LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-201

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Автор: Эдуард МАКАРЕВИЧ


ПО СЛЕДАМ НАШИХ ПУБЛИКАЦИЙ

В середине 70-х годов прошлого века на Западе вышла книга английского журналиста Стюарта Стивена "Операция "Расщепляющий фактор" - сенсационное расследование операции Центрального разведывательного управления США против руководителей стран Восточной Европы в 1947 - 1951 годы. Но книгу замолчали и в США, и в Европе, и в Советском Союзе. У всех были свои причины, а получился всеобщий заговор молчания. В 1990 - 1991 годах ее перевели и опубликовали в Москве, в журнале "Диалог" (1990, NN 14 - 18 и 1991, NN 1 - 10; публикация В. Дорофеева, Н. Клепача, Э. Макаревича, Т. Пращерук; перевод с английского И. Рабиновича). Но и после этого в СССР того времени ни у кого не появилось желания говорить о расследовании С. Стивена. Обращение к нему оказалось не выгодным ни властям, ни общественному мнению как в США, так и в Советском Союзе, и в постсоветской России.

В ситуацию почти 30-летней давности, когда книга вышла на Западе, стоит вернуться. Хотя бы ради вопроса, который, несомненно, имеет отношение и к современности: почему такая нелюбовь к ставшей известной сенсационной истории?

Чтобы это понять, стоит вернуться к истокам холодной войны, началом которой будем считать известную речь тогда уже бывшего английского премьера У. Черчилля, произнесенную им 5 марта 1946 года в Вестминстерском колледже маленького американского городка Фултона, что в штате Миссури. Эта речь была согласована с тогдашними руководителями Англии и с Президентом США Гарри Трумэном и выросла из озабоченности ростом авторитета Советского Союза после разгрома гитлеровской Германии.

Прозорливый и интеллектуально одаренный политик У. Черчилль, ненавидящий СССР и Сталина, все же понимал, что авторитет советского государства вырос на крови советских солдат, перемоловших почти 77 процентов самой сильной гитлеровской армии, а англичанам с американцами и другими союзниками "достались" лишь двадцать три из каждых ста немецких бойцов. Разгром подавляющей массы гитлеровских войск на советской территории позволил СССР войти в Европу и освободить от гитлеровского нашествия Польшу, Венгрию, Чехословакию, Австрию, Румынию, Болгарию, Югославию, почти половину Германии и взять Берлин. Такой Советский Союз в роли освободителя становился, по мнению руководящей элиты Америки и Англии, опасен для западного мира.

Речь, произнесенная У. Черчиллем в марте 1946 года в Фултоне, была программной. Она и сейчас поражает своей политической ясностью и агрессивностью, звучит как меморандум холодной войны против Советского Союза. Центральный образ в этой речи - "братская ассоциация народов, говорящих на английском языке". Этот образ рождает главную идею: "взаимопонимание с Россией" должно "поддерживаться всей силой стран, говорящих на английском языке, и всеми их связями". И дальше развитие главного тезиса. "Соединенные Штаты находятся на вершине мировой силы. Это торжественный момент американской демократии", но и очень ответственное положение. Противостоят им два главных врага - "война и тирания". "От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике через весь континент был опущен железный занавес. За этой линией располагаются все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы: Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград и София, все эти знаменитые города с населением вокруг них находятся в том, что я должен назвать советской сферой, а все они, в той или иной форме, объекты не только советского влияния, но и очень высокого, а в некоторых случаях и растущего контроля со стороны Москвы... Коммунистические партии, которые были очень маленькими во всех этих восточноевропейских государствах, были выращены до положения и силы, значительно превосходящих их численность, и они стараются достичь во всем тоталитарного контроля... в большом числе стран, далеких от границ России, во всем мире созданы коммунистические "пятые колонны", которые работают в полном единстве и абсолютном послушании в выполнении директив, получаемых из коммунистического центра". Но "я отвергаю идею, что новая война неотвратима...". Войну можно предотвратить "своевременным действием". "А для этого нужно под эгидой Объединенных Наций и на основе военной силы англоязычного содружества найти взаимопонимание с Россией". "Если население Содружества наций, говорящих на английском языке, добавить к США и учесть, что будет означать подобное сотрудничество на море, в воздухе, во всем мире, в области науки и промышленности, то не будет существовать никакого шаткого и опасного соотношения сил..." Тогда, подвел итог Черчилль, "главная дорога в будущее будет ясной не только для нас, но для всех, не только в наше время, но и в следующем столетии"(1).

На столь важную программную, а в некоторых пассажах даже ультимативную речь У. Черчилля, устами которого тогда говорила правящая элита Запада, И. Сталин ответил на страницах "Правды" через девять дней в присущей ему манере. По этому ответу можно судить, сколь глубоко был озабочен советский лидер идеями Запада и складывающейся ситуацией.

"По сути дела, господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, - в противном случае неизбежна война... Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство гитлеров господством черчиллей... Господин Черчилль утверждает, что "Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, София - все эти знаменитые города и население в их районах находятся в советской сфере и все подчиняются в той или иной форме не только советскому влиянию, но и в значительной степени увеличивающемуся контролю Москвы". Господин Черчилль квалифицирует все это как не имеющие границ "экспансионистские тенденции" Советского Союза... Во-первых, совершенно абсурдно говорить об исключительном контроле СССР в Вене и Берлине, где имеются Союзные контрольные Советы из представителей четырех государств и где СССР имеет лишь 1/4 часть голосов. Бывает, что иные люди не могут не клеветать, но надо все-таки знать меру. Во- вторых, нельзя забывать следующие обстоятельства. Немцы произвели вторжение в СССР через Финляндию, Польшу, Румынию, Венгрию. Немцы могли произвести вторжение через эти страны потому, что в этих странах существовали тогда правительства, враждебные Советскому Союзу... Спрашивается, что же может быть удивительного в том, что Советский Союз, желая обезопасить себя на будущее время, старается добиться того, чтобы в этих странах существовали правительства, лояльно относящиеся к Советскому Союзу? Как можно, не сойдя с ума, квалифицировать эти мирные стремления Советского Союза как экспансионистские тенденции нашего государства?"

По сути, обмен столь выразительными и воинственными заявлениями между Черчиллем и Сталиным открыл первую страницу холодной войны между англоязычной и социалистической системами. Потом за сорок последующих лет с обеих сторон много было разных заявлений и меморандумов, испещренных идеологическими понятиями, которые обеспечивали эту войну. Самые громкие превращались в доктрины - "Сдерживание мирового коммунизма", "Отбрасывание коммунизма"; из них лепились имиджы страны-противника: "США - цитадель мирового империализма, враг народов", "СССР - империя зла", "СССР - душитель прав человека". Но первое политическое и идеологическое обеспечение этой войны прозвучало в незабываемой речи Черчилля и в жестких ответах Сталина.

Эта речь Черчилля как первая политико-идеологическая доктрина холодной войны удачно встроилась в планы военного командования США. К декабрю 1945 года в Штатах уже сделали запас в 196 атомных бомб, которых еще не было в СССР. И этим бомбам нашли достойное применение в военных циркулярах. В директиве Объединенного комитета военного планирования N 432/д от 14 декабря 1945 года читаем: "На карте к приложению А (документ разведки. - Э. М.) ... указаны 20 основных промышленных центров Советского Союза и трасса Транссибирской магистрали - главной советской линии коммуникаций. Карта также показывает базы, с которых сверхтяжелые бомбардировщики могут достичь семнадцати из двадцати указанных городов и Транссибирскую магистраль. Согласно нашей оценке, действуя с указанных баз и используя все 196 атомных бомб... Соединенные Штаты смогли бы нанести такой разрушительный удар по промышленным источникам военной силы СССР, что в конечном счете может стать решающим"(2).

И пошло-поехало. В середине 1948 года был составлен план "Чариотир" - по нему предполагалось сбросить 133 атомные бомбы на 70 советских городов. К 1 сентября 1948 года появился документ под названием "Флитвуд", своего рода руководство к составлению оперативных планов. А уже 21 декабря 1948 года разработанный по новой методике оперативный план бомбардировки СССР под названием САК ЕВП 1 - 49 был готов и доложен комитету начальников штабов. В 1949 году по методике "Флитвуда" родился план "Дропшот", по которому в первые дни войны на СССР планировалось сбросить более 300 атомных бомб, не считая обычных, способных уничтожить до 85 процентов советской промышленности(3).

Таковы были планы военного командования США, которые не сбылись. В том числе и благодаря военной мощи СССР, в которой к концу 1949 года появилась "атомная" составляющая. Но уже "нарабатывались" планы политического и идеологического сдерживания и отбрасывания Советского Союза. Что же делал СССР в этот период, помимо наращивания военной мощи? Его политическое руководство очень хотело, чтобы просоветски настроенные левые политические силы вошли в состав правительств Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Чехословакии, а то и возглавили их. И если до 1947 года правительства этих стран были в большинстве коалиционными, то в 1947 году Сталин поставил вопрос о преобразованиях по советскому образцу в странах Восточной Европы(4). Его подтолкнул к этому американский "План Маршалла", названный так в честь госсекретаря США того времени Маршалла. Именно он выступил 5 июля 1947 года с идеей срочной экономической помощи европейским государствам. И хотя она прикрывалась необходимостью ликвидации последствий второй мировой войны, на самом же деле эта помощь должна была привязать европейские страны, и прежде всего восточноевропейские, к западной экономической системе, к системе рыночных механизмов. И тем самым ослабить влияние СССР на эти страны. А помощь предлагалась немалая - на всю Европу 9 миллиардов долларов. По тем временам значительная сумма.

Советское руководство сначала согласилось с американским предложением, рассчитывая с помощью недавних союзников по войне возродить в первую очередь разрушенную промышленность в западной части страны. Но разведка открыла глаза кремлевским вождям, заставила по-иному взглянуть на этот американский план. Сотрудник британского МИДа Д. Маклин, наш человек в Лондоне, сообщил в Москву, что этот план - ловушка,

что все восстановление промышленности в странах Европы и в СССР будет находиться под контролем американского капитала(5). И позиция СССР резко меняется. На парижской встрече министров иностранных дел европейских стран прозвучало заявление советского министра В. Молотова: "Совершенно очевидно, что европейские страны окажутся подконтрольными государствами и лишатся прежней экономической самостоятельности и национальной независимости в угоду некоторым сильным державам"(6).

Восточноевропейские страны заметались - и помощь нужна, и СССР против. Те, кто готов был сделать выбор в пользу плана Маршалла, нарывались на ультимативное требование Москвы отказаться от этого желания. В числе первых этот ультиматум выслушал министр иностранных дел Чехословакии Я. Масарик, вернувшийся из советской столицы в Прагу в полном расстройстве.

Вот тогда-то Сталин и стал добиваться перестройки власти и общества в восточноевропейских странах по советскому образцу, чтобы максимально приблизить эти страны к СССР, сделать их верными союзниками. Это решение Сталина, с одной стороны, и осуществление плана Маршалла для западноевропейских стран, с другой, американской, стороны, окончательно и раскололи Европу на два лагеря. И еще одна сталинская инициатива способствовала этому: он загорелся идеей воссоздания международного коммунистического органа - Коминформа. Москва устами секретаря ЦК ВКП(б) А. Жданова провозгласила тезис: важнейшим долгом коммунистов во всех странах в новых условиях является оказание помощи и поддержки Советскому Союзу. Этому и должна была способствовать координационная деятельность Коминформа. "Поскольку во главе сопротивления новым попыткам империалистической экспансии стоит Советской Союз, - внушал новым союзникам А. Жданов, - братские компартии должны исходить из того, что, укрепляя политическое положение в своих странах, они одновременно заинтересованы в укреплении мощи Советского Союза как главной опоры демократии и социализма"(7).

Такая наступательно-сопротивленческая позиция СССР вызвала в США не меньшую политическую и идеологическую активность. Там окончательно взяли курс на конфронтацию с Советским Союзом, да такую, в которой политика и идеология шли рука об руку с тайными подрывными операциями. Тогда-то и родилась в Совете национальной безопасности известная директива СНБ-58. 14 сентября 1949 года она легла на стол Президенту США Гарри Трумэну, и он не мешкая утвердил ее как руководство к действию. Изложенные в ней политические цели и технологии оставались актуальными до последних лет существования СССР и его союзников. Вот некоторые фрагменты из этой директивы СНБ-58.

"Наша конечная цель, конечно, - появление в Восточной Европе нетоталитарных правительств, стремящихся связаться и устроиться в сообществе свободного мира. Однако серьезнейшие тактические соображения препятствуют выдвижению этой цели как непосредственной... Для нас практически осуществимый курс - содействовать еретическому процессу отделения сателлитов. Как бы они ни представлялись слабыми, уже существуют предпосылки для еретического раскола. Мы можем способствовать расширению этих трещин, не беря на себя за это никакой ответственности. А когда произойдет разрыв, мы прямо не будем впутаны в вызов советскому престижу, ссора будет происходить между Кремлем и коммунистической реформацией... Мы должны вести наступление не только открытыми, но и тайными операциями... Курс на подстрекательство к расколу внутри коммунистического мира следует вести сдержанно, ибо этот курс всего-навсего тактическая необходимость, и нельзя никак упускать из виду, что он не должен заслонить нашу конечную цель - создание нетоталитарной системы в Восточной Европе. Задача состоит в том, чтобы облегчить рост еретического коммунизма, не нанеся в то же время серьезного ущерба нашим шансам заменить этот промежуточный тоталитаризм терпимыми режимами, входящими в западный мир. Мы должны всемерно увеличивать всю возможную помощь и поддержку прозападным лидерам и группам в этих странах"(8).

Так осенью 1949 года впервые в США обрела право на жизнь идея, когда тайные операции приравниваются к боевым планам. А в 1950 году появилось продолжение директивы СНБ-58 - директива СНБ-68. Ее строки передают явный прогресс в мыслях и устремлениях создателей: "Нам нужно вести открытую психологическую войну с целью вызвать массовое предательство в отношении Советов и разрушать иные замыслы Кремля. Усилить позитивные и своевременные меры и операции тайными средствами в области экономической, политической и психологической войны с целью вызвать и поддержать волнения и восстания в избранных стратегически важных странах-сателлитах"(9). Не иначе как эти программные документы вдохновили политиков на новые идеи и предложения по Советскому Союзу на годы вперед. Сенатор Г. Хэмфри обращается к президенту Г. Трумэну: "Для историка культуры, на мой взгляд, нет ничего более интересного, чем тщательный и объективный анализ наших новейших основных усилий оказать решительное воздействие на культуру другого народа прямым вмешательством в процессы, через которые проявляется эта культура"(10).

Но вернемся в 1949 год к директиве СНБ-58. Если к этому времени у американских генералов было уже по нескольку планов ядерных ударов по СССР, то у американских политиков, разведчиков и специалистов по "паблик рилейшнз" только появился свой первый документ - директива СНБ-58, дающая политическое обоснование для тайных операций, которые должны были привести к расколу социалистического мира.

Настал звездный час Аллена Даллеса, приложившего руку к этой директиве(11). Выпускник Принстонского университета, бывший глава миссии Управления стратегических служб США в Швейцарии в годы второй мировой войны, он вошел в историю, когда в феврале 1945 года начал переговоры с Карлом Вольфом, руководителем службы СС в Италии. Обговаривали условия и технологию безоговорочной капитуляции германской армии на Апеннинах, Сталин узнал об этом от разведки (вспомним легендарного литературного Штирлица из "Семнадцати мгновений весны" Ю. Семенова) и посчитал, что немецкие части после "итальянской" капитуляции окажутся на восточном фронте. Потрясенный вероломством союзников, он написал о своем отношении к этим переговорам Рузвельту, Президенту США. Даллесу приказали остановиться. Простить этого Сталину он не мог никогда. В тот момент он осознал, по словам С. Стивена, что Россия сделает все, чтобы достичь своих послевоенных целей. С этого момента СССР стал для него врагом номер один.

В 1947 году, когда он был не у дел, Трумэн предложил поработать ему в комиссии, готовившей доклад о национальной безопасности и о состоянии дел в разведывательных организациях. Даллес отнесся суперответственно к поручению президента и скоро представил доклад, ставший, по сути, революционным. Он ломал привычные представления о стратегии и методах спецслужб. Главная идея доклада была в том, что США могут пасть жертвой коммунистической угрозы из-за своей пассивности. Поэтому задача Центрального разведывательного управления не просто получать разведданные с территории СССР, а проводить тайные политические и пропагандистские операции с целью подрыва социалистического строя в СССР, подрыва союза его со странами-сателлитами и вытеснения оттуда социализма. Вот откуда появилось в директиве Совета национальной безопасности США СНБ-58 понятие "тайные операции" - от Даллеса.

Но Даллес не был бы Даллесом, если бы ограничился лишь революционной теорией тайной войны, изложенной в вышеупомянутом докладе. Не будучи еще на службе в ЦРУ, он разрабатывает почти на общественных началах операцию против советского блока, которая впоследствии получила название "Расщепляющий фактор". Это было его детище, плод стратегического мышления и холодной ненависти к коммунизму и лично к Сталину, Он предлагает эту операцию ЦРУ и становится, как отмечают французские исследователи Р. Фалиго и Р. Коффер, неофициальным руководителем подпольных операций этого ведомства вплоть до официального назначения заместителем директора ЦРУ по проведению тайных операций в январе 1951 года. Но к этому времени операция "Расщепляющий фактор" прошла пик своего напряжения и уже накрыла кровавой волной отношения СССР со своими союзниками - странами Восточной Европы. А творческой искрой, разбудившей вдохновение и подвигшей Даллеса к разработке этого провокационного проекта, стали трения между Советским Союзом и Югославией, которые в 1948 году достигли кризиса.

Маршал Тито не хотел поступиться суверенитетом страны ради устремлений Сталина. Югославия была исключена из Коминформа, и отношения с СССР были разорваны. Тогда-то у Даллеса и родилась идея использовать эту ситуацию, чтобы страны Восточной Европы пошли путем Югославии и вышли из-под советского влияния. ЦРУ и должно было создать для этого все условия, которые бы привели к восстаниям в этих странах под лозунгом "Нет социализму, нет социалистическому лагерю во главе с СССР". Даллес исходил здесь из того, что внутри коммунистических партий стран Восточной Европы были два крыла: коммунисты-националисты" и коммунисты- "сталинисты", между которыми существовало известное напряжение.

Он отвергал суждения тех американских политиков, что призывали поддержать "националистов". Ведь они могли сделать коммунизм приемлемым в своих странах, ориентируясь на национальные особенности. Чтобы не допустить этого, Даллес задумал жестокую, кровавую операцию по дискредитации наиболее авторитетных, перспективных "националистов", уничтожению их руками национальных служб безопасности под руководством и патронажем советников из Советского Союза. Тогда неминуемо последовало бы возвышение коммунистов-"сталинистов", которые бы перевернули жизнь и уклад этих стран на манер СССР. Люди познали бы практику коллективизации, индустриализации, ожесточенной классовой борьбы. Все это, несомненно, привело бы к общественному напряжению и подвигло определенные социальные группы на сопротивление. Что в общем-то и получилось в дальнейшем.

ЦРУ тогда определило тех коммунистов-"националистов", что становились объектами разработок. В Чехословакии это был генеральный секретарь Компартии Рудольф Сланский, в Венгрии - министр внутренних дел Ласло Райк, в Болгарии - заместитель премьер-министра Трайчо Костов, в Польше - генеральный секретарь Компартии Владислав Гомулка.

А дальше в соответствии с планом операции ЦРУ использовало полковника польской службы безопасности Йозефа Святло, незадолго до начавшихся событий добровольно предложившего свои услуги американской разведке, и некоего Ноэля Хавиланда Филда, бывшего американского дипломата и агента НКВД с 1934 года. После войны Филд работал в международной организации в Женеве, в Комиссии унитарных служб. В 1947 году его оттуда уволили. Филд начал метаться по Восточной Европе в поисках работы свободным журналистом или преподавателем. Эти метания привели его в Польшу, где на него и "вышел" И. Святло. Польский полковник, он же американский агент, запросил своих заокеанских коллег, не является ли Филд агентом ЦРУ? И вот что пишет Стюарт Стивен: "Йозеф Святло был крайне удивлен, когда ожидаемый ответ был доставлен лично его старшим американским начальником. Еще более удивительной была поставленная перед ним задача... Он должен повсюду находить "шпионов", разоблачать высших партийных лидеров как американских агентов, и сами американцы будут снабжать его необходимыми доказательствами. Он раскроет крупный троцкистский заговор, финансируемый США, охватывающий все страны в русской империи сателлитов. Он докажет, что титоизм свил гнездо не только в Польше, но и в Венгрии, Болгарии, Чехословакии, Румынии и Восточной Германии. Он доложит самому Берии, что... связующим звеном между предателями и Вашингтоном является человек по имени Ноэль Филд, о котором Берии следует сказать, что он является самым важным американским разведчиком в Восточной и Западной Европе. Он покажет, как Филд провел наиболее успешную американскую шпионскую операцию в период второй мировой войны, используя унитариев в качестве прикрытия. Он доложит, как Филд использовал свое положение для привлечения к себе коммунистов и их последующей вербовки в качестве агентов. Он раскроет, что уже после окончания Гарвардского университета Филд стал работать на американскую разведку, выдавая себя за сочувствующего или члена Коммунистической партии. Он выявит, что после войны Филд внедрил своих агентов на высокие партийные и правительственные посты в восточноевропейских странах. Причем все это было сделано настолько быстро, что важные должности были захвачены до того, как лояльные Москве деятели смогли показать свои силы. Он доложит и покажет, как даже в настоящее время проводятся мероприятия с целью усилить прикрытие Филда. Например, проводимое се-

натом расследование является мистификацией, цель которой - помочь Филду обосноваться в Восточной Европе. В целом он должен доказать, что Ноэль Филд развернул деятельность, направленную на разрушение всего советского блока, и что, более того, он опасно близок к достижению цели".

И Святло выполнил поручение ЦРУ. Его доклад был направлен советскому руководству. Берия, как утверждает С. Стивен, доложил эту информацию Сталину, и машина "расследований" и репрессий двинулась.

В мае 1949 года венгерская служба безопасности арестовала Ласло Райко. С советской стороны его дело надзирал генерал Ф. Белкин(12). Показательный суд над Райком и семью его соучастниками в сентябре 1949 года наглядно продемонстрировал существование мифа о заговоре, в центре которого стоял югославский лидер Тито, связанный с западными разведслужбами.

В марте 1949 года был смещен с постов заместителя председателя Совета министров Народной Республики Болгарии и секретаря ЦК Болгарской компартии Трайчо Костов, а в мае арестован за "серьезнейшие преступления против государства". Леонид Колосов, в свое время офицер разведки и собственный корреспондент "Известий" в Югославии, разыскал закрытые материалы Главной прокуратуры Болгарии от октября 1949 года по обвинению Трайчо Костова и его группы в организации противогосударственного заговора, в предательстве, шпионаже и измене родине. Вот некоторые фрагменты из следственных документов: "Следствие установило, что английская и американская разведывательные службы, представляя особые стратегические, политические и экономические интересы своих стран на Балканах, уже во время второй мировой войны активизировали свою агентуру в Болгарии и Югославии. Вынужденные считаться с неизбежным поражением гитлеровской Германии, а также с возможностью установления народной власти в странах Восточной и Юго-Восточной Европы, английская и американская шпионские службы засылают своих эмиссаров и агентов в некоторые коммунистические партии, находящиеся еще в подполье, учитывая, что они в будущем могут стать правящими партиями. Таким образом, когда 9 сентября 1944 года в Болгарии к власти пришел Отечественный фронт во главе с Коммунистической партией, в его рядах на некоторых руководящих постах оказались агенты, завербованные английской и американской спецслужбами. Эта агентура в Болгарии быстро нашла общий язык со своими коллегами в Югославии в лице Тито, Карделя, Джиласа и Ранковича, оказавшихся на руководящих постах. Обвиняемый Костов заявил во время допроса, что английский резидент полковник Бейли, с которым он был связан, сказал, что еще во время войны с согласия американцев было достигнуто соглашение между Тито и Черчиллем в отношении политики, которую Югославия будет вести после войны. Тито принял на себя обязательство держать Югославию в стороне от СССР и его друзей, а также вести политику сообразно с особыми политическими и стратегическими интересами англо-американского блока на Балканах. Взамен этого Тито регулярно получал щедрую финансовую поддержку англичан и американцев и имел твердые гарантии того, что помощь будет оказана и в будущем. Костов признался далее, что Тито изложил ему план, по которому он будет действовать по согласованию с англичанами и американцами. А этот план предусматривает рост антисоветских сил не только в Югославии и Болгарии, но и во всех других странах народной демократии, чтобы добиться их присоединения к западному блоку. Тито с апломбом заявил, что в странах Восточной и Юго-Восточной Европы он лично пользуется большим авторитетом и что, опираясь на этот свой авторитет и престиж новой Югославии, можно будет осуществить в упомянутых странах политику отрыва от СССР и сближения с США и Англией. Так, в результате переговоров с Тито в ноябре 1947 года было достигнуто тайное соглашение о том, что противогосударственный заговор в Болгарии получит поддержку вооруженных сил Югославии..." Трайчо Костов был приговорен к смертной казни и повешен во дворе софийской тюрьмы 17 декабря 1949 года.

А в ноябре 1950 года в Праге арестовали генерального секретаря Компартии Чехословакии Рудольфа Сланского. С советской стороны его дело курировал руководящий сотрудник МГБ А. Бесчастнов. Р. Сланский и одиннадцать обвиняемых вместе с ним были приговорены к смертной казни.

В августе 1951 года были арестованы генеральный секретарь Польской компартии Владислав Гомулка и многие его соратники. Аресты производил сам полковник И. Святло. Гомулка не был уничтожен, он вышел из тюрьмы в апреле 1956 года.

Таковы были самые первые результаты операции Даллеса.

Работа в годы войны по Германии неплохо обогатила его оперативный кругозор. Думая над операцией "Расщепляющий фактор", он ориентировался и на свой опыт создания из Швейцарии оппозиции Гитлеру в высших военных кругах Германии. Хотя заговор немецких генералов против Гитлера 20 июля 1944 года провалился, усилиями Даллеса в число "авторитетных" заговорщиков попал самый популярный и талантливый полководец Третьего рейха фельдмаршал Роммель, который не имел никакого отношения к этому заговору. Но с ликвидацией Роммеля немецкий вермахт лишился весомой частички интеллектуальной полководческой мощи. Разрабатывая свою "расщепляющую" операцию, наверное, Даллес держал в уме и показания главы гитлеровской зарубежной разведки бригаденфюрера СС В. Шелленберга о фабрикации документов, уличающих накануне войны советского маршала М. Тухачевского в тайных контактах с немецкими военными кругами. В 1937 году эти "документы" якобы довели до сведения Сталина, что стоило жизни маршалу и тысячам советских генералов и офицеров. Так это или нет в отношении контактов советского маршала с генералами вермахта, вдохновила эта история Даллеса или нет, но спустя десять лет Сталин попал в его ловушку. Повторение, если оно было, оказалось не менее зловещим и кровавым.

Жестокие репрессии смели со сцены в странах Восточной Европы тех коммунистических лидеров, которые могли бы строить свой социализм, социализм с венгерским, чехословацким, болгарским или польским лицом. Но получилось так, что везде строился сталинский социализм. Что потом и привело сначала к волнениям познанских рабочих в Польше в 1956 году, а потом в конце 70-х к движению "Солидарность", к восстанию в Венгрии в 1956 году, к "бархатной" революции в Чехословакии в 1968 году.

Снова обратимся к словам С. Стивена, которые во многом объясняют, почему его книгу замолчали на Западе: "Русское вторжение в Венгрию в 1956 году и в Чехословакию в 1968 году - таковы два самых трагических события в послевоенной истории Европы. Но в каждом из этих случаев Россия стояла перед лицом не только потери империи, что имело бы достаточно серьезное значение, но и перед лицом полного подрыва ее стратегических позиций на военно- геополитической карте Европы. И в этом больше, чем в факте вторжения, состояла действительная трагедия. Именно скорее по военным, чем по политическим причинам контрреволюция в этих двух странах была обречена на подавление: потому что, когда в них поднялись восстания, они перестали быть государствами, а вместо этого превратились просто в военные фланги".

Именно этот фактор всячески замалчивали на Западе да и в СССР. Советские идеологи больше говорили об опасности крушения социализма в этих странах, нежели о стратегической военной опасности для Советского Союза с потерей союзных государств. И. Сталин в ответе У. Черчиллю еще в 1946 году заострил внимание на военной опасности: "Немцы могли произвести вторжение (в СССР. - Э. М.) через эти страны (Польшу, Румынию, Венгрию и Финляндию. - Э. М.) потому, что в этих странах существовали тогда правительства, враждебные Советскому Союзу.., что же может быть удивительного в том, что Советский Союз, желая обезопасить себя на будущее время, старается добиться того, чтобы в этих странах существовали правительства, лояльно относящиеся к Советскому Союзу?" Синдром военной опасности после самой кровавой и смертоносной войны двадцатого столетия - второй мировой - никогда не отпускал советское руководство, тем более что до 1985 года лидеры советского государства принадлежали к военному поколению. Генерал-лейтенант А. Майоров, чья 38-я армия в ночь с 20 на 21 августа 1968 года вошла в Чехословакию, в своих воспоминаниях особо подчеркивает, что советское военное руководство и Генштаб были озабочены прежде всего потерей Чехословакии как члена оборонительного союза - Варшавского договора, и они больше всех настаивали на вводе войск в эту союзную страну, пренебрегая политическими и идеологическими последствиями этого. Для них ведущим сценарием развития событий была выброска воздушных десантов НАТО, после чего должно появиться марионеточное правитель-

ство Чехословакии, которое объявит о выходе страны из Варшавского договора и обратится к НАТО защитить страну от советского вторжения(13). И советское политическое руководство, и военное командование действовали под впечатлением этого сценария, хотя пропаганда больше кричала об утрате Чехословакией социалистического лица. Более чем за четыре месяца до ввода советской 38-й армии в Чехословакию ее командующий был ознакомлен с планом операции, уже разработанной Генштабом, который звучал так; "Карта-приказ... на вторжение 38-й армии... в ЧССР с целью подавления, а при необходимости и уничтожения контрреволюции на ее территории..."(14). Когда этот приказ стал реальностью, группа интеллигентов объявилась на Красной площади в Москве с лозунгом "Руки прочь от Чехословакии!".

Относительно бескровная операция в Чехословакии закончилась большой морально-психологической травмой чехословацкого общества. А в Венгрии октябрьско-ноябрьское восстание 1956 года закончилось большой кровью после вхождения в Будапешт советских войск. В тех боях на улицах венгерской столицы и других городов погибло более 5 тысяч человек, а более 19 тысяч были ранены, а потери советской стороны составили 640 убитых и 1250 раненых солдат и офицеров(15). Такое значение придавало советское руководство военным флангам, по выражению С. Стивена. Жесткое противостояние двух военных блоков заставляло мыслить категориями театров военных действий, фронтов и флангов, а не категориями человеческих судеб и обществ. "Ответственность за подобное положение вещей, - пишет в своей книге С. Стивен, - обусловившее неизбежность жестокого русского вмешательства, лежит не только на советском правительстве. Ее должны разделять также авторы операции "Раскол". Эта операция привела к усилению, а не к уменьшению советского господства в этих странах; она усилила страх советского руководства и его подозрительность по отношению к западным союзникам, из-за всего этого она содействовала утверждению в странах Восточной Европы колониального статуса, чего вполне можно было избежать".

Когда в 1947 году на востоке еще только распрямлялась операция "Расщепляющий фактор", на западе Европы ЦРУ начинало операцию в Италии против Коммунистической партии, чтобы она не достигла победы на парламентских выборах. ЦРУ финансировало ее противников - христианских демократов, 10 миллионов долларов ссудили для демократов на подкупы и пропагандистские акции(16). А в 1953 году, когда на очередных выборах в итальянский парламент Компартия всего лишь на 3 процента отстала от христианских демократов, ЦРУ так озаботилось этой ситуацией, что немедленно послало своего сотрудника У. Колби в Рим для организации срочного финансирования всех антикоммунистических партий. 25 миллионов долларов бросили на это. Также активно действовало тогда ЦРУ против коммунистов во Франции и в Греции(17). Спустя годы У. Колби скажет, что операции в Италии были необходимы, потому что Москва в 50-х годах ежегодно вливала в Итальянскую компартию 50 миллионов долларов, а проникновение коммунистов в правительство создало бы подрывную пятую колонну в оборонной системе НАТО(18). И здесь вершина интересов - не судьбы людей, а те же пресловутые оборонные системы и фланги.

И хотя в те годы все протесты, движения, восстания, случившиеся в странах-союзниках СССР, были задавлены, мастерски разработанная и осуществленная Алленом Даллесом операция имела далеко идущие последствия для социалистического блока. Ее глубинные линии действовали в течение десятилетий и в конце концов взорвали систему европейского социализма. Конечно, нельзя считать, что операция "Раскол" вызвала холодную войну, но она превратила ее в жестокую, кровавую драму, подорвала доверие к Советскому Союзу. А Даллес вошел в современную историю как выдающийся мастер международной провокации. На нем тоже муки и кровь и тех людей, что принадлежали к руководству восточноевропейских стран, и тех, кто был в центре событий 1956 года в Венгрии и 1968 года в Чехословакии.

Это один стиль - стиль ЦРУ, взращенный американскими националистически-эгоцентристскими интеллектуалами (по выражению бывшего канцлера ФРГ Гельмута Шмидта), к которым принадлежал и Аллен Даллес. Этот стиль просматривается в самых "ярких" акциях ЦРУ: свержение

правительства Мосаддыка в Иране в 1953 году; свержение правительства Арбенса в Гватемале в 1954 году; попытка свержения правительства Фиделя Кастро на Кубе в 1961 году, после чего Даллеса отправили в отставку; государственный переворот в Доминиканской Республике; военный переворот в Бразилии; подготовка вооруженной агрессии против Вьетнама; заговор против правительства народного единства в Чили, частью которого стало убийство победившего на выборах кандидата от движения Народное единство президента Сальвадора Альенде. Разве могло ЦРУ приветствовать книгу С. Стивена, которая предъявила миру этот самый "церэушный" стиль, у истоков которого стоял Аллен Даллес?

В начале 50-х годов прошлого века среди руководящей американской элиты господствовало мнение, что СССР занимается подрывной деятельностью по всему миру и США должны принять этот вызов. Лучше всех тогда выразили позицию страны в комиссии Гувера: "Эта игра не имеет правил. Принятые нормы человеческого поведения не годятся. Мы должны учиться проводить подрывную работу, совершать диверсии, уничтожать наших врагов более хитрыми и эффективными методами по сравнению с теми, которые используются против нас"(19).

Конечно, комиссия ничего нового не открыла. ЦРУ так и действовало. А советское МГБ-КГБ? Явно не дотягивало. И если бы прозвучал глас высшего арбитра, обращенный к обоим игрокам: "Карты на стол, господа-товарищи!" - скорее всего МГБ-КГБ предъявить было бы нечего по разделу тайных подрывных операций. В авторитетные свидетели возьмем профессора колледжа Магдалины в Оксфорде Р. Джонсона: "Не удалось обнаружить ни одной тайной операции КГБ, сравнимой по масштабам с заливом Кочинос (попытка свержения кубинского лидера Фиделя Кастро. - Э. М.) или дестабилизацией режима Альенде в Чили. Ни одна разведка мира не может быть столь совершенной или настолько удачливой 40 лет подряд. Поэтому напрашивается вывод о том, что КГБ крайне редко прибегает, если прибегает вообще, к тайным операциям. Столкнувшись с мятежным клиентом, как США с Никарагуа или с Чили, Советский Союз предпринимает открытое военное вмешательство (Чехословакия, Венгрия) или позволяет мятежникам идти избранным ими путем (Югославия, Албания)"(20). Позже была операция в Афганистане в 1979 году по уничтожению лидера тогдашнего афганского режима И. Амина. Но она из той же практики обхождения с мятежным клиентом - практики военного вмешательства.

Но это все дела давно минувших дней. И герои их уже ушли в историческое небытие. А современность принесла трагедию в Соединенные Штаты. 11 сентября 2001 года жертвами террористов стали более 3,5 тысячи человек. Шок, поразивший нацию, перерос в волю к сопротивлению. Суть его выразил президент Дж. Буш: война против терроризма. В этой войне США заручились поддержкой стран мира, в том числе России. Терроризм - самая страшная опасность современности. Начало борьбы положено операцией в Афганистане, где базировалась главная террористическая организация "Аль Каида". Новые операции ждут своей очереди. Но нужна идеология борьбы. И в США вырабатывают доктрину национальной безопасности, озвученную в сентябре 2002 года президентом страны Дж. Бушем. Главная идея - распространение демократических ценностей, которые провозглашаются главными неоспоримыми ценностями цивилизации. Их защитой объясняется "крестовый поход" на терроризм как одно из основных проявлений мирового зла. Отныне Америка переходит от политики сдерживания к стратегии превентивности. "Мы будем защищать США, американских граждан и их интересы дома и за рубежом путем выявления и уничтожения угрозы до того, как она достигнет наших границ... Мы не будем колебаться и станем действовать одни и, если это нужно, на опережение террористов"(21). Стратегия превентивности нацелена на распространение демократических ценностей и их защиту от "плохих" стран и от "плохих" парней. И отсюда весь мир поделен на "хороших" и "плохих", которых определяет одна держава, готовая единолично распоряжаться судьбой народов и государств. Опять ситуация, когда благородные цели затмевают прямолинейные, националистически- эгоцентристские да еще при этом превентивные методы.

Не напоминает ли этот стиль приемы конца 40-х годов, когда так эффектно прозвучала доктрина национальной безопасности СНВ-58 о тайных операциях и сдерживании коммунизма? Ощущение такое, что в справедливой борьбе с терроризмом за дело взялись последователи корифея американского эгоцентризма Аллена Даллеса, националистически настроенные интеллектуалы, готовые осчастливить мир демократическими ценностями по-американски.

Один из лучших романов известного английского писателя Грэма Грина называется "Тихий американец". Главный герой его - Пайл, сотрудник американской разведслужбы, интеллектуал, окончивший Гарвард, воодушевленный книгами Йорка Гардинга "Угроза демократии" и "Миссия Запада", организует серию взрывов на улицах Сайгона. Гибнут женщины и дети, но по замыслу организаторов это должно привести к власти третью силу - "национальную демократию". И "тихий американец" Пайл говорит: "Сегодня мы были ужасно огорчены, ... но, поверьте, через неделю все будет забыто. К тому же мы позаботимся о родственниках пострадавших... Мы запросили по телеграфу Вашингтон. Нам разрешат использовать часть наших фондов... Война требует жертв. Они неизбежны. Жаль, конечно, но не всегда ведь попадаешь в цель. Так или иначе, они погибли за правое дело... Можно даже сказать, что они погибли за Демократию".

Какова цена демократии от "тихих американцев"? В 1947 - 1951 годах, в 1956-м и отчасти в 1968 году - это была кровавая цена - цена "расщепляющего фактора", придуманного "тихим американцем" Алленом Даллесом, выпускником Принстона. И это убедительно показал С. Стивен в своей книге. Поэтому ее и замолчали. Поэтому нынешнюю справедливую борьбу с терроризмом не хотелось бы доверять новым "тихим американцам", которые одержимы в этой борьбе силой навязывать ценности по-американски - это новая кровь. Может, расследованная С. Стивеном история операции "Расщепляющий фактор" вместе со старой доброй книжкой Г. Грина "Тихий американец" станут неким предостережением новым "тихим американцам"? Если бы книги могли влиять...

ИСТОЧНИКИ, ПРИМЕЧАНИЯ

1. The Sinews of Peace by Winston S. Churchill. A Speech at Westminster College. Fulton Missouri, 5 march 1946. Fulton, 1995, pp. 3, 6, 10 - 13, 15.

2. Цит. по: Новое время, 1980, N 8, с. 28 - 29.

3. Drop Shot. The United States Plan for War with the Soviet Union in 1957, Ed. by A. Brown, N. Y., 1978, pp. 6, 20 - 38; Containment. Documents on American Policy and Strategy 1945 - 1950, Ed. by T. Etzold and J. Gaddis, N. Y., 1978, pp. 357 - 360.

4. Цит. по: Корниенко Г. М. Холодная война. Свидетельство ее участника. М., 1995, с. 32.

5. Судоплатов П. А. Разведка и Кремль. М., 1996, с. 274.

6. Коллекция документов Архива Президента РФ.

7. Цит. по: Адибеков Г. М. Коминформ и послевоенная Европа. 1947 - 1956 гг. М., 1994. С. 53.

8. Containment. Documents on American Policy and Strategy 1945 - 1950, Ed. by T. Etzold and J. Gaddis, N.Y., 1978, pp. 212, 222.

9. L. Chester, G. Hodgson, B. Page. The American Melodrama, N. Y., 1969, p. 778.

10. Harry S. Truman Library, President's Secretary's File.

11. Директор ЦРУ в 50-е годы прошлого века Аллен Уэлш Даллес родился в апреле 1893 года в семье пастора. Окончил Принстонский университет, после чего работал адвокатом. С 1926-го по 1942 год занимался адвокатской практикой в международной сфере. В ноябре 1942 года становится представителем американской секретной службы УСС в Берне (Швейцария). В 1948 - 1950 годах внештатный, по выражению некоторых исследователей - анонимный, руководитель тайных операций ЦРУ. В 1951 - 1953 годах - заместитель директора ЦРУ по проведению операций, затем помощник директора ЦРУ. И с февраля 1953-го по ноябрь 1961 года - директор ЦРУ. Умер в январе 1969 года.

12. В венгерских источниках Федор Белкин. На самом деле Михаил Ильич Белкин, 1901 года рождения. С 1918 года работал в органах ВЧК- ОГПУ-НКВД, в годы войны - в особых отделах Красной Армии и военной контрразведке СМЕРШ. В 1947 - 1950 годах - начальник Управления контрразведки МГБ СССР при Центральной группе войск, генерал-лейтенант. Летом 1949 года курировал подготовку процесса по делу Л. Райка. В октябре 1951 года арестован по обвинению в принадлежности к так называемому сионистскому заговору в МГБ СССР. В 1953 году освобожден от занимаемой должности и уволен из органов госбезопасности, в 1954 году лишен генеральского звания за нарушения законности (см.: Б. Желицки. Трагическая судьба Ласло Райка. Венгрия 1949 год. - Новая и новейшая история, N 2, 2001, с. 137).

13. Майоров А. М. Вторжение. Чехословакия, 1968. Свидетельства командарма. М., 1998, с. 193.

14. Майоров А. М. Вторжение. Чехословакия, 1968. Свидетельства командарма, с. 19.

15. Б. И. Желицки, А. М. Кыров, Н. Капиченко. 1956: Осень в Будапеште. М., 1996, с. 152.

16. Trevor Barnes. The Secret Cold War. The CIA and American Foreign Policy in Europe, 1946 - 1956, Part 1, Historical Journal, vol. 24, no. 2 (1981), pp. 412 - 413.

17. Barnes. Secret Cold War. Part 2, pp. 660- 663.

18. Найтли Филипп. Шпионы XX века. Пер. с англ. О. Г. Косовой, Г. Б. Косова. М., 1994, с. 277.

19. Harry Howe Ransom. Secret Intelligence in the United States, 1947 - 1982: the ClA's Search for Legitimasy, in Andrew and Dilks, Missing Dimension, p. 209.

20. R. W. Johnson. Making Things Happen, London Review of Books, 6 - 19 September 1984, p. 14.

21. С. Бабаева, Г. Бовт. Новые крестоносцы. - Известия, 24.09.2002 г.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/История-ОПЕРАЦИЯ-ЦРУ-РАСЩЕПЛЯЮЩИЙ-ФАКТОР-ПРОТИВ-ВОСТОЧНОЙ-ЕВРОПЫ-И-СОВЕТСКОГО-СОЮЗА-В-ОДНОИМЕННОЙ-КНИГЕ-СТЮАРТА-СТИВЕНА-КАК-ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ-ДЛЯ-ТИХИХ-АМЕРИКАНЦЕВ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Валерий ЛевандовскийКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/malpius

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

История. ОПЕРАЦИЯ ЦРУ "РАСЩЕПЛЯЮЩИЙ ФАКТОР" ПРОТИВ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА В ОДНОИМЕННОЙ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 07.04.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/История-ОПЕРАЦИЯ-ЦРУ-РАСЩЕПЛЯЮЩИЙ-ФАКТОР-ПРОТИВ-ВОСТОЧНОЙ-ЕВРОПЫ-И-СОВЕТСКОГО-СОЮЗА-В-ОДНОИМЕННОЙ-КНИГЕ-СТЮАРТА-СТИВЕНА-КАК-ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ-ДЛЯ-ТИХИХ-АМЕРИКАНЦЕВ (дата обращения: 21.11.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
787 просмотров рейтинг
07.04.2014 (1324 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
АЗАРТНІ ІГРИ
2 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел.
Каталог: Физика 
15 дней(я) назад · от джан солонар
НАЗАД В АЗАРТНОЕ ПРОШЛОЕ?
Каталог: Право 
16 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются им
Каталог: Физика 
17 дней(я) назад · от джан солонар
Изобретателю века - "Золотую Фортуну"
Каталог: Разное 
25 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
26 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В качестве источников электрической энергии постоянного тока в энергоустановках могут применяться обычные коллекторные генераторы постоянного тока, генераторы переменного тока с выпрямительными устройствами, а также униполярные генераторы (УГ). Использование сверхпроводящих обмоток позволит увеличить плотность электрической энергии в данных машинах и снизить их удельный вес, что связано с ростом магнитного потока в рабочем объеме и уменьшением тепловых потерь. По сравнению с другими типами электрических машин униполярные генераторы обладают рядом преимуществ. Простота конструкции, большая перегрузочная способность, высокий КПД, отсутствие пульсаций в кривой тока и напряжения, возможность непосредственного подсоединения к турбине ЭУ и т.д. As electric energy of direct-current sources in энергоустановках the ordinary collector generators of direct-current, alternators, can be used with rectifying installations, and also homopolar generators(УГ). The use of сверхпроводящих обмоток will allow to increase the closeness of electric energy in these machines and bring down their specific gravity, that it is related to the height of magnetic stream in the swept volume and reduction of thermal losses.
Каталог: Энергетика 
27 дней(я) назад · от джан солонар
Производители шуб сегодня могут предложить женщинам огромный выбор изделий из разного по своим качествам и стоимости меха, от очень доступного кроличьего до очень дорогого соболиного.
Каталог: Лайфстайл 
27 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что электромагнитный эфир Максвелла представляет субстанцию, состоящую из микроэлементарных частичек, реликтов и фононов. При движении в ней элементарных частиц возникают волны возмущения эфирной среды, фотоны, при помощи которых осуществляется взаимодей ствие между частицами. Причем, необходимо отметить, что электромагнитные возмущения (сигналы), т.е. фотоны, не поглощаются другими частицами, а возникает взаимодействие между фотонами, что является причиной изменения скорости движения этих частиц.
Каталог: Физика 
31 дней(я) назад · от джан солонар
Поскольку фононовая среда в космическом пространстве не однородна то следова тельно, Постоянные Больцмана и Планка не являются постоянными величинами, а зависят от свойств фононной среды и имеют различные значения в разных зонах космического пространства..
Каталог: Физика 
31 дней(я) назад · от джан солонар

История. ОПЕРАЦИЯ ЦРУ "РАСЩЕПЛЯЮЩИЙ ФАКТОР" ПРОТИВ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА В ОДНОИМЕННОЙ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK