LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-10572
Автор(ы) публикации: В. Н. ВИНОГРАДОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Вопрос о судьбах буржуазного либерализма в XX в. представляет научный и политический интерес, поскольку он занимал, и все еще занимает важное место в системе методов, с помощью которых буржуазия стремится сохранить свои позиции. В первые годы Веймарской республики либерализм как политическое направление, объединявшее определенные круги германской буржуазии, сыграл немаловажную роль в борьбе против революционного движения и спасении капиталистического строя. Либеральные силы, выступавшие под лозунгами защиты демократии и республиканского режима, вначале привлекли на свою сторону многочисленных представителей немонополистической буржуазии и интеллигенции, стремившихся к обновлению всей политической и хозяйственной жизни страны на демократических основах. Однако либералы оказались не в состоянии удержать за собой своих сторонников. По мере роста классовых противоречий среди германской буржуазии получили перевес круги, взявшие курс на отмену парламентарной демократии и установление открытой диктатуры монополистического капитала. Наряду с глубокими сдвигами в расстановке политических сил в Германии непоследовательность либералов в защите республиканских основ, их постоянные уступки крупному капиталу и правым силам были теми причинами, которые обусловили прогрессирующее сужение их массовой базы, привели на рубеже 20-х и 30-х годов германский либерализм к глубокому кризису. Накануне прихода Гитлера к власти либерализм окончательно исчезает с политической арены Веймарской республики.

История буржуазных политических партий в годы Веймарской республики, кроме общих работ по этому периоду, нашла специальное отражение в исследованиях Б. Г. Тартаковского и М. П. Лаптевой 1 . Группа историков ГДР во главе с Д. Фрикке интенсивно разрабатывает историю буржуазных партий Германии, в том числе партийно- политическую историю либерализма 2 . Достижения марксистских историков являются надежной основой для борьбы с буржуазной и реформистской историографией, в искаженном свете представляющей судьбы этого политического направления в Веймарской республике.

Западногерманская историография либерализма испытывает влия-


1 Б. Г. Тартаковский. Буржуазные партии Веймарской республики и приход фашизма к власти. "Из истории Германии нового и новейшего времени". М. 1958; М. П. Лаптева. Германская демократическая партия и тактика либерализма в годы относительной стабилизации капитализма (1924 - 1928). "Вопросы истории международного рабочего движения". Вып. 11. Пермь. 1973.

2 "Die burgerlichen Parteien in Deutschland. Handbuch der Geschichte der burgerlichen Parteien und anderer burgerlicher Interessenorganisationen vom Vormarz bis zum Jahre 1945". Bd. 1. Leipzig. 1968; Bd. 2. Leipzig. 1970.

стр. 81


ние общих концепций, которые определяют историографию ФРГ, таких, как "доктрина индустриального общества" (и ее разновидность - "доктрина сформированного общества"); доктрина тоталитаризма, в которой "правому" и "левому" радикализму противопоставляется "политическая середина"; тезис о слабости политической системы Веймарской республики, об ответственности широких слоев населения за трагическое развитие событий в последние годы ее существования и т. д. В основе данных концепций заложено стремление уйти от анализа классовой борьбы и оправдать действительных виновников краха Веймарской республики - связанные с фашизмом круги монополистической буржуазии, реакционный рейхсвер, враждебное республике чиновничество.

История германского либерализма изучается в ФРГ преимущественно в рамках более крупной темы - "политическая и экономическая стабильность", в разработке которой наряду с социологами и политологами участвуют и историки. Целью их усилий является выработка рекомендаций для укрепления капиталистического общества, его бескризисного развития3 , попытки с помощью различных концепций привязать рабочий класс и другие немонополистические слои общества к существующему порядку, интегрировать их в капиталистическую систему, драпирующуюся под "социальную" и "демократическую"4 . Особое внимание при этом уделяется Веймарскому "государству партий" и его сравнению со "второй германской демократией" - ФРГ, ставится цель извлечь "уроки из крушения Веймарской республики". Представители направления, близко стоящего к правящей коалиции Социал-демократической партии Германии (СДПГ) и Свободной демократической партии (СвДП) - такие, как К. Д. Брахер, Т. Элльвайн, Р. Лёвенталь, К. Зонтаймер5 , - сравнивают возможности и шансы обоих парламентарных "экспериментов", причем Веймарской республике, этому "хрестоматийному примеру недееспособности партийной демократии", противопоставляется "стабильность" и "жизненность" политического устройства ФРГ 6 . Реформистские историки стремятся оправдать политику правой германской социал-демократии, несущей главную ответственность за раскол рабочего движения. Они обвиняют буржуазные политические партии в том, что те не пошли на союз с СДПГ ради сохранения политического режима Веймарской республики; одновременно они критикуют руководство СДПГ за то, что оно упустило возможность развития Германии по "третьему пути", то есть по пути создания Советов с чисто хозяйственными функциями при сохранении основ капиталистического строя.

В целом для современной западногерманской историографии характерен отход на второй план наиболее консервативных, националистических концепций, которые не отвечают нынешним потребностям господствующих классов. Им на смену пришли буржуазно- реформистские течения, в главных чертах смыкающиеся с социал-реформизмом. Под влиянием марксистской историографии среди части историков ФРГ усилился интерес к социально-экономической проблематике, критика отдельных сторон Веймарской республики, которые считаются "преодо-


3 См. W. Ru ge. Zur burgerlichen Geschichtsschreibung der BRD fiber die Weimarer Republik. "Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft", 1974, Hf. 7, S. 681.

4 См. S. Petersen. Biirgerliche "Politische Wissenschaft" und Zeitgeschichtsschreibung. "Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft", 1976, Hf. 7, S. 758 - 760.

5 K. D. Bracher. Das deutsche Dilemma. Leidenswege der politischen Emanzipation. Munchen. 1971; Th. Ellwein. Das Regierungssystem der Bundesrepublik Deutschland. Opladen. 1973; R. Lewenthal. Sozialismus und aktive Demokratie. Essays zu ihren Voraussetzungen in Deutschland. Frankfurt/M. 1974; K. Sontheimer. Grundzuge des politischen Systems der Bundesrepublik Deutschland. Munchen. 1971.

6 "Die zweite Republik. 25 Jahre Bundesrepublik Deutschland". Hrsg. von R. Lewenthal und H. P. Schwarz. Stuttgart. 1974, S. 204 u. a.

стр. 82


ленными" в современной ФРГ. Другой особенностью историографии ФРГ является тесная кооперация с американской историографией на основе широко рекламируемого тезиса об общности судеб "западного мира". Интерес буржуазных и реформистских историков к изучению германского либерализма определяется, прежде всего, тем, что либеральная тактика и принципы широко используются в политической жизни ФРГ большинством буржуазных партий, а также СДПГ. Этот интерес усилился с тех пор, как образовалась правительственная коалиция и появилась потребность в историческом обосновании тесного союза между либеральными силами, выразительницей которых стремится представить себя СвДП, и правой социал-демократией.

В предисловии к "Истории немецкого либерализма", вышедшей под эгидой "Фонда Ф. Наумана", Б. Витте отмечает возросшую популярность либеральных лозунгов в политической жизни ФРГ. По его словам, всякая более или менее крупная партия в этой стране стремится полностью или частично усвоить наследие либерализма. Это относится, прежде всего, к экономической политике, но не только к ней. Так, Годесбергскую программу СДПГ некоторые критики называют "леволиберальной". Либеральные принципы просматриваются в программе ХДС, выступающего за "социальное рыночное хозяйство". СвДП, основатели которой сознательно отказались от наименования либеральной, сегодня объявляет себя единственной хранительницей либеральной идеологии7 . На XXII съезде СвДП во Фрейбурге (октябрь 1971 г.) был провозглашен в качестве цели партии "прогрессивный, социальный либерализм", а Ф. Науман вновь назван идейным отцом "социального либерализма" в Германии. В тезисах к съезду и изданной перед ним работе одного из руководящих в то время деятелей партии, К. Г. Флаха, "Еще один шанс для либералов, или будущее свободы" была сделана попытка отмежеваться от негативных сторон прежнего либерализма, выдвинуто притязание на то, чтобы и сегодня возглавлять борьбу за прогресс8 . О перспективах либерализма в современном мире Г. Райф пишет: "Пока существует опасность злоупотребления властью и необходимость контроля за властью в государственной, экономической и социальной областях, либерализм как политическая сила и в дальнейшем будет и должен будет существовать"9 .

Однако, как отмечает прогрессивный западногерманский исследователь Р. Опиц, целью либерализма является отнюдь не защита демократии, а борьба против революционного движения10 . "Если между консервативной косностью и социалистической утопией, - заявил Флах на Фрейбургском съезде СвДП, - мы не укажем третий путь либеральных социальных реформ, тогда страна вступит в опаснейший период политической поляризации со всеми непоправимыми последствиями для либерализма, гуманизма и положения теперешней демократии... Тот, кто этого не понимает, ведет себя подобно тем близоруким феодалам накануне Французской революции или Октябрьской революции в России, которые своей узколобой политикой даже тогда чинили препятствия либеральным реформаторам и таким образом способствовали насильственному перевороту"11 .


7 В. С. Witte. Libcralismus in Deutschland. "Geschichte des deutsehen Liberalismus". Koln-Opladen. 1966, S. 5.

8 K. H. Flach, W. Majhоfer, W. Scheel. Die Freiburger Thesen der Liberalen. Reinberk bei Hamburg. 1971; K. H. Fl ach. Noch eine Chance fur die Liberalen, oder: Die Zukunft dor Freiheit. Eine Streitschrift. Frankfurt/M. 1971.

9 H. Reif. Renaissans des Liberalismus. "Geschichte des deutsehen Liberalismus", S. 183. 10 R. Opitz. Liberalismuskritik und Zukunft des liberalen Motivs. "Blatter fur deutsche und intemationale Politik" (Koln), 1972, Hf. 2, S. 167.

11 K. H. Flach. Die Zukunft der Liberalen. FDP-Information. 22. Ordentlicher Bundesparteitag. Freiburg, 26. Oklober 1971, S. 4 - 5.

стр. 83


В историографии ФРГ отсутствует единство в вопросе о дефиниции либерализма. Буржуазные историки нередко исходят в классификации течений германского либерализма из расплывчатого, идеально сконструированного понятия; такой подход игнорирует реальное содержание того или иного политического направления. Так, составленная М. Фройндом антология немецкого либерализма включает имена от Г. В. Лейбница, И. Канта до В. Ратенау, М. Вебера и даже Р. Люксембург. Фройнд относит к либералам всех, кто "признает за отдельным человеком самостоятельную ценность", и ставит знак равенства между историей либерализма и историей западного мира12 . По словам Б. Витте, частичное признание либеральных идей не дает права ни социал- демократам, ни консервативным силам быть представителями либерализма; либералом может считаться только тот, утверждает он, кто выступает за осуществление либеральных принципов общественного и государственного устройства в целом13 .

В историографии ФРГ утвердилась схема, согласно которой история либерализма в Веймарской республике рассматривается в рамках двух буржуазных партий - Демократической (ДП) и Народной (НП), которые отождествляются соответственно с левым и правым течениями внутри либерализма. Хотя в эпоху империализма происходит размывание либерализма как единого политического явления и либеральные принципы становятся достоянием многих буржуазных партий, а также реформистской социал- демократии, Народная партия - партия крупного капитала, возглавляемая таким империалистическим политиком, как Г. Штреземан, и выступавшая за отмену буржуазной демократии, может быть лишь условно отнесена к лагерю либерализма. Как показано марксистской историографией, здесь налицо империалистическая политика, выступающая под вывеской либерализма 14 . Реакционный характер НП выступает особенно рельефно при сопоставлении с Демократической партией, в которой были широко представлены средние слои и интеллигенция и которая провозглашала своей целью защиту республиканских институтов и стремилась, хотя и не всегда последовательно, к проведению в жизнь буржуазно-демократических принципов в том виде, как они были закреплены в веймарской конституции.

При исторической оценке либерализма, замечает Опиц, важно установить масштаб: что вообще является либеральным, в чем неизменная основа либерализма, каково конкретно- историческое содержание лозунга свободы, выдвигаемого либерализмом в каждую эпоху. Для этого нужно выяснить, что для нее объективно означает борьба за свободу и равенство. Опиц выделяет два главных либеральных принципа: частная собственность и политическая свобода. Если до империалистической стадии они сочетались, то теперь они противоречат друг другу 15 .

Анализируя кризис либеральной политики и идеологии в Веймарской республике, ряд авторов обращается к предыстории этого процесса, когда закладывались основы германского либерализма, формировались его особенности. По словам Беккера, действительный конфликт между подымающейся буржуазией и феодализмом в Германии так и не со-


12 M. Freund. Der Liberalismus. Stuttgart. 1965.

13 B. C. Witte. Op. cit., S. 18.

14 CM. H. Bertsch. Die FDP und der deutsche Liberalismus. 1789 - 1963. B. 1965, S. 141; W. Ruge. Stresemann. Ein Lebensbild. B. 1965.

15 R. Opitz. Op. cit. "Blatter f. deut. u. intern. Politik", 1972, Hf. 1, S. 15; см. также оценку данной проблемы у историка ГДР Л. Эльма: L. Elm. Liberalismus und Imperialismus. Zur geschichtlichen Einschatzung der "Krise des Liberalismus" in Deutschland. "Wissenschaftliche Zeitschrift der Friedrich-Schiller-Universitat Jena". Ges. -und sprachwiss. Reihe. 1965, Hf. 2, S. 247.

стр. 84


стоялся16 . Буржуазия германских государств оказалась не в состоянии решить главный вопрос национального развития немцев - объединение Германии на демократической основе и после победы Пруссии под Садовой открыто перешла к поддержке монархий и бисмарковского режима. Либералы признали свою некомпетентность в вопросах государственной политики и славословили прусскую военщину. "Такая позиция объясняет, - отмечал Г. Кон, - почему не только в бисмарковской империи, но и в Веймарской республике свобода и гражданское достоинство потерпели катастрофу"17 .

С 80-х годов XIX в. влияние империалистической идеологии на политическое движение либерализма прослеживается во всех империалистических странах, но нигде не проступает так ярко, как в Германии, и нигде оно не привело к таким роковым последствиям. В. Моммзен расценивает тесную связь с империализмом на рубеже XIX- XX вв, как "самое тяжкое грехопадение либерализма" за всю его историю. Он пишет, что империалистические тенденции либерализма не только привели к "роковой дискредитации либеральной идеологии, но и способствовали возникновению двух мировых войн"18 . Л. Галль считает, что в данном случае следует говорить о псевдолиберализме, поскольку в конце XIX - начале XX в. германский либерализм настолько отличался по содержанию от классического английского образца, что общие программные требования "подчас скрывали в сущности диаметрально противоположные политические и социальные модели будущего"19 . Американский историк немецкого происхождения Ф. Селль отмечает империалистические амбиции таких видных деятелей и идеологов либерального движения, как Е. Бассерман, Г. Штреземан, Ф. Науман, Г. Тройчке, П. Рорбах, которые поддерживали экспансионистскую политику вильгельмовской Германии, вынашивали планы расчленения России и колониальных захватов20 . Эти особенности развития германского либерализма неизбежно должны были сказаться и в годы Веймарской республики.

Особое внимание буржуазных и реформистских историков привлекает неудавшаяся попытка сплотить широкие слои буржуазии и создать крупную партию, тесно сотрудничающую с правой социал-демократией и таким образом выполняющую функцию примирения классовых антагонизмов между буржуазией и пролетариатом. Эта функция либерализма в годы Веймарской республики, актуальная с точки зрения сегодняшних усилий интегрировать рабочий класс в систему буржуазного государства, вызывает большой интерес в историографии ФРГ. Большое значение придается при этом социально-реформаторским идеям Ф. Наумана, особенно его попытке привлечь рабочий класс к поддержке империалистического государства, оказавшим большое влияние на идеологию левого либерализма в период Веймарской республики, особенно в первые годы после Ноябрьской революции, когда Науман стоял во главе созданной в ноябре 1918 г. Демократической партии. В истории ДП многие исследователи видят отражение или символ судьбы Веймарской республики. Начав с положения третьей по величине партии в 1919 г.,


16 W. Becker. "Demokratie des sozialen Rechts". Die politische Haltung der Frankfurter Zeitung, der Vossischen Zeitung und des Berliner Tageblatts 1918 - 1924. Gottingen. 1971, S. 211.

17 H. Kohn. Die Kapitulation des Liberalismus, in: H. Baumgarten. Der deutsche.Liberalismus. Eine Selbstkritik. Frankfurt a/M. - Berlin - Wien. 1974, S. 175.

18 "Liberalismus und imperialistischer Staat. Der Imperialismus als Problem der Liberalen Parteien in Deutschland 1890 - 1914". Hrsg. von K. Holl und G. List. Gottingen. 1975, S. 110. Сборник содержит материалы международного коллоквиума по этим проблемам, проходившего в сентябре 1975 г. в Гуммерсбахе.

19 Ibid., S. 147 - 148.

20 F. C. Sell. Die Tragodie des deutschen Liberalismus. Stuttgart. 1953, S. 276, 282, 290 u. a.

стр. 85


ведущие представители которой оказали большое влияние на выработку основ веймарской конституции, ДП быстро захирела. К 1933 г. ее социальная база, организация и даже программа являли собой лишь тень прежней партии. Хотя этот упадок до известной степени можно отнести за счет общего упадка европейского либерализма после первой мировой войны, отмечает М. Экштейнс, встает вопрос - был ли подобный масштаб его в Германии неизбежен (то есть полное исключение буржуазного либерализма как политической силы еще перед приходом Гитлера к власти) или он был следствием ошибок и просчетов со стороны самих демократов21 ?

Многие буржуазные и реформистские авторы в оценке главных проблем истории германского либерализма в период Веймарской республики отталкиваются от книги 3. Ноймана, вышедшей впервые еще в 1932 году. Ее переиздание в ФРГ (3-е издание вышло в 1973 г.) свидетельствует о том, что подход автора отвечает политической и идеологической ситуации в Западной Германии. Действительно, уже в этой работе можно найти тезис о том, что Демократическая партия являлась главной поборницей демократии в годы Веймарской республики, материал об усилиях ДП по сплочению "политической середины" в борьбе против левых и правых сил - "красного и коричневого радикализма"22 , перечень упущений партийного руководства, возложение ответственности за упадок этой партии и самой Веймарской республики на широкие слои немецкой буржуазии: "Упадок и гибель ДП означают тяжелейшее потрясение созданной в Веймаре демократии. Это свидетельствует также о духовном и политическом кризисе немецкой буржуазии"23 . В работе содержатся верные выводы о том, что прогрессирующий отход избирателей от поддержки левого либерализма объясняется их разочарованием в "политической формальной демократии", за которую ратовала партия, и что они требовали действительной, "социальной демократии". Справедливо также мнение Поймана, что в ответственный момент, когда решалась судьба партии и самой республики, республиканцы не проявили воли к борьбе, несмотря на их приверженность демократическим принципам. Нойман объясняет это тяжелым грузом прошлого, доставшимся ДП от кайзеровских времен, когда либералы постоянно находились в оппозиции и были отстранены от практической политики.

В. Хубер характеризует ДП как "левую буржуазную партию", занимавшую положение на крайнем левом фланге буржуазных партий. Из такой позиции, по его словам, вытекала задача посредничества между буржуазией и рабочим классом, а значит, между буржуазными партиями и социал-демократией. ДП ставила своей целью преодолеть классовые антагонизмы и в союзе с другими силами создать единый немецкий народ. Поэтому она нередко называла себя "государственной партией", причем под "государством" подразумевала бесклассовое общество, демократическую республику24 .

Отношение к социал-демократии было тем камнем преткновения, о который, в конечном счете, разбивались все попытки сплочения правого и левого либерализма в годы Веймарской республики. Г. Шустерайт исследует взаимоотношения между ДП и СДПГ. В первые годы Веймарской республики буржуазные демократы поддерживали СДПГ из опасения, что последняя вернется к прежней политике борьбы против существующего государства. В 1920 г. ДП выступила против объединения с Народной партией, желая сохранить функцию "моста", соединя-


21 M. Eksteins. Theodor Heuss und die Weimarer Republik. Ein Beitrag zur Geschichte des deutschen Liberalismus. Stuttgart. 1969, S. 13.

22 S.Neumann Die Parteien der Weimarer Republik. 3. Aufl. Stuttgart. 1973, S. 51.

23 Ibid., S. 53.

24 W. Huber. Gertrud Baumer. Eine politische Biographie. Mumchen. 1970, S. 120.

стр. 86


ющего буржуазные партии с СДПГ, для того, чтобы "закрыть пропасть между буржуазией и рабочими", угрожающую крушением государства. Из среды демократов даже раздавались голоса, что участие ДП в буржуазной коалиции приведет к расколу страны на два враждебных лагеря и, возможно, к гражданской войне25 . Несмотря на неудавшиеся на рубеже 1925 и 1926 гг. попытки создания большой коалиции (с участием СДПГ), эту цель ДП неизменно преследовала и в дальнейшем, даже в ущерб себе, как пишет Шустерайт, ибо такая позиция стоила партии немало голосов буржуазных избирателей, что особенно ясно показали выборы 1928 г. в рейхстаг.

В целом Шустерайт констатирует у СДПГ гораздо меньшую заинтересованность в сотрудничестве между двумя партиями, чем у ДП, что он объясняет большой разницей в их политическом весе в стране. Он считает, что СДПГ недооценила возможности сотрудничества с ДП - единственной буржуазной партией, которая была готова пойти на политический союз с СДПГ26 . Вывод Шустерайта: если бы ДП развилась в сильную либерально-демократическую партию, то в союзе с СДПГ она сумела бы сохранить Веймарскую республику как демократическое правовое государство. Но для этого, полагает он, было необходимо, чтобы буржуазные демократы пересмотрели свои социально-экономические взгляды. "Важнейшей задачей ДП должно было быть сближение социал-демократических и социально-либеральных представлений, их координация или даже их синтез" (особенно учитывая развитие СДПГ в "народную партию", ее отход от классовых позиций)27 .

Л. Альбертин в монографии "Либерализм и демократия в начале Веймарской республики" также констатирует, что в "ключевом вопросе" об отношениях с социал-демократией либералы упустили открывавшуюся перспективу. В случае прочного союза между ними, пишет он, можно было рассчитывать на создание стабильного режима28 . В центре внимания автора - реформаторские тенденции, наблюдавшиеся у инициаторов создания ДП - Т. Вольфа, А. Вебера и др. Именно в этих оставшихся неосуществленными планах Альбертин видит реальный шанс к тому, чтобы либеральная партия упрочила свое место и влияние в политической системе республики. Он признает, что главной целью Вольфа, Вебера и др. было сдержать радикализацию народных масс. В планах основателей ДП, выступавших за обновление либерализма, Альбертин видит "новую концепцию экономического строя в Германии", в которой "принципы участия рабочих в управлении предприятиями, повышения благосостояния трудящихся сочетались бы с частной инициативой и правом предпринимателей на присвоение прибыли, пусть ограниченной"29 .

Однако эти планы были построены на песке. Альбертин не отвечает на вопрос, какие силы были призваны взять на себя задачу широкого политического и социального обновления Германии. Буржуазные слои, вначале примкнувшие к ДП из страха перед революционными действиями пролетариата, вскоре отошли от нее к правым партиям, в первую очередь к Народной. В самой ДП, как показали выборы 1920 г. в рейхстаг, буржуазные реформаторы потерпели поражение и верх одержало


25 H. Schustereit. Linksliberalismus und Sozialdemokratie in der Weimarer Republik Eine vergleichende Betrachtung der Politik von DDP und SPD 1919 - 1930. Dusseldorf. 1975, S. 252.

26 Ibid., S. 267.

27 Ibid., S. 220.

28 L. Albertin. Liberalismus und Demokratie am Anfang der Weimarer Republik. Eine vergleichende Analyse der Deutschen Demokratischen Partei uad der Deutschen Volkspartei. Dusseldorf. 1972, S. 427.

29 Ibid., S. 116.

стр. 87


правое крыло, выступавшее за укрепление власти крупного капитала. Ряды сторонников ДП резко сократились, и эта тенденция в дальнейшем продолжала нарастать. Но Альбертина интересует не проблема демократических преобразований, а поиски упущенных возможностей укрепления капиталистического строя.

Е. Портнер также сочувственно изображает стремление левого либерализма выйти за рамки чисто буржуазного течения. Он указывает на попытки руководства ДП привлечь на свою сторону рабочих и служащих. Но остатки Гирш-дункеровских профсоюзов, на которые распространялось влияние партии, охватывали только 2,2% всех организованных рабочих. Значительно большим было участие служащих: ориентировавшийся на эту партию "Общий союз служащих" включал 20,7% всех служащих в стране30 . Портнер повторяет вывод Т. Шидера31 : "Политическая трагедия германского либерализма" объясняется тем, что либералы не сумели приспособиться к условиям "массовой демократии". Но в отличие от Шидера он возлагает ответственность за это на избирателей, а не на партию, которая, по его словам, в организационном отношении не уступала даже СДПГ. Главную же причину политического упадка левого либерализма он видит в субъективном факторе - отсутствии во главе партии сильной личности, вождя, который сумел бы увлечь за собой массы, сделать принципы либерализма привлекательными в глазах широких слоев населения32 . В целом же он высоко оценивает попытку (хотя и неудавшуюся) создать "демократическую массовую партию", "партию, охватывающую все классы и сословия". По его словам, "ДП потерпела неудачу не только из-за своих упущений, но и из-за своих высоких целей" - достичь "классовой солидарности"33 .

Отвлечение рабочих от классовой борьбы, стремление превратить их в "стабилизирующий фактор" внутри капиталистического государства - главная тема мемуаров Э. Леммера34 , видного деятеля Демократической (затем Государственной) партии, возглавлявшего гирш-дункеровские профсоюзы, через которые либеральная буржуазия стремилась осуществить свою "социальную" функцию внутри рабочего класса. Возражая против утвердившейся за этим профсоюзным объединением славы "желтых" профсоюзов, Леммер вместе с тем не скрывает, что вся политика профсоюзного руководства была направлена на то, чтобы "устранить социальные противоречия". С этой точки зрения он высоко оценивает созданное в ноябре 1918 г. "Центральное деловое сообщество", в котором участвовали представители профсоюзов и предпринимателей, называет деятельность этой организации одним из "самых впечатляющих и революционных достижений"35 . Леммер испытывает удовлетворение оттого, что "вплоть до захвата Гитлером власти между верхушкой социальных партнеров сохранялось согласие по принципиальным вопросам". Он особо отмечает "отношения доверия" между руководящими деятелями профсоюзов и Имперского союза германской промышленности36 .

Ряд авторов затрагивает позицию либералов в социальной и экономической сферах, в области финансов. Именно в этих сферах обнару-


30 Е. Portner. Der Ansatz zur demokratischen Massenpartei im deutschen Linksliberalismus. "Vierteljahrshefte fur Zeitgeschichte". Jg. 13, 1965, Hf. 2, S. 155.

31 Th. Schieder. Das Verhaltnis von politischer und gesellschaftlicher Verfassung und die Krise des biirgeriichen Liberalismus. "Historische Zeitschrift", 177 (1954), S. 68.

32 E Portner. Op. cit., S. 154.

33 Ibid., S. 159, 161.

34 E. Leramer. Manches war doch anders. Erinnerungen eines deutschen Demokraten. Frankfurt a/'M. 1968.

35 Ibid., S. 88.

36 Ibid., S. 91.

стр. 88


живается подлинная классовая сущность либерализма как защитника капиталистической системы, интересов крупного капитала. При решении конкретных вопросов социальной и экономической политики либеральная буржуазия отказывалась защищать интересы не только рабочего класса, но и так называемых средних слоев, которые она безуспешно старалась привлечь на свою сторону. Соображения о поддержании конкурентоспособности германской промышленности неизменно получали перевес над защитой интересов трудящихся. Буржуазные историки пишут о "трагическом конфликте" между либеральными и социал-демократическими защитниками республики в области финансовой политики. Они стремятся оправдать позицию главных буржуазных партий в этом вопросе, направленную на поощрение промышленных кругов и сокращение ассигнований на социальные нужды, критикуют СДПГ за ее "расточительность" в расходах государства на страхование по безработице и коммунальные нужды. Со своей стороны, правосоциалистическая историография обвиняет либералов в односторонней ориентации исключительно на крупную промышленность, на решающий перевес "хозяйственной" политики над социальной, что приводило к нарушению политической стабильности и росту радикализации народных масс.

При этом вскрываются непосредственные связи между буржуазными политиками и монополиями, которые диктовали свои условия правительству. Многие факты такого рода приводились на международном симпозиуме "Индустриальная система и политическое развитие в Веймарской республике", состоявшемся в Бохуме в июне 1973 года. Так, согласно данным П. -К. Витта, под нажимом со стороны всех буржуазных партий, в том числе ДП, начиная с 1920 г. постоянно проводились изменения в налоговом законодательстве в пользу предпринимателей37 . Л. Альберти, также принявший участие в симпозиуме, приводит красноречивые данные о давлении промышленных кругов на ДП с целью заставить партию отказаться от осуществления радикальных социально-экономических реформ. Так, возглавляемый К. Ф. Сименсом "Попечительский совет для восстановления промышленной жизни Германии", который черпал денежные средства преимущественно из берлинской металлообрабатывающей, электротехнической и текстильной промышленности, финансировал в 1919 г. всю избирательную кампанию ДП в надежде, что она станет крупной буржуазной партией, противостоящей СДПГ. Альбертин выдвигает предположение, что партийное руководство, видимо, дало указанному совету определенные заверения в том, что партия не будет посягать на интересы крупного капитала38 . Созданный в составе ДП комитет по торговле, промышленности и ремеслу установил связи с главными объединениями предпринимателей Германии. В 1922 г. представитель комитета вошел в правление Имперского союза германской промышленности. И в дальнейшем либералы шли в фарватере крупного капитала. Несмотря на все усилия удержать за собой средние слои населения, отмечает Альбертин, "ДП оставалась в глазах простых людей... партией крупного капитала"39 .

М. Фогт критикует буржуазные партии за то, что они не пошли на сотрудничество с СДПГ в вопросах финансовой политики. ДП и НП на переговорах о заключении коалиции в июне 1928 г. высказались про-


37 P. -Ch. Witt. Finanzpolitik und sozialer Wandel in Krieg und Inflation 1918- 1924. "Industrielies System und politische Entwicklung in der Weimarer Republik. Verhandlungen des internationalen Symposiums in Bochum vom 12. -17. Juni 1973"., Hrsg. von H. Mommsen u. a. Dusseldorf. 1974, S. 417.

38 L. Albertin. Faktoren eines Arrangements zwischen industriellem und politischem System in der Weimarer Republik 1918 - 1928. Ibid., S. 661.

39 Ibid., S. 668.

стр. 89


тив повышения налогов на капитал, чтобы сделать промышленность конкурентоспособной40 . Лозунг "народной общности", который выдвигался либералами, на деле оказался пустой фразой. Интересы рабочих и всех нуждающихся, пишет Фогт, значили очень мало по сравнению с требованиями предпринимателей, добивавшихся наряду со снижением налогообложения промышленности сокращения пособий по безработице, чтобы укрепить свои позиции в борьбе против забастовочного движения41 . Фогт прослеживает все больший переход либералов на сторону крупной буржуазии в условиях наступившего экономического кризиса. Он показывает, что в вопросах налоговой политики ДП и НП занимали близкие позиции. При обсуждении проекта государственного бюджета в декабре 1929 г. демократы пошли па большие уступки требованиям НП, добивавшейся освобождения промышленности от всякого налогового "бремени", которое препятствовало бы быстрому накоплению капиталов. Член демократической фракции рейхстага О. Майер вместе с Г. Брюнингом составили проект реформы страхования по безработице, который, как отмечает Фогт, "был более приемлем для НП, чем для СДПГ"42 , пытавшейся лавировать между рабочими и предпринимателями. Защищая правое руководство СДПГ, Фогт обвиняет все буржуазные партии правительственной коалиции в том, что своей позицией в социальной и финансовой сфере они противопоставили себя социал-демократам и тем сам вызвали кризис парламентарной системы. Фогт подчеркивает и ответственность за распад большой коалиции в 1930 г. заправил германской промышленности, применявших внепарламентские методы давления на правительство Г. Мюллера. По его словам, внутри буржуазных партий, особенно НП, активно действовали многочисленные лоббисты, которые "в значительной мере были заинтересованы в том, чтобы большая коалиция потерпела провал"43 .

Большое внимание в западногерманской историографии уделяется роли средних слоев в Веймарской республике - мелких предпринимателей, ремесленников, служащих и интеллигенции. Либеральные партии оказались не в состоянии привязать эти слои к буржуазно-демократической парламентарной системе, что объявляется главной причиной кризиса либерализма и республиканских институтов. Проблемы средних слоев, так или иначе, касаются все авторы, занимающиеся историей либерализма. Специально ее исследует Г. А. Винклер, концепция которого изложена им в монографии44 и затем в докладе на симпозиуме в Бохуме. После Ноябрьской революции средние слои вначале примкнули к ДП - не потому, как пишет Винклер, что они обратились в веру "левого либерализма", а потому, что хотели иметь крупную буржуазную партию, противостоящую "социалистическим экспериментам" социал-демократии. Но уже в 1920 г. большинство избирателей из средних слоев перешли к НП, поскольку они желали иметь правительство без СДПГ. В дальнейшем и эта партия перестала устраивать средние слои из-за ее связей с крупным капиталом, и они изменили свою ориентацию сначала в пользу Национальной, затем - Хозяйственной партии, пока, наконец, не попали под влияние НСДАП45 .

Винклер отмечает, что ни одно правительство Веймарской республики не имело сколько- нибудь определенной программы своей поли-


40 M. Vogt. Die Stellung der Koalitionsparteien zur Finanzpolitik 1928 - 1930. Ibid., S. 444.

41 Ibid., S. 446 - 447.

42 Ibid., S. 446.

43 Ibid., S. 976.

44 H. A. Winkler. Mittelstand, Demokratie und Nationalsozialismus. Die politische Entwicklung von Handwerk und Kleinhandel in der Weimarer Republik. Koln. 1972.

45 H. A. Winkler. Vom Protest zur Panik: Der gewerbliche Mittelstand in der Weimarer Republik. "Industrielles System und politische Entwicklung in der Weimarer Republik...", S. 787.

стр. 90


тики в отношении средних слоев. Как либеральные партии, так и крупные промышленники не поняли необходимости систематически завоевывать средние слои на свою сторону. Политика частичных уступок, проводимая ДП и другими партиями, не могла смягчить радикализацию средних слоев и переход их к поддержке национал- социализма46 . Однако эти и другие верные наблюдения Винклер использует для того, чтобы сконструировать свою версию происхождения фашизма. В существовании многочисленных средних слоев он видит следствие незавершенности промышленной революции и отсталости Германии по сравнению с более передовыми капиталистическими странами. Он пишет о сословных традициях, переживших промышленную революцию и еще сохранявшихся в Веймарской республике. По его словам, эти традиции стали источником того "корпоративного антипарламентаризма", который был использован нацистами в борьбе за власть. Таким образом, на место действительной проблемы - "монополистический капитал и фашизм" - Винклер ставит мнимую проблему - "фашизм и социальная отсталость"47 .

Как справедливо отмечает историк ГДР Г. Берч, либеральным силам не удалось изжить иллюзию, что можно укрепить верную республике "политическую середину", одновременно борясь как против реакции, так и против левых. Все попытки такого рода неизменно вели к дальнейшему изменению в расстановке сил в пользу самых реакционных, шовинистических и агрессивных кругов48 . При этом обнаруживается, какую роковую роль сыграли антикоммунистические тенденции в судьбе, как германского либерализма, так и республиканского режима, за сохранение которого ратовали либералы. Кризис либеральной политики и идеологии особенно четко прослеживается, начиная с поражения ДП на выборах в рейхстаг в мае 1928 года. С этого времени ДП заметно эволюционирует вправо, стремясь сблизиться с НП - партией крупного капитала - и постепенно отказываясь от либеральных принципов. Реальным содержанием дискуссий о "новом либерализме", которые оживленно велись в конце 20-х - начале 30-х годов в либеральных кругах, была прогрессирующая переориентация на монополистическую буржуазию, отказ от притязаний на то, чтобы выступать в качестве партии всего народа.

Касаясь данных сюжетов, буржуазная историография ограничивается констатацией попыток по сплочению либеральной буржуазии, объясняя их неудачу в лучшем случае тактическими промахами или тем, что ДП не поддержали широкие слои немонополистической буржуазии, и умалчивая о том, что своей политикой правое руководство партии способствовало переходу этих слоев в лагерь реакции. "Трудно сказать, - пишет В. Беккер, - кто несет ответственность за это - интеллигенция ли, оказавшаяся политически не на высоте, или партия - ДП, не отвечавшая требованиям, или "обстоятельства" сделали невозможным другое развитие. Наконец, буржуазия скоро оставила ДП; это является исторической виной буржуазии и одновременно симптомом конца либерализма"49 .

Усилия либералов по сплочению политической "середины" не могли составить альтернативу растущей фашистской опасности. Буржуазные историки поднимают на щит Г. Штреземана как государственного деятеля, который мог бы, возглавив либеральный лагерь, открыть перед либерализмом "историческую перспективу". Ф. Селль, хотя и с оговорками, включает Штреземана в историю германского либерализма и утверждает, что Штреземан проделал эволюцию от националистиче-


46 Ibid., S. 785.

47 Ibid., S. 791.

48 Н. Bertsch. Op. cit., S. 142.

49 W. Becker. Op. cit., S. 224.

стр. 91


ского партийного деятеля к крупному государственному деятелю, который стремился к миру и объединению Европы на основе мирного сотрудничества европейских стран. "Он никогда не пошел бы на компромисс с Гитлером, - пишет Селль, - никогда не согласился бы с безумием расизма. Если бы он прожил дольше,.. фашизм не победил бы в Германии"50 . Этот же тезис поддерживает Г. Шварц, утверждая, что если в 1918 г. образование крупной республиканской партии во главе со Штреземаном было невозможно, то спустя десять лет оно было немыслимо без него51 . Как показано в марксистской историографии, за либеральной демагогией Штреземана скрывались прежние гегемонистские цели германского империализма. То, что буржуазными историками преподносится как успех либерализма, оказывается в исторической перспективе прелюдией к 1933 году52 .

Обращаясь к партийно-политической истории Веймарской республики, многие буржуазные и правосоциалистические авторы рассматривают данные проблемы в отрыве от социально-экономических отношений, обострения классовой борьбы в последние годы республики, что позволяет им уходить от проблемы ответственности монополистического капитала за усиление реакции. Р. Фирхаус выдвинул тезис, который часто повторяется во многих работах: "Не наличие радикализмов, а отсутствие достаточных сил сопротивления им является главной проблемой истории Веймарской республики и возникновения национал-социалистского господства"53 . По словам В. Конце - известного историка либерального направления, - лидеры буржуазных партий не использовали возможностей коалиционной политики, чтобы поддержать стабильность веймарского режима; политическая система якобы "сама" распалась задолго до того, как к власти пришел Гитлер54 . Он заявляет, что в начале 30-х годов не существовало альтернативы - "Веймар или Гитлер", что не могло быть возврата к парламентской системе и отмена демократических основ веймарской конституции была неизбежной. Конце выдвигает тезис о "недееспособности"55 буржуазных партий и необходимости замены республиканских институтов открытой диктатурой. В свете сказанного получает оправдание и политика правого крыла ДП, стремившегося переориентировать партию на союз с правыми силами и поддерживавшего реакционные мероприятия Брюнинга и Папена.

Е. Маттиас и П. Морзай, рассматривая неудавшуюся вторичную попытку объединения Демократической и Народной партий в 1930 г., сводят причины этой неудачи к разногласиям по вопросу об отношении к СДПГ56 . "Левая" либеральная партия - ДП - не решилась противопоставить себя социал-демократии, на чем настаивало руководство НП, из боязни окончательно потерять массовую базу и сохранила свое положение "буфера", или "моста", между буржуазией и рабочим классом в надежде, что такая тактика, как и в 1918 г., принесет успех. Слияние ДП с "Младогерманским орденом" в новую, Государственную партию Маттиас и Морзай также рассматривают под углом зрения спло-


50 F. C. Sell. Op. cit., S. 396.

51 G. Schwarz. Theodor Wolf und das "Berliner Tageblatt". Eine liberate Stimme in der deutschen Politik 1906 - 1933. Tubingen. 1968, S. 96.

52 H. Bertsch. Op. cit., S. 141; W. Ruge. Op. cit.

53 R. Vierhaus. Die politische Mitte in der Weimarer Republik. "Geschichte in Wissenschaft und Unterricht", 1964, Hf. 3, S. 149.

54 W. Conze. Die deutschen Parteien in der Staatsverfassung vor 1933. "Das Ende der Parteien 1933". Dusseldorf. 1960, S. 3.

55 W. Сonze. Op. cit., S. 4. Подобный тезис защищает также Д. Цирер. D. Zierer. Niedergang und Zusammenbruch der Weimarer Parteien von 1930 bis 1933. Munchen. 1973.

56 E. Mallias, P. Morsey. Die deutsche Staatspartei. "Das Ende der Parteien 1933", S. 35.

стр. 92


чения "середины" с целью более успешной борьбы с правыми и левыми. Они пишут, что изменение политического курса новой партии произошло "лишь в нюансах"57 . В действительности объединение вызвало кризис и раскол ДП, новая партийная программа свидетельствовала об уступках национализму и отказе от прежних либеральных принципов58 .

Правое крыло Государственной партии во главе с ее председателем Г. Дитрихом, занимавшим посты вице-канцлера и министра финансов в правительстве Брюнинга, выступало за реформу конституции, отмену демократических свобод и введение "умеренной диктатуры". Тем не менее авторы видят в таком антидемократическом курсе лишь желание укрепить республиканские основы веймарской политической системы59 . Курс Государственной партии на всемерное укрепление исполнительной власти против врагов государства "справа" и "слева" находит у них полное одобрение. Особенно высоко оценивают они выработанный либералами в августе 1931 г. план "личной унии" между главой прусского правительства социал-демократом О. Брауном и рейхсканцлером Брюнингом. Согласно этому плану, Браун должен был занять пост вице-канцлера в правительстве Брюнинга; таким образом предполагалось возродить большую коалицию на имперском уровне, привязать СДПГ к правительству Брюнинга и устранить дуализм между Пруссией и империей. Этот план установления "авторитарного правительства на парламентарной основе" потерпел неудачу, как и другие попытки спасения республики с помощью антиреспубликанских методов. Характерно, что план предусматривал прямую интервенцию в Пруссию со стороны имперской власти и создание директории во главе с Брюнингом в случае, если СДПГ окажет сопротивление. Известно, что подобные планы в отношении Пруссии вынашивали и правые силы, стремившиеся к установлению открытой диктатуры, что доказывает государственный переворот в Пруссии, совершенный Папеном год спустя.

Специально истории ДП посвящена работа полумемуарного, полуисследовательского характера, которую написал В. Штефан, возглавлявший с 1922 по 1929 г. центральный секретариат ДП и в последующие годы входивший в состав руководящих органов этой, а затем и Государственной партии. Штефан критически оценивает деятельность руководства партии, упрекая его за невнимание к нуждам средних слоев, за тактические промахи в коалиционной политике, в сплочении всех верных республике сил. Однако он рассматривает партийно-политическую эволюцию ДП без связи с главными факторами, определявшими изменение курса этой партии, - обострением классовой борьбы в стране и давлением со стороны влиятельных организаций крупного капитала. Таким существенным вопросам, как источники финансирования партии или социальная структура ее избирателей, не нашлось места в его книге. Лейтмотив рассуждения автора - отсутствие во главе партии деятеля, равного Щтреземану. По его мнению, это обстоятельство особенно сказалось после 1928 г., когда очередные неудачные выборы вызвали сильное замешательство в партийном руководстве. Председатель партии Е. Кох- Везер, по словам Штефана, потерял чувство реальности и, пойдя на объединение с "Младогерманским орденом", изменил наумановской традиции 60 . Отказ от либеральных принципов в последние годы Веймарской республики Штефан считает большим несчастьем для


57 Ibid., S. 38.

58 См. "Die biirgerlichen Parteien in Deutschland". Bd. I, S. 324.

59 E. Mallias, P. Morsey. Op. cit., S. 40 - 41.

60 W. Stepban. Aufstieg und Verfall des Linksliberalismus 1918 - 1933. Geschichte der Deutschen Demokratischen Partei. Gottingen. 1973, S. 502 - 503. См. также написанный им раздел о ДП в "Geschichte des deutschen Liberalismus".

стр. 93


демократов, хотя и сам он несет ответственность за кризис политики и идеологии "левого" либерализма61 .

О политических устремлениях и идеологии правого крыла германского либерализма дают представление две работы, посвященные Т. Хейсу62 , который, как известно, после второй мировой войны стал первым президентом ФРГ. В отличие от работы М. Экштейнса, в которой Хейс представлен и как политик, и как идеолог, Ю. Гесс исследует только идеологию. Он анализирует представления Хейса о возможности реформ в период до 1918 г., о сущности государства, демократии, парламентаризма и проч. Выясняется, что Хейс выступал за умеренные реформы, был противником радикальных структурных изменений в вильгельмовской Германии. Он был решительно против идеи Советов и упразднения монархии, но постепенно встал на "почву реальных фактов", то есть примирился с установлением республиканского строя. Стремясь изобразить Хейса представителем "демократической традиции"63 , которая якобы была продолжена в Западной Германии после 1945 г., Гесс не стремится определить его место внутри партии. Между тем такой анализ показал бы, как отмечалось в рецензии К. Вегнер64 , что подчеркивание Хейсом роли "вождя" в демократической системе, его критическое отношение к "господству партий" в государстве, его тяга к президентскому правлению на заключительном этапе Веймарской республики, его экспансионистская внешнеполитическая программа - все это соответствует представлениям влиятельного правого крыла ДП, группировавшегося вокруг Коха-Везера, Г. Хёпкера-Ашофа, Г. Дитриха, Г. Фишера. Сам Гесс признает, что в годы Веймарской республики Хейс не был "прежде всего" либералом, а стал таковым лишь после трагических уроков фашистского господства в Германии65 .

В. Беккер и Г. Шварц в работах о либерально-демократической прессе Веймарской республики поднимают проблему ответственности буржуазной интеллигенции за судьбы либеральной идеологии, республиканского режима, за приход фашистов к власти. Фактически речь идет о газетах, представлявших позицию левого крыла ДП: "Frankfurter Zeitung", "Vossische Zeitung", "Berliner Tageblatt". Беккер видит причину слабости либеральной прессы в "слабой интегрирующей силе государства", в том, что республика не обладала "прочным фондом общепризнанных духовных ценностей" (что в действительности было отражением классовых антагонизмов) и, наконец, в кризисе либеральной идеологии, вследствие чего воздействие демократических газет на широкие слои общества неуклонно уменьшалось66 . Беккер не затрагивает при этом социально-экономические факторы этого процесса, эволюцию самого либерализма в условиях наступления реакционных сил.

Г. Шварц рассматривает политические взгляды Т. Вольфа, одного из основателей ДП, который стремился провести в жизнь свою концепцию "социальной демократии" на основе тесного союза с СДПГ. Вольф, безусловно, не одобрял Ноябрьскую революцию, и все его усилия были направлены на примирение буржуазии и пролетариата, против любых "революционных экспериментов". Задачу либерализма в Германии он видел в посреднической роли между консервативным лагерем и социал-демократией. Он предпочитал отказаться от завершения демократических преобразований, чтобы не провоцировать социалистиче-


61 W. Stephan. Op. cit., S. 505.

62 M. Eksteins. Op. cit.; J. C. Hess. Theodor Heuss vor 1933. Ein Beitrag zur Geschichte des demokratischen Denkens in Deutschland. Stuttgart. 1973.

63 J. C. Hess. Op. cit., S. 10.

64 "Neue politische Literatur" (Stuttgart), 1975, N 2, S. 264 - 267,

65 J. C. Hess. Op. cit., S. 204, 209.

66 W. Becker. Op. cit., S. 210.

стр. 94


ской революции67 . В работе отмечается нереалистичность выдвигавшихся Вольфом планов сплочения "политической середины"; у него, как и у ДП в целом, не было экономической программы, способной привлечь массы, а без нее все попытки сплочения либеральных сил были обречены на провал68 . После 1930 г. Вольф выступал в поддержку Брюнинга, усматривая в нем последнюю опору республиканского режима, возлагал надежды на СДПГ, на то, что она "еще раз" (как и в 1918 г.) спасет капиталистический строй в стране. Вольф как бы олицетворял собой основные черты "левого" либерализма в Веймарской республике с его непоследовательностью в борьбе за демократические преобразования, невниманием к насущным нуждам трудящихся, нерешительностью, приверженностью к легальным, конституционным методам защиты буржуазной демократии.

Эти черты пагубно отразились на эффективности борьбы либеральной буржуазии против фашистской опасности. Шварц отмечает, что многие буржуазные демократы слишком поздно поняли действенность национал-социалистской демагогии в отношении определенных слоев населения и что они, по сути дела, не смогли выдвинуть программу, способную мобилизовать демократические силы на отпор нацизму. Многие из них видели в Гитлере временное явление, связанное с экономическим кризисом и инфляцией. Последовательнее других выступал против фашизма Т. Вольф, но и он видел в национал- социализме "род болезни", распространившейся в условиях экономического кризиса. Руководимая им газета "Berliner Tageblatt" не сумела дать правильную оценку нацистской идеологии. Решительного отпора фашизму либералы так и не смогли оказать. Они верили в то, что национал-социалистское "движение" разобьется о принципы и политические основы "демократического конституционного государства", в то, что Гинденбург окажется надежным гарантом конституционного режима69 .

Роковую роль в судьбах либерализма и самой Веймарской республики сыграл антикоммунизм, помешавший даже последовательным демократам из числа буржуазных либералов найти истинного союзника в борьбе против фашизма и реакции. Пагубная установка на борьбу "направо" и "налево" ослабляла их позиции, мешала им создать общий фронт борьбы против сил реакции, за демократический путь развития Германии. В отдельных работах можно найти признание этого факта. Борьба как с правыми, так и левыми силами, отмечает Шустерайт, - "борьба на всех фронтах", - несомненно, ослабляла левых либералов. Помимо постоянной заботы об отмежевании от СДПГ и НП в идеологии и политике, ДП вела борьбу на левом фланге против Независимой социал- демократической партии (НСДПГ) и КПГ, а на правом - против Национальной партии и НСДАП. Исключительно опасным соперником ДП оказалась, как считает Шустерайт, Хозяйственная партия, которая отбирала у ДП на выборах десятки тысяч голосов70 .

Буржуазные и реформистские историки, как правило, предпочитают не касаться проблемы единого фронта германского либерализма с левыми социал-демократами и коммунистами. Встречаются лишь отрывочные высказывания на этот счет. Так, Беккер считает, что, несмотря на противоположность политических позиций, у буржуазных демократов (Вольфа и др.) были "точки соприкосновения и личные симпатии к левым: социал- демократам, перешедшим в НСДПГ, и даже к Розе Люксембург". Объективные причины этого, пишет Беккер, заключались в близости взглядов и целей (по крайней мере частично) в таких


67 G. Schwarz. Op. cit., S. 47, 86.

68 Ibid., S. 219.

69 Ibid., S. 260 - 265.

70 H. Schustereit. Op. cit., S. 227.

стр. 95


вопросах, как борьба против военной опасности, против реакции, за искоренение остатков прежнего политического режима71 . Шварц фактически признает политическую близорукость Вольфа, который ставил на одну доску НСДАП и КПГ как противников республиканского режима. Антикоммунистические предрассудки заслонили от Вольфа подлинный размер опасности со стороны нацизма. Он явно недооценил влияние нацистской пропаганды на определенные слои населения, особенно на мелкую буржуазию72 .

На фоне охранительных в своей основе концепций буржуазной и правосоциалистической историографии заметным явлением стала работа прогрессивного историка Р. Опица, в которой исследуется история ДП на протяжении всего ее существования. В этой работе вскрываются социальные корни германского либерализма, характеризуется его главная функция в период Веймарской республики - интегрировать пролетариат и немонополистическую буржуазию в систему господства крупного капитала. Заслуживает внимания (хотя и нуждается в дальнейшем исследовании) выдвигаемый автором тезис, что попытка основать в 1919 г. крупную либеральную партию окончилась неудачей в результате непреодолимых противоречий между главными группировками монополистического капитала - тяжелой индустрией и новыми концернами химической и электротехнической промышленности. Эти же противоречия лежали в основе ряда неудачных попыток сплочения либеральных сил в последующие годы.

Опиц исследует политику правого крыла партии, его все большую ориентацию на монополистическую буржуазию и на отмену конституционных основ веймарского режима. "Легенда либералов о разрушении веймарской парламентарной демократии коммунистами и национал-социалистами, - пишет Опиц, - оказывается сплошной ложью перед лицом того факта, что призыв к упразднению этой системы исходил и от самих капиталистов и так называемых партий "середины"... Стремление монополистического капитала и его политических организаций к устранению парламентарной демократии отнюдь не было ответной реакцией на усиление этих "радикальных" партий; наоборот, оно было следствием укрепления позиций монополистического капитала и его нежелания делить свою власть (хотя бы формально) с массами". Не удивительно, указывает автор, что в дальнейшем либералы не могли выдвинуть альтернативу растущему влиянию национал-социализма 73 .

Существовавшее внутри либерализма демократическое направление Опиц справедливо рассматривает как тенденцию определенных кругов немонополистической буржуазии и интеллигенции отмежеваться от правящей либеральной верхушки в главных вопросах, касавшихся защиты интересов крупного капитала, и перейти на действительно демократические, антимонополистические позиции74 . Это направление заслуживает большого внимания потому, что оно указывает на объективно существовавшую возможность перехода наиболее последовательных буржуазных демократов к союзу с рабочим движением. С рабочим классом их сближала борьба против подготовки войны, объективно составлявшая потенциальную основу для союза всех антимонополистических сил.

С позиций, близких к марксистским, оценивает проблемы германского либерализма также Р. Кюнль. Особое внимание он уделяет критике идеологии и политической практики либерализма в ФРГ75 .


71 W. Becker. Op. cit., S. 205.

72 G. Schwarz. Op. cit., S. 264.

73 R. Opitz. Der deutsche Sozialliberalismus. 1917 - 1933. Koln. 1973, S. 181 - 182, 263.

74 Ibid., S. 245.

75 R. Kiihnl. Deutschland zwischen Demokratie und Faschismus. Zur Problematik der biirgerlichen Gesellschaft seit 1918. Munchen. 1968; ejusd. Formen biirgerlicher Herrschaft. Liberalismus-Faschismus. Reinbeck bei Hamburg. 1971.

стр. 96


Таким образом, проблема кризиса буржуазного либерализма в годы Веймарской республики продолжает оставаться полем борьбы между буржуазно-реформистскими и пробивающим себе дорогу прогрессивным направлениями в историографии ФРГ. Буржуазные и правосоциалистические авторы трактуют данную проблему, прежде всего с точки зрения идеи классового сотрудничества, что отвечает сегодняшним устремлениям монополистического капитала. Опыт германского либерализма (хотя и неудачный) в этом отношении оценивается ими как "большая заслуга", "вклад в дискуссию"76 о привлечении рабочего класса к "конструктивной роли" в системе господства империалистической буржуазии. Большинство их не вскрывает истинных причин кризиса либерализма, сводит их к факторам субъективного порядка. С помощью антикоммунистических аргументов они искажают действительную линию размежевания прогрессивных и реакционных сил и таким образом затемняют проблему сплочения народа против действительных врагов демократии и социального прогресса. Под влиянием марксистской исторической науки ряд прогрессивных авторов выступает против псевдолиберальных социал-реформистских концепций, разоблачает истинных виновников гибели Веймарской республики, подчеркивает историческую роль рабочего класса как авангарда борьбы за интересы всех трудящихся.


76 W.Becker. Op. cit, S. 239.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/КРИЗИС-БУРЖУАЗНОГО-ЛИБЕРАЛИЗМА-В-ГОДЫ-ВЕЙМАРСКОЙ-РЕСПУБЛИКИ-В-ОСВЕЩЕНИИ-ИСТОРИОГРАФИИ-ФРГ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

David LitmanКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Litman

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. Н. ВИНОГРАДОВ, КРИЗИС БУРЖУАЗНОГО ЛИБЕРАЛИЗМА В ГОДЫ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В ОСВЕЩЕНИИ ИСТОРИОГРАФИИ ФРГ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 12.08.2017. URL: http://library.ua/m/articles/view/КРИЗИС-БУРЖУАЗНОГО-ЛИБЕРАЛИЗМА-В-ГОДЫ-ВЕЙМАРСКОЙ-РЕСПУБЛИКИ-В-ОСВЕЩЕНИИ-ИСТОРИОГРАФИИ-ФРГ (дата обращения: 12.12.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - В. Н. ВИНОГРАДОВ:

В. Н. ВИНОГРАДОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
David Litman
Харьков, Украина
125 просмотров рейтинг
12.08.2017 (123 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Nowadays online casino is an opportunity to legitimately get a big jackpot. Million-dollar wins are quite real even at the minimum rates. Progressive jackpot is an accumulative system that allows you to collect a large bank with small amounts. Given the multi-million audience, your win is a real opportunity to catch your luck.
Каталог: Лайфстайл 
Вчера · от Україна Онлайн
КИЇВ ПРИРОСТАЄ РОЗКІШШЮ
Каталог: История 
Вчера · от Україна Онлайн
В. И. ЛЕНИН В ГОДОВЩИНЫ ОКТЯБРЯ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОЛЕТАРИАТ - О ПЕРВЫХ ГОДОВЩИНАХ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
НОВЫЕ КНИГИ ОБ АКТИВНЫХ УЧАСТНИКАХ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Наукова новизна отриманих результатів полягає у виявленні типових ризиків, які існують під час застосування оперативними підрозділами поліції превентивних заходів стосовно осіб зі злочинним задумом або наміром. Прикладне значення вбачається у можливості використання даних результатів дослідження у якості загальних засад методичного характеру з приводу оптимізації превентивної роботи, яка є різновидом профілактично-попереджувальної діяльності оперативних підрозділів Національної поліції України.
Каталог: Право 
5 дней(я) назад · от Сергей Сафронов
Три сестри шукають четвертого для гри в дурня?
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
БОНД. ВЕСЬ БОНД
Каталог: Книговедение 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
ПЯТЬ САМЫХ НЕВЕРОЯТНЫХ СЛУЧАЕВ ВЕЗЕНИЯ
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Середовище мого iснування
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн

КРИЗИС БУРЖУАЗНОГО ЛИБЕРАЛИЗМА В ГОДЫ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В ОСВЕЩЕНИИ ИСТОРИОГРАФИИ ФРГ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK