LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-1071

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи История революции 1905-1907 годов. ВОЕННЫЕ ВОССТАНИЯ НА БАЛТИКЕ В 1906 г.
Автор(ы) А. ДРЕЗЕН
Источник Борьба классов,  № 8, Август  1936, C. 51-63

Кривая солдатских выступлений летом 1906 года решительно шла кверху, отражая усиленный рост сознательности солдатских масс и их переход на сторону революции.

Среди этих выступлений необходимо особо выделить июльское восстание в крепостях Свеаборге и Кронштадте и на отдельных судах Балтийского флота.

Вспыхнувшее стихийно благодаря провокационной тактике эсеров и недостаточно подготовленное, это восстание потерпело поражение и было жесточайшим образом подавлено царским самодержавием.

Тем не менее, по участию в нем широких солдатских и матросских масс, по их героизму и беззаветности в борьбе это восстание вписало яркие страницы в историю революционных битв 1905 - 1907 годов и занимает одно из первых мест среди военных восстаний в царской России.

1

Революционная пропаганда в расположенных в Финляндии войсках была широко поставлена местной большевистской военной организацией, так называемой центральной группой.

На II конференции военных и боевых организаций РСДРП в ноябре 1906 года тов. М. Трилиссер, руководитель военной организации в Финляндии, сделал специальный доклад о свеаборгском восстании. В нем он отмечал, что революционной пропагандой и агитацией были охвачены все части свеаборгского гарнизона, а также и солдаты, разбросанные по отдельным городам Финляндии (Або, Выборг и т. д.).

Не ограничиваясь выпуском прокламаций, местные большевики издавали тиражом свыше 13 тысяч экземпляров специальную газету "Вестник казармы", пользовавшуюся большой популярностью среди солдат. В ней умело увязывались политические вопросы и лозунги партии с конкретными фактами казарменной жизни и быта, с существующими в армии порядками. Неплохо были организованы и явки, куда в определенные часы приходили распропагандированные солдаты и матросы. На этих явках один час всегда уделялся беседе, тема, которой намечалась самой аудиторией. "Солдаты очень дорожили этими беседами, - говорит Трилиссер, - и многие из них приходили '"послушать" и "поговорить" о своих делах"1 .

В одном Гельсингфорсе ежедневно на беседы и явки приходило до 50 солдат и матросов. Кроме того в Гельсингфорсе довольно широко практиковались массовки.

В июле 1906 года, незадолго до восстания, только в одной или двух частях свеаборгского гарнизона не было ротных комитетов.

Большое влияние на матросов оказывали рабочие Балтийского завода и Кронштадтского порта.

Настроение у солдат и матросов было боевое. "Неоднократно, - говорил Трилиссер, - приходилось организации напрягать все свои усилия и влияние, чтобы удержать солдат от выступления"2 . В таком же положении находились и Кронштадт со своим сухопутным гарнизоном и флотскими экипажами и Балтийский флот. Революционная пропаганда охватывала все более широкие слои матросов и солдат.

Выступления, происходившие на судах Балтийского флота в первой половине 1906 года, являлись прямым


1 "Первая конференция военных и боевых организаций РСДРП, ноябрь 1906 года, стр. 25. Партиздат. 1932.

2 Там же, стр. 26.

стр. 51

следствием развернувшейся к тому времени на судах и в частях усиленной революционной деятельности со стороны отдельных распропагандированных матросов и судовых комитетов, которые существовали уже на многих кораблях. Так, из доклада тов. Аллины на I конференции военных и боевых организаций видно, что большевистские ячейки существовали на броненосцах "Слава", "Император Александр II", "Адмирал Грейг", на крейсерах "Громобой", "Диана".

Целый ряд выступлений, имевших исключительно экономический характер и являвшихся формально дисциплинарными проступками, фактически указывал на определенные революционные настроения. Так например на броненосце "Цесаревич" 1 мая произошел "макаронный бунт": возмущенные недоброкачественной пищей, матросы вылили всю еду за борт; 8 июня на том же броненосце вспыхнул "банный бунт": около 80 матросов заявило старшему офицеру, что они не пойдут в церковь, пока не откроют бани.

Наиболее значительными являются в этот период выступления на крейсерах "Богатырь", "Рында", "Громобой", "Россия" и броненосце "Слава". Внешним поводом служил почти всегда арест революционно настроенных матросов и требование их немедленного освобождения. В конце июня матросы 3, 5 и 10-го флотских экипажей устроили довольно внушительную демонстрацию, во время которой был ранен фельдфебель. Показательным был также отказ матросов идти на панихиду по убитому в Севастополе вицеадмиралу Чухнину.

Значительно слабее обстояло дело с революционной пропагандой среди сухопутного гарнизона. Несмотря на то что многие солдаты принимали участие в устраиваемых в Ораниенбауме и на Лисьем Носу митингах и более или менее систематически посещали кружки, пропагандой все же была охвачена незначительная часть солдат.

Лучше всего обстояло дело в инженерных частях и артиллерии. В пехоте же, в особенности в частях, присланных в Кронштадт для подавления революционного движения матросов (как в Енисейском полку), пропаганда ограничивалась очень узким кругом солдат.

В апреле 1906 года кронштадтская военная организация большевиков вошла во временное боевое соглашение с организацией эсеров. 24 апреля было

Воззвание политических заключенных в Кронштадте 29 августа 1906 года.

стр. 52

Два повстанческих миноносца у берегов Свеаборга. 1906 г.

организовано совместное бюро, получившее затем название "временного технического". В задачи бюро входило проведение всей подготовительной работы к восстанию: разработка плана восстания, пропаганда и агитация среди солдат и матросов, обеспечение оружием, снабжение литературой, организация конспиративных квартир и т. д.

По мнению местных большевиков, восстание в Кронштадте могло иметь значение лишь при условии его связи с массовым рабочим движением. Между тем под влиянием эсеровской агитации революционно "настроенные матросские массы начали требовать немедленного выступления. Особенно настаивали на нем представители учебно-артиллерийского отряда, мотивируя это тем, что начать восстание удобнее, когда корабли находятся в порту, а не в плавании.

Правительство, осведомленное через департамент полиции о готовящихся выступлениях, приняло еще летом 1906 года ряд предупредительных мер.

3 июня министр внутренних дел Столыпин доносил царю: "Получены агентурные сведения, что в морских и сухопутных войсках кронштадтского гарнизона решено приступить к забастовке на экономической почве, а затем предъявить требования политического характера и перейти к вооруженному восстанию в самом непродолжительном времени"1 . Этот доклад и явился причиной того, что 4 июня в Кронштадт экстренно прибыли гвардейская пехота, 2 батареи и 22 пулемета. Командование всем гарнизоном Кронштадта, как сухопутным, так и морским, принял генерал-ад'ютант Данилов. Через 3 дня значительная часть войск ушла, так как "было установлено, что никаких данных для предположений о немедленном восстании не имеется"2 . Затем в Кронштадт прибыл другой генерал - Зарубаев, - который, пробыв 10 дней, также нашел, что войско и флотские экипажи спокойны, "особенным же внутренним порядком отличается часть инженерных войск, саперная и минная роты"3 .

Город в эти дни представлял собой военный лагерь: по улицам двигались усиленные военные патрули, везде стояли полицейские посты, дом коменданта крепости был огражден барьером с установленными за ним пулеметами.

Самым экстренным порядком разгружались все боевые склады и разоружались некоторые части. Комендант крепости еще в мае в связи с неблагонадежностью матросов поставил перед главным командиром Кронштадтского порта вопрос о разоружении морских команд. Одновременно с этим штаб Кронштадтского порта дал распоряжение не разводить на судах паров без разрешения начальников отрядов и командиров, причем была дана директива - в случае нарушения этого приказа или сопротивления "немедленно принять самые решительные меры, включительно до потопления неповинующегося судна". На кораблях в самом незначительном количестве оставались десантные пушки и пулеметы.

Наряду с этим в Кронштадте шли усиленные аресты: была арестована значительная часть большевистской организации, уцелели лишь, несколько


1 Из отчета комиссии генерала А. Водара.

2 Там же.

3 Там же.

стр. 53

человек и главная квартира. Это был уже второй удар по большевикам Кронштадта, так как еще в начале января 1906 года был арестован комитет кронштадтского района в количестве 7 человек.

В мае 1906 года аресты были произведены в 18-м гвардейском экипаже. Несколько позже был арестован К. Жарновецкий, специально выделенный петроградской военной организацией для работы в Кронштадте. Затем были арестованы представители крепостной артиллерии и Енисейского полка. Произведенные аресты немедленно отразились на партийной работе, расстроив все планы и расчеты.

Для предупреждения возможного выступления гарнизона в связи с роспуском 2-й государственной думы 8 июля были вновь произведены по требованию петербургского охранного отделения аресты членов военной организации.

10 июля на броненосце "Слава", на котором начиналось брожение, был арестован 21 матрос.

Благодаря массовым арестам партийная связь со многими командами была потеряна.

9

Такова была та обстановка, в которой эсеры при сопротивлении со стороны большевиков всячески пытались форсировать переход к немедленному восстанию, без учета всех необходимых предпосылок и мероприятий, которые только одни могут обеспечить успех восстания.

2 июля в Гельсингфорсе состоялось совещание, организованное по инициативе кронштадтских эсеров. Трилиссер, приглашенный на это совещание, рассказывает о нем следующее:

"Выясняется, что приехал от эсеровской организации представитель, который от имени Кронштадта заявил: "Так как Кронштадт поднимается на днях, то предлагает Свеаборгу поддержать его". Эсеры поддержали это предложение, представитель же финляндской организации РСДРП отверг его, указавши на то, что такое выступление должно быть санкционировано партией, которая, учитывая возможность этого выступления, должна выработать общий план действия"1 . По словам М. Трилиссера, после долгих опоров была принята предложенная финляндской организацией РСДРП резолюция, которая 'говорила, что "и та и другая сторона энергично готовятся к выступлению, и Кронштадт, во всяком случае, не выступает раньше извещения о готовности Свеаборга поддержать это выступление"2 . Такое же решение - не выступать сейчас - должны были принять и свеаборжцы. Гельсингфорсские большевики действовали строго по директиве Ленина. В проекте постановления Исполнительной комиссии ПК РСДРП о посылке делегации в Свеаборг Ленин предложил поручать делегации "...повлиять на местных членов партии, революционеров и население в том смысле, чтобы добиться отсрочки выступления... в случае полной невозможности остановить взрыв, принять самое деятельное участие в руководстве движением"3 .

Между тем гельсингфорсские эсеры максимально опешили с восстанием и 16 июля на узком совещании своей организации без представителей от большевиков приняли решение - послать 17 июля эсера, капитана Циона, на Михайловский остров4 на собрание представителей ротных комитетов артиллерии и там окончательно разработать план восстания. Эта авантюрная тактика форсирования вооруженного восстания, без учета своих сил и сил противника, вызвала внезапное, совершенно неожиданное как для эсеров, так и для большевиков начало восстания.

По плану, разработанному эсерами, восставший флот должен был идти из Свеаборга в Кронштадт. В момент его выхода в Кронштадт должна была быть послана условная телеграмма, обозначающая сигнал к началу восста-


1 "Первая конференция военных и боевых организаций РСДРП, ноябрь 1906 года", Партиздат. 1932.

2 Там же, стр. 74.

3 Ленин. Соч. Т. XXX, стр. 176.

4 Свеаборгская крепость расположена на ряде островов, лежащих перед Гельсингфорсом. Наиболее крупные острова: Лагерный, Дегере, Скатуден, Александровский, Михайловский, Комендантский, Артиллерийский, Инженерный, Стрелковый, Никольский, Договорный, Госпитальный, Ключевой, Опасный.

стр. 54

ния. После этого матросы, захватив свое оружие, должны были получить от Енисейского полка орудия и пулеметы и послать десант на форты.

На деле же все получилось иначе. В Свеаборге была арестована рота минеров. Эта провокация привела в движение наиболее распропагандированную часть местного гарнизона артиллеристов. Потерпев неудачу в своей попытке освободить арестованных минеров, артиллеристы захватили орудия и Оружие и овладели частью укрепленных островов, входящих в состав Свеаборгской крепости. Укрепившись здесь, артиллеристы и присоединившиеся к ним финские красногвардейцы открыли стрельбу по островам Комендантскому и Лагерному, где в свою очередь укрепился комендант крепости со свеаборгским крепостным полком и двумя ротами финляндского крепостного полка. К 10 часам утра 18 июля "нейтральными" оставались только острова Стрелковый и Николаевский; острова Михайловский, Артиллерийский и Инженерный находились в руках восставших. На острове Скатудене около 8 часов утра началось восстание матросов местного флотского полуэкипажа, занявших весь район портовых казарм и вступивших затем в бой с миноносцами. В 8 часов на мачте у старого эллинга был уже поднят красный флаг. Матросы арестовали офицера и кондуктора и отбили правительственный десант, убив при этом одного офицера. Одновременно с матросами выступили солдаты местного военного госпиталя.

В Гельсингфорсе, по инициативе командира финской красной гвардии капитана Кока, особым стачечным комитетом была об'явлена всеобщая забастовка, которая, однако, не удалась: к забастовке примкнули лишь рабочие частных предприятий. Часть красногвардейцев присоединилась к восставшим и переправилась на острова. 1 -й батальон красногвардейцев под начальством бывшего фельдфебеля финских войск Лаптинена занял железную дорогу с целью прервать сообщение между Петербургом и Гельсингфорсом. Красногвардейцы разобрали полотно железной дороги, взорвали мост Рахимяк и пропускную трубу близ станции Симола; между станциями Хикия и Рахимяки отряд красногвардейцев обстрелял воинский поезд.

Восстание, начавшееся одновременно почти во всей крепостной артиллерии (7 рот из 10), говорит о большой предварительной работе, проведенной среди артиллеристов, и их исключительн0о революционном настроении. Не менее революционно настроенными оказались и матросы свеаборгской флотской роты.

Военная организация большевиков сумела быстро возглавить движение и взять на себя общее руководство восстанием.

На утреннем совещании (18 июля в Гельсингфорсе) финляндская группа РСДРП в присутствии прибывших представителей от восставших - подпоручика Емельянова (большевик) и одного солдата-артиллериста - вынесла решение: "Развить энергичные наступательные действия, парализуя ближайшие пункты к Михайловскому острову (Инженерный остров, Лагерный), которые могли бы мешать планомерности наступления, затем, поставив ультиматум, сосредоточить огонь на Комендантский остров, где засели правительственные войска с комендантом"1 .

Пришли с обыском.

Рис. Ткаченко.


1 "Первая конференция военных и боевых организаций РСДРП, ноябрь 1936 года". 1932.

стр. 55

Несмотря на это решение восставшие продолжали ограничиваться лишь принятием оборонительных мер на уже занятых ими островах крепости, дав тем самым возможность коменданту сконцентрировать оставшиеся верными правительству войска на Комендантском острове. Около 2 часов дня 18 июля восставшие с Михайловского острова начали усиленный обстрел Комендантского острова. Комендант генерал Лайминг вместе со своим штабом был вынужден перейти в другое место. Вне всякого сомнения, если бы восставшие не ограничились одной бомбардировкой, а перешли в наступление, Комендатский остров был бы взят и тем самым фактически был бы решен вопрос о Гельсингфорсе.

Восстание артиллеристов самым разлагающим образом отразилось на имевшихся в распоряжении коменданта пехотных частях, а также и на офицерах. Это видно из письма находившегося в плену у восставших начальника крепостной артиллерии генерал-майор Агеева коменданту крепости. Генерал в своем письме передает ультиматум восставших - освободить арестованных минеров и вернуть в Гельсингфорс прибывших стрелков. "Ввиду того, - пишет генерал, - что оружие пехоты не может противостоять оружию артиллерии, считаю бесполезным сопротивляться артиллерии и во избежание дальнейших жертв и громадных убытков советую вам сдаться. Перемирие артиллеристы назначали на 2 часа"1 . Уже самый факт того, что генерал решился в письменной форме передать требование солдат, свидетельствует о том, как серьезно приходилось властям считаться с революционными выступлениями в армии.

Однако ультиматум ничем не был подкреплен; восставшие замкнулись на своих островах, выжидая, когда к ним присоединятся остальные части и когда придет революционная эскадра (по информации эсеров, сюда должны были прибыть восставшие корабли). Эта тактика и привела к поражению. В 9 часов 30 минут с миноносца "Финн" был высажен на Скатуден десант, который спустил поднятый восставшими красный флаг. Около 5 часов порт и флотские казармы уже были заняты правительственными войсками. Лишь части матросов и рабочих удалось прорваться в город. Замяв Скатуден, правительственные войска немедленно приступили к разоружению стоящих у берега миноносцев, снимая с них некоторые машинные части, оружие и пр.

Подавление восстания на Скатудене было тесно связано с выжидательной тактикой восставших. Восставшим артиллеристам -нужно было сделать высадку на Скатудене или в ближайшем удобном пункте. Эта высадка, кроме соединения с восставшими матросами, явилась бы одновременно первым шагом к захвату Гельсингфорса, что дало бы возможность совместно с красной гвардией изолировать в свою очередь войска, укрепившиеся на Комендантском острове, и значительно расширить восстание. Для наступательных действий восставшие были вооружены более чем достаточно; с теми 40 пулеметами, которыми располагали артиллеристы, безусловно, можно было начать наступление против пехоты и кавалерии. Укрепившись на вновь занятых позициях, можно было подвести орудия и продолжать наступление. Активные действия втянули бы в борьбу и колеблющиеся команды миноносцев, принявших между тем участие в подавлении восстания свеаборгской флотской роты.

К восстанию пытались присоединиться и матросы находившихся в Свеаборге миноносцев. Так, на миноносце "Эмир Бухарский" матросы готовились оказать непосредственную поддержку восставшим, в связи с чем еще 18 июля при помощи баталера Каренина была вооружена часть команды. Во время обстрела восставших на Скатудене несколько человек из команды открыто подходило к стоящим у орудий комендорам и уговаривало их не стрелять. Матрос Мельник, управлявший пулеметом, начал стрелять по восставшим только после двукратного приказания, но... стрелял вверх. В день сдачи Свеаборга (20 июля), около 5 часов утра, команда миноносца "Казанец" пыталась начать восстание и отказалась выполнить приказ идти к Александров-


1 С. Цион "Три дня восстания в Свеаборге". 1907.

стр. 56

Войска на улицах Гельсингфорса. 1906 г.

скому острову. Руководил выступлением матрос В. Дубнов, который с криком: "Вставайте, тревога!" - вызвал всю команду наверх. Вмешательством офицеров и младшего командного состава выступление было ликвидировано, но к Александровскому острову "Казанец" уже не пошел.

Самым напряженным моментом свеаборгского восстания было время от 2 до 5 часов 19 июня, когда восставшими был открыт усиленный артиллерийский огонь со всех занятых ими островов по центральной крепости и Лагерному острову, где расположились правительственные войска. Восставшие пытались исправить свою ошибку и намеревались перейти в наступление, но благоприятный момент был уже упущен.

Генерал-майору Лаймингу удалось закрепиться на Комендантском острове и закончить установку на Лагерном острове привезенных ночью 18 июля двух орудий. Номерами к орудиям были поставлены офицеры. Первый выстрел был дан в 4 часа. Вслед за этим в 4 часа 30 минут на Михайловском острове, занятом повстанцами, от попавшего снаряда взорвалось около 3 тысяч пудов пороху. Сразу же после взрыва огонь с Михайловского острова почти прекратился, так как восставшие большей частью перешли на Александровский остров. Подпоручик Коханский, сражавшийся на стороне восставших, отправился на пароходе "Выстрел" навстречу приближавшимся к крепости броненосцу "Цесаревич" и крейсеру "Богатырь". Уверенность в том, что это пришли революционные корабли, была настолько велика, что Коханский прямо под'ехал к эскадре, где и был арестован вместе со своими товарищами солдатами. Пользуясь тем, что корабли, корректируемые с Комендантского острова, обстреливали острова, занятые восставшими, командование спешно увеличивало свои силы новыми пополнениями через остров Дегере. К вечеру 19-то на Лагерный остров прибыл 1-й батальон 1-го Финляндского стрелкового полка (перевозка стрелков с Дегере на Лагерный производилась минерами).

Одной из причин неудачи восстания является то, что первые два дня не были использованы восставшими, тогда как правительственными войсками это время было использовано полностью. Потеряв возможность сравнительно легко овладеть всей крепостью и Гельсингфорсом, а отсюда и возможность присоединения колеблющихся частей, восставшие оказались совершенно изолированными, что неминуемо должно было привести к поражению.

Насколько интенсивен был бой, видно по количеству выпущенных снарядов. Восставшими было выпущено свыше 600 снарядов, в том числе и из 11-дюймовых мортир; правительственными войсками и кораблями было сделано около 400 выстрелов.

Интересно, что из 400 выстрелов с

стр. 57

"Цесаревича" и "Богатыря" попаданий в крепость было не больше 60 %. Комендоры несмотря на все принятые меры стреляли через острова. В докладе на имя морского министра указывалось, что повреждений от корабельной артиллерии почти не оказалось и "ни один бунтовщик не убит"1 . Это не совсем так. При взятии островов правительственные войска нашли 19 трупов, из них 7, найденных на Михайловском острове, были обуглены от взрыва порохового погреба.

20 июля в 16 часов 18 минут утра на Михайловском острове был поднят белый флаг; в 6 часов 50 минут такой же флаг был поднят на Артиллерийском острове.

3

По плану, восстание должен был начать Кронштадт. На деле, как мы видели, Свеаборг восстал первым. Кронштадт был выбит из колеи и совершенно не знал, что происходит в самом Свеаборге и на судах флота. Положение здесь было тревожное: аресты не прекращались, все офицеры были начеку, заблаговременно предупрежденные о событиях ад'ютантом главнокомандующего. Командный состав ходил вооруженным с ног до головы; около арсенала в лагере пулеметчиков производились какие-то срочные работы, на фортах и судах пряталось боевое снаряжение.

Около 1 часу дня 18 июля на адрес комитета была получена условная телеграмма, но текст ее ("Отец болен, нужны деньги. Александров") был непонятен. Согласно договоренности, ожидалась телеграмма с другим текстом. Телеграмма вызвала среди восставших недоумение.

На заседании представителей социал-демократической и эсеровской организаций утром 19 июля представители военной организации большевиков заявили еще раз свое отрицательное отношение к тому, чтобы начать восстание, считая его несвоевременным и неподготовленным, но большинством голосов было принято решение - начать восстание в тот же день. Был разработан план восстания. Поскольку восстание не удалось отложить, местные большевики решили принять в нем участие.

19 июля, ровно в 11 часов вечера, началось восстание в расположенной за городом минной роте, к которой присоединились находящиеся в лагере саперы.

Восстанием руководил унтер-офицер Герасимов. Группа восставших, возглавлявшаяся Текановым, арестовала офицеров. Удачное начало восстания сопровождалось первой крупной неудачей: по плану предполагалось захватить в лагере у артиллеристов и пулеметчиков их оружие, но когда группа минеров и саперов ворвалась в лагерь, ни орудий, ни пулеметов, ни людей там уже не оказалось. Все было вывезено в город.

Обе группы минеров, объединившись, захватили без боя береговое укрепление "Литке". Дежурного по караулам офицера присоединили к ранее арестованным офицерам; караул присоединился к восставшим и был оставлен охранять арестованных офицеров. Воспользовавшись приходом поезда, присланного из города по распоряжению начальника инженерного управления за минерами и саперами, последние захватили его и в количестве 143 человек отправились брать сильнейший кронштадтский Форт "Константин". Шли без орудий и пулеметов, вооруженные лишь винтовками. Между тем гарнизон форта состоял из двух рот артиллерии; с берегом форт соединялся дамбой.

Не встретив никакого сопротивления, восставшие ворвались в форт; арестовать растерявшихся офицеров было делом минуты, но все же двум офицерам удалось сообщить в город о захвате форта восставшими. Артиллеристы, находившиеся на форту, не оказали сопротивления, но и от участия в восстании уклонились. Артиллерию использовать не удалось. Не было даже возможности дать условные четыре выстрела, которые должны были быть сигналом к восстанию для других фортов. Заряженным оказалось только одно из небольших орудий, из него выстрелили один раз, приведя в недоумение форты, ожидавшие четырех выстрелов и готовые вос-


1 ЛОЦИА, фонд А. Бирилева, дело N 127 - 142.

стр. 58

Схема расположения Свеаборгского гарнизона к 17 июля 1906 г.

стать при сигнале даже без десанта. Но единственный выстрел заставил форты воздержаться от выступления. Тогда отряд восставших решил захватить береговые батареи на "Косе", чтобы овладеть их артиллерией. Весь отряд уже вышел на дамбу, но подошедшая часть крепостного батальона вынудила восставших вернуться обратно. В 4 часа правительственными войсками были подвезены пулеметы. В 4 часа 30 минут прибыли дополнительно два орудия гвардейской батареи и были установлены по кронштадтской дороге против форта. Выход на берег восставшим был отрезан. Попытки их узнать, что творится в самом городе, не удались.

В начале 6-го часа правительственные войска усилились еще ротой 2-го крепостного батальона. "Давайте ружья, пока не подошли гвардейцы!" - кричали относящиеся сочувственно к повстанцам пехотинцы, восставшим ничего не оставалось, как сдаться. Через некоторое время обезоруженных саперов, артиллеристов и минеров уже вели под конвоем на "Косу".

Тем временем в самом городе с некоторым опозданием (примерно на полчаса) началось восстание матросов, находящихся в флотских экипажах на Павловской улице. К восставшим матросам присоединилась и ожидавшая их часть рабочих. Руководителем отряда флотских экипажей дивизии был назначен квартирмейстер Недотрогин.

Узнав о восстании матросов, комендант крепости отправил на Павловскую улицу под командой полицмейстера Садовского роту лейбгвардии Финляндского полка.

Обстрелянная матросами из окон казарм, рота отступила. В это время стало известно, что Енисейский полк не только не восстал, но готов вместе с правительственными войсками к подавлению восстания. Эта весть сильно подействовала как на рядовых участников восстания, так и на его руководителей.

Представители Енисейского полка еще до восстания заявляли в комитете, что на полк особенно рассчитывать нечего, и просили "хорошенько надавить" на енисейцев извне. По плану, предполагалось, что "надавят" на енисейцев несколько сот арестованных солдат, находившихся в следственной тюрьме, которые должны были выступить совместно с охраняющим их караулом. Еще утром, в день восстания, надзиратель следственной тюрьмы Петрушкевич обнадежил в этом отношении комитет.

стр. 59

Когда же надо было уже выступать, оказалось, что арестованные даже не подозревали о той роли, которая была на них возложена. Петрушкевич оказался агентом царизма; участвуя в работе объединенного комитета, он сам выдвинул вопрос об освобождении арестованных, поставив в то же время об этом в известность начальство, которое не замедлило послать 19 июля в караул одну из наиболее надежных рот с категорическим приказом брать "в случае чего в штыки".

Измена енисейцев решающим образом отразилась на всем плане, уже претерпевшем ряд изменений. Рабочие также не выступили. Отсутствие руководства и спаянности еще более осложняло создавшееся положение.

Неудача с енисейцами лишала матросов оружия. Во всем учебном артиллерийском отряде, в цейхгаузе и караульном помещении было собрано всего 30 винтовок и 5 патронов. Человек 20 с винтовками пошло к 11-у экипажу, остальные, человек 90 - 100, направились через так называемое "Козье болото" к артиллерийским северным казармам, где находился 1-й крепостной пехотный батальон.

Встреченный залпами правительственных войск, отряд рассыпался, не имея возможности оказать сопротивление. Вновь собравшись, матросы двинулись под предводительством фельдшера Никитина к арсеналу, намереваясь соединиться с отрядом Недотрогина, который захватил арсенал (захват этот никаких практических результатов не дал: патронов и оружия, столь необходимого восставшим, не было). Но вместо отряда матросов их встретили залпами енисейцы, успевшие вытеснить недотрогинский отряд и занять арсенал.

К 6 часам утра 20 июля в Кронштадт прибыли два батальона Финляндского полка, и командование крепости приступило к более решительным действиям. Не видя выхода из создавшегося положения, матросы начали сдаваться.

Начавшееся разоружение матросов в казармах по Павловской улице частично уже закончилось к 10 часам утра 20 июля.

Из доклада кронштадтского жандармского управления видно, что 21 июля комендант предполагал покончить со стоящим в вооруженном резерве броненосцем "Император Александр II", матросы которого не выдали оружия и самым категорическим образом отказались во время восстания выполнить распоряжение о задержании шедшего с форта "Константин" парохода. Кроме того значительная часть команды "Александра" приняла решение активно сопротивляться посылке на берег десанта, который должен был участвовать в подавлении восстания.

Подытоживая причины поражения восстания в Кронштадте, следует отметить, что, кроме отсутствия плана, огромную роль сыграло отсутствие оружия у восставших. Кронштадтская эсеровская организация, готовясь к восстанию, не сумела обеспечить этот решающий момент; таким образом, были ограничены возможности участия в восстании рабочих порта.

План отправления десантов на форты также остался невыполненным, так как все плавучие перевозочные средства оказались своевременно уведенными.

Между тем команда фортов ждала десанта; это видно хотя бы по форту "Обручев", где ключи от снарядного погреба находились в руках у одного из представителей революционно настроенных матросов; наготове был и ящик с патронами.

Участие Енисейского полка и артиллеристов на стороне правительства окончательно дезорганизовало и ослабило силы восставших.

С самого начала восстания отсутствовало общее руководство. Партия эсеров, вызвав восстание, оказалась неподготовленной к руководству им. Матросы, как и минеры и саперы, фактически с самого начала были предоставлены самим себе.

Это, в частности, и привело к тому, что восставшие солдаты, захватив форт "Константин", не смогли использовать свой успех.

Своей беспринципной тактикой в июльском кронштадтском восстании эсеры показали свою действительную сущность заговорщиков, не имеющих даже понятия, как организовать восстание и как им руководить.

стр. 60

Не исключена возможность участия Азефа в составлении плана восстания; Азеф, зная установку ЦК партии эсеров и конкретные планы, мог давать сведения о готовящемся объединенном восстании в Кронштадте и Свеаборге.

Во всяком случае история арестов свеаборгских минеров, вызвавшая стихийное выступление на Балтике, носила провокационный характер.

4

Особое место в июльском восстании на Балтике занимало восстание крейсера "Память Азова", флагманского корабля учебно-артиллерийского отряда.

В 1906 году учебно-артиллерийский отряд начал кампанию 28 мая в составе крейсера "Память Азова", учебного судна "Рига" и ряда причисленных к нему на лето миноносцев. В течение плавания к отряду был присоединен минный крейсер "Абрек". На суда артиллерийского отряда революционная пропаганда проникла уже давно. Еще до выхода из Кронштадта, как нам известно, представители матросов в об'единенном комитете требовали перехода к решительным действиям.

В июле брожение значительно усилилось. Для прекращения сношений команд с берегом, где они постоянно встречались с революционерами, отряд был отправлен в бухту "Лапонвик"; на ревельском рейде осталось лишь учебное судно "Рига". Однако это мало что изменило, так как ревельские социал-демократы сумели и здесь наладить связь с крейсером, причем некоторые из них, переодетые матросами, бывали даже на самом крейсере.

Судовой революционный комитет предполагал организовать выступление еще 14 июля, но приезд морского министра и принятые офицерами меры заставили отложить выступление.

16 июля начальник главного морского штаба телеграфировал министру внутренних дел Столыпину: "Все благополучно, артиллерийский отряд отправился в Рамосорскую бухту для стрельбы на дальнее расстояние. Команда "Память Азова" действительно сделала несколько проступков, но не таких, которые вызывали необходимость немедленной репрессии"1 .

Вечером 19 июля в связи со свеаборгским восстанием на заседании судового, революционною комитета крейсера "Память Азова" в присутствии представителя от РСДРП Каптюха обсуждался вопрос о восстании на крейсере. Восстание началось в 2 часа 5 минут утра 20 июля. 7 офицеров было убито, часть бежала на берег. На крейсере остались 4 офицера, 2 чиновника, значительное число кондукторов и строевых квартирмейстеров и несколько сот учеников-комендоров.

Захватив в свои руки крейсер, комитет намеревался присоединить к себе и другие суда отряда, но здесь их ждала первая неудача: офицеры заблаговременно разоружили и команды и корабли. Тогда "Память Азова" между 5 и 6 часами утра снялся с якоря и направился к Ревелю, намереваясь там соединиться с учебным судном "Рига" и рассчитывая на непосредственную поддержку местных рабочих.

Между тем командование, опасаясь, что "Рига" присоединится к восставшему крейсеру, отправило ее рано утром 20-го в Либаву. Уже подходя к Ревелю, с "Памяти Азова" увидели уходящую "Ригу". Правда, в тот же день вечером на "Риге" около плавучего маяка "Негмангрунд" часть команды пыталась поднять восстание. Матросы бросились с палубы, разобрали винтовки и патроны и выбежали; наверх. Однако благодаря принятым мерам и с помощью реакционно настроенных

Телеграмма о подавлении восстания на "Азове".


1 Архив революции, фонд департамента полиции, 7-е делопроизводство, дело N 8. Ч. 73-я. Т. II. 1906.

стр. 61

юнкеров флота, унтер-офицеров и самих офицеров выступление было ликвидировано и команда обезоружена, часть матросов при этом была арестована.

Уход "Риги" нанес сильнейший моральный удар восставшим матросам "Азова".

Этим немедленно воспользовались оставленные на крейсере кондуктора, которые повели активную контрреволюционную пропаганду среди инструкторш-квартирмейстеров и учеников-комендоров. Из среды последних очень немногие примкнули к восстанию, остальные до самого последнего момента занимали выжидательное положение. Комитет восставшего крейсера опирался главным образом на основную часть кадрового состава крейсера - машинную и кочегарную команды.

Ответом на восстание "Памяти Азова" явилось выступление части команды учебного судна "Европа", на котором матросы отказались выдать находившиеся на судне торпеды миноносцам, отправляющимся на поиски "Азова", и заставили офицеров отменить распоряжение.

Азовцами были допущены крупные ошибки. Первая из них состояла в том, что на крейсере, на котором было много колеблющихся и новобранцев, комитетом оставлены были кондуктора и боцманы, а один из них, главный организатор последующего затем контрреволюционного переворота кондуктор Лавриненко, выполнял даже роль выборного артиллерийского офицера. Эти контрреволюционные элементы повели, конечно, усиленную агитацию среди учеников.

Вторая ошибка состояла в отсутствии плана восстания. Поскольку можно судить по немногим имеющимся материалам, план ограничивался переходом в Ревель, где предполагалось соединиться с "Ригой" и рабочими города. Более подробного плана, как видно, и не было.

В 5 часов дня 20 июля на Ревельском рейде произошло контрреволюционное выступление, в результате которого восстание было ликвидировано, один из главных руководителей - матрос Лобадин - был убит и часть матросов арестована.

Восстание было подавлено под непосредственным руководством оставленных на крейсере офицеров и кондукторов и при активном участии артиллерийских инструкторов, квартирмейстеров и их учеников-комендоров.

5

На основании распоряжения Николая II в Кронштадте и Свеаборге начали действовать военно-полевые суды. Осадное положение, введенное в Кронштадте, обеспечивало правительству успех карательной политики.

В общей сложности в Кронштадте и Свеаборге было арестовано свыше 2 тысяч матросов, 1200 минеров и артиллеристов, около 100 саперов, 87 рабочих и пропагандистов, 2 офицера (подпоручики Емельянов и Коханский) и 66 финских красногвардейцев. Кроме того сотни матросов были арестованы на крейсере "Память Азова", учебных судах "Рига" и "Европа", броненосце "Император Александр II", минных крейсерах "Эмир Бухарский", "Казанец" и др. Общее число арестованных достигало 4 тысяч человек.

В 5 часов дня 20 июля на "Косе" уже были расстреляны 7 минеров - участников захвата форта "Константин". 29 июля в Свеаборге были рас-

Тюрьма в Гельсингфорсе, в которой содержались арестованные участники свеаборгского восстания. 1906 г.

стр. 62

Арест красногвардейцев. Свеаборг. 1906 г.

стреляны большевики - подпоручики А. Емельянов и Е. Коханский и 6 артиллеристов. 5 августа военно-полевой суд приговорил к расстрелу еще 10 человек, в том числе 3 приезжих пропагандистов Иванова, Тер-Меретчянца и Коканова. 5 же августа был вынесен смертный приговор 17 матросам с "Памяти Азова" и пропагандисту Каптюхе.

Дополнительно 17 августа были приговорены к смертной казни еще 22 человека; среди них пропагандисты Тимошенко, Яковлев и Копылов-Смертный.

К каторжным работам было приговорено на сроки от четырех до двадцати лет 165 человек, к отдаче в исправительные арестантские отделения - 49 человек, к отдаче в дисциплинарные батальоны - 6 человек, к заключению в военно-морской тюрьме - 4 человека и 600 человек - к различным другим наказаниям.

Вопрос о красногвардейцах, участниках восстания, разбирался в Абоском гофгерихте в августе 1907 года. Всего был осужден 81 человек, из них 2, Вольдт и Охьянтахти, были приговорены к пяти и шести годам, остальные 79 человек - к двум годам каторжной тюрьмы.

Расправа полностью отражала директиву, данную Николаем II командиру 22-го армейского корпуса, которому предоставлялось право:

"1. Предавать виновных суду с применением наказания, определенного для военного времени.

2. Утверждать приговоры суда по сим делам.

3. Не давать направления в кассационном порядке по сим делам, жалобам и протестам"1 .

В общей сложности в связи с восстанием в Балтийском флоте было вынесено 105 смертных приговоров.

Царское правительство на этот раз еще вышло победителем.


1 "Военные восстания в Балтике" 1905 - 1906 гг., стр. 204. Центрархив.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/История-революции-1905-1907-годов-ВОЕННЫЕ-ВОССТАНИЯ-НА-БАЛТИКЕ-В-1906-г

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

История революции 1905-1907 годов. ВОЕННЫЕ ВОССТАНИЯ НА БАЛТИКЕ В 1906 г. // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 02.06.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/История-революции-1905-1907-годов-ВОЕННЫЕ-ВОССТАНИЯ-НА-БАЛТИКЕ-В-1906-г (дата обращения: 20.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
857 просмотров рейтинг
02.06.2014 (1206 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
19 часов(а) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
19 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
19 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
19 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
2 дней(я) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
2 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Платон как Аполлон. Plato as Apollo.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
На отопление жилых домов ежегодно в стране расходуется около 150 миллионов тонн условного топлива. Эта цифра убедительно показывает, как важно искать пути уменьшения потерь тепла в зданиях.
20 дней(я) назад · от Україна Онлайн

История революции 1905-1907 годов. ВОЕННЫЕ ВОССТАНИЯ НА БАЛТИКЕ В 1906 г.
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK