LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-257

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Автор: Павел ГОЛУБ, доктор исторических наук, профессор


В ЗАСТЕНКАХ КОЛЧАКА*

КОЛЧАКОВСКИЙ РЕЖИМ И НАРОД

Теперь обратимся к положению тех граждан, которые не попали в колчаковские тюремные застенки и за колючую проволоку концлагерей. Ни один из "белых" режимов в годы гражданской войны не вырыл такую глубокую пропасть между собой и народными массами, не учинил такого беспощадного террора, как это сделал диктатор Колчак. Поэтому нигде народное сопротивление диктатуре не обрело такой силы и масштабности, как это было в "Колчакии". По официальным данным властей, в тылу Колчака произошло около 60 крупных восстаний рабочих и солдат. К концу 1919 г. численность партизанских формирований, состоявших в основном из крестьян, в Сибири достигла около 140 000 человек 92 . На Дальнем Востоке (вместе с Забайкальем) в рядах партизан сражалось до 50 000 человек 93 . Диктатура под конец своего существования оказалась на почве, раскаленной докрасна. Внутренняя политика диктатора явилась тем мощнейшим генератором народного возмущения и протеста, которые в конечном счете и определили крах его режима.

Главным своим делом "верховный правитель" избрал форсированное создание массовой армии. Военная диктатура нуждалась в мощном аппарате насилия над народом. Только обладая таким аппаратом, диктатор рассчитывал удержаться у власти, подавить народное сопротивление в своем тылу, победить противника на фронте и триумфатором въехать в поверженную красную Москву. Планы рисовались наполеоновские. Но адмирал, увы, не был Наполеоном. Правда, мобилизационную машину он запустил на бешеные обороты. Его сподвижники- атаманы по всей "Колчакии" сгоняли в казармы массы рабочих и крестьян, пуская в ход против неповинующихся плети, аресты и расстрелы.

Такая повальная мобилизация самой жизнедеятельной части населения, особенно в деревне, ставила население в крайне бедственное положение. К этой тяжелейшей повинности режим добавил многие другие. В феврале 1919 г. правительство приняло постановление "О принудительной поставке лошадей в армию". Эта мера распространялась на Пермскую, Тобольскую, Томскую, Алтайскую и Енисейскую губернии 94 . Позже она охватила и другие губернии и области. Таким образом, крестьянские хозяйства лишались не только самых активных работников, но и тягловой силы. Указом "верховного правителя" в марте 1919 г. была объявлена реквизиция белья для нужд армии, от одного до четырех комплектов в зависимости от размера заработка. Не сдавшие в срок или полностью, а также не сдавшие ничего, что велено, подлежали штрафу от 3 тысяч рублей или заключению в тюрьму на 3 месяца 95 . Население буквально раздевали догола. В марте 1919 г. правительство в дополнение к уже осуществлявшемуся привлечению населения к различным принудительным работам издало постановление о всеобщей трудовой повинности граждан интеллигентных профессий в возрасте от 18 до 55 лет. Оно касалось также служащих правительственных, земских и городских учреждений 96 .

Режим Колчака осуществлял повальный, ничем не регламентированный грабеж населения, который был несравним с советской продразверсткой. Все было отдано на волю военных реквизиционных отрядов. Брали хлеб, имущество, лошадей, огромные денежные контрибуции и прочее. Ближайший соратник Колчака Г. К. Гинс признавал: "Забывая, что война ведется на русской земле и с русскими людьми, военачальники, пользуясь своими исключительными правами, подвергали население непосильным тяготам. Я ездил на Урал, проезжал плодородные и богатые районы Шадринского и Камышловского уездов... Но вот отступавшие войска докатились до этих районов. Что сталось с населением, почему стало оно большевистски настроенным? Почему не


--------------------------------------------------------------------------------
* Продолжение. Начало в NN 7, 8.

стр. 54


--------------------------------------------------------------------------------
защищалось всеми силами против нашествия красных? Вспомним приказы Главнокомандующего о поголовной мобилизации всех мужчин, представим себе картину отступления, когда в одном Шадринском уезде было отобрано у крестьян до 5000 лошадей и повозок - и мы поймем, что никто не "обольшевичился", но все крестьяне проклинали власть, которая причинила им столько бедствий. "Пусть лучше будут большевики"" 97 .

Приведем свидетельства и тех, кого нещадно грабили колчаковские реквизиторы. Газета "Известия", орган Военно-революционного штаба Тасеевской партизанской республики, в феврале 1919 г. сообщала: "На Тасеево был послан карательный отряд в 600 человек с двумя пушками, 6 пулеметами, гранатами и бомбами. От Канска до Тасеево он шел 9 дней. На пути своего следования он беспощадно расстреливал население, грабил имущество, как то: хлеб, лошадей, одежду, инструменты, граммофоны, пластинки, швейные машины, подушки, половики, золотые вещи и так далее и так далее. Насиловали девушек и женщин. На десятый день он торжественно подступил к Тасеево, думая разбить это село в 2 часа, смести его с лица земли, не оставить, как говорится, камня на камне, главное - вырезать все население от старого до малого. Но жители села дали такой отпор грабителям, что они без оглядки бежали много верст до села Рождественского" 98 .

Командир одного из реквизиционно-карательных отрядов, действовавший в том же Канском уезде, предупреждал население: "Подати, если не внесены, немедленно внести... При малейшем сопротивлении со стороны сел и деревень я буду беспощадно громить дома артиллерией" 99 . Даже верноподданный слуга режима управляющий Иркутской губернии П. Д. Яковлев в апреле 1919 г. с тревогой докладывал правительству: "За последнее время настроение широких слоев сельского и особенно городского общества повышается, разрыв правительства с народом углубляется все больше и больше. Признаком глубокого раскола власти с народом является то брожение, то недовольство, которое из соседней Енисейской губернии просачивается и вьет новое гнездо в Иркутской губернии, доходя в некоторых местах (Икей) до открытых возмущений. Недовольство правительственной политикой чувствуется во всех слоях населения...

Деревню возмущают налоги и отсутствие товаров. При самодержавии у них были товары, а при большевиках не собирали налогов. Эти воспоминания их настраивают против нынешней власти. Враждебное настроение к правительству питается еще рассказами возвращающихся пленных, которые сочувственно относятся к Советской России, бегущих из армии дезертиров и следующих за ними военных отрядов, которые, к глубокому сожалению, не столько ловят дезертиров, сколько возмущают деревню своими насилиями". Доклад заканчивался мрачными предсказаниями: "Вражда эта, видимо, растет не только в Иркутской губернии, но и по всей территории Сибири, и недалеко то время, когда она может вылиться в открытую борьбу с Омском" 100 . Надо отдать должное губернатору, он провидчески предрек ближайшее будущее режима.

Особенно жестокой для населения Сибири была повинность по охране Сибирской магистрали от нападений партизан. Причем эта повинность была введена командованием чехословацкого корпуса, ставшего с весны 1919 г. по распоряжению союзников на охрану магистрали от Омска до Байкала. На этом огромном пространстве 20-верстная полоса вдоль дороги была объявлена на чрезвычайном положении. В приказе начальника 3-й чехословацкой дивизии говорилось: "Всем жителям, находящимся на расстоянии 10 верст по обеим сторонам железной дороги, объявляем, что полоса эта нейтральна, и всякий, кто заблаговременно не сообщит о каком бы то ни было здесь подозрительном движении, будь это со стороны населения местного или лиц чужих, пришедших, будет привлечен к строгой ответственности. Те же, кто будет настигнут или уличен в участии в большевистской агитации, в порче путей, насилии или же убийстве, как равно и все, кто не подчинятся распоряжениям чехословацких и прочих союзных властей, будут подвергнуты строгим карам, не исключая и смертной казни" 101 .

Массы населения придорожной полосы жили в постоянном страхе безвинно подвергнуться жестоким экзекуциям. Они фактически находились в заложниках. Чехословацкие оккупанты были беспощадны и угроз на ветер не бросали. Видный сибирский эсер Е. Колосов, воочию наблюдавший все, что творилось тогда на магистрали, вспоминал: "Разыгрывались сцены потрясающей жестокости, телеграфные столбы то тут, то там превращались в виселицы, и так на протяжении многих верст от станции до станции" 102 . Главком войск интервентов ген. Жанен подтвердил то же самое. В своем дневнике он записал: "Едем медленно среди различных аварий: в продолжение этой поездки я их отметил или насчитал 10... Между 300 и 299 верстами видел повешенных на месте, где произошла авария" 103 .

стр. 55


--------------------------------------------------------------------------------
Для крестьян безнадежно вырисовывалась перспектива решения главного вопроса о земле. Только в апреле 1919 г. после яростных перепалок в окружении "верховного правителя" появилась куцая, временная декларация по земельному вопросу. Колчак не решился сразу отобрать у крестьян то, что дала им Советская власть. Ибо понимал, что его армия - это в подавляющей массе мобилизованные крестьяне. Поэтому он в тактических целях предоставил "каждому, кто произвел посев на чужой земле или подготовил чужую землю для посева будущего года, возможность собрать урожай и этим временно сохранить создавшееся положение". Комментируя принятую декларацию, Колчак в инструкции своему МИДу указывал на ряд других моментов своей земельной политики. Коренное разрешение земельного вопроса он откладывал до Учредительного собрания, решительным противником которого являлся. При осуществлении неотложных мер он требовал "руководствоваться задачей облегчить создание в будущем прочного мелкого землевладения на праве собственности" (то есть собирался вернуться к пресловутой столыпинщине). По декларации разрешались сделки на землю с условием обозначения размера покупаемых участков, нормированных Крестьянским банком. Земли, предоставленные во временное пользование крестьян, облагались "особым земельным налогом для составления фонда вознаграждения землевладельцев и возмещения расходов казны" 104 .

Естественно, что такая куцая, противоречивая декларация не могла удовлетворить ни офицерскую верхушку армии, среди которой было много помещичьих сынков, жаждавших восстановления помещичьего землевладения, ни массу крестьян-солдат. Начальник Главного штаба ген. Лебедев, защищавший интересы офицерства, в знак протеста против декларации перестал посещать заседания правительства, а своевольное офицерство, игнорируя декларацию, нередко при помощи карательных отрядов возвращало на места прогнанных помещиков. В свою очередь, крестьяне-солдаты, сравнивая колчаковскую декларацию с тем, что дал им советский Декрет о земле, делали соответствующий вывод, голосуя против антинародной власти дезертирством, сдачей в плен, восстаниями и партизанской войной.

Приведенные факты дают возможность сопоставить внутреннюю политику колчаковского режима с внутренней политикой Советской власти в те годы, получившей наименование военного коммунизма. Сравнение его с политикой колчаковской диктатуры, которую по аналогии можно было бы назвать "военным капитализмом", приводит всякого объективного исследователя к выводу, что второй был намного жестче, тяжелее первого. Подтверждением тому является тот основополагающий факт, что военный коммунизм, несмотря на кратковременное колебание среднего крестьянства, был поддержан подавляющим большинством народа, что позволило Советской власти победить в гражданской войне. Колчаковский же "военный капитализм" был отвергнут народным большинством как чуждый ему, и диктатура пала. Даже колчаковский премьер П. В. Вологодский, уходя в ноябре 1919 г. в отставку, в последнем разговоре с адмиралом откровенно заявил ему: "Самые лояльные люди готовы броситься в преступные авантюры в поисках выхода из невыносимого положения... Авторитет правительства, а также ваш личный падает с каждым часом" 105 . Как говорится, дорулились.

В Советской России, напротив, поддержка большевистского правительства непрерывно возрастала. Об этом свидетельствуют такие кардинальные факты. Крестьянство, несмотря на огромные трудности, вызванные войной, дало своему государству необходимый минимум продовольствия для обеспечения Красной Армии и рабочих масс городов. Если в 1917/18 операционном году было заготовлено только 30 млн. пудов хлеба, то в 1918/19 году - уже 110 млн. пудов, а в 1919/20 году - 250 млн. пудов. И второй факт. К концу гражданской войны Советская Россия имела уже 5-миллионную Красную Армию, закаленную в боях, в то время как колчаковская армия фактически распалась (о чем речь ниже). Напомним, что Красная Армия к концу войны состояла на 75% из крестьян и на 15% из рабочих. Это они громили войска "белых" генералов и адмиралов, несших на своих штыках реставрацию старого режима.

При всем этом обличители Советской власти из стана нынешней "демократической контрреволюции" выпустили тучи ядовитых стрел в военный коммунизм, стремясь представить его чуть ли не как геноцид против собственного народа. Они теряют дар речи, когда надо дать ответ на главный вопрос: почему военный коммунизм поддержало народное большинство, а "военный капитализм" Колчака и прочих трудящееся большинство отвергло? И хранят гробовое молчание о любезных их сердцу "белых" режимах, где геноцид против собственного народа обрел такие чудовищные формы.

Крайне свирепой была политика колчаковской диктатуры по рабочему вопросу. В рабочей массе режим видел своего врага номер один и потому обру-

стр. 56


--------------------------------------------------------------------------------
шивал на него удар за ударом. Со времени Сибирского правительства рабочие пребывали в настоящем рабстве у предпринимателей, которое еще больше ужесточилось при власти "верховного правителя". 14 марта 1919 г. диктатор указом запретил всякие забастовки, в том числе и экономические. Против основного отряда рабочих Сибири - железнодорожников действовало введенное в марте военное положение на всех железных дорогах вплоть до Забайкалья и прилегающих к ним городах, в том числе в Омске, Барнауле, Новониколаевске, Томске, Красноярске, Иркутске. В указе открыто формулировалась цель акции - "для обеспечения государственного порядка и общественного спокойствия" 106 . За малейший протест против произвола властей следовали военно- полевые суды. Неудивительно поэтому, что уже в марте 1919 г. колчаковская контрразведка по докладам своих агентов с мест признавала: "Рабочая масса настроена не только против существующего строя, но и определенно сочувствует большевизму" 107 .

Режим постоянно громил еще уцелевшие профсоюзы. Сохранились многие документы, подтверждающие, как это делалось. Так, в делах госохраны от 25 января 1919 г. в деталях описано, как ее агенты громили совет профсоюзов Омска. В помещении все было перевернуто вверх дном, изъяты документы, книги, арестовано 12 сотрудников. Совет был признан противоправительственной организацией. В вину ему было поставлено то, что он "свое главное внимание... обращал на организацию стачечного движения" 108 . Чудом уцелевший от расправ журнал "Сибирский печатник" в передовице под названием "Рабочая политика" писал: "Разгоны союзов, аресты и высылки ответственных работников, реквизиции помещений - все это стало повседневным явлением нашей сибирской действительности". Существовавший почти полулегально Всесибирский совет профсоюзов обратился в Министерство труда с просьбой разрешить созыв конференции профсоюзов в Иркутске, но министерство, которое возглавлял меньшевик Л. И. Шумиловский, отказало в просьбе без мотивировки 109 . Негативное отношение к рабочему вопросу приобрело столь вызывающий характер, что даже верноподданный министр Шумиловский, просидевший в этом кресле во многих составах "белых" правительств Сибири, в октябре в знак протеста ушел в отставку. В письме премьеру он заявил, что Министерство труда было в составе правительства "инородным" телом и считалось "пережитком советских порядков". Другие ведомства, говорилось в письме, "зачастую занимают явно враждебное положение", а на местах инспекторы труда подвергаются арестам и военно-полевому суду; были случаи, когда они расстреливались без суда 110 .

Особенно яростной травле подвергалась рабочая печать. Орган центрального бюро профсоюзов Благовещенска журнал "Рабочая жизнь" в статье "О рабочей печати" (N 1, июнь 1919 г.) писал: "Кто из рабочих не знает, с какой трудностью в данное время создается в Сибири рабочая печать: на всем протяжении Сибири выходит всего лишь 2 - 3 социал-демократические газеты да 4 - 5 профсоюзных журналов. Выходят они в невыносимых условиях: под предварительной цензурой, часто закрывают их, но рабочие продолжают свое великое культурное дело". Оценивая общее положение рабочих органов в Сибири, редакция писала: "Итак, могучим валом идет на нас грозная реакция капитала, сметая на своем пути все, что имеет вид демократического. Все завоевания рабочих под этим давлением идут насмарку. Словно злой призрак старого прошлого, гнувший рабочего целые столетия". Неудивительно, что журнал с таким содержанием оказался в руках общих цензоров департамента по делам печати Министерства внутренних дел (этого свирепого колчаковского Главлита). Три его номера были буквально истерзаны красным цензорским карандашом. По доносу управляющего Амурской областью Прищепенко журнал был закрыт, дело о его издании передано прокурору. Заодно прикончили и местную оппозиционную газету "Искра", а ее редактора и издателя А. Пустовойт засадили в тюрьму" 111 .

Такая же участь постигла журнал "Сибирский рабочий" (орган Иркутского губернского совета профсоюзов); верноподданную режиму газету "Заря" (Омск) "социалистического", то есть меньшевистского, направления - "за вмешательство в военные дела"; журнал "Уральский печатник" в Екатеринбурге - "за вредное направление", с конфискацией всех его номеров; газету "Рабочий день" в Тюмени (орган меньшевиков); газету "социалистического" направления "Голос Сибири" в Томске; профсоюзную газету "Рабочий" в Петропавловске; газету "Прибайкальская жизнь" в Верхнеудинске (ее редактора арестовали и препроводили в Читу на расправу семеновским башибузукам); рабочую газету "Наш путь" в Тюмени. Этот перечень жертв колчаковской цензуры можно было бы продолжить, ибо коса цензуры косила ежедневно и без пощады. По сведениям цензурно-контрольного бюро при штабе Верховного

стр. 57


--------------------------------------------------------------------------------
главнокомандующего, к середине сентября 1919 г. в "Колчакии" уцелело лишь 6 - 7 органов профсоюзов, находившихся в крайне бедственном положении 112 . Им противостояло около 150 проправительственных изданий, заглушавших голос правды. Режим не пощадил и издания тех эсеровских и меньшевистских организаций, которые бездумно подсаживали в свое время диктатора на трон.

Что разгром оппозиционных органов печати не являлся результатом самоуправства местных атаманов, а был выражением правительственной политики, свидетельствует циркулярная телеграмма директора департамента милиции Министерства внутренних дел В. Н. Пепеляева, разосланная 13 февраля 1919 г. всем управляющим губерний и областей. С раздражением отметив в ряде газет "однохарактерный подбор явно антинациональных и противоправительственных суждений и сообщений", он распорядился: "Департамент милиции предлагает вам, господин управляющий, в надлежащих случаях без всяких отступлений применять к виновным лицам меры административного воздействия, указанные в пунктах "б" и "в" ст. 10 Временных правил о мерах к охранению государственного и общественного спокойствия от 15 июля 1918 г., а также порядок судебного преследования, предусмотренный статьями 1213 - 1233" 113 . Напомним, что среди "мер преследования" была каторга до 20 лет и даже бессрочная. Тем самым кадет Пепеляев развил установку диктатора, который в первый же день прихода к власти издал указ о введении "на всей территории России" всеобъемлющей цензуры. "Все сведения, - говорилось в указе, - будут поступать только из официального источника - штаба Верховного главнокомандующего" 114 .

В этой связи нельзя не напомнить, что апологеты "белых" режимов, прежние и нынешние, вылили море желчи против советского Декрета о печати от 28 октября 1917 г., осуществление которого проводилось гораздо более либеральными мерами, чем это делал колчаковский режим в отношении своих декретов. Но обличители молчат как рыба о том, что творили над печатью "белые" режимы, столь любезные их сердцу. Двуличие поразительное!

Грозно нараставшую враждебность по отношению к своему режиму ощутил и сам "верховный правитель", причем в самом чувствительном для себя месте - в войсках. С армией он связывал свои самые честолюбивые замыслы. Напомним, Колчак за спиной чехословацкого корпуса, державшего фронт против советских войск в Поволжье и на Урале, лихорадочно создавал в тылу свою армию. Но в январе 1919 г. чехословаки, основательно потрепанные Красной Армией, стихийно бросили фронт и по приказу союзников стали на охрану Сибирской магистрали. Их место на фронте заняли колчаковские формирования. Союзники постарались сполна обеспечить их вооружением и всем прочим. В начале марта 1919 г. Колчак перешел в наступление, увенчавшееся некоторым успехом, правда, кратковременным. Однако уже в конце апреля советские войска перешли в контрнаступление, сначала силами Южной группы фронта под командованием М. В. Фрунзе, а затем и всеми армиями фронта (командующий фронтом С. С. Каменев), нанесли колчаковцам ряд тяжелейших ударов и, продвинувшись на 350 - 400 верст, вышли к предгорьям Урала. Фронт Колчака пришел в глубокое расстройство. Об этом наглядно свидетельствует, например, разговор по прямому проводу в конце мая командующего Сибирской армии ген. Гайды с членом колчаковского правительства Г. К. Гинсом. "Было бы преступлением с моей стороны, - сообщал Гайда, - если бы я, как командующий Сибирской армией, молчал в такое тяжелое время, когда фронт разваливается и тысячи людей гибнут напрасно только благодаря неспособности и при этом преступной деятельности нескольких лиц (имеется в виду руководство Главного штаба колчаковской армии во главе с ген. Лебедевым. - Авт.). Обстановка всего Западного фронта, особенно Сибирской армии, настолько тяжелая, что последняя находится на краю гибели... Западная армия бежит, предавая нас" 115 . "Верховный правитель" 14 мая 1919 г. разразился истерическим приказом. В нем он признал, что на фронте имела место добровольная сдача до боя мобилизованных солдат, а во время боя проявлялись враждебные действия со стороны населения. Это признание многого стоит. Обнаруживались впервые признаки глубинной болезни колчаковской армии - нежелание ее рядовой массы воевать за чуждые ей интересы. Пройдет немного времени, и эта болезнь погубит армию Колчака. Но он решил лечить болезнь свирепыми репрессиями: "Приказываю: 1. Все движимое имущество сдавшихся в плен или перешедших на сторону противника, а также лиц, добровольно служащих на стороне красных, конфисковать в пользу казны. 2. Собственную землю лиц тех же категорий конфисковать в распоряжение правительства и передавать для удовлетворения нужд солдат и их семей, пострадавших во время настоящих военных действий. 3. Во время ведения операции упомянутых выше предателей и изменников в

стр. 58


--------------------------------------------------------------------------------
плен не брать и расстреливать на месте без суда; при поимке же их в дальнейшем будущем арестовывать и предавать военно-полевому суду" 116 . Для устрашения приказ был широко растиражирован в войсках и среди населения.

Но угрозы и репрессии не помогали. Колчаковская армия в беспорядке отступала на восток, с каждым днем теряя боеспособность. В связи с поражениями на Уральском фронте диктатор 25 июля издал новый приказ по войскам, дышавший еще большей яростью в отношении противников режима. В нем признавалось, что в тылу армии и во многих городах среди населения "создалась животная, трусливая паника". "Появились отвратительные явления беженства здоровых, сильных физически людей, не способных с оружием в руках отстаивать даже себя и свое достояние, и уклонения под разными предлогами от величайшего долга перед родиной - военной службы". У Главнокомандующего явно сдавали нервы, и он исходил гневом: "Только трусы, негодяи и изменники могут говорить о какой-то катастрофе, только в нравственно разложившемся обществе могут возникать такие явления трусости и низости". Лечить это общество адмирал был намерен введением осадного положения и применением вооруженной силы против антиправительственных элементов 117 .

Но ничто не помогало, армия и тыл разлагались. В ноябре 1919 г. перед падением Омска Колчак, находясь в полной панике, вынужден был сделать убийственное для себя признание: его войска, сформированные путем насильственной мобилизации, фактически распались, воюют лишь добровольческие части. Выступая на особом совещании по формированию добровольческих отрядов, он заявил: "Предшествующий опыт перехода на сторону красных наших частей, созданных из мобилизованных в прифронтовой полосе, большевистски настроенных элементов, породил к новому пополнению недоверие как начальствующих, так и старых бойцов... Нам приходилось пополняться с большим разбором, а между тем наш противник свободно пользовался местной живой силой как благоприятной для него.

Нынешняя армия, в сущности, является добровольческой, так как мобилизованные части быстро таяли и остались только добровольцы. Лучшие части Сибирской армии - части добровольческие, например: волжские - Каппеля, камские - ижевцы и воткинцы, уфимская группа" 118 . То, что предсказывали большевики, а именно: неизбежность распада белогвардейских армий из насильственно мобилизованных, не желавших воевать за возвращение дореволюционных порядков, произошло. Прозревший "верховный правитель" перед лицом неотвратимо надвигавшейся катастрофы бросил клич к созданию добровольческих частей. 1 ноября он призвал население вступать в армию добровольно, пока его не заставили сделать это вооруженной силой. Был спешно создан специальный орган по формированию добровольческих частей под началом ген. Голицына. Главная колчаковская военная газета "Русская армия" 4 ноября вышла с кричащей передовицей "Все под ружье!". "Набат гудит, зовет к спасению родины, - взывала газета. - И медлить нельзя. Противника нельзя пустить близко к Омску, нельзя упустить момент, когда он, пьяный победой, будет рваться к сердцу Сибири". И опять отчаянный призыв - вступать в добровольцы. Но многие, кому грозила "добровольная" мобилизация, ответили бегством на восток. На следующий день газета снова надрывно взывала: "Не бегите позорно в тыл, но становитесь в ряды добровольцев!" Однако таковых почти не оказалось. Назначенный вместо ген. Дитерихса новый Главнокомандующий фронтом ген. Сахаров отдал приказ выставить в Омске и Новониколаевске заградительные отряды для задержания всех мужчин в возрасте от 18 до 45 лет 119 . Новый главком пригрозил: "Армия требует помощи, и я, ее Главнокомандующий, найду в себе силы заставить малодушных дать эту помощь" 120 . Но помощь, увы, не пришла, 14 ноября Омск пал. Итак, части, в которые насильственно согнали мобилизованных, составлявшие подавляющее большинство колчаковской армии, распались. Добровольческих частей оказалось более чем мало, а охотников пополнить их ряды - еще меньше. Более разительной картины разрыва между колчаковским режимом и рядовой массой граждан трудно представить.

Столь же грозно разрыв между диктатурой и населением проявился в многочисленных восстаниях рабочих и солдат. Их, как уже сказано выше, произошло около 60. Тыл Колчака буквально взрывался открытыми антиправительственными выступлениями противников диктатуры, доведенных ее насилиями до крайней черты. В подтверждение этому приведем сведения о 20 наиболее крупных восстаниях и их чудовищных жертвах, которыми патриоты заплатили за свой героический порыв сбросить террористический режим. Сведения о восстаниях взяты в основном из официальных колчаковских источников, а также из литературы антибольшевистского лагеря.

стр. 59


--------------------------------------------------------------------------------
Место восстания
 Время
 Жертвы восстания
 
1, Тобольская каторжная тюрьма
 18- 19. X. 1918
 Убито 57 чел., арестовано - 20, из них 4 расстреляно, 35 осуждено в/полевым судом, 1 из них приговорен к расстрелу.
 
2. Томский гарнизон
 1- 2. XI. 1918
 62 чел. по приговору в/полевого суда расстреляно; всего убито около 500 человек.
 
3. Минусинский уезд
 XI. 1918
 При захвате восставшего Минусинска каратели арестовали до 1200 человек, почти все они были расстреляны.
 
4. Омск
 22- 23. XII. 1918
 По официальному сообщению, при подавлении восстания убито в городе 133 чел., 49 чел. по приговору в/полевого суда расстреляны, 13 осуждены к каторге и тюрьмам. В пригороде Куломзино при подавлении восстания убито 114 повстанцев, 117 по приговору в/полевого суда расстреляно. По другим источникам, общее число погибших - около 1 500 рабочих и солдат.
 
5. Ст. Иланская
 27- 28. XII. 1918
 Расстреляно на месте 15 железнодорожников, 72 человека были увезены в Канск и там убиты.
 
6. Канский гарнизон
 27. XII. 1918
 По приговору в/полевого суда расстреляно 1 9 повстанцев.
 
7. Степно-Баджейская партизанская республика
 XII. 1918- VI. 1919
 При обороне республики каратели убили и ранили несколько тысяч повстанцев, в том числе до 2000 повешено. Только при захвате Степно- Баджея, по данным штаба карателей, в селе было обнаружено около 500 убитых и до 250 раненых. Село и волость были превращены в выжженную пустыню.
 
8. Тасеевская партизанская республика
 XII. 1918- VI. 1919
 При обороне республики ее защитники потеряли сотни убитыми и ранеными. Только в день захвата Тасеево каратели расстреляли 106 мужчин и почти столько же женщин и детей.
 
9. Бодайбо
 26.I.1919
 18 повстанцев повешено, 40 осуждено на каторгу.
 
10. Омск
 1 - 2.II.1919
 Арестовано до 100 чел., из них 14 осуждены к расстрелу.
 
1 1. Енисейск
 6 - 28.II.1919
 Убито до 700 повстанцев.
 
12. Тюмень
 13 - 14.III. 1919
 Арестовано около 600 повстанцев, убито лишь за один день до 600 человек.
 
13. Кольчугино
 6- 7. IV. 1919
 Убито в городе до 500 восставших.
 
1 4. Кустанай и уезд Тургайской обл.
 5- 12. IV. 1919
 От артобстрела Кустаная погибло до 1 000 жителей, около 2000 взято в плен, из них 625 расстреляно; расстрелы и сожжение сел в уезде продолжались несколько дней.
 
15. Атбасарский и Кокчетавский уезды Акмолинской области
 Конец IV - V. 1919
 Только в пос. Марииновка, по сообщению колчаковской контрразведки, расстреляно более 1000 повстанцев, поселок сожжен. В селах Новопокровское, Казанское, Константиновка и других учинены массовые расстрелы и сожжение домов.
 

стр. 60


--------------------------------------------------------------------------------
16. Красноярск, военгородок
 30. VII. 1919
 Только за один день изрублено и расстреляно до 600 восставших, в том числе 40 венгерских военнопленных.
 
17. Александровская пересыльная тюрьма Иркутской губернии
 12- 13. IX. 1919
 Заключенные, к которым присоединились солдаты охраны, весь день вели бой с прибывшими со ст. Ангара карателями 3-го чехословацкого полка и местной милицией. Около 580 заключенных вырвалось на свободу и ушло в тайгу, но часть из них была настигнута и расстреляна. В ходе восстания погибли сотни заключенных.
 
18. Александровская каторжная тюрьма
 8- 11. XII. 1919
 По донесению начальника тюрьмы, убито 155 каторжан, умерло от ран 44, бежало в тайгу до 100 чел. По чехословацким данным, погибло до 400 восставших, а по более точным сведениям - более 600.
 
19. Нижнеудинск
 21 .XII. 1919
 Восстание закончилось свержением колчаковской власти.
 
20. Иркутск
 24.XII. 1919- 4.1.1920
 Восстание закончилось свержением колчаковской власти. Отступавшие колчаковцы захватили 31 заложника, зверски убили их и утопили в Байкале.
 

Эту краткую сводку дополним рядом конкретных данных, показывающих, с какой жестокостью режим Колчака душил всякий порыв патриотов к свободе.

Одно из первых наиболее крупных восстаний разразилось в столице "Колчакии" - Омске в конце декабря 1918 г. В нем участвовали рабочие, солдаты местного гарнизона и военнопленные размещавшихся в городе трех концлагерей. Восставшие захватили тюрьму и освободили часть заключенных. Но свое черное дело сделала контрразведка, которую возглавлял чешский офицер И. Зайчек. Она своевременно раскрыла планы восставших и расстановку их сил. Зловещую роль контрразведки подтвердил ген. Жанен, находившийся в то время в Омске. Ему подробно доложил об "успехах" ведомства Зайчека командир чехословацкого запасного полка, охранявшего Омск, майор Кроутил 121 . На подавление восстания по наводке контрразведки были двинуты не только офицерские и казачьи части, но и чехословацкий полк и охранявший Колчака английский батальон. Ген. Гайда, командовавший в то время чехословацкой дивизией, по признанию Колчака, сообщил ему из Екатеринбурга, что готов снять с фронта два полка, "которые, если потребуется, немедленно пришлет в Омск" 122 . Запасный чехословацкий полк захватил мост через Иртыш, отрезав связь города с предместьями, заблокировал лагеря военнопленных, расстреливая захваченных военнопленных. Отряд чехословаков в 75 человек под командованием пол. Зайчека участвовал в карательном набеге на восставших в поселке Куломзино 123 .

Озверевшие каратели, имея подавляющее превосходство в силе, обрушились на повстанцев с дикой яростью, и кровь полилась рекой. Один из участников тех событий, эсер Д. Барановский, находившийся тогда в Омской тюрьме и чудом спасшийся в той мясорубке, вспоминал: "Началось поголовное избиение. Особенно отличились красильниковцы. Роща, Иртыш и еще несколько мест были буквально завалены трупами" 124 . Ген. Жанен приводит в своем дневнике численность убитых - около 400 человек. В действительности жертв было намного больше. В скорбную годовщину тех событий газета "Советская Сибирь" 28 декабря 1919 г. сообщала, что в Омске тогда за 2 - 3 дня погибло свыше 1500 человек.

Железный кулак диктатуры вскоре опустился на Енисейск. В феврале 1919 г. здесь восстали мобилизованные. Почти месяц они держали город в своих руках. Но в конце февраля наступила трагическая развязка: нагрянули каратели. Город с населением в 7 - 8 тысяч жителей за первые несколько дней кровавых расправ потерял до 700 человек, то есть 10% своих граждан. Видный сибирский эсер Е. Колосов, находившийся в то время в Красноярске, так описал то, что пе-

стр. 61


--------------------------------------------------------------------------------
режил Енисейск: "Правительственные войска не щадили никого: ни женщин, ни детей, ни тем более мужчин... Для того чтобы не тратить пуль на расстрелы, придумали новый способ казни, без пролития крови, как во времена средневековой инквизиции, но по иному способу... Расположен город прямо на реке, на льду - проруби. В эти проруби и сбрасывали людей либо живыми, либо недобитыми. Это называлось отправлять в Туруханск. Штыками и нагайками осужденных на казнь гнали к проруби и там топили. Над всем городом нависла угроза страшного террора, и никто из самых мирных граждан не мог быть уверен, что не сделается жертвой каких-либо насилий. Совершенно то же самое происходило и в других местах по дороге в Енисейск. Например, в с. Казачинском было убито свыше 60 человек (жителей там 1200 - 1300 человек), многих точно так же сбрасывали под лед. Был случай, когда сбросили туда крестьянку, заподозренную в большевизме, с ребенком на руках. Так с ребенком и сбросили под лед. Это называлось выводить измену "с корнем"" 125 .

Черные дни пережила Тюмень. 13 марта здесь восстали мобилизованные, попытавшиеся взять власть в городе. Им сочувствовали многие горожане и 500 заключенных местной тюрьмы. Власти немедленно мобилизовались: Тюмень находилась в тыловом районе колчаковской Сибирской армии, которая в эти дни перешла в наступление. Восстание в случае успеха могло серьезно помешать планам командования. Поэтому командующий Сибирской армией чешский ген. Гайда разразился свирепым приказом: "Сегодня, 13 марта, взбунтовались в Тюмени 150 мобилизованных и вооружились винтовками, взятыми со складов, и начали хозяйничать в городе. Приказываю выступление подавить жесточайшим образом и всех мятежников, застигнутых с оружием в руках, расстреливать на месте без какого бы то ни было суда. Об исполнении и числе расстрелянных мне немедленно доложите" 126 . В городе располагался 2-й чехословацкий кавалерийский полк (командир - полк. Червинка). К нему, как главной вооруженной силе в городе, и адресовался Гайда. И чехословацкие кавалеристы при содействии колчаковцев с рвением исполнили приказ Гайды. Город был объявлен на осадном положении. Всех захваченных повстанцев согнали на Базарную площадь и публично расстреляли. "Из окон было видно, - рассказал очевидец той оргии А. Авдеев, - как падали мертвыми и ранеными не только солдаты, но и находившиеся в это время на базаре женщины" 127 . Других арестованных отовсюду свозили в тюрьму, а оттуда партиями уводили по разным местам и расстреливали без суда.

Уже на следующий день, 14 марта, заместитель губернатора Тобольской губернии Копачелли докладывал губернатору по горячим следам событий. Потери мятежников, по его словам, не поддавались точному учету: их насчитывалось от 100 до 500. На улицах города после боя было подобрано 34 трупа. В пригородах выловили и арестовали 50 мобилизованных 128 . Что творили каратели в последующие дни, неизвестно, но, надо полагать, что на достигнутом они не остановились.

На почве повсеместно копившегося недовольства поголовной мобилизацией в армию и бандитскими реквизициями всего и вся - от хлеба и лошадей до нательного белья - вспыхнуло огромное восстание в Кустанае и уезде Тургайской области, перекинувшееся затем в Атбасарский и Кокчетавский уезды Акмолинской области. Согласно правительственному сообщению, в Кустанае и уезде в восстании участвовало до 10 000 человек 129 . По сведениям колчаковской контрразведки, мобилизованные и крестьяне 5 апреля овладели Кустанаем и продержались в городе три дня. Население, говорилось в сообщении, "сильно заражено большевизмом", оно хорошо подготовилось к выступлению, заготовило продовольствие и медикаменты 130 . Но нагрянувшие отряды карателей 8 апреля выбили повстанцев из Кустаная. Колчаковская газета "Русская армия" сообщала: "За 8 и 9 апреля до 5 часов пополудни убито свыше 1000 красноармейцев, расстреляно 625 и взято в плен 2000. Остальные бежали из Кустаная в свои села, не подозревая, что они встретят на пути новые карательные отряды, к тому времени уже занявшие все очаги восстания. Расстрелы в Кустанае продолжались 10, 11, 12 и 13 апреля" 131 . Газета сообщала, что селения Боровое, Александровское, Жуковка, Воскресенское и Надеждинское выжжены.

О похождениях усмирителей в Кустанайском уезде поведал один из колчаковских офицеров. "Развесив на воротах Кустаная несколько сотен человек, постреляв немного, мы перекинулись в де-

стр. 62


--------------------------------------------------------------------------------
ревню, - повествовал драгун эскадрона корпуса Каппеля штаб-ротмистр Фролов. - Деревни Жаровка и Каргалинское были разделаны под орех, где за сочувствие большевизму пришлось расстрелять всех мужиков от 18 до 55- летнего возраста, после чего пустить петуха... Убедившись, что от Каргалинского осталось пепелище, мы пошли в церковь на 12 евангелий... Был Страстной четверг.

На второй день Пасхи эскадрон ротмистра Касилова вступил в богатое село Боровое. На улицах чувствовалось праздничное настроение. Мужики вывесили белые флаги и вышли с хлебом и солью. Запоров несколько баб, расстреляв по доносу 2 - 3 десятка мужиков, Касилов собирался покинуть Боровое, но его излишняя мягкость была исправлена адъютантами начальника отряда поручиками Умовым и Зыбиным. По их приказу была открыта по селу ружейная стрельба и часть села предана огню. Эти два поручика славились исключительной жестокостью, и их имена не скоро забудет Кустанайский уезд. Немного отстал от них подпрапорщик того же драгунского эскадрона студент Николаев. Он прославился как специалист по части порок. Задаривая мужчин шомполами по традиционно помещичьим местам, он предпочитал бить женщин нагайками по животу... Жаль, что всю Страстную и Святую неделю проболтались в деревне, - продолжал Фролов, - зато хорошо заработали и неплохо проучили население. Пусть не сочувствуют большевикам" 132 .

Как сообщала колчаковская контрразведка, в различных селах уезда казаки арестовали 74 "большевика" из крестьян, 11 из них были приговорены к смертной казни, 24 - к каторге 133 .

За кустанайской трагедией последовала столь же зверская расправа над повстанцами Атбасарского, Кокчетавского и Петропавловского уездов Акмолинской области. Восстания здесь начались со второй половины апреля и продолжались в мае, распространяясь как огонь по сухой соломе. Сам Колчак в одном из своих приказов признавал, что "восстание разрослось и приняло значительные размеры" 134 . Диктатор пришел в ярость, тем более что в это время его армия начала паническое отступление на фронте. Расправу с восставшими он поручил командиру сводного казачьего корпуса ген. Волкову, своему "крестнику" по омскому перевороту. Этот генерал немедленно двинул в уезды своих янычар, таких мастеров кровавых "дел", как полковник Катанаев, капитан Ванягин и им подобных. В ход были пущены не только винтовки, сабли и плети, но и пулеметы и артиллерия. По сообщению осведомительного отделения колчаковской охранки, "из всех ненадежных селений (были) взяты заложниками от 5 до 20 человек... с предупреждением, что при попытке восстания их общества заложники будут расстреляны" 135 .

В информационных сводках контрразведки бесстрастно зафиксированы страшные акты вандализма карателей. "В посаде Мариановке (Атбасарский уезд) восстание окончательно ликвидировано, банды красных окружены, расстреляно более 1100 человек, поселок сожжен". По дороге в Мариановку, сообщается в сводке, карательный отряд в селах Новопокровском, Казанском, Константиновке и других расстрелял 43 "агитаторов" и других жителей, заподозренных в большевизме 136 . В другой сводке читаем: "Беспорядки в западной и северо-западной части Акмолинского уезда подавлены... Банды большевиков численностью более 1000 человек, расположенные в селениях Оксановке и Журавлевке, уничтожены, дома сожжены, а имущество отобрано в казну". В сводке по Петропавловскому уезду сообщалось, что в с. Явленском, где было восстание, арестован 21 человек. В Кокчетавском уезде повстанцы, уйдя из района Кустаная, заняли села Всесвятское, Сорочинское и Есмаковское. Их отряд насчитывал около 600 человек. В конце апреля сюда нагрянул отряд известного своей жестокостью капитана Ванягина. Отряд захватил эти села и учинил повальное избиение их жителей. "Большая часть большевиков, - говорится в сводке, - поймана. Расстреляно 75 человек комиссаров и красноармейцев, взято много оружия" 137 . На этом каратели кап. Ванягина не остановились. Управляющий Акмолинской области в августе 1919 г. сообщил в Министерство внутренних дел список 115 расстрелянных отрядом Ванягина в селах уезда 138 . Судя по размаху карательных действий отряда Ванягина, удостоенных личной похвалы "верховного правителя", таких списков на счету этих палачей было немало.

Гнев народного протеста против диктатуры из казахских степей перекинулся в далекий Красноярск. 30 июля здесь в военном городке восстали узники

стр. 63


--------------------------------------------------------------------------------
13-тысячного лагеря военнопленных и присоединившиеся к ним солдаты 3-го горного и 31-го стрелкового полков. Но вездесущая контрразведка размещавшейся в городе 3-й чехословацкой дивизии при содействии чешского коменданта лагеря своевременно предупредила власти о готовившемся выступлении. И восстание было обречено на неудачу. Начальник чехословацкой дивизии полк. Прхал доносил по инстанции: "В связи с вооруженным восстанием в военном городке у Красноярска 30 июля с. г., в котором приняли участие военнопленные, был произведен 2-м батальоном 12-го чехословацкого полка в Красноярском лагере военнопленных обыск на основании сообщения контрразведки о существовании внутри лагеря военнопленных тайной организации, преследующей большевистские цели, но главным образом направленные против чехословацкой армии в России" 139 .

Карательная акция последовала тут же. В ней главную роль сыграли солдаты чехословацкой дивизии, подкрепленные надежными русскими силами. Чехословаки расстреляли по приговору суда 40 венгерских военнопленных. Русских солдат, присоединившихся к восстанию, расстреливали без всякого суда. Их вылавливали и сгоняли на площадь военгородка. Наблюдать за расправой прибыл колчаковский ген. Розанов, уже отличившийся зверствами против партизан Енисейской и Иркутской губерний. Розановских палачей подкрепили легионеры 3-го батальона 12-го чехословацкого полка. Арестованных выстроили в две шеренги, приказали раздеться и залпами хладнокровно укладывали в вырытую яму. Итог этой бойни - около 500 убитых. Главные каратели ген. Розанов и полк. Прхал остались довольны: адмирал Колчак поблагодарил их "за отлично выполненную боевую работу" 140 .

Нечеловеческие надругательства над заключенными вызвали два крупных восстания в Александровской пересыльной (сентябрь 1919 г.), а затем в Александровской каторжной (декабрь 1919 г.) тюрьмах Иркутской губернии. В связи с отступлением колчаковской армии тюрьмы Восточной Сибири переполнялись сверх всякой меры многими тысячами узников, которых колчаковцы эвакуировали с запада. Так, по данным командования чехословацкого корпуса, в сентябре в Александровской каторжной тюрьме содержалось до 4000 узников, что в три раза превышало штатные нормы и создавало невыносимые условия для заключенных.

Восстание в Александровской пересыльной тюрьме, тоже переполненной сверх всяких норм, началось 12 сентября. К заключенным присоединились солдаты охраны. Восставшие освободили часть узников и попытались захватить каторжную тюрьму. Но их попытка не удалась. Завязался бой с отрядом чехословаков, находившимся при тюрьме, и местной милицией, пустившими в ход пулемет Льюис. После полудня им на подмогу со ст. Ангара прибыла рота 3-го чехословацкого полка, а затем и конный отряд того же полка. В ночь на 13 сентября прибыл еще отряд колчаковцев 141 . В неравной схватке повстанцы понесли тяжелые потери. Сотни их были убиты и искалечены. Но все же около 580 заключенных вырвалось на свободу и ушло в тайгу. Часть из них была настигнута карателями и убита. Часть смогла уйти от преследования и присоединилась к партизанам.

Еще более кровавая драма разыгралась 8 - 11 декабря в Александровской каторжной тюрьме. 12 декабря колчаковская разведка сообщала: "Только что получены сведения из села Александровского, что полчаса продолжается усиленная пулеметная и ружейная стрельба между восставшими каторжанами центральной тюрьмы и солдатами 54-го полка. Наши солдаты бросают гранаты, так как часть каторжан пыталась прорваться через нашу цепь. На помощь гарнизону села Александровского прибыло 50 конных чехов при трех пулеметах. Чехи и наши солдаты решили атаковать тюрьму на рассвете" 142 . И штурм начался. Чехи доставили из г. Усолье 76-миллиметровые пушки, из которых расстреливали восставших в упор 143 . По чехословацким данным, в бою 10 декабря под артогнем стойко оборонялось около 1000 каторжан, 400 из них погибли. Начальник тюрьмы докладывал, что в ходе боев были сильно повреждены тюремные здания, убито около 200 заключенных, пропало без вести до 100 человек 144 . Но эти данные о жертвах являлись предварительными. Всего за три дня боев потери каторжан составили около 600 человек.

Из приведенного выше неполного перечня восстаний и их краткой расшифровки видно, с каким ожесточением колчаковская диктатура при решающей

стр. 64


--------------------------------------------------------------------------------
поддержке чехословацких войск обрушивалась на восставших патриотов, желавших лишь одного - свергнуть власть марионеточного режима и поддерживавших его оккупантов и стать хозяевами на своей земле. В этой неравной борьбе многие тысячи восставших были убиты, искалечены, заточены в тюрьмы и отправлены на каторгу. Только по 20 указанным восстаниям число погибших составило около 11 тысяч.

На фоне приведенной выше ужасающей картины кровавых расправ колчаковского режима над патриотами кощунственной выглядит попытка нынешних апологетов Колчака замолчать преступления его режима, представить дело таким образом, будто к имевшим место террористическим акциям "верховный правитель" не имел никакого отношения, это-де чинили своевольные атаманы без его ведома. Но представить черное белым невозможно: в архивах сохранилось много документов, подписанных лично адмиралом, в которых он благословляет на произвол и жестокость и восхваляет действия карателей. Палачей, утопивших в крови декабрьское восстание в Омске, он благодарит "за высокое понимание долга и за труды" 145 . Отличившихся приказывает представить к награде. Усмирителям кустанайско- атбасарского восстания он адресует следующий приказ: "От лица службы благодарю генерал-майора Волкова и всех господ офицеров, солдат и казаков, принимавших участие при подавлении восстания. Наиболее отличившихся представить к наградам" 146 . Ген. Розанову, главному палачу красноярского восстания, он шлет хвалебную телеграмму: "Благодарю вас, всех начальников, офицеров, стрелков и казаков за отлично выполненную работу" 147 . Поэтому с полным на то основанием правоэсеровский эмигрантский журнал "Воля России" писал: "На белом адмиральском кителе Верховного правителя остались несмываемые пятна крови и грязи" 148 . Это - к сведению сочинителей панегириков Колчаку.

Еще более грозно противостояние между диктатурой и народным большинством проявилось в бурном партизанском движении, охватившем всю "Колчакию" от Урала до Тихого океана. Его сильнейшим двигателем стала ультратеррористическая политика колчаковского режима. Эту взаимосвязь признали многие авторитетные свидетели с "той стороны". Так, ближайший соратник "верховного правителя" Г. К. Гинс засвидетельствовал: "По всей Сибири разлились, как сплошное море, крестьянские восстания. Чем больше было усмирений, тем шире они разливались по стране". И делал вывод: жестокость усмирителей "создает тысячи новых врагов" 149 .

Бывший глава Сибирской областной думы эсер И. А. Якушев, находившийся в то время в подполье и воочию наблюдавший разгул колчаковского террора, в тон Гинсу свидетельствовал: "По деревням и селам проходили карательные отряды, избивавшие и грабившие крестьян и наводившие страх на население беспрерывными экзекуциями... Однако жестокость, с которой подавлялись эти местные восстания, не только не ослабили этого движения, но, наоборот, еще более, казалось, его усиливали, так как при усмирении не столько страдали повстанцы, сколько местное население, из которого рекрутировались затем ряды повстанцев" 150 . Даже неудавшийся "сибирский Наполеон" ген. Гайда, так много сделавший для воцарения Колчака, все же вынужден был признать: "Восстания, вспыхивавшие по всей Сибири, далеко не носили большевистский характер. Часто они представляли собой попытки сбросить с себя иго власти произвола и насилия" 151 . Что ж, это убедительный ответ тем, кто пытался и пытается сегодня представить сопротивление колчаковцам и интервентам как чисто большевистскую акцию, к которой народ якобы не имел никакого отношения. В этой связи следует напомнить, что сразу после гражданской войны, согласно партийной переписи, в Сибири насчитывалось всего лишь 8 тысяч членов РКП(б), тогда как в партизанских формированиях сражалось до 140 тысяч человек и миллионы их поддерживали.

Партизанское движение в "Колчакии" грозно заявило о себе с весны 1919 г. К этому времени сибирская деревня уже успела познать "на вкус" невыносимую горечь колчаковской диктатуры и бралась за оружие для отпора карателям. Огонь партизанской войны охватывает Енисейскую и Иркутскую губернии, Алтай, Акмолинскую и Тургайскую области, затем перекидывается на Дальний Восток. Ее волны, то нарастая, то временно отливая под натиском карателей, то снова вздымаясь, обрушиваются на колчаковский тыл с яростной силой. А с осени 1919 г. вся "Колчакия" превращается,

стр. 65


--------------------------------------------------------------------------------
по выражению упомянутого выше Гинса, в штормящее "взбаламученное море". По его словам, крестьянские восстания "подходили к самому Омску из Славгородского и Тарского уездов с юго-востока и северо-запада, прерывая линию сообщений Семипалатинск-Барнаул, захватывая большую часть Алтая, огромные пространства Енисейской губернии. Даже местным усмирителям становилось наконец понятно, что карательными экспедициями этих восстаний не потушить, что нужно подойти к деревне иначе" 152 . Многие районы Сибири еще до подхода Красной Армии сметают режим дикого произвола и устанавливают народную власть. Посеяв ветер, Колчак и его режим пожали бурю.

Первые грозные очаги партизанского движения возникли в Енисейской губернии (в районе Ачинск - Красноярск - Канск) и в Нижнеудинском уезде Иркутской губернии. По обе стороны Сибирской магистрали здесь образовались с конца 1918 г. две партизанские республики: на севере - Тасеевская с центром в селе Тасеево и на юге - Степно-Баджейская с центром в с. Степной Баджей. Партизаны изгнали ставленников омского правительства, восстановили свою власть и начали дерзкие рейды на Сибирскую магистраль, стремясь перерезать эту главную кровеносную артерию колчаковского тыла. Режим Колчака, а еще больше его хозяева-союзники не на шутку всполошились. Партизаны могли основательно спутать их оккупационные планы. Режим Колчака подпирала более чем 200-тысячная армия союзников. По данным ген. Жанена, ее составляли: 60-тысячный чехословацкий корпус в составе трех полнокровных дивизий, оснащенных союзниками всем необходимым, вплоть до самолетов; польская дивизия под командованием полк. Румши численностью 11 200 офицеров и солдат; легион румын в составе 4500 человек; несколько тысяч итальянцев под командованием полк. Комосси; батальон англичан во главе с подполковником Уордом, размещавшийся в Омске в качестве преторианской гвардии Колчака; французские части, в том числе авиационные, общей численностью 1100 человек; батальон латышей (1300 штыков); полк хорватов, словенцев и сербов 153 . На Дальнем Востоке автономно действовали американский корпус ген. Грева численностью более 10 000 солдат и офицеров; канадская бригада; три японские дивизии, насчитывавшие, по официальным данным, 120 000 штыков и сабель. Этот интернационал интервентов ревностно защищал режим Колчака, подчеркивая его антинациональный характер.

Полагаясь на помощь союзников, Колчак отрядил на войну с "внутренним врагом" лишь небольшую часть своих войск, уже набивших руку на расправах с патриотами, под началом атаманов Волкова, Красильникова, Катанаева и им подобных. Полицейские функции по защите марионеточного режима Колчака союзники возложили в основном на своих наемников - на чехословацкий корпус, польскую дивизию и на отряд румын. И наемники ревностно приступили к "делу". Сибирь от Омска до Байкала была разделена ими на охранные зоны. Комкор чехословаков ген. Сыровой, распоряжаясь как у себя дома, издал приказ: "Очистить железную дорогу в районе 10 верст севернее и 10 верст южнее от повстанцев, отобрать у населения военное оружие". Вся эта 20- верстная полоса объявлялась запретной зоной, где полными хозяевами являлись чехословаки. Каждая из трех дивизий получала свой район действий. 1 -я дивизия со штабом в Иркутске изготовилась на подавление антиправительственных выступлений в основном в Иркутской губернии. 3-я дивизия со штабом в Красноярске становилась на охрану "государственного порядка" в наиболее горячей Енисейской губернии. 2-я дивизия со штабом в Томске получила задание охранять тот же "порядок" в Томской и Алтайской губерниях. Приказ Сырового повелевал: "Всем дивизиям: действовать активнейшим образом, ссрормировать ударные мобильные группы для ликвидации в зародыше новых восстаний и в более удаленных местах" 154 . Польская дивизия, со штабом в Новониколаевске, игравшая роль пристяжной у чехословацкого корпуса, получила задание совместно с чехословаками выполнять полицейскую службу в Томской и Алтайской губерниях.

Союзники постарались вооружить своих наемников "до зубов", ибо эти войска сражались за их интересы. Высокий французский комиссар де Мартель, отъезжая в сентябре 1919 г. из "Колчакии" домой, в интервью журналистам откровенно признал: "На Сибирском фронте остаются французские авиационные отряды, идут французские танки, про-

стр. 66


--------------------------------------------------------------------------------
должается снабжение армии, оплачиваемое Францией, а равно содержание польских, чешских и румынских отрядов охраны Сибирской магистрали. На снабжение и помощь Сибирской армии израсходовано Францией 350 млн. франков" 155 . Комиссар уточнил: на обеспечение чехов, поляков и румын его правительство ежемесячно тратит 50 млн. франков.

Еще более щедро это делала разжиревшая на войне Америка. Только с августа 1918 г. по апрель 1919 г. она направила чехословацкому корпусу почти 14 тыс. ящиков с телефонами, кабелем, ракетами и другими техническими материалами; 89 ящиков с артиллерийским имуществом, в том числе 29 русских орудий; 951 ящик с запчастями для пулеметов и 800 пулеметов Мартин-Кольт; 11 962 ящика со снаряжением для пехоты; 736 ящиков с запчастями для автомобилей и самолетов; 138 грузовых и 99 легковых автомобилей "кадиллак" и 8831 ящик с интендантским имуществом 156 . Главным толчком этих смертоносных грузов был Масарик, развивший в Америке лихорадочную деятельность.

В свою очередь, похвалялся и глава военной миссии Великобритании ген. А. Нокс, стараниями которого адмирал был возведен на трон. В интервью газете "Русская армия" он с британской надменностью заявил: "Мы доставили в Сибирь сотни тысяч винтовок, сотни миллионов патронов, тысячи пулеметов, несколько сотен тысяч комплектов обмундирования, снаряжения и т. д. Каждый патрон, выстреленный русским солдатом в течение этого (1919) года в большевиков, сделан в Англии, английскими рабочими и из английского материала и доставлен во Владивосток английскими пароходами. Мы сделали все, что могли" 157 . Не сказал только Нокс, сколько английским оружием уложили в Сибири патриотов, к которым причисляли всех противников режима под именем "большевиков". Позже ген. Жанен саркастически напомнил Ноксу, что большевикам следовало бы наградить его орденом за снабжение советских войск, ибо все, что при его старании было доставлено в Сибирь, досталось наступавшей Красной Армии.

Не осталось в стороне от снабжения карателей и Япония. До октября 1919 г. она израсходовала на армию Колчака 160 млн. иен, доставив на эти миллионы в Сибирь 30 орудий и 50 тыс. снарядов к ним, 100 пулеметов и 2100 млн. патронов, на 30 тыс. человек экипировку и многое другое 158 . Правда, все это досталось разбойным атаманам Семенову и Калмыкову, целиком находившимся на содержании Японии.

Вооружаемый и подстрекаемый союзниками, готовился к войне с патриотами и сам "верховный правитель". Весной 1919 г., как только обозначился первый подъем партизанского движения, Колчак издает 23 марта свой становочный приказ карательным отрядам с детальным указанием, как им действовать. Поскольку в последнее время объявилось немало панегиристов адмирала, старательно пытающихся отмыть следы крови и грязи на его белом кителе и представить "верховного правителя" якобы непричастным к тем зверствам, которые творили его янычары в Сибири, процитируем этот документ почти полностью. Сделать это необходимо и потому, что сам Колчак, оказавшись позже в плену у повстанцев, на допросе в следственной комиссии Иркутского Политцентра пытался утверждать, будто его приказ карателям не требовал применения к повстанцам крайних, репрессивных мер, он, по словам адмирала, "конечно, не указывал как общую меру сжигание деревень", расстрелы, заложничество и прочее. "Прибегать к такому приему, как заложничество, - заявлял адмирал, - я считал недопустимым" 159 . И, как показывает текст приказа, диктатор просто лгал.

Обратимся к тексту приказа адмирала. В нем читаем: "Возможно скорее, решительнее покончить с Енисейским восстанием, не останавливаясь перед самыми строгими, даже жестокими мерами в отношении не только восставших, но и населения, поддерживающего их. В этом отношении пример Японии в Амурской области, объявившей об уничтожении селений, скрывающих большевиков, вызван, по-видимому, необходимостью добиться успехов в трудной партизанской борьбе. Во всяком случае, в отношении селений Кияйское, Найское должна быть применена строгая кара (то есть по японскому образцу. - Авт.). Я считаю, что способ действий должен быть приблизительно таковым:

1. В населенных пунктах надлежит организовать самоохрану из надежных жителей. 2. Требовать, чтобы в населенных пунктах местные власти сами арестовывали, уничтожали всех агитаторов или смутьянов. 3. За укрывательство боль-

стр. 67


--------------------------------------------------------------------------------
шевиков, пропагандистов и шаек должна быть беспощадная расправа, которую не производить только в случае, если о появлении этих лиц (шаек) в населенных пунктах было своевременно сообщено ближайшей войсковой части, а также о времени ухода этой шайки и направлении ее движения было своевременно донесено войскам. В противном случае на всю деревню налагать денежный штраф, руководителей деревни предавать военно-полевому суду за укрывательство. 4. Производить неожиданные налеты на беспокойные пункты и районы. Появление внушительного отряда вызывает перемену настроения в населении... 7. Для разведки, связи пользоваться местными жителями, беря заложников. В случае неверных и несвоевременных сведений или измены заложников казнить, а дома, им принадлежащие, сжигать... Всех способных к боям мужчин собирать в какое-нибудь большое здание, содержать под надзором и охраной на время ночевки, в случае измены, предательства - беспощадная расправа. Верховный правитель адмирал Колчак" 160 .

(Продолжение следует)

ПРИМЕЧАНИЯ

92. Партизанское движение в Западной Сибири (1918 - 1920). Документы и материалы. Новосибирск, 1959. С. 22.

93. Героические годы борьбы и побед. Дальний Восток в огне гражданской войны. М., 1968. С. 172.

94. ГАРФ, ф. 1700, оп. 5, Д. 1, л. 57.

95. ГАРФ, ф. 176, оп. 2, д. 42, л. 3.

96. Газета "Русская армия", 9.V.1919.

97. Гинс Г. К. Указ. соч. Т. 2. Ч. 2 и 3. С. 307.

98. Документы героической борьбы (1918 - 1920). Красноярск, 1959. С. 146.

99. Там же. С. 139.

100. ГАРФ, ф. 147, оп. 10, д. 49, лл. 28- 29.

101. Колосов Е. Е. Сибирь при Колчаке. Воспоминания, материалы, документы. Пг, 1923. С. 172 - 173.

102. Там же. С. 25.

103. Janin M. Moje ucast na ceskoslovenskem bojizasvobodu. 1923. Praha. S. 296.

104. ГАРФ, ф. 176, on. 5, д. 132, л. 22.

105. ГАРФ, ф. 176, оп. 3, д. 23, л. 298.

106. Газета "Русская армия", 19.III.1919.

107. ГАРФ, ф. 147, оп. 8, д. 40, л. 85.

108. ГАРФ, ф. 147, оп. 10, д. 9, лл. 1-4 .

109. Журнал "Сибирский печатник", 1919, N 5. Томск.

110. ГАРФ, ф. 176, оп. 3, д. 6, л. 254.

111. ГАРФ, ф. 1700, оп. 5, д. 62, лл. 1 - 38.

112. ГАРФ, ф. 176, оп. 3, д. 56, л. 143.

113. ГАРФ, ф. 1700, оп. 1, д. 56, л. 5.

114. Газета "Сибирская речь", 18.XI.1918. Экстренный выпуск.

115. ГАРФ, ф. 176, оп. 5, д. 592, л. 18.

116. ГАРФ, ф. 176, оп. 14, д. 175, л. 37.

117. Газета "Русская армия", 26.VII.1919.

118. Газета "Русская армия", 4.XI.1919.

119. Газета "Русская армия", 7.XI.1919.

120. Там же.

121. Janin M. Указ. соч. С. 185.

122. Допрос Колчака. Л., 1925. С. 442.

123. Газета "Русская армия", 29.XII.1918.

124. Журнал "Народ". М., 1919, N 1. С. 5 - 6.

125. Колосов Е. Е. Указ. соч. С. 138.

126. Kratochvil J. Cesta revoluce. Praha. 1933. S. 360.

127. Памятник борцам пролетарской революции. М. -Л., 1925. С. 184.

128. ГАРФ, ф. 147, оп. 10, д. 106, лл. 180- 198.

129. Газета "Русская армия", 29.IV.1919.

130. ГАРФ, ф. 147, оп. 8, д. 34, лл. 66 об-68.

131. Газета "Русская армия", 29.IV.1919.

132. Солодовников Б. Сибирские авантюры и генерал Гайда. Прага, б/г. С. 12 - 13.

133. ГАРФ, ф. 147, оп. 8, д. 34, л. 81.

134. ГАРФ, ф. 176, оп. 14, д. 175, л. 47.

135. ГАРФ, ф. 147, оп. 8, д. 34, л. 81.

136. Там же, л. 45.

137. Там же, л. 68.

138. ГАРФ, ф. 176, оп. 10, д. 106, л. 266.

139. Журнал "Пролетарская революция". М., 1929, N10. С. 97.

140. Газета "Свободная Сибирь", 5.VIII.1919. Красноярск.

141. Газета "Ceskoslovensky dennik", 9.Х. 1919. Иркутск.

142. Последние дни колчаковщины. Сб. документов. М. -Л., 1926. С. 72.

143. Кудрявцев Ф. А. Александровский централ. Иркутск, 1935. С. 87 - 90.

144. ГАРФ, ф. 827, оп. 5, д. 14, лл. 116- 116 об.

145. ГАРФ, ф. 147, оп. 6, д. За, лл. 1 - 5.

146. ГАРФ, ср. 176, оп. 14, д. 175, л. 47.

147. Газета "Свободная Сибирь", 5.VIII.1919.

148. Журнал "Воля России". Прага, 1924, N 1. С. 151.

149. Гинс Г. К. Указ. соч. Т. 2. Ч. 2 и 3. С. 397.

150. Журнал "Сибирский архив". Прага, 1929, вып. 2. С. 73, 76.

151. Gaida Ro. Указ. соч. С. 154.

152. Гинс Г. К. Указ. соч. Т. 2. Ч. 2 и 3. С. 397.

153. Janin M. Указ. соч. С. 227 - 228.

154. Kvasnicka J. Указ. соч. С. 184.

155. Газета "Русская армия", 3. Х.1919.

156. Kvasnicka J. Указ. соч. С. 225.

157. Газета "Русская армия", 8.X.1919.

158. Газета "Ceskoslovensky dennik", 21 .XI.1919.

159. Допрос Колчака. С. 453 - 454.

160. ГАРФ, ф. 827, оп. 10, д. 105, л. 126.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/История-БЕЛЫЙ-ТЕРРОР-В-ЗАСТЕНКАХ-КОЛЧАКА-2014-04-24

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Валерий ЛевандовскийКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/malpius

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

История. БЕЛЫЙ ТЕРРОР. В ЗАСТЕНКАХ КОЛЧАКА // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 24.04.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/История-БЕЛЫЙ-ТЕРРОР-В-ЗАСТЕНКАХ-КОЛЧАКА-2014-04-24 (дата обращения: 16.12.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
3496 просмотров рейтинг
24.04.2014 (1331 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
1 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ШАХТЕРЫ КУЗБАССА - К КОМСОМОЛЬСКОМУ ЮБИЛЕЮ
Каталог: Экономика 
Вчера · от Україна Онлайн
Буржуазный критик мальтузианства
Каталог: Философия 
Вчера · от Україна Онлайн
Историки ФРГ об образовании СЕПГ
Каталог: Политология 
Вчера · от Україна Онлайн
ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ПОЛЬША
Каталог: Политология 
Вчера · от Україна Онлайн
ЭТАПЫ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ПОЛЬСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ (1944-1971 гг.)
Каталог: Экономика 
Вчера · от Україна Онлайн
Леса Украины занимают 15,9 % территории страны и сформированы более 30 видами древесных пород, среди которых доминируют сосна, дуб, бук, ель, берёза, ольха, ясень, граб, пихта. Не смотря на все экономические, социальные и политические перипетии последних лет, есть еще в нашей стране люди, которые репродуцируют леса, выращивают новые культуры и готовы внедрить в экономику Украины новые виды и породы деревьев.
Каталог: Биология 
3 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Малая земля. ТАЛИСМАН ДОЛГОЛЕТИЯ
Каталог: Биология 
3 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Nowadays online casino is an opportunity to legitimately get a big jackpot. Million-dollar wins are quite real even at the minimum rates. Progressive jackpot is an accumulative system that allows you to collect a large bank with small amounts. Given the multi-million audience, your win is a real opportunity to catch your luck.
Каталог: Лайфстайл 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
КИЇВ ПРИРОСТАЄ РОЗКІШШЮ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В. И. ЛЕНИН В ГОДОВЩИНЫ ОКТЯБРЯ
Каталог: История 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн

История. БЕЛЫЙ ТЕРРОР. В ЗАСТЕНКАХ КОЛЧАКА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK