LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-418

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи История гражданской войны. К ИСТОРИИ ПОСЛЕДНЕГО ПЕРИОДА ГЕРМАНСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ (1919 г.)
Автор(ы) Ю. ОСНОС
Источник Борьба классов,  № 4, Апрель  1936, C. 76-88

Весной 1918 года Германия, воспользовавшись военной слабостью молодой советской республики и предательской политикой Троцкого, навязала Советской России тяжелейший, "похабнейший", по выражению Ленина, брестский мир.

Согласно договору, новая граница России отнимала от нее Литву, Польшу, большую часть Лифляндии и Эстляндии и лишала ее территорий, составлявших свыше 150 тысяч квадратных километров, населенных русскими, украинцами и белоруссами. На Кавказе от Советской России, по договору, отпадали Каре, Ардаган и Батум. Кроме того, советское правительство не должно было оказывать поддержки советской власти на Украине и в Финляндии.

Добившись принятия ею же продиктованных условий, Германия немедленно нарушила договор и наводнила войсками Украину и Финляндию, заняла Крым, Северный Кавказ, часть Белоруссии и дошла до южных уездов бывшей Курской губернии. В оккупированных районах германский империализм установил марионеточные белогвардейские правительства, ввел небывалый террор, массами расстреливал рабочих и крестьян, восстававших против чужеземного ига, выжигал дотла целые деревни, учинял бесконечные насилия.

Германия делала открытую ставку на окончательное свержение советской власти. Она снабжала оружием и деньгами донского атамана Краснова, натравливала на Советскую Россию Скоропадского. На севере Германия непрерывно направляла в Мурманский и Олонецкий края белогвардейские банды и пыталась превратить финляндский форт Ино в крепость, непосредственно угрожающую Петрограду. Одновременно Германия вела диверсионную работу внутри Советской России и поддерживала Милюкова в создании тайного монархического правительства. Германский империализм мечтал, покончив с советской властью, превратить СССР в свою колонию, в придаток к германской экономической системе.

Германской буржуазии не пришлось осуществить эти планы: осенью 1918 года в Германии разражается пролетарская революция и происходит полный военный разгром Германии Антантой. Но германским капиталистам удается обезглавить революцию. Они выдвигают вперед социал-демократию. Пользуясь своим многолетним опытом предательства рабочего класса, шейдемановцы вводят революцию в буржуазное русло. На место кайзера становится социал-демократ Фридрих Эберт - человек, по его собственным словам, "ненавидящий революцию больше чем смерть". Эберт и палач Носке заключают союз с вильгельмовским офицерством для ликвидации революции.

В лице социал-демократов германская буржуазия находит старых пособников своих антисоветских планов. В течение брестского периода эбертианцы всеми силами поддерживали захватническую политику германских империалистов. Проекты раздела советских территорий открыто обсуждались на страницах социал-демократической печати. Шейдемановцы оказали германским капиталистам неоценимую услугу, сорвав в январе 1918 года всеобщую забастовку, непосредственно направленную против аннексионистских условий Бреста. В этих условиях германская буржуазия и не думала оставить свои антисоветские

стр. 76

проекты: наоборот, война против Советской России, осуществляя империалистические стремления Германии, должна была служить одновременно вернейшим средством для удушения германской пролетарской революции и изоляции германского пролетариата от братского пролетариата Советской России.

Германский империализм и действующее по его указке правительство Эберта сделали подготовку войны против Советской России содержанием своей внешней политики. При помощи этой войны Германия предполагала разрешить и проблему взаимоотношений с Антантой, надеясь добиться уступок в мирном договоре, который ей пред'явит Антанта, сама борющаяся с Советской Россией.

После революции 9 ноября германская буржуазия не могла проводить свою антисоветскую политику, так же открыто и решительно, как до нее. Сочувствие германского пролетариата советскому и постоянная угроза новой пролетарской революции заставляли буржуазию маскировать свои планы " вести военную подготовку секретно. Наряду с этим германские империалисты понимали, что Антанта не допустит самостоятельного и независимого выступления Германии против РСФСР. Для западных держав было совершенно ясно, что, разгромив Советскую Россию, Германия получит новые силы для борьбы с самой Антантой и не преминет немедленно воспользоваться ими. В связи с этим, ведя активную антисоветскую - политику, Германия, поскольку возможно, пытается замаскировать ее и перекраивает частично свои захватнические планы в планы интервенции совместно с западными державами.

Правительство Эберта и Советская Россия

Германская политика в дипломатической области чрезвычайно ярко отражала общий стратегический курс на войну против Советской России.

Курс этот был совершенно очевиден еще до прихода к власти Эберта. Начиная с осени 1918 года имперское германское правительство, всячески обостряет отношения с РСФСР, широко используя испытанный метод игры на "коммунистической агитации". Вслед за резкими нотами германского консула Гаушильда и тщательно проведенной кампании в печати правительство Макса Баденского предпринимает грубую провокацию с багажом - советского дипкурьера: на виду у всех на одном из берлинских вокзалов разбивается некий, якобы предназначенный для "полпредства РСФСР" ящик, и из него пачками вываливаются "революционные листовки". Основываясь на этом водевильном происшествии, германское правительство порывает 5 ноября дипломатические отношения с РСФСР, формально установленные брестским договором.

Когда через три дня после этого приходит к власти правительство Эберта, оно решительно продолжает курс своих предшественников. Кабинет Эберта безапелляционно отвергает братскую руку помощи, которую через его посредство Советская Россия предлагает восставшему германскому пролетариату. Социал-демократ Ландсберг в обоснование невозможности установления каких-либо сношений с Советской Россией применяет аргументацию... "расовой" теорией: "Куда же денется наше национальное достоинство, если мы станем заигрывать со всякими славянскими народами? Этого не должно быть, мы не смеем так поступать!"1 .

Так же как и имперское правительство, эбертовское правительство всячески препятствует установлению связи немецкого пролетариата с советским. 17 ноября оно заявляет, что не пропустит в Германию 25 вагонов хлеба, посланных В ЦИК голодающим немецким рабочим." Когда в конце месяца ряд рабочих советов приглашает делегацию РСФСР на I всегерманский с'езд советов, правительственная "Форвертс" пишет: "Если большевистский аппарат пропаганды приедет, он будет попросту выброшен вон"2 . На уже выехавшую делегацию германские власти по ту сторону границы направляют пулемет и заставляют ее повернуть обратно.


1 Цит. по книге М. Танина "10 лет внешней политики СССР", стр. 40. Гиз. М. 1927.

2 "Форвертс" от 1 декабря 1918 года.

стр. 77

Войска немецких оккупантов в Киеве. 1918 г.

Советскому правительству становится ясно, что в лице нового германского правительства оно встретит проводников прежних империалистических планов кайзеровской Германии.

28 декабря германское правительство в ответ на неоднократные обращения РСФСР о необходимости урегулировать дипломатические сношения решительно заявляет, что оно не желает иметь с Советской Россией ничего общего и никакое советское представительство, включая "Красный крест" не будет допущено в Германию1 . За словами следуют действия: 11 января берлинские власти громят помещение РОСТА; в этот же день белогвардейские банды занимают здание советского полпредства, а дипломатические бумаги передают в редакции белых газет. Вся правительственная и близкая к правительству печать ведет бешеную травлю Советской России. "Форвертс" усиленно распространяет сообщения о намерении Красной армии вторгнуться в Германию. Сочувствие русских трудящихся германскому народу в его борьбе за социализм изображается, как попытка использовать Германию в собственных интересах. "Большевизм будет взят голодом. Он будет окружен и заперт с Севера, Востока и Юга, что уже почти осуществлено. Отсюда происходит мощная тяга большевизма на Запад, где он пытается найти лазейку для спасения!"2 . "Дейче альгемейне цейтунг" делает откровенный вывод из этой кампании и провозглашает мировую миссию Германии, в борьбе пропив Советской России: "Наши противники хорошо знают, что Германия есть первый и решающий форпост в борьбе "против большевизма"3 . В начале января газета переходит к практическим предложениям: "Германия ныне поставлена перед необходимостью не из любви к союзникам, но в собственных интересах предпринять


1 Отчет НКИД VII с'езду советов, стр. 19.

2 "Форвертс" от 31 декабря 1918 года.

3 "Правда" от 11 декабря 1918 года.

стр. 78

энергичные военные шаги против России"1 . Официозная "Форвертс" решительно присоединяет к ней свой голос: "Современная задача Германии состоит в том, чтобы всеми силами противодействовать угрозе варваров с Востока, облеченных в одеяние русского большевизма"2 .

Еще ярче проявилась антисоветская деятельность германского правительства в связи со II всегерманским с'ездом советов, состоявшимся в апреле 1919 года. Власти арестовали, и долгие месяцы продержали в тюрьме тов. Радека, приехавшего в качестве официального представителя РСФСР по приглашению исполкома Берлинского совета. Тов. Радека держали в кандалах как уголовного преступника. Двое других представителей: Отто Перц и Николай Раков - были допущены на четвертое заседание с'езда, но уже с пятого заседания были удалены по распоряжению властей.

Самый с'езд был превращен в арену бешеной травли Советской России. Правительство использовало для агитации против РСФСР самую дикую, им же самим сфабрикованную клевету. Шейдемановец Коген-Ройс повторял белогвардейские вымыслы о том, что надежные воинские части Советской России якобы в большинстве своем состоят из китайцев и латышей, что русский народ "разоружен", что за обладание оружием полагается смертная казнь, и тому подобные идиотские измышления.

Что означала вся эта политика с точки зрения даже буржуазного международного права, сформулировал сам германский министр иностранных дел граф Брокдорф-Ранцау: "У нас теперь нет с ней (Советской Россией. - Ю. О. ) ни договора, "и дипломатических сношений. Мы находимся с ней в состоянии фактической войны"3 .

Независимый социал-демократ Барт, состоявший одно время членом Совета народных уполномоченных, выболтал в пылу полемики с шейдемановцами, что правительство Эберта в конце 1918 года готовилось официально об'явить войну Советской России4 .

Германские планы интервенционного блока с Антантой

Обострение дипломатических сношений с РСФСР шло параллельно с работой по сколачиванию антисовет-

Парад войск немецких оккупантов в Пскове, 1918 г.


1 "Правда" от 14 января 1919 года.

2 "Форвертс" от 9 февраля 1919 года.

3 Отчет НКИД VII с'езду советов, стр. 2.

4 "Форвертс" от 3 января 1919 года.

стр. 79

ского блока с союзниками. Ставка на заключение военного союза с Антантой против Советской России и получение посредством него уступок в мирном договоре также была намечена германскими империалистами задолго до ноября 1918 года. Летом 1917 года в Швейцарии было созвано совещание крупнейших финансистов центральных держав и Антанты, обсуждавшее возможность возвращения Франции Эльзас-Лотарингии. "Относительно России высказывались... предположения, что центральные державы могли бы получить некоторые компенсации на Востоке. Германские участники переговоров особенно настаивали на уступке Германии Прибалтийского края и независимости Финляндии"1 . Германские капиталисты рассчитывали, что западные державы позволят Германии вдвойне компенсировать за счет России то, что германские штыки не смогут захватить на Западе.

Об этом же говорит и следующий, приводимый Людендорфом факт. В сентябре 1918 года Людендорф обсуждал с Гинденбургом возможность предложить Антанте перемирие на условиях очищения оккупированных областей Франции и Бельгии. Оба генерала рассчитывали, что Антанта из классовой солидарности не потребует от Германии прекращения военного нажима на Советскую Россию: "Об очищении восточных областей вопрос не поднимался, и я думаю, что Антанта признала бы опасность большевизма, которая угрожала также и ей"2 .

Еще характернее реверанс в сторону союзников со стороны германского консула в Петрограде Брейтора, который совершенно неожиданно появился вместе с представителями "заклятых" врагов Германии, когда они пришли выражать советскому правительству протест против "красного террора"3 .

Как ставку на интервенционный блок с Антантой рассматривал Левин разрыв отношений с Германией 5 ноября.

"Если Германия вытурила нашего посла из Германии, то она действовала, если не по прямому соглашению с англо-французской политикой, то, желая им услужить, чтобы они были к ней великодушны. Мы, мол, тоже выполняем обязанности палача к большевиками, вашим врагам"4 .

После разгрома Германии Антанта, стремясь лишить последнюю всех возможных источников силы, потребовала немедленного аннулирования брестлитовского договора и отказа от всех притязаний на владения бывшей царской России. Однако немедленный вывод германских войск из оккупированных ими русских территорий автоматически повлек бы установление там советской власти. С целью не допустить этого Антанта предложила Германии оставить ее войска в занятых районах впредь до замены их армиями союзников. Германские империалисты пытались использовать эту отсрочку для заключения соглашения с Антантой, лелея надежды, что в результате совместной войны против Советской России им не только удастся оставить за собой захваченные земли, но и настолько окрепнуть, чтобы подготовить реванш союзникам.

Германское правительство вкупе с кайзеровским офицерством официальным и неофициальным путем добивалось от Антанты признания роли Германии в качестве форпоста западных держав в борьбе с большевизмом и прямых полномочий на выступление против Советской России.

На заседании комиссии по перемирию в Спа германский делегат Эрцбергер заявил: "Мы и наши войска видим в большевизме чрезвычайно большую опасность и делаем все для того, чтобы ее отвратить. Антанта должна признать, что эта опасность для нас еще больше чем для нее самой или других государств мира. Она может быть убеждена, что мы в собственных интересах предпринимаем все необходимые меры для предотвращения наступления большевизма"5 .


1 Секретное донесение царского поверенного в делах в Берне. Опубликовано в числе тайных договоров в "Правде" от 23 ноября 1917 года.

2 Людендорф "Мои воспоминания о войне". Т. II, стр. 273.

3 Г. В. Чичерин "Внешняя политика Советской России за два года", стр. 21. М. 1920.

4 Ленин. Т. XXIII, стр. 268 - 269.

5 "Форвертс" от 2 января 1919 года.

стр. 80

Жертвы немецких оккупантов в Гельсингфорсе.

Переходя к вопросу о средствах этой борьбы, Эрцбергер заверил Антанту, что она может полностью рассчитывать на германские войска: "Мы сделаем все для того, чтобы противодействовать военной усталости войск. Мы применим угрозы, агитацию и замещение свежими частями"1 .

Вопрос о выступлении Германии против РСФСР с санкции союзников служил темой многочисленных переговоров. В январе 1919 года "Роте фане" напечатала ряд документов, разоблачавших этот вид контрреволюционной антисоветской деятельности социал-демократического правительства. В одном из них сообщалось о соглашении, заключенном 23 декабря 1918 года между германскими представителями и английским консулом в Прибалтике Бозанкетом на борту английского крейсера. Соглашение предусматривало согласование германских стратегических планов против Советской России с командованием союзников и инспектирование последним германских военных мероприятий2 .

Весной 1919 года появилось сообщение о переговорах, происходящих между германскими агентами и английским посланником в Швеции, в которых Германия предлагала послать в Прибалтику дополнительные 25 тысяч войск при условии, что транспорт и снабжение их возьмет на себя Англия3 .

Осенью 1919 года германское правительство вело в Берлине переговоры с представителем Антанты генералом Малкольмом по вопросу об об'единении различных белогвардейских групп в северозападной России и совместной помощи им со стороны Германии и Антанты.

Для сношений этого рода весьма характерна нота, переданная Антанте в начале февраля 1919 года и касающаяся положения германских войск в Прибалтике. Германия с тревогой обращала внимание союзников на ухудшение военного положения на прибалтийском фронте, убеждала союзников, что "борьба с большевизмом возможна только тогда, когда германские войска получат всю необходимую поддержку"4 , и просила о последней. Конец ноты открыто и безоговорочно


1 "Форвертс" от 2 января 1919 года.

2 См. "Роте фане" от 1 января 1919 года.

3 См. "Правду" от 12 апреля 1919 года.

4 "Форвертс" от 7 февраля 1919 года.

стр. 81

провозглашал функцию Германии как союзника и авангарда западных государств в борьбе с Советской Россией: "Борьба германских войск в прибалтийских провинциях шляется доказательством позиции Германии. Соответствующим германским предложениям решением союзное верховное командование показало бы, что оно хочет практически поддержать оборонительную (?!) борьбу с большевизмом, которую Германия ведет в собственных интересах и интересах всего мира"1 .

Наряду с дипломатической деятельностью велась активная работа махровых кайзеровских генералов, на практике подготовлявших нападение на Советскую Россию. Первостепенное значение имеет здесь генерал Гофман, представлявший в свое время верховное командование на брестской конференции. После свержения кайзера генерал Гофман выступил в качестве главного теоретика антисоветского блока с Антантой2 . Программа Гофмана была обобщена им впоследствии в книге под сенсационным заглавием "An allen Enden Moskau" ("Москва - повсюду"). Гофман намечает две цели международного об'единения против Советской России: политическую и экономическую. Разгром Советской России ликвидирует "мировой большевизм" и одновременно сплотит об'единившиеся на поле брани западные державы, помогая им урегулировать противоречия между собой.

"Патриоты всех стран не должны забывать, - пишет Гофман, - что все европейские государства страдают от политики большевиков, и что каждый конфликт между крупными европейскими державами облегчает победу московского советского правительства над Европой. Перспективы всякой борьбы ухудшаются, если она ведется на два фронта. Соответственно, каждый конфликт между европейскими народами уменьшает их сопротивляемость по отношению к большевистской опасности. Только если патриоты больших европейских стран соединятся между собой для борьбы с большевиками, они смогут преодолеть эту опасность"3 .

Переходя к экономической стороне дела, Гофман продолжает: "Задача освободить от господства советского правительства русский народ и в первую очередь русских рабочих и крестьян (!), возродить Россию экономически, с тем, чтобы извлекать неизмеримые природные богатства, спящие в ее недрах, - так трудна, что она превосходит как военные, так и экономические возможности одного из европейских государств. Кроме того, ни одна из крупных европейских держав не могла бы позволить другой получить преимущественное влияние в будущей России. Разрешение этой задачи поэтому возможно только путем об'единения крупных европейских государств, в первую очередь Франции, Англии и Германии, с целью освобождения и экономического восстановления России. Эти об'единившиеся государства должны при помощи совместной интервенции свергнуть советское правительство, посадить на его место разумное русское правительство и экономически возродить Россию в соответствии с общими интересами английского, французского и германского капитала"4 .

Аналогичный гофманскому план экономического раздела России защищался известным германским политиком Рорбахом. В своей книге "Проблема Восточной Европы", изданной в 1920 году, Рорбах набрасывает проект будущей России, разделенной на 10 частей, в соответствии с нуждами крупнейших европейских держав5 .

В сентябре 1919 года Гофман, в согласии с своим планом, предлагает Антанте взять на себя образование ог-


1 "Форвертс" от 7 февраля 1919 года (разрядка моя. - Ю. О. ).

2 Характерно, что Людендорф изображает Гофмана как своеобразного "просветителя" социал-демократов в области антисоветской политики "Гофман ...как будто, наконец, открыл глаза некоторым членам правительства. Социалисты большинства как партия признали великую опасность большевизма" (Людендорф "Мои воспоминания о войне". Т. II, стр. 296).

3 Max Hoffman "An allen Enden Moskau", S. 50. Berlin. 1925.

4 Там же, стр. 57 (разрядка моя. - Ю. О. ).

5 P. Rorbach "Das Ost-Europeische; Problem". 1920.

стр. 82

Зверства немецких оккупантов на Украине. 1918 год.

ромной германской армии для выступления против Советской России. В статье, помещенной в парижской газете "Матэн", он пишет: "Ключ сегодняшней ситуации находится не в Париже и не в Версале: он в Москве. Если большевизм не будет немедленно задушен, придется рассчитывать на шесть - восемь лет беспорядков во всей Восточной и Центральной Европе. С согласия Антанты я берусь со ста пятьюдесятью тысячами набранных мною людей взять Москву и уничтожить навсегда большевизм... Эта кампания будет проводиться под руководством генерального штаба союзников, если возможно, в сотрудничестве с добровольческими английскими и французскими войсками"1 .

Предложение Гофмана не было единственным даже из числа известных. Примерно в то же время другой деятель кайзеровской армии, полковник Рейнгард, делает Антанте предложение организовать антисоветскую германскую армию в 60 тысяч человек2 .

Определенные антантовские и особенно английские круги относились к подобным планам весьма положительно. Так, например Черчилль видел в интервенционном блоке с Германией против Советской России лучший способ разрешить послевоенные противоречия. "Германию нужно пригласить помочь нам в освобождении России и восстановлении Восточной Европы3 , - писал он. Антантовские интервенты в самой России неоднократно прибегали к помощи германских войск для борьбы против Красной армии. Как велик был дополнительный "баланс крови" советских трудящихся благодаря участию Германии в интервенции, можно судить, по словам Ленина:

"...Германия помогала постоянно Антанте еще с тех времен, когда она, не будучи побеждена, питала Краснова, и до последнего времени, когда та же Германия блокирует нас и оказывает прямое содействие нашим противникам"4 .

Все же домогательства Германии в отношении антисоветского блока в широком масштабе были Антантой отвергнуты. Антанта понимала, что за протягиваемой ей рукой "братской"


1 "Matin" N 12981 от 13 ноября 1919 года.

2 См статью. P. Asselyne в "Europe Nouvelle" за октябрь 1919 года.

3 В. Черчилль "Мировой кризис", стр. 6. Военгиз. 1932.

4 Ленин. Собр. соч. Т. XXIV, стр. 566 - 567.

стр. 83

Тоже "союзники". Карикатура Ю. Цишевского.

помощи прячется другая рука со спрятанным в ней ножом.

Германская военщина в оккупированных районах, не дожидаясь конца переговоров, происходивших "наверху", стала весьма недвусмысленно проводить чисто германскую империалистическую политику, идущую вразрез с интересами союзников. В Латвии германские милитаристы дошли до того, что насильственно свергли посаженное англичанами правительство Ульманиса и водворили на его место собственного ставленника Недру.

Антанта поняла, что Германия, борясь с ней вместе против Советской России, ни на минуту не собирается пренебрегать собственными интересами, направленными, в конечном счете, на подготовку реванша союзникам. Осенью 1919 года Антанта решительно требует эвакуации германских войск из оккупированных ими районов бывшей царской России, и германские империалисты теряют реальную почву для своих планов.

Кайзеровские генералы, социал-демократы и русские белогвардейцы

"Офицеры императорской армии и вожди умеренной социал-демократии заключили союз против Москвы"1 - эти слова принадлежат человеку, которого никак нельзя заподозрить в каких-либо коммунистических симпатиях или особой склонности к сенсационным разоблачениям: их написал в своих воспоминаниях непосредственный участник "союза" майор Фолькман, ближайший помощник видного германского военного руководителя генерала Гренера.

Но Фолькман забыл вставить в свою формулу третий неотъемлемый элемент: кроме вильгельмовской военщины и шейдемановцев в союз против Советской России входили русские белогвардейцы. И в самой Германии и в оккупированных немцами районах изгнанные Великой пролетарской революцией из пределов Советской России титулованные помещики, офицеры, биржевики, дипломаты, генералы в тесном контакте с кайзеровским офицерством и эбертианцами активно работали для свержения советской власти.

В Прибалтике под крылышком германских оккупантов разместилось бесчисленное количество военных белогвардейских организаций. Здесь были отряды русско-немецкого прибалтийского баронства, надеющегося вернуть своим Бенкендорфам и Ренненкампфам теплые местечки у царского трона; белогвардейские войска Бермонт-Авалова и Вырголича; отряды князя Ливена и Родзянки; здесь формировалась северозападная армия Юденича. Под заботливым покровительством социал-демократа Виннига, назначенного германским правительством "главным уполномоченным по остзейским провинциям", начальника германской оккупационной армии генерала фон-дер-Гольца и самого Носке прибалтийская контрреволюция формировалась, вооружалась и пополняла свои ряды для активной борьбы с Красной армией.

На этой арене выдвинулся пресловутый Альфред фон-Розенберг, нынешний руководитель внешнеполитического отдела национал-социалистской партии.

Еще 15 сентября 1918 года, за два месяца до ноябрьской революции, Альфред фон-Розенберг предлагает кайзеровскому верховному командованию


1 Фолькман "Германия в вихре революции", стр. 234. Соцэкгиз. М. и Л. 1935.

стр. 84

проект создания армии из русских белогвардейцев в Прибалтике, русских военнопленных в Германии и германских регулярных частей. Армия образуется и получает название "псковской", но вскоре она изгоняется красными войсками из пределов Советской России.

Через несколько месяцев фон-Розенберг возобновляет свое предложение социал-демократическому правительству.

"В конце марта 1919 года, - сообщает один из крупных деятелей прибалтийской белогвардейщины, Бермонт-Авалов, - состоялось свидание Носке с фон-Розенбергом, приехавшим, по заданию окопавшихся в Риге остатков северной армии, вербовать для последней русских военнопленных в Германии. Розенбергом была передана "Краткая докладная записка о северной армии", в которой германскому командованию предлагалось приступить к комплектованию антисоветских отрядов на тех же условиях, на "которых комплектовалась восточно-немецким командованием псковская армия до ноябрьской революции"1 .

Насколько хорошо авторы "Записки" понимали единство антисоветской политики до и посленоябрьской Германии и ее классовую сущность, видно из последующего изложения.

"Нам кажется, - писали они, - что те условия, которые были заключены со старым германским командованием, вполне приемлемы и для настоящего, и поддержка северной армии является выгодной и Германии и России. Уничтожая большевизм в России при помощи северной армии, Германия тем самым навсегда покончит и со спартаковским движением у себя. Затем, восстановив новый законный порядок в России, Германия может рассчитывать в ближайшее время получить продовольственные запасы из России"2 .

В своих расчетах белогвардейцы не ошиблись: Носке, прочитав "Записку" обещал Розембергу передать ее Совету народных уполномоченных и лично настаивать на принятии плана.

Германский Галифе - Носке - и Август Винниг служили живой связью между германским правительством и русско-немецкими контрреволюционерами в Прибалтике. Носке неоднократно ездил в Прибалтику проверять, как идет подготовка к выступлению против Советской России, следил за набором пополнений для прибалтийских отрядов в Германии и т. п. Винниг был официальным руководителем движения.

Практическую работу вел фон-дер-Гольц, который до того как поступить на службу к социал-демократам, весной 1918 года, потопил в крови при помощи германских войск пролетарскую революцию в Финляндии. Гольц ставил перед собой две непосредственные задачи: разгромить советские республики, возникшие в Прибалтике под влиянием Великой пролетарской революции, и организовать поход на Советскую Россию.

Конечной целью Гольца было присоединение к Германии прибалтийских территорий. Планы аннексии Прибалтики полностью разделялись шейдемановцами. Так, Носке, специально приезжавший к Гольцу в Либаву, заявил: "Германия вынуждена содержать войска в Прибалтике, так как иначе эта немецкая земля подверглась бы нападению неприятеля и особенно грабежам большевиков"3 .

Поход против Советской России фон-дер-Гольц мыслил себе примерно так же, как и генерал Гофман.

"При данном положении вещей, - писал Гольц, - мы, немцы, могли бы достигнуть нашей цели с уверенностью, только если бы Антанта признала необходимость борьбы с угрожающим всей Европе большевизмом, причем Германия выступала бы в качестве передового бойца. Поэтому я потратил много любезности и уговоров, чтобы добиться этого"4 . Как и все остальные деятели германской


1 Генерал князь Авалов "В борьбе с большевизмом", стр. 127. Цит. по М. Бах "Политико-экономические взаимоотношения между СССР и Прибалтикой". М. 1928.

2 Там же.

3 В. Стучка "Пять месяцев социалистической Латвии", стр. 28. 1919.

4 General von-der-Goltz "Meine Sendung in Finland und im Baltikum". S. 121.

стр. 85

контрреволюции, Гольц тесно связывал выступление против Советской России с внутренним положением в Германии. Разгром РСФСР должен был служить средством "убить внутренний большевизм в Германии, раздавить голову все более раз'едающей, все более стремящейся влево гидре германской революции"1 .

Наступление на Советскую Россию должно было проводиться в союзе с русскими белогвардейцами: "Советская Россия не была признана, и здесь (Антанте. - Ю. О. ) совершенно нечего было возражать, если бы широкие, стоящие за порядок русские круги, подобные Колчаку, Деникину, Юденичу, образовали на восток от германской границы армию, для того чтобы освободить свою несчастную родину от красного террора"2 .

Соответственно, военные планы Гольца были очень широки: он стремился к об'единению регулярных войск Антанты, германских отрядов в Прибалтике, частей прибалтийских белогвардейцев и важнейших белых фронтов в России. Прибалтийские армии должны были "наступать с запада через Двинск и Вилейку, в то время как Колчак и Деникин громили бы большевиков с востока и юга"3 .

Многочисленные антисоветские военные об'единения в Прибалтике, составляющие солидную армию в 40 тысяч человек, находились на полном иждивении германского правительства с ноября 1918 года по сентябрь 1919 года.

В самой Германии велся открытый набор добровольцев для посылки против Советской России. Наряду с Прибалтикой наемники отправлялись на архангельский фронт и для помощи белым армиям Деникина. Еще весной 1919 года с целью об'единения работы белогвардейских и германских организаций, ведущих вербовку солдат для выступления против Советской России, был организован специальный комитет "помощи охране Востока". Комитет открыто призывал немецкое население записываться в посылаемые против Советской России полки.

Антисоветский поход изображался при этом, само собой разумеется, как оборона от Красной армии, якобы собирающейся поработить Германию. Воззвания комитета печатал официозный "Форвертс".

"Через наши восточные границы грозит перехлест большевистской волны из России, - гласило одно из воззваний. - Если против нее не будет возведена мощная плотина, наша страна будет предоставлена экономической гибели и новой военной нужде... Добровольные части для защиты наших восточных границ, для обороны германского отечества образованы! Из всех слоев населения являются мужчины всех возрастов и положений, готовые дальше предоставлять свою жизнь германскому отечеству и нашим угрожаемым братьям. Наши границы должны быть защищены еще до заключения мира!"4 .

В стране была раскинута целая сеть белогвардейских организаций, действовавших в теснейшем контакте с правительством и проводивших мобилизацию денежных средств и людей для отправки против РСФСР. В Берлине имела свой центр "Русская партия сближения с Германией" во главе с сенатором Бельгардом и Туган-Барановским, бароном Крюденер-Струве, членом Думы Лютцем, князем Кропоткиным и помещиками Фальц-Фейном и Безаком. Тот же Бельгард возглавлял особый "Военный совет". Бывшие царские дипломаты Кнорринг и фон-Бер руководили "Русским комитетом". Регулярно выпускалась монархическая газета "Призыв".

О размахе деятельности белогвардейцев можно судить по сообщениям "Форвертс", который осенью 1919 г. желая сыграть роль "левого" перед германским рабочим классом, и когда германские войска, по требованию Антанты, все равно эвакуировались из оккупированных районов, занял "разоблачительную" позицию. Так, один из номеров газеты сообщал о "раскрытии" белогвардейского вербовочного бюро со штатом в 20 человек. Через несколько дней, 4 декабря, бы-


1 General von-der-Goltz "Meine Sendung in Finland und im Baltikum". S. 150.

2 Там же, стр. 229.

3 Там же, стр. 225.

4 "Форвертс" от 9 февраля 1919 года.

стр. 86

Расстрел коммунистов на Украине немецкими оккупантами. 1918 год.

ло "обнаружено" наличие в Берлине русской "военной миссии", руководимой полковником Брандтом. "Форвертс" ничтоже сумняшася заявил, что "военная миссия" называется так "ошибочно" (?!) и на самом деле занимается вопросами "Красного креста". 5 декабря были "открыты" две белогвардейские конторы сразу1 .

Один из корреспондентов "Форвертс" характеризовал деятельность берлинских белогвардейцев следующим образом:

"Берлин все больше и больше становится центром русской контрреволюции. Отсюда исходили первые подготовительные шаги по созданию северной армии, оперирующей в русских прибалтийских провинциях против большевизма и имеющей ближайшей целью взятие Петербурга. Можно сказать, что до самых последних дней - так как теперь начали поступать грузы Антанты через Ревель - Берлин и Восточная Германия служили единственной оперативной базой русской контрреволюционной армии. В предвкушении грядущей победы, в Берлине с полным уютом обосновались различные реакционные организации. Они чувствуют себя в демократической Германии, повидимому, великолепно"2 .

Эшелоны набранных в Германии русских и немецких белогвардейцев безостановочно отправлялись на антисоветские фронты. Характерно, что, по свидетельству того же Авалова, при отправке одного из поездов для торжественных проводов на вокзал явились совместно германские офицеры, представители русских белогвардейских организаций и уполномоченный английской военной миссии. Германский военный оркестр сыграл "Боже, царя храни".

С целью антикоммунистической пропаганды и агитации за поход против Советской России правительством Эберта была создана особая "Антибольшевистская лига".

Германское правительство давало "Лиге" огромные субсидии. Промышленники обязывались уплачивать взносы с каждого рабочего их предприятия.

"Антибольшевистская лига" включала отдел "наблюдения", занимавшийся шпионажем, и отдел "информации", ведающий снабжением печати антикоммунистической и антисоветской литературой. Затем имелось


1 "Форвертс" NN 555, 564, 567 за 1919 год.

2 "Форвертс" от 21 августа 1919 года.

стр. 87

"Академическое бюро", "научно" изучавшее большевизм.

"Антибольшевистская лига" была теснейшим образом связана с находящимися в Германии белогвардейскими организациями и контрреволюционной работой в оккупированных районах.

* * *

Приведенные здесь факты лишь в небольшой степени дают представление о совершенно у нас не изученном последнем периоде германской интервенции. Однако их достаточно для того, чтобы установить в общих чертах размах и формы антисоветских планов Германии после мировой войны.

Германский империализм не смог провести их в жизнь. Правительство Эберта находилось на клокотавшем вулкане нараставшей пролетарской революции.

В январе и марте 1919 года шейдемановцам удалось удержать свою власть, только пустив в ход против выступавших берлинских рабочих пулеметы и штыки. В феврале 1919 года толпа берлинских трудящихся пыталась штурмовать тюрьму, где заключен, был тов. Радек. Пятитысячный митинг мюнхенских рабочих (в том же месяце) требовал немедленного установления отношений с Советской Россией, Под этим же лозунгом прошло мартовское движение в Берлине и апрельские забастовки в горнопромышленных районах.

В апреле же возникает Баварская советская республика, грозящая вовлечь в новую революцию все остальные районы Германии. В Рурском бассейне и в Центральной Германии вспыхивают всеобщие забастовки. Германские пролетарии наряду с требованиями советского строя, социализации промышленности, роспуска контрреволюционных организаций требуют безоговорочного объединения с братским пролетариатом СССР. В оккупированных районах германские рабочие, одетые в солдатские мундиры, осознают предательские намерения пославших их империалистов, братаются с красноармейцами, смещают контрреволюционных начальников, требуют отправки на родину.

Германские рабочие не позволили отечественным империалистам об'явить Советской России новую войну. Совершенные Эбертами и Гофманами попытки в этом направлении наглядно доказали им, что дальнейшее углубление антисоветской политики грозит тем, что они сами будут сметены в вихре возмущения германского пролетариата.

Планы германских империалистов послевоенного периода поразительно близки к антисоветским планам современного фашизма. Не только проекты "экспансии на Восток", но и попытки выставить Германию как главу крестового похода против СССР, заимствованы гитлеровцами из старого арсенала германского империализма. Стоит только сравнить проекты генерала Гофмана с известным гугенберговским меморандумом на экономической конференции 1933 года и высказываниями фашистской прессы или сопоставить деятельность гитлеровских агентов в Прибалтике с мечтами безнадежно провалившихся фон-дер Гольцев и Аваловых, чтобы в этом убедиться.

Фашизм заимствовал у послевоенной Германии не только антисоветские планы, но и их конкретных носителей: наряду с фон-Розенбергом в рядах фашистской партии ныне здравствует "остзейский уполномоченный" Винниг; Носке пользуется заботами и пенсиями современных властителей Германии; Бермонт-Авалов развивает в Берлине свою антисоветскую деятельность.

Любопытно, что даже эбертовская "Антибольшевистская лига" была оставлена нераспущенной и принята под названием "Лига защиты германской культуры" в лоно "третьей империи".

Фашистские захватчики, повидимому, забывают не только уроки позорного краха германской интервенции 1918 - 1919 годов, - они забывают, что Советский союз уже не то, чем он был в те времена. Розенберги и Гофманы всех мастей имеют перед собой мощное социалистическое государство, вооруженное по последнему слову техники и готовое в любой момент дать достойный отпор "свиному рылу" интервентов, которое попробует сунуться в его "советский огород".

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/История-гражданской-войны-К-ИСТОРИИ-ПОСЛЕДНЕГО-ПЕРИОДА-ГЕРМАНСКОЙ-ИНТЕРВЕНЦИИ-1919-г

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Василий ПашкоКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/admin

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

История гражданской войны. К ИСТОРИИ ПОСЛЕДНЕГО ПЕРИОДА ГЕРМАНСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ (1919 г.) // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 29.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/История-гражданской-войны-К-ИСТОРИИ-ПОСЛЕДНЕГО-ПЕРИОДА-ГЕРМАНСКОЙ-ИНТЕРВЕНЦИИ-1919-г (дата обращения: 20.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Василий Пашко
Киев, Украина
275 просмотров рейтинг
29.05.2014 (1210 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
20 часов(а) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
20 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
20 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
20 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
21 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
2 дней(я) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
2 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Платон как Аполлон. Plato as Apollo.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
На отопление жилых домов ежегодно в стране расходуется около 150 миллионов тонн условного топлива. Эта цифра убедительно показывает, как важно искать пути уменьшения потерь тепла в зданиях.
20 дней(я) назад · от Україна Онлайн

История гражданской войны. К ИСТОРИИ ПОСЛЕДНЕГО ПЕРИОДА ГЕРМАНСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ (1919 г.)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK