LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-1035

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи К истории 1 Мая. ПЕРВОЕ МАЯ 1890 Г. В ГЕРМАНИИ (БОРЬБА ПО ВОПРОСАМ ПЕРВОМАЙСКОЙ ТАКТИКИ)
Автор(ы) Я. МАЙОФИС
Источник Борьба классов,  № 5, Май  1936, C. 39-48

1

В июле 1889 года парижский конгресс II интернационала принял решение об организации ежегодной международной пролетарской демонстрации 1 Мая.

Не успел конгресс закончить свою работу, как буржуазия буквально подняла вой о якобы готовящейся в день 1 Мая революции. Подобная оценка свидетельствовала о страхе буржуазии перед предстоящим выступлением пролетариата. Но поднятый буржуазной прессой шум делал только еще более популярной идею празднования 1 Мая.

На основе первомайских лозунгов создавались новые рабочие организации и укреплялись старые. Во многих странах организовывались на местах комитеты для проведения первомайской демонстрации. Это движение началось задолго до 1 Мая.

В Германии искра, брошенная конгрессом, попала на благоприятную почву. Первомайские требования подлили масла в огонь. Исключительный закон против социалистов не мог сдержать натиска революционных сил. Мощный толчок получило в первую очередь профессиональное движение. В связи с первомайской кампанией ("Maibewegung") происходит дальнейший под'ем рабочего движения, выдвигаются требования повышения заработной платы, уменьшения рабочего дня, возникают новые профсоюзы, происходит укрупнение старых.

В Гамбурге в феврале создаются союз морских истопников, союз портовых рабочих; маляры примыкают к общегерманскому союзу. Подобные централизованные профессиональные организации возникают у граверов, лакировщиков и целого ряда других профессий.

Растет также стачечное движение. В начале ноября 1889 года в Гамбурге забастовали корабельные плотники (они требовали твердой поденной оплаты вместо предлагаемой хозяевами почасовой). В течение нескольких дней число стачечников выросло до 1000 человек. Металлисты и рабочие верфи, вначале не примкнувшие к стачке и высказывавшиеся на первом собрании против участия в ней, также присоединились к стачечникам.

Движение нарастало и охватило не только рабочих крупных предприятий, но и малоквалифицированных рабочих мелких производств, подвергавшихся самой беззастенчивой эксплоатации. Вступившие в стачку подручные, работавшие по 11 - 12 часов в день за хозяйские харчи и квартиру, потребовали сокращения рабочего дня до 10 часов, отмены натуральной оплаты, признания бирж труда, ими организованных, и оплаты сверхурочных и праздничных. Мраморщики и столяры выставили требование 9-часового рабочего дня.

Ученикам и подмастерьям пришлось вести особенно упорную борьбу, так как мастера, организованные в цехи, отказывались даже обсуждать вопросы заработной платы совместно с ними.

Стачки в большинстве случаев оканчивались поражением рабочих, но они все же сыграли значительную роль в деле пробуждения отсталых слоев пролетариата к активной борьбе за свои права.

Во всем этом движении чувствовалось влияние парижского конгресса.

К этому времени относится решение рабочих о прекращении работ в день 1 Мая. Гамбургские металлисты принимают его 19 декабря 1889 года; 28 декабря - портные; в последующие 3 месяца к ним примыкают почти все

стр. 39

профессиональные союзы Гамбурга (портовые рабочие, токаря, плотники, столяры и т. д.). Такое же решение принимают рабочие почти во всех городах страны.

Подголоски хозяев, засевшие в некоторых профсоюзных газетах, пытались направить движение сто филистерскому руслу. 24 января в гамбургской газете "Werftarbeiter" была помещена статья Гросца и Берада1 , решительно осуждающая предполагаемое прекращение работ 1 Мая. Авторы утверждали, что нелепо бастовать в то время, когда предприниматели идут на уступки; они призывали к мирным переговорам с предпринимателями, считая, что лишь таким путем можно достичь 8-часового рабочего дня.

Однако это обращение представителей цеховой верхушки не поколебало рабочих. Свидетельством этому является протест 52 руководителей профсоюзов, помещенный 2 февраля в газете "Hamburger Echo". В протесте было заявлено, что этой статьей "оскорблено все рабочее движение". Через несколько дней в этой же газете появился призыв к прекращению работ 1 Мая.

2

В связи с предстоящими в феврале выборами в рейхстаг гамбургская социал-демократическая организация временно отложила обсуждение первомайской тактики до окончания избирательной кампании.

Выборы прошли с огромным успехом для социал-демократической партии. Она получила 1427323 голоса, заняв по количеству полученных голосов первое место. Гамбургские избирательные округи послали в рейхстаг исключительно социал-демократов.

Результаты выборов ясно показали, что правительственный блок (блок национал-либералов и консерваторов) потерпел поражение и что хотя исключительный закон против социалистов формально и не был еще отменен (срок его действия кончался 1 октября 1890 года), но он продлен не будет. Это означало, по выражению Энгельса, начало конца эры Бисмарка. Действительно, через некоторое время после выборов Бисмарк должен был уйти с поста имперского рейхсканцлера.

Фактически исключительный закон уже не проводился, и результаты успешных выборов 20 февраля усилили революционное движение в передовых пролетарских центрах и укрепили решение рабочих не выходить на работу в день 1 Мая.

Социал-демократическая партия не была еще организационно перестроена: она сохранила форму организации, соответствовавшую периоду исключительных законов против социалистов. Единственным легальным органом была тогда фракция рейхстага, а во время роспуска рейхстага - центральный избирательный комитет. Эти организации являлись центральными органами германской социал-демократии до принятия нового устава на с'езде в Галле.

Партийное руководство оставалось глухим к происходившему революционному брожению. Фракция и избирательный комитет не давали никаких1 директив и указаний. Массы готовы были к борьбе - вожди молчали. Среди рабочих нарастало недовольство тактикой молчания фракции.

Партия находилась в состоянии кризиса. К этому времени в рядах германской социал-демократии начала формироваться "левая" оппозиция анархического типа, выступавшая против парламентской борьбы и централизма в партии и докатившаяся до того, что обвиняла всю партию в перерождении. Она создавала свои фракционные центры, издавала нелегальные листовки, критиковала всю тактическую линию партии. На эрфуртском с'езде (1891 год) лидеры ее были исключены из партии.

Оппозиция получила название "молодых" (молодые студенты, литераторы, составлявшие главным образом оппозицию, противопоставлялись старикам: Бебелю, Либкнехту, Зингеру). Активными деятелями ее были: Мюллер, Вернер, Вильдбергер и др. Энгельс в своей борьбе против "молодых" охарактеризовал аппозицию как "бунт студентов и литераторов".

Задолго до первомайского движения будущие руководители оппозиции вы-


1 Burger "Die Hamburger Gewerkschaften". Hamburg. 1899.

стр. 40

Восстание ткачей в Германии.

С гравюры Кэтэ Кольвиц.

ступали против тактической линии партии. Так, Вильгельм Вернер еще в 1885 году критиковал партийную линию и выступал против участия в выборах депутатов городского самоуправления.

Если недовольство рабочих передовых пролетарских центров Германии бывшей фракцией было вполне закономерным и выражало революционную струю пролетарского движения, то оппозиция стремилась использовать ошибки фракции и это недовольство как благоприятный момент для закрепления своих позиций в борьбе против партийного руководства.

Навязывая партии явно авантюристическую тактику в проведении первомайской забастовки, оппозиционные элементы пытались опереться на берлинскую организацию и противопоставить ее партийному руководству.

22 марта в "Berliner Volkstribune" появилось воззвание, подписанное некоторыми руководящими работниками берлинской социал-демократии и профсоюзов, призывавшее к прекращению работ 1 Мая. Наряду с оппозиционными элементами, как Шиппель, Багинский, воззвание было подписано и некоторыми руководителями берлинской организации, ничего общего не имевшими с оппозицией "молодых" и в последующей борьбе решительно боровшихся с оппозицией. Достаточно указать Цюбеля, Глоке и др.

Воззвание предлагало прежде всего местным организациям взять в свои руки инициативу в проведении 1 Мая и намечало план праздника: все производства приостанавливают работу; предприниматели своевременно оповещаются об этом; в середине дня созывается собрание по вопросу о 8-часовом, рабочем дне. В местах, где нет сильных организаций, работа не прекращается, но собрания устраиваются. Далее, рекомендовалось развернуть большую петиционную кампанию. Был дан лозунг - собрать 2 миллиона подписей. Редакция брала на себя задачу - обеспечить проведение кампании необходимыми бланками.

Подобное обращение могло сыграть только отрицательную роль, ибо оно шло через голову руководства, не учитывало особенностей обстановки и только дезориентировало местные организации.

Надо сказать, что и газета "Der

стр. 41

Sozialdemokrat", руководившая германским рабочим движением во время исключительного закона и выходившая тогда в Лондоне при ближайшем участии Ф. Энгельса, также расценивала берлинское воззвание как шаг неправильный и дезориентирующий рабочее движение.

Казалось бы, что фракция, зная о стихийном движении масс, зная реальную обстановку в Германии и видя, что берлинское воззвание может нанести только вред рабочему движению, должна была, наконец, прекратить свое молчание и внести полную ясность в у первомайскую тактику.

Но фракция продолжала свою пассивную политику.

Появившееся в "Berliner Volksblatt" 25 марта сообщение фракции, излагавшее ее точку зрения на обращение берлинцев, не отвечало по существу на стоявший перед рабочим движением вопрос и создало только еще большую путаницу. В этом коммюнике сообщалось, что старая фракция распущена и вопрос решит фракция нового состава. Обращение берлинских товарищей расценивалось в нем как вредное для общего дела выступление, ибо берлинцы в столь важном вопросе не потрудились запросить мнения партруководства, прежде чем выступить с самостоятельным воззванием. Не рекомендовалось предпринимать никаких шагов, пока фракция как представительница партии не выскажет своего мнения.

На другой день после опубликования этого сообщения появилось об'яснение редактора "Berliner Volkstribune" М. Шиппеля1 . Он заявил, что поместил обращение берлинцев, так как считал, что согласование этого вопроса с партийным руководством является "делом несущественным". Выступление Шиппеля, открыто направленное против партийного руководства, не могло быть оставлено без внимания. На следующий день последовал ответ фракции. В нем партийное руководство обвиняло Шиппеля в непонимании духа партии и в нарушении партийной дисциплины.

Что касается воззвания фракции по поводу 1 Мая, то фракция предполагала, что оно сыграет свою роль, если будет выпущено и за несколько дней до 1 Мая.

Правильно указывая на нарушение Шиппелем партийной дисциплины, фракция в то же время подменила весь вопрос о первомайской тактике и руководстве массовой работой вопросом о нарушении партийной дисциплины. Это само по себе свидетельствовало об известном отрыве фракции от масс и в свою очередь этот отрыв лишь усиливало.

Яркой иллюстрацией этого может послужить чрезвычайно интересное и важное собрание гамбургских рабочих, имевшее место 11 апреля 1890 года2 . С докладом о праздновании 1 Мая выступил депутат Форстер, указавший, что пока не достигнуто единство в способе проведения первомайской манифестации, многие организации решили этот вопрос поспешно, необдуманно, неправильно. Демонстрация сможет быть осуществлена только в том случае, если она будет единодушна. Поэтому он рекомендовал собранию не принимать никаких решений, пока фракция не скажет своего слова. Дисциплина, заявил он, требует подчинения каждого общему мнению.

Выступление Форстера не встретило сочувствия среди рабочих, критиковавших тактику молчания фракции. Если от нас требуют дисциплины, говорили рабочие, то пусть фракция покажет пример в этом отношении; если фракция выскажется только 15 апреля, то этим будет внесено лишь смятение в организации.

После долгого обсуждения и страстных прений было принято предложение депутата Метцгера ждать обращения фракции. Для выработки программы действия собрание избрало комиссию.

В Берлине ряд районных организаций выступил с осуждением позиции фракции. Социал-демократическое районное собрание 6-го избирательного округа единогласно выразило свое недовольство и постановило: "Энер-


1 "Berliner Volksblatt" N 73 от 27 марта 1840 года.

2 Burger "Die Hamburger Gewerkschaften", S. 473 - 476.

стр. 42

гично выступить против позиции фракции, изложенной в 2 ее об'яснениях"1 . Приведенные факты достаточно наглядно показывают настроение рабочих в передовых центрах. Фракция должна была ускорить свое решение.

Наконец, в Галле была созвана конференция социал-демократической фракции вновь избранного рейхстага. 13 апреля было выпущено воззвание к германским рабочим. Оно было подписано всеми депутатами, за исключением Кунерта, находившегося в предварительном заключении.

Воззвание приводило решение парижского конгресса и указывало, "что способ осуществления демонстрации представлен на усмотрение рабочих различных стран". Однако воззвание подчеркивало, "...что на конгрессе не было и речи о том, чтобы 1 Мая была приостановлена работа. Если же подобное решение и было бы высказано, то оно натолкнулось бы на такое же сопротивление, как предложение об организации всеобщей стачки. Это предложение оспаривалось немецкой делегацией и было отвергнуто конгрессом"2 . Как видим, фракция отождествляла всеобщую стачку с прекращением работ в день 1 Мая. Дальше, фракция указывала на то, что "враги рабочего класса Германии предпримут все, чтобы вырвать плоды победы 20 февраля. Буржуазия возлагает большие надежды на 1 Мая; она надеется и ждет, чтобы демонстрация 1 Мая привела к конфликтам с государственной властью".

Позиция фракции чрезвычайно ярко характеризуется следующим местом воззвания: "Германской социал-демократии нет необходимости устраивать смотр войскам после блестящей демонстрации и победы 20 февраля". Демонстрацию рекомендовалось провести в форме широких собраний, рабочих празднеств, сборов подписей для подачи петиций в рейхстаг по вопросам рабочего законодательства в духе решений парижского конгресса, а там, где это возможно, без конфликтов ^произвести приостановление работ.

Фракция опасалась провокации со стороны правительства, которая могла бы вызвать продление исключительного закона. В этом она была совершенно права.

Но в то же время фракция готова была довольствоваться избирательной победой 20 февраля, не видя тем самым особенностей и значения самостоятельного международного пролетарского выступления.

Энгельс решительно выступил против подобного оппортунистического толкования задач рабочего движения. Воззвание фракции было, по выражению Энгельса, жалким, и в нем фракция обнаружила боязнь массового рабочего движения, которое могло бы вызвать озлобление правительства. Энгельс же высоко ценил начавшееся массовое движение в Германии. "...Прокламация парламентской фракции плоха, а глупость относительно

"Берлинская народная трибуна". Титульный лист, посвященный вопросу о праздновании 1 Мая 1890 года.


1 "Berliner Volksblatt" N 76 от 30 марта 1890 года.

2 "Der Sozialdemokrat" N 16 от 19 апреля 1890 года.

стр. 43

"всеобщей стачки" совершенно излишняя"1 , - писал он.

Совершенно ясно, что в первомайской тактике фракция допустила нерешительность, трусость, не направила по соответствующему руслу революционную активность масс.

По этому поводу Энгельс писал: "Рабочее движение должно быть продиктовано фактами жизни, в этом случае оно быстро развивается и быстрее всего, конечно, там, где одна часть пролетариата уже организована и теоретически развита, как например в Германии. Углекопы принадлежат нам потенциально и в силу необходимости: в рурском бассейне движение быстро растет, за ним последует ахенский и заарбекенский, а затем настанет очередь Саксонии, Нижней Силезии и, наконец, поляков Верхней Силезии"2 .

В то же время Энгельс предостерегал от всяких необдуманных шагов, которые позволили бы правительству продлить исключительный закон: "Для нас ведь не секрет, что прусские генералы 1 Мая охотно превратили бы в кровавое побоище"3 . В последующих указаниях Энгельс возвращается к этому вопросу, предостерегая партию от необдуманных действий, так как господа офицеры ищут предлога, "чтобы показать молодому императору, что он напрасно медлит отдачей приказа открывать огонь. Это могло бы, однако, испортить все наши планы"4 .

Энгельс считал, что при получении элементарных гражданских прав германская социал-демократия удивит весь мир "новым взрывом движения, который затмит собою 20 февраля"5 .

Запоздалое воззвание фракции, исходившее из оппортунистической боязни движения масс, не внесло единодушия в предстоящее выступление. В одном и том же городе стали выноситься совершенно различные решения. Создавалось крайне напряженное положение.

Руководители оппозиции "молодых" не сделали и малейшей попытки достигнуть единства действия и выступали против воззвания фракции, чем вносили еще больший разброд в организации.

Активные деятели оппозиций: Рихард Башнский, Клингер и Нмдерауэр - видели главное назначение 1 Мая в проведении стачки, целью которой является свержение капитализма, считая стачку необходимым и достаточным средствам для достижения конечной цели, т. е. социализма6 .

Среди рабочих Берлина и Гамбурга воззвание фракции не получило одобрения. Рабочие стали самостоятельно готовиться к выступлению. Со своей стороны предприниматели также принимали меры и еще в марте призывали к организации локаута. Рабочие знали о предполагавшемся локауте и все же решили не отступать и принять борьбу. Появлялись различные предложения об отчислении части первомайского заработка для создания стачечного фонда.

В Гамбурге власти запретили демонстрации и всякие собрания 1 Мая. Руководители социал-демократической организации пытались уговорить рабочих не прекращать работу 1 Мая. На многотысячном рабочем собрании социал-демократ Мейер, выступавший от имени избранной первомайской комиссии, убеждал, что запрещение собраний в Гамбурге лишает первомайское выступление его внушительного характера, и предлагал присоединиться к петиционной кампании. Большинство выступавших рабочих отвергло предложение комиссии: "Если мы будем покоряться предпринимателям, то нас будут давить до последнего издыхания", - говорили они.

Ряд руководителей гамбургских профсоюзов, взявших на себя подготовку проведения 1 Мая, не понял всей сложности предстоящего выступления. Некоторые из них отрицали даже значение стачечного фонда, заявляя, что "против капитала рабочие не могут бороться капиталом, а только своей


1 Письма Беккера, Дицгена, Энгельса и Маркса к Зорге, стр. 373. Изд. Дауге М. 1913.

2 Там же, стр. 367.

3 Там же.

4 Там же, стр. 373.

5 Там же, стр. 368.

6 "Berliner Volksblatt" N 94 от 23 апреля 1890 года.

стр. 44

Первомайский плакат.

Германия. 1890 год.

солидарностью". В этом сказалась их идейная незрелость.

Лишенные руководства, организации действовали вразброд. Не было создано организационного центра для осуществления первомайского выступления. Различия во мнениях давали себя сильно чувствовать.

Нужно отметить, что обстановка для развертывания борьбы с капиталистами была крайне неблагоприятной и в экономическом отношении. Под'ем промышленности в первой половине 1889 года сменился резким упадком к концу года. При подобной хозяйственной кон'юнктуре предприниматели рассматривали выступление рабочих как удобный повод для об'явления локаута. И если рабочие не были достаточно об'единены и организованы для проведения определенной тактической линии, то у предпринимателей была полная согласованность в действиях; к тому же они имели в своем распоряжении органы государственной власти.

Старому реакционеру Бисмарку принадлежит идея организации союзов предпринимателей для ведения борьбы с рабочими. На учредительном собрании гамбургских капиталистов Юлиус Лакман указал причины, приведшие к необходимости создании подобной организации, и заявил, что предприниматели должны сами решать жгучий социальный вопрос, не дожидаясь, пока это сделает правительство. Благосостояние рабочих он предлагал поднять при помощи... устройства народных кухонь, оказания помощи вдовам и т. п. средств. Эти "радикальные" мероприятия должны были, по его мнению, парализовать вредное возбуждающее влияние социал-демократов.

Все конфликты между капиталистами и рабочими должны разрешаться беспристрастно при помощи арбитров из "первых граждан". Таким образом будут ликвидированы стачки. Если же стачка все же становится неизбежной, то гамбургские предприниматели должны противопоставить рабочей организации свою, чтобы быть равными в борьбе.

Точка зрения Лахмана не встретила, конечно, возражений со стороны гамбургских капиталистов. Они единодушно постановили: "Нижеподписавшиеся пришли к решению уволить и рассчитать 2 мая рабочих, которые по причине социал-демократической демонстрации 1 Мая этого года не явятся на

стр. 45

работу или прекратят ее раньше времени, как нарушивших контракт"1 .

Для выработки дальнейшего плана действия был создан комитет под председательством Блома (владельца крупнейшей судостроительной фирмы), который должен был координировать все действия, связанные с проведением локаута. Союзы предпринимателей для борьбы с рабочими получили 2 миллиона марок; некоторые фирмы были настолько щедры, что вносили по 100 тысяч марок2 . Гамбургский сенат и прусское правительство также издали распоряжение об увольнении всех рабочих, занятых на государственной службе, принявших участие в первомайской забастовке.

Готовились и берлинские капиталисты. Происходившее в это время в Берлине совещание офицеров всех корпусов находилось в непосредственной связи с предполагаемым первомайским выступлением3 . Был произведен ряд арестов.

В Гамбурге полиция пыталась состряпать громко-провокационное дело, произведя обыск у сотрудника "Hamburger Echo" с тем, чтобы найти документы, якобы подтверждающие получение им из Бельгии 100 тысяч марок для поднятия восстания. Предприниматели и государственные власти действовали по единому плану.

Мелкие предприятия Гамбурга также об'единились в союзы. В эти союзы входили мастера, имевшие наемную рабочую силу, подрядчики по перевозкам грузов, и т. д. Лишенные всякой самостоятельности, они выполняли волю крупных капиталистов, выступая в качестве душителей рабочего движения. Вместе с крупными предпринимателями они боролись против первомайского выступления.

Насколько был силен воинствующий пыл предпринимателей, видно из того, что еще до первомайского выступления многие предприниматели под угрозой локаута потребовали роспуска профессиональных организаций.

4

Несмотря на все усилия реакции первое празднование 1 Мая в Германии свидетельствовало о мощной победе пролетариата.

Полностью, на всех предприятиях, работа не была приостановлена ни в одном городе: в некоторых городах часть рабочих прекратила работу, другая часть прекратила работу с полудня, - но повсюду была проявлена величайшая организованность, воодушевление было необычайное.

В Берлине рабочие небольшими группами собирались на вокзале и уезжали за город. В Фридрихсгафене собралось около 8 тысяч человек. Рабочие приезжали вместе с женами, детьми. Они сами охраняли порядок, так как на многочисленных собраниях и сборищах полиции было бы нетрудна устроить провокацию. Целый ряд профсоюзов собирался в садах, в ресторанах. Внушительность демонстрации была очевидна. На деревьях, на телеграфных столбах кое-где появлялись красные флаги, но это не приводило к столкновениям с полицией.

Что касается правительства, то оно лишь ждало повода, чтобы приступить к расправе. В Потсдаме войска находились в казармах в полной боевой готовности. Официальное сообщение телеграфного агентства, полученное из Данцига, гласило: "Скопление народа в общественных местах могло быть без затруднения рассеяно. Предполагавшиеся после полудня собрания запрещены. Площади сильно охраняются"4 . "Arbeiter Zeitung"5 приводит ряд интересных фактов, свидетельствующих о страхе, охватившем буржуазию. В некоторых районах Берлина был поднят вопрос о прекращении занятий в школах, а заботливые хозяйки запасались продовольствием, углем и пр.

В Гамбурге, как и следовало ожидать, всеобщего приостановления работ не произошло, но все же несмотря на все угрозы предпринимателей на работу не вышло 20 тысяч человек (примерно 1/3 гамбургских рабочих). По


1 Burger "Die Hamburger Gewerkschaften". S. 484 - 485.

2 Laufenberg "Geschichte der Arbeiterbewegung in Hamburg, Altona und umgegend". Zweiter Band.

3 "Der Sozialdemokrat" N 14 от 5 апреля 1890 года.

4 "Berliner Volksbktt" N 101 от 3 мая 1890 года.

5 "Arbeiter Zeitung" N 19 от 9 мая 1890 года.

стр. 46

профессиям наибольшее количество празднующих 1 Мая падало на каменщиков, плотников, строительных рабочих, рабочих верфей. Празднество вылилось в те же формы, что и в других городах: выезд за город, сборища в ресторанах, и т. д.

Предприниматели привели в исполнение свою угрозу: 2 мая 20 тысяч гамбургских рабочих были локаутированы. Крупнейшие предприятия превратили свою работу; одна верфь Блома и Фосе уволила 1700 человек (примерно 2/3 всех работавших на верфи).

Рабочие ответили на локаут стачкой. В течение всего лета стачечная борьба в Гамбурге характеризуется крайней напряженностью. Из борьбы за улучшение повседневных нужд она превратилась в борьбу за право коалиции рабочих. О размахе стачки можно судить по тому, что 8500 рабочих бастовало к концу мая, после того как значительная часть локаутированных была восстановлена на работе. Стачка стоила гамбургским профсоюзам 100 тысяч марок, не считая средств, поступивших со стороны.

Особенно широкий размах стачка приняла у строителей, грузчиков и рабочих газовых заводов. Стачечники требовали не только своего восстановления на работу, но и выдвинули ряд экономических требований.

Рабочие газовых заводов, требовавшие еженедельного свободного дня и восстановления локаутированных товарищей, оставили на некоторое время Гамбург без света, а предприятия, работавшие на газовых моторах, должны были прекратить работу. Полиция была поставлена на ноги. Ей было вменено в обязанность не допускать ухода оставшихся рабочих с газового завода. Каменщики требовали установления оплаты в 65 пфеннигов за час и 9-часового рабочего дня; портовые рабочие требовали установления рабочего дня с 6 часов утра до 6 часов вечера (отсюда можно сделать вывод о продолжительности рабочего дня до этого). Часть рабочих бастовала из чувства солидарности к локаутированным товарищам.

Требования были отклонены предпринимателями.

8 июля каменщики, учитывая неблагоприятную в экономическом отношении кон'юнктуру и то, что средства для продолжения борьбы иссякают, согласились приступить к работе та старых условиях. Но хозяева настолько обнаглели, что поставили условием для возвращения на работу выдачу подписки о выходе из профессионального союза.

Такое требование было поставлено почти на всех предприятиях. На спиртоводочном заводе Гельдебинг-Вандсбек было прямо заявлено: "Мы не хотим терпеть организации рабочих, конечной целью которой является установление господства рабочих на фабрике".

Несмотря на крайне тяжелое положение рабочие отказались принять это условие.

Стачка продолжалась.

Предприниматели вместе с государственными властями разработали план борьбы со стачечниками. Повсюду были разосланы агенты для вербовки новых рабочих, главным образом из тех мест, где рабочие ничего не знали о гамбургской забастовке; преимущественно это были поляки, чехи, русские.

Первомайский плакат. Германия. 1890 год.

стр. 47

Для портовых работ вербовалась крестьянская масса из района Вислы и Одера.

Следующий факт характеризует роль властей в подавлении стачки и показывает, насколько детально был разработан их план. Пять столяров, имевших билет до Берлина, прибыли на Силезский вокзал. Кондуктор, услышав, что они направляются в Гамбург, поспешил заявить, что им не надо переезжать на другой вокзал: "Вы без билета доедете до Шарлоттенбурга, а оттуда - в Гамбург"1 .

Такая предупредительность кондукторов объясняется тем, что в Берлине рабочие могли узнать от социал-демократических агитаторов о действительном положении в Гамбурге и вернуться домой.

Гамбургская стачка с самого начала имела крупное политическое значение.

Но социал-демократическая партия не сразу оценила серьезность обстановки в Гамбурге и значение стачки. По-настоящему она начинает поддерживать стачку лишь тогда, когда предприниматели поставили условием для обратного принятия стачечников на работу выход из профсоюза.

Со стороны рабочих гамбургская стачка встретила самое горячее сочувствие. Во всех крупных центрах начался массовый сбор пожертвований. Наряду с денежной помощью рассылались агитаторы в Силезию и Померанию, которые сообщали о гамбургской стачке и таким образом предупреждали возможность вербовки рабочей силы среди местного населения.

Гамбургскую стачку рабочие рассматривали как дело всего германского пролетариата.

Однако поддержка германского пролетариата, еще не оправившегося от исключительного закона и не имевшего достаточно сильной организации, при крайне неблагоприятной общей обстановке не смогла оказать достаточной помощи гамбургским рабочим.

Стачка кончилась поражением.

Несмотря на это гамбургская стачка вписала яркую страницу в историю борьбы германского пролетариата. Под влиянием стачечного движения на партейтаге в Галле был поставлен вопрос об отношении к стачке и бойкоту. Как докладчики, так и резолюция принципиально признали стачку как необходимое, правда, лишь оборонительное орудие, направленное против посягательств господствующих классов на политические и экономические права рабочих. С'езд рекомендовал организовывать профессиональные союзы там, где они еще не были созданы.

Успех профсоюзной работы выразился в созыве общегерманской конференции профсоюзов, создавшей союзный центр в лице генеральной комиссии.

* * *

На всем ходе первомайской борьбы 1890 года в Германии можно видеть половинчатую, трусливую политику фракции. Зингер и Либкнехт под влиянием критики должны были несколько раз признать, что они поздно выступили с воззванием, допустив тем самым ошибку в первомайском вопросе. Дальнейшие события показали, что оппортунистическая боязнь революционного выступления пролетариата в день 1 Мая была не случайной для руководства германской социал-демократии. Из году в год оно все больше выхолащивало революционную сущность 1 Мая, стараясь превратить его в мещанский праздник. Уже в следующем году руководство переносит празднование 1 Мая на первое воскресенье, придав в дальнейшем на основе решения брюссельского конгресса II интернационала (1891 год) первомайскому пролетарскому празднику лишь экономический характер.

Но германский пролетариат остался верен своим революционным традициям. Революционное пролетарское знамя, поднятое им в 1890 году, он с честью пронес через все годы борьбы за пролетарскую революцию в Германии.

Загнанные в подполье германским фашизмом, борясь против его ига, германские рабочие продолжают проводить свой пролетарский праздник 1 Мая, высоко поднимая красное знамя интернациональной пролетарской солидарности.


1 "Berliner Volksblatt" N 169 от 24 июля 1890 года.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/К-истории-1-Мая-ПЕРВОЕ-МАЯ-1890-Г-В-ГЕРМАНИИ-БОРЬБА-ПО-ВОПРОСАМ-ПЕРВОМАЙСКОЙ-ТАКТИКИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

К истории 1 Мая. ПЕРВОЕ МАЯ 1890 Г. В ГЕРМАНИИ (БОРЬБА ПО ВОПРОСАМ ПЕРВОМАЙСКОЙ ТАКТИКИ) // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 02.06.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/К-истории-1-Мая-ПЕРВОЕ-МАЯ-1890-Г-В-ГЕРМАНИИ-БОРЬБА-ПО-ВОПРОСАМ-ПЕРВОМАЙСКОЙ-ТАКТИКИ (дата обращения: 25.11.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
189 просмотров рейтинг
02.06.2014 (1272 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ХТО ХОЧЕ ЗАГАСИТИ "СЯЙВО"?
Вчера · от Україна Онлайн
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
АЗАРТНІ ІГРИ
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от джан солонар
НАЗАД В АЗАРТНОЕ ПРОШЛОЕ?
Каталог: Право 
19 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются им
Каталог: Физика 
20 дней(я) назад · от джан солонар
Изобретателю века - "Золотую Фортуну"
Каталог: Разное 
29 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
30 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В качестве источников электрической энергии постоянного тока в энергоустановках могут применяться обычные коллекторные генераторы постоянного тока, генераторы переменного тока с выпрямительными устройствами, а также униполярные генераторы (УГ). Использование сверхпроводящих обмоток позволит увеличить плотность электрической энергии в данных машинах и снизить их удельный вес, что связано с ростом магнитного потока в рабочем объеме и уменьшением тепловых потерь. По сравнению с другими типами электрических машин униполярные генераторы обладают рядом преимуществ. Простота конструкции, большая перегрузочная способность, высокий КПД, отсутствие пульсаций в кривой тока и напряжения, возможность непосредственного подсоединения к турбине ЭУ и т.д. As electric energy of direct-current sources in энергоустановках the ordinary collector generators of direct-current, alternators, can be used with rectifying installations, and also homopolar generators(УГ). The use of сверхпроводящих обмоток will allow to increase the closeness of electric energy in these machines and bring down their specific gravity, that it is related to the height of magnetic stream in the swept volume and reduction of thermal losses.
Каталог: Энергетика 
30 дней(я) назад · от джан солонар
Производители шуб сегодня могут предложить женщинам огромный выбор изделий из разного по своим качествам и стоимости меха, от очень доступного кроличьего до очень дорогого соболиного.
Каталог: Лайфстайл 
31 дней(я) назад · от Україна Онлайн

К истории 1 Мая. ПЕРВОЕ МАЯ 1890 Г. В ГЕРМАНИИ (БОРЬБА ПО ВОПРОСАМ ПЕРВОМАЙСКОЙ ТАКТИКИ)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK