забастовка в Баку началась 2 июля на заводе Хатисова, в Биби-Эйбате. Этот либеральный хозяин, заранее столковавшись с другими капиталистами о выполнении в случае забастовки данных ему заказов, отказал в требовании рабочих повысить их плату. Хатисовцы об'явили стачку. Из чувства солидарности забастовали также и рабочие тех предприятий, которые согласились выполнять срочные заказы Хатисова. Таким образом тогда же, 2 июля, бросили работу пролетарии заводов Биби-Эйбата, Маташова, Шихова, Олеума, Майлов-Таирова, Тифлисского нефтяного общества, всего до 1000 чел. К ним в тот же день присоединились и рабочие Черного города, завода Хатисова, Левинсона, Мельникова и Эйденшмидта, тоже около 1000 чел. 3 июля примкнули к стачке рабочие железнодорожного депо, железнодорожных мастерских, заводов Рысина и Ляпина, Бардорфа, Нобеля и других с количеством рабочих более 2 тыс. чел. 4 июля стачка распространилась на весь Черный и Белый город и на Биби-Эйбат. 5 июля стачка перебросилась на Балахну. Остановилась вся промышленная жизнь города и окрестностей, даже электрическая станция. Город погрузился во тьму. Тысячными толпами рабочие ходили по заводскому промысловому району и везде прекращали работу. Почти нигде не было оказано сопротивления. "Бывали случаи, - пишет очевидец, - что работы прекращались по требованию одного мальчика; до того все были уверены во всесилии рабочих. Полиция была молчаливым зрителем всех этих событий; она сопровождала толпу забастовщиков, не делая никаких попыток к вмешательству. Скоро (5 июля) стала конка. Начали бастовать фабрики и мелкие ремесленные заведения в городе. Вследствие стачки железнодорожного депо товарные поезда стали. Команда прибывающих наливных шкун немедленно присоединилась к стачке, прекратились следовательно всякий привоз и вывоз товаров. Станция вся завалена товарными поездами, рейд заполнен наливными шкунами. Строительные рабочие прекратили работу: маляры, плотники бастуют. Мостовщики бросают работу. Чернорабочие-поденщики не являются на биржу

стр. 131

для найма. Даже жалкие из жалких - амбалы, персы, метельщики городских улиц, мусорщики и ассенизаторы - присоединяются к забастовке, заявляют свои требования, держат речи о том, что они не скоты, и требуют лучших условий труда. Небывалое явление! И вряд ли кто это мог предполагать. Даже ресторанная прислуга в числе 100 чел. забастовала в 2 - 3 заведениях. Дворники сочувствуют забастовке и в разговорах выражают готовность присоединиться к ней. Дворники в Белом городе в количестве около 50 чел. (по рассказам) сбрасывают с себя знаки своего достоинства и заявляют, что за свои 8 - 10 рублей жалованья они не согласны подвергать опасности свою жизнь в борьбе с "внутренним врагом"1 .

Каковы же были роль и значение нашей партии в этом движении?

Некоторые товарищи мемуаристы и историки утверждают, что это движение, вспыхнувшее стихийно, не имело нашего партийного руководства.

Так например С. Т. Аркомед в своей книге "Рабочее движение и социал-демократия на Кавказе" (с 80-х гг. по 1903 г.) пишет о бакинской стачке 1903 г.: "Комитет не был в состоянии руководить этим небывалым до сих пор грандиозным движением".

В таком же духе высказывается и автор статьи "Июльская стачка 1903 года в Баку", помещенной в сборнике "Из прошлого". Он пишет об этой стачке: "Она вспыхнула стихийно, и местная социал-демократическая организация попала впросак".

Конечно в вышеприведенной картине, нарисованной очевидцем, есть элемент стихийности. Но в каком из массовых движений его нет? Даже в величайших движениях организованные и сознательные массы, зараженные энтузиазмом, ведут за собой наиболее отсталые слои, стихийно поднимающиеся на борьбу.

В Баку организация для руководства стачкой была создана немедленно.

Стачка возникла стихийно, но подготовлена она была всей предшествующей работой социал-демократии; во главе стачечного комитета стояли социал-демократы, фактически руководящие стачкой.

Наш комитет издавал листки, устраивал митинги, формулировал требования, посылал своих ораторов. При таком массовом движении происходили и стихийные выступления. Нехватало листков, недостаточно было организованности, не всюду поспевали социал-демократические агитаторы.

7 июля в Балахне было устроено грандиозное собрание с участием 15 тыс. чел., но из-за отсутствия хороших агитаторов этот митинг не дал положительных результатов.

Очевидец, автор корреспонденции в "Искре", говорит по этому поводу: "Едва ли мы ошибемся, если скажем, что неудача этого собрания была одной из главных причин дальнейших неуспехов"2 .

8 город прибывают войска, и скоро численность солдат доходит до 6 тыс. Тогда и полиция начала разгонять собрания, производить аресты, избивать на улицах рабочих. Рабочих на опреснителе - единственном источнике питьевой воды - заставляют работать штыками и нагайками. С другой стороны, и капиталисты стали итти на уступки. Начались совещания капиталистов и их заигрывания с рабочими. Стачечный комитет и социал-демократическая организация формулировали требования рабочих, настаивая на освобождении арестованных, отмене произвольных обысков, 8-часовом рабочем дне, по крайней мере для сменных рабочих, и предоставлении здоровых жилищ.

Наиболее крупные фирмы, как Нобель, готовы были пойти на частичные уступки, но им противодействовали более мелкие предприниматели. После прибытия новых войск (их теперь было до 10 тыс.) и после телеграммы Плеве, запрещающей какие бы то ни было уступки рабочим, положение резко изменилось. Повсюду вывешивались об'явления об увольнении тех, кто не явится на работу 14 мая. С 14 мая начались колебания, неуверенность. Стачка длилась больше недели, но это была уже не прежняя всеобщая стачка, а скорее стачка отдельных предприятий.

Бакинская стачка имела громадное веяние на развитие движения в 1903 г. Как электрический ток, она отозвалась по всему Кавказу. Не прошла бесследно стачка и для бакинских рабочих. Вот как формулирует свои выводы очевидец, корреспондент "Искры": "По своим размерам и всеобщности стачка небывала и грандиозна. Самые низшие слои пролетариата приняли в ней участие. Впервые мусульманское рабочее население, в том числе жалкие и забитые персы, активно борется за улучшение своей участи. Местами они самые ярые забастовщики; как наименее сознательные, они проявляют наибольшую склонность к физическому воздействию"3 .


1 "Искра" N 45, стр. 7.

2 "Искра" N 45, стр. 7.

3 Там же.

стр. 132

Митинг в Плугатаревой балке близ Ростова-на-Д.

В бакинской социал-демократической организации работали такие революционеры, как покойный Кецховелли, А. С. Енукидзе. Бакинский комитет находился в самой тесной связи с комитетами в Тифлисе, Батуме, Кутаисе, в Чиатурах. В Тифлисе и вообще на Кавказе в то время работал и т. И. В. Сталин. И хотя и Кецховелли, и т. Енукидзе, и затем т. Сталин попали в тюрьмы, однако их работа и работа их ближайших товарищей искровцев-большевиков имела огромное значение и сыграла решающую роль в деле проведения всеобщей политической забастовки в Батуме и Тифлисе, где движение носило уже более планомерный и сознательный характер и где оно всецело находилось под руководством нашей партии1.

Всеобщая стачка на Кавказе

В Тифлисе, в Батуме и вообще там, где вслед за Баку вспыхивали стачки, движение носило вполне сознательный характер и находилось под руководством партии. В Тифлисе стачка началась по призыву Кавказского союза партии, назначившего и день выступления.

Хотя приказчики начали забастовку еще 2 июля, мясники 11 июля и пурщики 12 июля и хотя все эти рабочие пред'явили экономические требования, 14 июля началась всеобщая политическая забастовка. В ней приняли также участие рабочие железнодорожных мастерских и депо, мелкие мастерские, официанты и даже конки, которые затем пошли только потому, что солдаты заменяли кондукторов и кучеров, продавали билеты и охраняли вагоны штыками. Массовые митинги устраивать было невозможно, так как Тифлис был наполнен войсками. Солдаты в рабочих не стреляли, но зато полиция избивала всех до потери сознания, а казаки действовали нагайками, пропуская забастовщиков сквозь строй. Корреспондент "Искры" характеризует тифлисскую стачку как стачку сочувствия бакинцам. "Вообще стачка в Тифлисе, - пишет он, - была главным образом делом сочувствия бакинским стачечникам"2 .

Движение не остановилось в Тифлисе. Оно захватило все более или менее крупные пункты, где находились рабочие: Батум, Поти. Кутаис, Самтреди, Чиатурский горный округ и др.3 .


1 А. Енукидзе, "История организации и работа нелегальных типографий РСДРП на Кавказе за время от 1900 по 1906 гг.", "Пролетарская революция" N 14, 1923 г., а также его сборник "Двадцать пять лет бакинской организации большевиков", Баку, ст. "К 25-летию бакинской организация", 1921 г.

2 "Искра" N 47.

3 Всего на Кавказе бастовало до 100000 чел. См. "Архив истории труда в России", кн. 5, стр. 24 - 27.

стр. 133

В Батуме забастовка носила в высшей степени организованный и ярко выраженный политический характер. Началась она 16 июля и сразу стала всеобщей. Бастовали буквально все: железнодорожники, заводские рабочее, пекари, плотники, строители, приказчики, кондуктора, стрелочники, носильщики и даже служащие контор и учреждений.

Несмотря на то, что забастовка в Батуме продолжалась недолго, она носила характер организованного политического протеста. Батумская организация была одной из лучших организаций: здесь долго работал т. Сталин. В течение 1901 - 1902 гг. он был выдающимся организатором всего движения, одним из первых марксистов-литераторов и организатором революционной прессы и подпольной типографии.

Трагически окончилось выступление рабочих на ст. Михайловка, где в рабочих стреляли стражники, в результате чего оказались раненые и убитые (35 чел.).

Бурный характер носили забастовки и в Чиатурах, где не обошлось, по словам корреспондента "Искры", без разрушения и пожаров1 .

В некоторых уездах происходили и крестьянские волнения.

Подведем теперь некоторые итоги.

Стачка в Баку началась более стихийно, чем в других городах. Но и здесь руководство стачкой скоро перешло в руки социал-демократов-искровцев. Именно под их влиянием в движение вносятся планомерность и сознательность. Планы провокаторов пресекались рабочими, организовалась охрана рабочими промыслов машин и т. п.

Всеобщая политическая стачка в Тифлисе, Батуме и других пунктах Кавказа началась уже совершенно сознательно по решению партийных организаций и по их призыву как ответ на бакинскую стачку. Партийные организации руководят движением, выпускают листовки, устраивают демонстрации, собрания, посылают своих ораторов, организуют отпор полиции. В с. -д. листках отчетливо подчеркивается политический характер движения. Так, тифлисский комитет в своей прокламации, характеризуя забастовку, пишет: "В первый раз в России всеобщая забастовка сразу охватила целый город. Этот день становится еще знаменательнее тем, что тифлисские рабочие об'явили всеобщую забастовку главным образом для того, чтобы соединиться со своими бакинскими товарищами и общими силами сделать натиск на общего врага". Лозунг борьбы с самодержавием давался ясно и отчетливо. Но в то же время не упускалась из виду и экономическая сторона движения.

Стачка поднимала на сознательную и организационную борьбу наиболее темные и отсталые элементы рабочих, идущих в нее сначала из чисто экономических побуждений и вырастающих в ходе борьбы до понимания политических требований партии.

Стачки на Кавказе носили наиболее ярко выраженный политический характер там, где социал-демократические организации были крепче, где они проделали большую предварительную работу, где в их рядах работали такие выдающиеся организаторы, как т. Сталин.

Кавказская стачка (вместе со стачкой в Одессе) явилась могучим толчком для развития всеобщей стачки на всем юге России.

Всеобщая стачка в Одессе

В Одессе стачечное движение начинается также в первых числах июля. Затем оно перекидывается в Киев (21 июля), Елисаветград (30 июля), Екатеринослав и Николаев (начало августа) и далее уже по другим менее значительным пунктам.

Причиной возникновения одесской стачки кроме общих экономических условий была и предварительная агитация социал-демократов, и стачка, что очень важно, протекала под их руководством.

"На большинстве фабрик и заводов, - говорится в деле одесского охранного отделения "О забастовках 1903 г.", - имелись кружки сознательных революционных рабочих, которые вели широкую агитацию в пользу забастовки"2 .

Факты подтверждают это заявление охранных властей. Еще в апреле зубатовский "комитет независимой рабочей партии" Шаевича об'явил забастовку на небольшом механическом заводе Рестеля. Стачка была длительная, рабочим помогала зубатовская касса Шаевича, а штрейкбрехерам - сам Рестель и полиция. Между штрейкбрехерами происходили столкновения, и когда выведенные из терпения независимцы обратились к Шаевичу; тот предложил искать новых мест. Это подорвало престиж Шаевича, а


1 "Искра" N 47, стр. 8.

2 Цитирую по статье Д. Шлосберга и Б. Шульмана "Всеобщая забастовка в Одессе в 1903 году и "независимцы" в "Летописи революции" N 1, 1929 г., стр. 131. См. также Д. Шлосберг, "Загальний страйк 1903 р. і крах зубатовщини на Україні", Партвидав "Пролетар", 1932 г.

стр. 134

тут как раз социал-демократами была блестяше проведена стачка (23 июня) на бумаго-джутовой фабрике Родоконаки. В это же время вспыхнула новая стачка у портных по инициативе экономической рабочедельческой организации "Рабочая воля". "Рабочей воле" стачку провести не удалось; не удалось ее провести и одесскому комитету.

Веке ре рабочие-железнодорожники в количестве 2500 чел. тоже начали стачку (1 июля). Агитацию вели социал-демократы из комитета. Были выработаны экономические требования и политические лозунги. Независимы однако повели довольно успешную борьбу с социал-демократами, и стачка была прекращена. Начальник дороги Немешаев и жандармы ликовали. Однако, когда рабочие увидали, что начальство и независимцы их обманули, престиж одесского комитета вновь поднялся. Речи и листки социал-демократов слушались теперь с огромным вниманием. 4 июля забастовали грузчики в порту, выдвинув требование уменьшения рабочего дня и увеличения заработной платы. С этого момента события развиваются с головокружительной быстротой. Стачка вспыхивает за стачкой, захватывая рабочих разных категорий. Когда же до Одессы доходят сведения о кавказской стачке, здесь тоже начинается всеобщая политическая забастовка.

Вот как развивались события после стачки портовых рабочих. 6 июля к ним примкнули моряки, кочегары, матросы и угольщики прибывающих в Одессу пароходов. Все попытки независимцев сорвать забастовку не удались. Одесский комитет твердо взял дело в свои руки. Его листки читались нарасхват, ораторов его слушали, приглашали повсюду и даже угощали в трактирах. 13 июля началось брожение среди коночников; на другой день конка частично прекратила движение. 16 июля вышли листки комитета к кондукторам. Попытки заменить бастовавших матросов военными матросами были безуспешны, так как листок одесского комитета "К морякам-солдатам" производил и на них огромное действие. В этот же день, 16 июля, присоединились к забастовке заводы Жако, Вальтуха, Родоконаки, Арбеда и др. С этого же дня начинаются многочисленные митинги, устраиваемые по инициативе одесского комитета партии.

Тысячная толпа направилась утром 16 июля к Михайловскому участку, требуя освобождения арестованных. Полиция разогнала толпу. В 2 часа дня собралась новая толпа тысяч в восемь в Рубовом саду; здесь уже были слышны чисто политические речи комитетских агитаторов, раздавались тоже чисто политические прокламации комитета и "Искры".

На другой день, 17 июля, был собран митинг опять в Рубовом саду. Здесь комитетские ораторы, несмотря на протесты независимцев, держали ярко политические речи, Настроение масс поднималось. Происходили настоящие стычки независимцев и социал-демократов.

Из Рубового сада рабочие двинулись к пробочному заводу Юлиуса, по дороге к ним присоединялись все новые и новые группы товарищей. Призыв двинуться к заводу Юлиуса "был дружно подхвачен толпою, которая, сплотившись, грозной лавиной двинулась из сада. Казаки за нею. По дороге затягивали "Марсельезу" и другие песни, но из толпы кричали: "Не надо песен!". И началось прямо величественное шествие 8 - 10-тысячной толпы с завода на завод, из мастерской в мастерскую. Рабочие, где с радостными, где с угрюмыми лицами, покидали душные мастерские и присоединялись к забастовщикам. Как катящийся ком снега, толпа все росла да росла. От завода Енни пошли на Пересыпь. Во главе шествия все время были организованные рабочие и интеллигенты - социал-демократы. До станции Хаджибеевского лимана толпу конвоировали казаки; на Пересыпи их не было уже ни одного. На многочисленных остановках рабочие ораторствовали на политические темы. Обыватели сочувственно встречали толпу и нередко ее сопровождали. Около мельницы Вайнштейна были распространены прокламации одесского комитета о "Златоустовской бойне". Остановив все заводы на Пересыпи, стачечники, увеличившись до 40 - 50 тыс., направились в порт, срывали флаги, звали с собой матросов, а военных моряков призывали к пассивному сопротивлению. Около под'ема на Николаевский бульвар толпа разделилась. Главное ядро шествия направилось по Николаевскому бульвару. Здесь толпа остановилась, и оратор опять заговорил о борьбе, о необходимости политической свободы. С бульвара толпа направилась на вокзал. Другая, значительная часть пошла через Карантин и по Канатной улице. Толпа не знала, что вокзал уже забастовал с обеда, и шла его останавливать. Другие группы стачечников расползлись по всему городу, останавливая на своем пути все, даже самые мелкие мастерские. Вся Одесса забастовала. Как-то непривычен был для русского глаза вид этой сво-

стр. 135

бодно шествующей толпы: всем казалось, что вот-вот из-за угла, из засады выскочит встревоженный, насторожившийся враг"1 .

В этом рассказе очевидца чувствуются весь динамизм движения, вся его грандиозность, все его величие.

День 17 июля был кульминационным пунктом движения. Уже в этот день независимцы попрежнему продолжали бороться с социал-демократами, пытаясь совлечь движение с политического пути. Хотя социал-демократы овладевали собраниями, однако всюду независимцы противодействовали активизации политической борьбы.

На другой день стали замечаться признаки ослабления движения. Независимцы действовали уже с большим успехом. Хотя социал-демократические ораторы еще выступали ярко и при одобрении рабочих, однако и независимцы действовали решительнее и смелее.

18 июля социал-демократам удалось устроить несколько демонстраций с пением революционных песен, с красными знаменами, с ярко политическими речами, с разбрасыванием прокламаций. Крики "Долой самодержавие!" и "Да здравствует политическая свобода!" носились в воздухе. Полиция действовала решительно, разгоняя демонстрантов. Полиции помогали казаки, избивая рабочих нагайками.

Девятнадцатого началась жестокая расправа казаков и полиции с забастовщиками. Забастовка пошла на убыль и 23 июля прекратилась.

Как видно из официальных документов, забастовка не привела к победе рабочих в экономической области. Только очень небольшое число фабрик после стачки стало работать на новых условиях: с сокращенным рабочим днем (от 1/4 до 1/2 часа) и с ничтожным повышением заработной платы на 3 - 15 к. в день (из 247 фабрик с 12788 рабочими только на 17 рабочие добились сокращения рабочего дня на полчаса - час и повышения платы на 10 - 20 коп. в день)2 .

Зато в политическом отношений результаты были огромны: прежде всего сама социал-демократическая организация окончательно изжила прежние свои экономические идеи и перешла твердо на позиции большевистской "Искры". Ведя борьбу за руководство забастовкой, комитет своей деятельностью и пропагандой раз'яснял массе рабочих провокаторскую деятельность зубатовцев-независимцев. Благодаря этому самые широкие рабочие массы увидали предательскую, охранническую природу союза Шаевича и стали отходить от независимых. Комитет и передовые рабочие-большевики вырастали вместе с развитием забастовки и вели широкую и действительно революционно-политическую агитацию. Комитет, хотя и не сразу, овладел таким образом стихийно возникшим движением и взял руководство стачкой, насколько это было возможно, в свои руки.

Всеобщая стачка в Николаеве

Под влиянием одесских событий произошла стачка в Николаеве. И здесь очень большое значение в событиях играл комитет партии. Хотя по предположениям, комитета стачку предполагалось начать позже, однако она началась 21 июля, в день выпуска комитетской прокламации, призывавшей вообще к политической борьбе. События в Баку, Батуме, Тифлисе и, главное, в Одессе, связанной тесными и многочисленными узами с Николаевом, создали боевые настроения и среди николаевских рабочих. Забастовал котельный цех Французского завода, а за ним к трем часам стал и весь завод. Рабочие на вопросы директора, что им нужно, кричали: "Нам нужен восьмичасовой рабочий день, нам нужна политическая свобода!".

Остановив свой завод, рабочие бросились к соседнему, Черноморскому заводу, но их встретили полиция и войска. Разломав стену, рабочие ворвались на завод и вместе с черноморцами двинулись дальше. Столкновение с войсками было предотвращено умелым и тактичным поведением руководителей. Остановив по дороге спиртоочистительный, завод, рабочие вместе с работницами под пение рабочей "Марсельезы" с красными знаменами двинулись в город. В городе эта демонстрация достигла внушительных размеров. Проходя по улицам, демонстранты останавливали конку, закрывали магазины и мелкие мастерские.

Когда демонстрация уже прошла версты полторы, войска и полиция напали на толпу, произошло избиение, и только тогда демонстрация закончилась.

На другой день в роще пытались устроить


1 "Искра" N 46, стр. 6.

2 Д. Шлосберг и Б. Шульман, "Летописи революции" N 1(34), 1929 г., стр. 141.

стр. 136

Группа участников ростовской демонстрации 1903 г.

митинг, но полиция разогнала его. На третий день подле Французского завода, где начался расчет рабочих, собрался огромный митинг, где говорил комитетский оратор и распространялись комитетские прокламации. Толпа после митинга двинулась в Коммерческий порт, остановила мастерские министерства путей сообщения и элеватор, в этот момент налетели казаки и появились солдаты. Был дан залп: убит один и много рабочих ранено.

Это и был кульминационный момент движения. Увольнения на Французском заводе сыграли свою роль, и стачка была приостановлена. Во время стачки комитет выпустил 7 листков по поводу событий стачки (в том числе 2 листка к рабочим Французского завода).

Всеобщая стачка в Киеве

Всеобщая политическая стачка1 , происшедшая в Киеве, носила такой же организованный характер, как в Батуме, заранее была подготовлена и началась в намеченное комитетом время. На заседании киевского комитета было решено начать всеобщую политическую стачку 21 июля. Рабочие призывали к стачке листками: одним - общеполитическим и другим - с требованиями рабочих. Сначала забастовали Южнорусский машиностроительный завод и железнодорожные мастерские, всего около 4 тыс. чел. Предполагавшийся митинг не удался. На следующий день к забастовке присоединились типографщики в количестве 1400 ч., а в ответ на прокламации с призывом к всеобщей политической стачке на третий день стали заводы Греттера, Арсенал и мелкие мастерские. Стачка стала всеобщей. В этот же день на большом митинге на вокзале (около 2500 чел.) выступал комитетский оратор. Здесь же солдаты стреляли в толпу, в результате чего 15 чел. было убито и около 200 ранено. Это еще более усилило протест рабочих, и на четвертый день забастовка приняла грандиозные размеры: бастовали железнодорожные мастерские, трамваи, все заводы, булочники, все ремесленники, корсетницы, папиросницы, табачные и мебельные фабрики, портовые рабочие, матросы. Движение пароходов по Днепру прекратилось.

На пятый день к стачке примкнули двадцать телеграфистов управления Юго-Запад-


1 Вакар. Всеобщая политическая забастовка 1903 г. в Киеве.

стр. 137

ных ж. д. и наконец строители, плотники, каменщики и штукатуры.

Движение носило политический характер, и когда рабочих спрашивали, почему они бастуют, они отвечали: "Да вот вчера стреляли на вокзале, а сегодня мы не будем работать".

На четвертый день произошла демонстрация на Сенном базаре, на пятый - на Еврейском базаре. В результате столкновений с войсками были жертвы - убитые и раненые. Демонстрации эти возникли стихийно.

Учитывая такие настроения, комитет назначил общую демонстрацию на 27 июля на Крещатике. Демонстрация хотя и состоялась, но не носила внушительного характера, так как полиция и войска разгоняли ее.

Стачка была закончена 1 августа, после 10 дней борьбы. Экономические результаты стачки для некоторой категории рабочих оказались весьма значительными. В течение всей забастовки выхолили листки комитета (9 листков - около 24 тыс. оттисков)1 .

Всеобщая стачка в Екатеринославе

В Екатеринославе всеобщая политическая стачка началась 7 и закончилась 11 августа. И здесь так же, как и в Киеве, забастовка была начата по призыву стачечного комитета, в который вошли по 3 чел. от комитета партии и от оппозиционной группы, называвшей себя также комитетом и оппозицией. Социалисты-революционеры в стачечный комитет не входили2 .

К стачке начали готовиться еще в июле. После выяснения экономического положения и экономических требований рабочих решено было, выставив вместе с политическими лозунгами повышение заработной

Группа участников екатеринославской всеобщей стачки


1 "Искра" N 47, стр. 6.

2 См. приложение к N 52 "Искры" "Отчет Екатеринославского комитета об августовских событиях этого года", а также "Искру" NN 47, 48, 80, 81 и 106.

стр. 138

платы и уменьшение рабочего дня, начать стачку 7 августа. Социалисты-революционеры наметили начало втачки на 5 августа, но рабочие бросили работу по призыву комитета в назначенный им день - 7 августа. Начали стачку железнодорожные мастерские. Остановив завод ЭЗАУ, рабочие двинулись к Брянскому заводу.

Сняв рабочих с ряда заводов, многотысячная толпа двинулась дальше, разделившись на две части. Одна часть толпы при входе в фабричный поселок встретила войска, произошло столкновение. Вот как описывает его очевидец:

"... Одна женщина стояла на насыпи, и казачий офицер, подскочив к ней, ударил ее нагайкой; она оторвала конец нагайки, в котором, как всегда, был вделан внутри ремня кусок железного стержня в палец длины и толщины. "Смотрите, чем бьет вас, ваших детей, ваших жен и старых матерей. Ведь мы скотины не ударили бы этим". И она схватила кирпич, подбежала к офицеру, ударившему ее, и ударила его в голову. Офицер зашатался. Казаки с нагайками набросились на женщину. Рабочие кинулись защищать ее, схватили камни и начали бросать в казаков. Те было бросились к толпе, но град камней обратил их в бегство. Тогда офицер отделил человек 40 солдат и, выстроив в два ряда, без малейшего предупреждения скомандовал "на прицел". "У нас боевые" - докладывал фельдфебель. Офицер молча кивает головой и командует "пли" и сам первый стреляет из револьвера. Упал один, другой, и вот уже около трех десятков на земле. Раздались стоны, крики, а рабочие еще не верят, что это боевые заряды: не могут же их убивать за то лишь, что они хотят улучшить свою долю, что они защищают своих жен. Но факт налицо, и, уверившись в нем, мрачные, полные негодования, рабочие разбрелись по домам, убедившись, что войско готовят к продолжению бойни. Женщины с полотенцами и водою в руках бросились к раненым, чтобы оказать посильную помощь, но казаки разгоняли женщин..."1 .

На другой день бастовали все крупные заводы и все мастерские. На митинге выступали ораторы от комитета и выдвигали политические лозунги. Полиция и войска окружали толпу, но никого не трогали.

На третий день стачечная комиссия организовала похороны убитых. Огромная толпа рабочих провожала погибших за рабочее дело героев. У гробов произносились негодующие, бичующие убийц речи. Рабочие призывались к дальнейшей борьбе. Однако представителей комитета на похоронах не было, и это вызывало укоры со стороны рабочих.

На Чечелевке (предместье Екатеринослава) после похорон собралась огромная" толпа и направилась в город. Останавливая по дороге мастерские, лесопилки и трамвай, демонстранты вышли на главную улицу города. Здесь толпу встретили войска и казаки и разгоняли ее, но стреляли только холостыми.

В течение следующих дней, когда стачка стала в полном смысле всеобщей, происходили многочисленные митинги во многих местах. Везде выступали ораторы социал-демократы. Бывали моменты, когда собрания происходили сразу в четырех пунктах, и пришлось выпустить двенадцать ораторов, не считая трех социалистов-революционеров. Ораторы касались экономических требований рабочих, но главной темой их речей являлась политическая агитация.

Несмотря однако на все усилия комитета, стачечной комиссии и их организаторов, долго удержать рабочих в боевом настроении не удалось. Власти кроме прямого насилия и действия оружием, кроме давления на хозяев с требованием рассчитывать рабочих, об'явили, что продолжающих участвовать в стачке полиция будет высылать на родину.

Это и создало перелом в настроении массы: 11 августа к работе приступила часть рабочих, а 12-го работы и в Екатеринославе и на Брянском заводе были уже на полном ходу; 13 августа стачка закончилась всюду.

Отмечая образцовое поведение рабочих во время стачки, особенно организованной и политически сознательной части их, комитет в следующих словах подводил итоги забастовки: "Подводя итоги августовским событиям, комитет имеет полное право признать, что в сражении, которое организованные екатеринославские рабочие дали правительству, победа всецело осталась на стороне социал-демократии. О поражении здесь не может быть и речи. Поражение было бы только в том случае, если бы часть организованных рабочих разочаровалась в своих чаяниях и надеждах, если бы она сознательно вышла из состава организации. Но ничего подобного не было. Наоборот, после забастовки число активных сторонников комитета стало возрастать с небывалой


1 Искра" N 47.

стр. 139

раньше быстротой"1 . К этой оценке нужно прибавить, что кроме убитых и раненых екатеринославские рабочие заплатили за эту стачку и приговором по суду, которому было предано 56 чел. И все это не разочаровало и не испугало их.

Комитет отмечает и присоединение крестьян к забастовке в деревне Чаплях, в 13 верстах от Екатеринослава (на лесопилке), и огромное влияние ее на солдат.

Под влиянием событий в Одессе и Киеве происходила забастовка и в Елисаветграде с 28 по 30 июля, но здесь она носила значительно менее организованный характер. Стачка вспыхнула стихийно среди строительных рабочих, довольно быстро захватила значительную часть пролетариата и, как и всюду, сопровождалась собраниями и демонстративными шествиями, столкновениями с полицией и выступлениями социал-демократических ораторов.

Общие итоги стачечной борьбы летом 1903 года

Подведем теперь итоги этого замечательного движения летом 1903 г. на юге России.

Прежде всего поражает массовый характер этого движения. Во всех этих забастовках принимало участие не менее 200 тыс. человек.

Движение охватило восемь крупнейших промышленных центров, не считая менее значительных пунктов. Два промышленных центра - Баку и Одесса - являются исходными точками забастовки. На двух противоположных концах обширной территории, превосходящей территорию любого европейского государства, накапляются искры пожара, охватившего весь юг России.

В забастовке действительно участвуют широкие массы рабочих и не только высококвалифицированных металлистов, но и самых отсталых, вплоть до строительных рабочих и женщин-работниц табачных фабрик, спиртоочистительных заводов и даже ремесленников и женщин-ремесленниц. В забастовке принимают участие даже приказчики, матросы и телеграфисты.

Второе характерное явление - это быстрота распространения стачки: в Баку стачка начинается 2 июля, Тифлис поднимается 14-го, а Батум уже через два дня, 16 июля; в Одессе начало стачки 4 июля, в Николаеве 21 июля, в Киеве тоже 21 июля, в Елисаветграде 28 июля и наконец в Екатеринославе 7 августа. Не успевает закончиться стачка в одном городе, как она возникает в другом. Широчайшее массовое движение продолжается больше месяца: начавшись в Баку 2 июля, оно заканчивается 14 августа в Екатеринославе.

Следующим признаком этого движения является боевое настроение рабочих. Это не спокойная экономическая стачка мирных тред-юнионистов, это бурное политическое движение боевых масс, хотя и не вооруженных, но готовых на вооруженную борьбу.

В ответ на выступления полиции и войск - нагайки, избиения и даже, выстрелы и человеческие жертвы - толпа отвечает градом камней, вступает в рукопашный бой с солдатами, отбивает своих вожаков и ораторов. Демонстрация - это обычная форма протеста бастующих.

Нельзя не отметить еще одну черту этой забастовки - осуществления путем борьбы полной свободы слова на митингах и собраниях.

Таким образом несомненен политический характер движения. Несмотря на то, что во многих местах стачки начинаются как обычные экономические стачки, они быстро приобретают ярко выраженный политический характер. Ораторы, даже самые обычные рабочие из толпы, выступают с политическими речами; массы охотно слушают такие речи и поддерживают лозунги, призывающие к борьбе с самодержавием и капиталом.

Июльское движение находит отклик во всей России захватывая самые отсталые и отдаленные углы нашей страны.

Но самым важным явлением летнего движения 1903 г. следует признать огромную руководящую роль нашей большевистской партии и ее организаций. В таких городах, как Тифлис и особенно Батум и Киев, где забастовка является чисто политической стачкой сочувствия и солидарности, она назначается большевистским комитетом в определенный им день и находится все время под его руководством. В тех городах, где, как в Одессе или Баку, против социал-демократии выступают полицейские организации Шаевича или Шендрикова, где был сильны экономические группы, в конце концов руководство также переходит в руки большевиков. Таким образом июльские


1 "Искра" N 52, "Отчет".

стр. 140

стачки сыграли огромную роль в деле изжития рабочими зубатовщины и экономизма1 .

Наши комитеты дают организаторов, ораторов, печатают и распространяют революционную литературу, одобряющую требования рабочих и призывающую к работе.

Высокий уровень, организованность и политическая сознательность июльских стачек на Кавказе об'ясняются работой Кавказского союза, где работал т. Сталин.

В таких городах, как Киев, также работали выдающиеся работники-большевики2 . Ни одна партия, ни одна группа, кроме большевиков, не стояла во главе июльских массовых стачек.

Такие имена, как С. И. Гусев, Р. С. Землячка, Шаумян, П. А. Красиков, И. Х. Лалаянц (тогда непримиримый большевик), Кнуньянц, Л. Б. Красин, А. С. Енукидзе, Топуридзе, Бауман, М. Н. Мандельштам и сотни других подобных им большевиков, стоявших во главе движения, обеспечили то обстоятельство, что июльские события проходили под лозунгами, выдвинутыми старой "Искрой", восторжествовавшими вскоре на II с'езде партии.

Оценки июльского движения и его значения

Как же оценили июльское движение и как отнеслись к нему разные партии и классы в России и за границей?

"Стачечное движение, охватившее юг России, - писал Струве в своем органе "Освобождение", - не есть простая серия забастовок. Это крупное политическое движение, знаменующее собой напряженное, чисто революционное настроение трудящихся народных масс, выливающееся сегодня в форму стачек, назавтра могущее получить совсем другую форму".

Эту другую форму Струве называет "переворотом". "Когда он придет, мы не знаем и определить не можем, но мы знаем, что власть имущие могут остановить революцию только одним способом: они должны сделать ее сами, став на путь смелых и коренных реформ. Но они этого не хотят сделать и не сделают"3 .

Струве забывал только одно, что люди, имеющие власть, никогда не хотят революции "и, главное, никогда не могут сделать ее, потому что новые задачи разрешает новый класс, выдвигаемый историей.

Умирающее самодержавие сделало один только вывод из июльских дней, а именно, что стачки произошли вследствие отсутствия должного надзора жандармской полиции за агитаторами-революционерами. "Это ясно доказывается тем, - писали "Московские ведомости", - что все эти беспорядки возникли не на какой-либо тяжелой экономической почве, какою явились бы например продолжительная массовая безработица или невыносимая голодовка вследствие неурожая, а н? почве, искусственно созданной агитаторами, сбившими рабочей народ с толку всевозможными средствами преступной пропаганды".

"Искра" и большевики были единственной партией, которая понимала, что это движение есть предвестник революции.

Правда, "Искра", правильно оценивая движение, полагала, что западноевропейские социал-демократы не смогут понять всей огромной важности июльских стачек. "После блестящих побед, одержанных германской социал-демократией на последних выборах в рейхстаге, - писала "Искра" в передовой N 46, - самым крупным и самым замечательным явлением в жизни европейского пролетариата был ряд "всеобщих" стачек в разных городах российского юга". Сказав затем, что наши стачки совершенно не вызвали волнения в умах европейцев хотя немного напоминающих волнения, вызванные победами социал-демократов на выборах, "Искра" добавляет: "Мы знаем, что для европейского общественного мнения Россия до сих пор остается малоинтересным "незнакомцем", и то, что происходит в ее пределах, редко находит себе правильную оценку со стороны Западной Европы".

Огромное значение наших стачек сумел среди немногих в Европе оценить вождь германских довоенных социал-демократов, Август Бебель. Именно он в одной из своих речей сказал: "В 1903 г. международный пролетариат одержал две славные победы: выборы в рейхстаг в Германии - одна, и всеобщая забастовка в Баку - другая".

Как оценили стачку и какие выводы из нее сделали оппортунисты социал-демократы?


1 См. об этом у Д. Шльосберга "Загальний страйк 1903 р. і крах зубатовщини на Україні".

2 П. Н. Лепешинский, "От кружковщины к партии", вводная ст. к "Протоколам Второго с'езда РК ДРП". М. - Л., 1925 г., стр. 125. Кстати в этой работе июльскому движению уделено всего несколько строк, а в перроне организаций Юга пропущен Кавказ.

3 "Освобождение" 4 (28) от 2 (15) августа 1903 г.

стр. 141

Новая "Искра", оппортунистического крыла партии, в N 53, где было напечатано извещение о II с'езде, поместила статью под заглавием "О чем говорят нам июльские дни?".

Автор статьи писал по вопросу о вооружении рабочих и методах массовой пролетарской борьбы: "Вооружиться надо - это несомненно, - надо и при демонстрациях, массовых митингах, протестах, уже хотя бы для завершения спасительного действия камней на казаков и полицию. Но сила далёко не в одном оружии. Как бы ни была хорошо вооружена народная масса, войска всегда будут вооружены лучше. Оружием массы, побеждающим войска, может быть лишь страстное упорство в достижении определенной цели"1 .

Всякий знакомый с меньшевистской постановкой вопроса о вооруженном восстании в эпоху революции 1905 года легко увидит, что эта постановка, как две капли соды, похожа на решение, даваемое автором статьи. Меньшевики в 1905 г. решили этот вопрос в том смысле, что не в вооруженной борьбе с самодержавием основная практическая проблема, а в том, чтобы рабочие были исполнены "жгучей потребностью" низвергнуть самодержавие.

Таким образом в 1903 г. в связи с июльским движением в меньшевистских кругах новой "Искры" созревала та идея, которая в словах Плеханова приобрела: всем известную формулировку: "Не нужно было браться за оружие".

Нечего говорить о том, что и все выдающиеся вожди и теоретики II интернационала не поняли и не оценили всего огромного значения летнего массового рабочего движения в России в 1903 году.

Каутский шел значительно дальше даже Плеханова, считавшего всеобщую массовую политическую забастовку суррогатом восстания: он просто отрицал ее целесообразность и необходимость. Так, в своей работе "Социальная революция" он развивал мысль, что всеобщая политическая стачка предполагает такую высокую ступень организованности и сознательности пролетариата, что, когда он достигнет такой высоты развития, то незачем будет и браться за такое оружие. Но Каутский, как известно, и будущую борьбу в социальной революции представлял себе не в виде вооруженного восстания, а в каких-то мирных формах без баррикад и оружия.

Роза Люксембург, вслед за Плехановым и Каутским, тоже чисто по-оппортунистически рассуждала о всеобщей политической стачке. В специальной брошюре о всеобщей забастовке она, высказав мысль, что нет никакой разницы между всеобщей политической стачкой и большими экономическими забастовками, писала, что будущее вооруженное восстание нельзя мыслить себе, как кровопролитие, и что вместе с тем всеобщая политическая стачка противоположна восстанию.

В противовес меньшевикам большевики в связи с теми же июльскими стачками ставили вопрос о вооруженной борьбе совершенно иначе.

Большевики не отрицали огромного значения агитационно-пропагандистской работы в массах для подготовки вооруженного восстания. В отчете большевиков Амстердамскому международному конгрессу как раз по поводу событий 1902 и 1903 гг. говорилось:

"...Члены социал-демократического комитета выступили с рядом агитационных речей и организовали решительный отпор попыткам казаков разогнать демонстрацию. Демонстрация в Ростове была первой ласточкой. Приблизительно полгода спустя, летом 1903 г., с политическими протестами выступили рабочие всего Юга. После грандиозной демонстрации на Кавказе рабочее волнение широко разлилось по всему Югу и достигло отдаленнейших захолустных уголков вроде Костромы и Красноярска. Демонстрации эти приняли настолько серьезный характер, что правительство не решилось допустить вооруженного выступления против демонстрантов крупных промышленных городов Юга раньше, чем доставило туда значительные военные подкрепления со стороны"2 .

Ленин еще в 1901 г. писал о возможности и необходимости вооруженной борьбы рабочих с войсками:

"...Уличная борьба возможна, безнадежно не положение борцов, а положение правительства, если ему придется иметь дело с населением не одного только завода"3 .

В 1905 г., когда наконец произошло массовое выступление рабочих против самодержавия, именно большевики характеризовали эти массовые выступления как политические


1 "Искра" N 53, стр. 4.

2 "Большевизм на международной арене". Доклад большевиков Амстердамскому конгрессу в 1904 г., изд. "Старый большевик", М., 1904 г., стр. 41.

3 В. И. Ленин, Соч., т. IV, стр. 15, 3-е изд.

стр. 142

стачки, носящие характер восстания, и как восстания, носящие характер политической стачки.

Одной из предшествующих форм такой стачки и были июльские стачки 1903 г. Они являлись таким образом предвестником более грандиозных событий первой русской революции.

На улицах городов, в душных заводских предместьях, на площадях, на митингах, во время многотысячных демонстраций учились рабочие великому искусству восстания.

Это была подготовительная практическая школа, поднимавшая сотни тысяч еще темных, несознательных рабочих, просвещавшая их, доказывавшая им в борьбе с царскими войсками, что только массовым Сооруженным восстанием можно добиться победы.

В этом великое значение июльского движения 1903 года.

Гигантски толкнув движение во всей России вперед, послужив образцом и примером для рабочих всей страны, июльское движение подтвердило и еще один факт огромного исторического значения, правильность и железную революционную логику нашей большевистской партии - учение Ленина, его тактику и стратегию.

II с'езд нашей партии, где Лениным были формулированы задачи момента, основы нашей программы и тактики, дышал пафосом революционной борьбы рабочих в эти июльские дни 1903 года.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/К-тридцатилетию-южных-стачек-ЛЕТНИЕ-СТАЧКИ-1903-Г-ПРЕДВЕСТНИКИ-1905-ГОДА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

К тридцатилетию южных стачек. ЛЕТНИЕ СТАЧКИ 1903 Г. - ПРЕДВЕСТНИКИ 1905 ГОДА // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 31.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/К-тридцатилетию-южных-стачек-ЛЕТНИЕ-СТАЧКИ-1903-Г-ПРЕДВЕСТНИКИ-1905-ГОДА (дата обращения: 19.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
363 просмотров рейтинг
31.05.2014 (1207 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
2 часов(а) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
2 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
2 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
2 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
3 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
20 часов(а) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
20 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
На отопление жилых домов ежегодно в стране расходуется около 150 миллионов тонн условного топлива. Эта цифра убедительно показывает, как важно искать пути уменьшения потерь тепла в зданиях.
19 дней(я) назад · от Україна Онлайн

К тридцатилетию южных стачек. ЛЕТНИЕ СТАЧКИ 1903 Г. - ПРЕДВЕСТНИКИ 1905 ГОДА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK