LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-436

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи Из истории древнейших времен. ПАДЕНИЕ ДРЕВНЕГО РИМА
Автор(ы) И. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ
Источник Борьба классов,  № 5-6, Июнь  1934, C. 101-110

Политическое и научное значение различных оценок античности и причин падения древнего Рима, несомненно, чрезвычайно велико и актуально уже потому, что товарищ Стадии в своей речи на I с'езде колхозников-ударников выдвинул новые положения о проблеме революции в дофеодальную эпоху.

Товарищ Сталин говорил о революции, положившей конец существованию рабовладельческого общества, о "революции рабов, ликвидировавшей рабовладельцев и отменившей рабовладельческую форму эксплоатации трудящихся".

В докладе на XVII партийном с'езде товарищ Сталин развил эту концепцию:

"Известно, что старый Рим точно так же смотрел на предков нынешних германцев и французов, как смотрят теперь представители "высшей расы" на славянские племена. Известно, что старый Рим третировал их "низшей расой", "варварами", призванными быть в вечном подчинении "высшей расе", "великому Риму", причем - между нами будь, сказано - старый Рим имел для этого некоторое основание, чего нельзя сказать о представителях нынешней "высшей расы". А что из этого вышло? Вышло то, что неримляне, т. е. все "варвары", об'единились против общего врага и с громом опрокинули Рим. Спрашивается: где гарантия, что претензий представителей нынешней "высшей расы" не приведут к тем же плачевным результатам? Где гарантия, что фашистским литературным политикам в Берлине посчастливится больше, чем старым и испытанным завоевателям в Риме?"

1

Античность всегда была оселком буржуазной исторической мысли. На отношении к античности можно установить характер и физиономию дайной стадии развития буржуазного общества. Античность была своего рода "героем" буржуазного общества.

Уже на самой заре капитализма, в эпоху гуманизма и возрождения, сложилось определенное отношение к античной истории. Самый термин "возрождение" говорит об этом. Что именно "возрождалось"? По мнению филологов XVII в., "возрождалась" античность. В тоги и плащи, античных героев наряжались герои нового буржуазного общества.

Как изображалась ими история гибели античного мира?

На смену блиставшей всеми красками античности пришла эпоха падения культуры, жалкая готика, мрачный христианский аскетизм. Создалась знаменитая теория о катастрофе, настигшей античный мир. Эта катастрофа отнюдь не революция. Суть этой катастрофы в том, что явились варвары и уничтожили блестящее античное общество.

Примерно те же воззрения господствовали и в эпоху просвещения. Для Вольтера треки и римляне были наиболее богатыми духом нациями. По Монтескье, германцы принесли варваризацию общества и падение нравов. Французские революционеры конца XVIII в. так же высоко оценивали античность.

Так выражала свое отношение к античности европейская буржуазия в эпоху своего сравнительного полнокровия, в эпоху своего восхождения.

В буржуазной науке эпохи загнивания капитализма эта оценка античности сдвинулась с прежних позиций.

Прежде всего, нужно отметить одну общую, свойственную, пожалуй, большинству историков буржуазного лагеря черту, которую в своем наиболее ярком, классическом выражении мы находим у таких столпов буржуазной исторической науки, как Эдуард Мейер и Пельман. У этих писателей античность чрезвычайно приближается к современности, причем стираются все экономические грани, которые отличают рабовладельческую социально-экономическую формацию от формации капиталистической. Для; Эдуарда Мейера античность как бы остановилась на эпохе европейского развития XVI - XVII вв. Рабство не имело большого значения, торговые связи были широко развиты. Пельман, особенно в своей терми-


Статьей тов. Преображенского редакция открывает серию статей, посвященных истории античного мира.

стр. 101

Римский барельеф. Пастух.

нологии, вдет еще дальше. В его "Истории социального вопроса и социализма в античном мире", книге, более известной по своему первому изданию под названием "История античного коммунизма и социализма", имеется утверждение, что уже в древности существовали явления, аналогичные социал-демократии, страшнее которой для Пельмана в тот период, когда он писал свою книгу, зверя не было. Критикуя социалистические теории эпохи античного мира, Пельман метил в современный социализм.

В новых исследованиях буржуазных ученых все больше и больше проявляется тенденция отмести прежнюю теорию катастрофы, показать мирный характер перехода от рабовладельческого общества к феодальному. Эта тенденция характерна для буржуазной науки в период всеобщего миррового кризиса.

Наиболее любопытными в этом отношении являются теории двух крупнейших представителей современной буржуазной науки: Макса Вебера и Допша.

Надо отметить, между прочим, что ряд явлений, происходивших во время падения античного общества, отмечен именно Максом Вебером правильно. Он умазывает на все более растущее значение олигархии посессоров, т. е. крупных римских землевладельцев сенаторского ранта, которые высасывали все соки из хилого тела Римской империи. Им правильно отмечены все возраставшая натурализация хозяйства, все более и более сужавшийся товарооборот, тот факт, что вместо прежней городской жизни античного государства осе большее значение приобретала жизнь крупных землевладельческих комплексов, так называемых ойкосов. Но Макс Вебер даже не упоминает о революции. Он освещает вопрос так, будто происходило мирное врастание феодального порядка в рабовладельческий, закономерный эволюционный переход.

Еще более резко эта точка зрения проведена австрийским ученым Допшем. Допш доказывает, что германцы "явились мирными наследниками античного мира, что они сохранили и передали Западной Европе культуру Рима. Как известно, по Допшу, "денежное хозяйство", "капитализм" существовали всегда, на протяжении всего исторического процесса. Допш последовательно проводит точку зрения канонизации капитализма как формации. Естественно, что в изображении Допша нет решительно никаких революционных переходов одной формации в другую. Смысл утверждений Вебера и Допша - в доказательстве невозможности революций.

Не менее ярко проводится это положение в работах других буржуазных историков. Основным тезисом работы Зеека "Падение античного мира" является утверждение, что, падение античности обязано уничтожению аристократии. В книге Зеека содержится ясное утверждение, что надо беречь современных "лучших" вождей промышленности и государства, иначе вся цивилизация погибнет, как и античная.

Наиболее четко эта точка зрения изложена в работах русского беломигрантского профессора Ростовцева, особенно в его книге "Социальная и экономическая история Римской империи".

Указывая, что капиталистическая цивилизация неизбежно погибнет, если культура не будет распространена на все классы общества, Ростовцев предупреждает, что это распространение культуры должно быть

Поместье Юлия цезаря Карфагенская мозаика.

стр. 102

Римский барельеф. Рабы в рудниках.

осуществлено "сверху", чтобы предотвратить революцию. Ростовцев проповедует ассимиляцию низших классов высшими, утверждая, что античное общество погибло именно потому, что в период смут середины III века высшие классы не смогли ассимилировать низшие.

То же и по той же причине произошло, по мнению Ростовцева, после Октябрьской революции в России, которая вернулась по уровню своего экономического развития к ступени домашнего хозяйства.

Итальянский ученый Барбагалло, бывший экономический материалист, ныне фашист, освещает падение Рима в необычайно поэтических тонах.

Римская империя погибла, потому что поставила перед собой грандиозную задачу - принести плоды римской цивилизации всем тем народам, которые были ею покорены. Ошибка заключалась в том, что этим грандиозным культуртрегерством были затронуты слишком большие территории.

Чтобы все же осуществить свою задачу, Римская империя прибегла к опасному эксперименту. Таким опасным экспериментом было... осуществление государственного социализма, в результате которого не оказалось ни богатых, ни бедных, все стали одинаковыми бедняками, переставшими защищать свою родину.

Итальянскому фашисту подпевает германский фашистский подголосок - Освальд Шпенглер.

Рассуждения Шпенглера о варварах, угрожающих современной капиталистической цивилизации, аналогичной античной цивилизации, весьма "научны". Он пишет:

"Истинно русский в своем жизненном чувстве остался номадом так же как северный китаец, манчжур или туркмен. Его родиной является вовсе не деревня, но бесконечная равнина - матушка Россия. Душа бесконечного ландшафта гонит его к странствованиям без цели. Воли у него нет. Германское чувство жизни имеет цель, которая должна быть завоевана: далекая страна, проблема, бог, власть, слава или богатство. А здесь деревенские семьи, ремесленники, рабочие странствуют из одной области в другую, от фабрики к фабрике, без всякой нужды и только следуя внутреннему побуждению. Никакие принудительные меры советской власти не могут этому помешать, что делает невозможным создание группы обученного и связанного с работой пролетариата. И именно от этого и рушатся все попытки завести и удержать здесь хозяйство западноевропейского образца без чужеземной помощи"1 .

Болтовня Шпенглера, конечно, - недурная иллюстрация к словам товарища Сталина о взгляде "высшей расы" на славянские племена!

Высказав свои воззрения на русских, Шпенглер утверждает, что эпоха падения античного Рима очень похожа на переживаемую нами эпоху: и в античном Риме существовал пролетариат, шли гражданские войны.

Временное спасение пошло от Цезарей. Итак, цезаризм - вот спасительный рецепт, который надолго задержит падение капиталистической культуры.

Американский ученый Т. Франк в своей статье о расовой смеси в Римской империи писал, что Рим погиб из-за; того, что к благородной римской крови примешалась чужая, низшая, инородная кровь. Эта теория с исключительной точностью подходит к современным фашистским заданиям. Гитлер

Римский барельеф. Просеивание зерна.


1 Spengler "Jahre der Entscheidung", S. 44.

стр. 103

Римский барельеф. Провинциальный меняла.

воспользоваться установками Франка не может, ибо, по Франку, низшей расой, погубившей Рим, были германские племена, та прославленная "северная" раса, которая, согласно гитлеровской науке, неизмеримо выше римлян, хотя и арийцев, но низшего сорта.

2

Проблема падения древнего Рима - это вместе с тем и проблема падения античного мира вообще, ибо при изучении истории Рима все проблемы античности встают во весь свой рост.

В обычных школьных, несколько вульгарных наложениях истории история Вша как бы отрывается от истории Эллады. Обычно после истории древнего Востока излагают историю античной Греции, затем эллинистическую эпоху, наконец, историю Рима. Между тем Рим - последнее и наиболее мощное эллинистическое государство, которое впитало в себя все культурное наследие древнего Востока, древней Греции. Да и хронологически римская история синхронистична истории эллинизма.

Для того чтобы понять историю падения античности, надо уяснить самую сущность античной, или рабовладельческой, социально-экономической формации.

Сущность эта характеризована в ряде высказываний Маркса и Энгельса. Уже в "Немецкой идеологии" сформулировано основное противоречие, характерное для античной, рабовладельческой формации. Это противоречие, этот антагонизм, заключается в том, что в античном обществе наряду с государственной и общинной собственностью на рабов, об'единявшей всех рабовладельцев данного общества, возникла частная собственность, движимая и недвижимая.

Особенности античного производства вели к тому, что эта собственность, обычно собственность ремесленника или крестьянина, находилась под постоянным давлением со стороны господствующей рабовладельческой собственности. Райский труд являлся жестоким конкурентом труду крестьянскому и ремесленному. Шло постепенное разорение мелкого производителя. К этому обстоятельству присоединялась и разрушительная роль единственного вида капитала, существовавшего в античном мире, - купеческого и денежно-ростовщического капитала. Этот капитал не создавал новых производственных форм, но усугублял антагонизм античного общества.

Маркс писал, что "пока господствует рабство или пока прибавочный труд поедается феодалом и его челядью, и во власть ростовщика попадают рабовладелец или феодал, способ производства остается все тот же. Он только начинает тяжелее давить на рабочего. Обремененный долгами рабовладелец, или феодальный сеньор, высасывает больше, потому что из него самого больше высасывают. Или же он, в конце концов, уступает свое место ростовщику, который сам становится землевладельцем и рабовладельцем как всадники древнего Рима"1 .

Роль ростовщического капитала, следовательно, в том, что он усиливает степень эксплоатации. Это влияние ростовщического капитала особенно сказывается на мелкокрестьянском и ремесленном производстве, т. е., по выражению Маркса, "на всех формах, при

Римский барельеф. Продажа невольника.


1 Маркс "Капитал". Т. III. Ч. 2-я, стр. 110.

стр. 104

Римский барельеф. Перевозка вина.

которых производитель еще является собственником своих средств производства"1 .

С социальной стороны античная социально-экономическая формация характеризуется тем, что господствующим в ней классовым антагонизмом является антагонизм между рабами и рабовладельцами. Оба эти антагонизма: производственный и классовый - чрезвычайно ярко оказываются о том характере, который в эпоху античности имеют все демократические и революционные движения. Рассматривая эти движения, те лозунги, под которыми они идут, те программы, которые они выставляют, можно довольно ярко судить и о самом обществе, которое эти лозунги выставляло и этими лозунгами жило.

У античного мелкого производителя, страдавшего от постоянной конкуренции рабского труда, с постоянной настойчивостью повторяются два лозунга: говорим ли мы об истории древней Греции или об истории древнего Рима, эти лозунга сводятся к "переделу земель" и "кассации долгов".

Своеобразие этих двух лозунгов заключается в том, что в груди мелкого античного производителя жило сразу две души: с одной стороны, он всегда потенциальный рабовладелец, он жаждет попасть в замкнутый круг крупных рабовладельцев, он хочет также быть собственником рабского труда, и иногда это ему удается; с другой стороны, как раз те условия существования, в которых он живет, для своего сохранения требуют уничтожения рабского способа производства, потому что именно этот способ делает невозможным существование мелкого крестьянина или мелкого ремесленника. Поэтому все программы античных революционных движений бьются в безвыходных противоречиях. Лозунги "передела земель" и "кассаций долгов" не требуют нового, высшего способа производства. Наоборот, эти политические программы смотрят скорее назад и стремятся восстановить старинные порядки эпохи родового строя, иначе говоря, являются реакционными.

Для античности чрезвычайно характерным является то обстоятельство, что этот общественный идеал находится не впереди, а где-то далеко, сзади. Социальная философия античности проникнута глубоким пессимизмом; яркой иллюстрацией этого является представлением так называемом "золотом веке". Для рабовладельческого общества характерно, что этот "золотой век" является каким-то беспечальным временем, когда человек не нес на себе проклятия труда, когда земля, давала ему решительно все сама. Это было прекрасное время, когда в кисельных берегах текли молочные реки. Презрение к труду, свойственное рабовладельческому обществу, очень ярко сказалось на этом общественном идеале. Будущее несет только ухудшение. Уже Гесиод2 видел приближение такого времени, когда беззаконие людей достигнет такой степени, что люди, начнут рождаться седыми, и тогда боги уничтожат это поколение людей.

Правда, в конце истории античного мира появляются теории замечательного будуще-


1 Маркс "Капитал". Т. III. Ч. 2-я, стр. 109. Гиз. 1929.

2 Древнегреческий поэт VIII в. до хр. эры.

стр. 105

го, которое ждет всех тех, кто сейчас испытывает на себе несправедливый гнет эксплоатации. Это так называемые эсхатологические1 чаяния спасения. Это ожидание царства божьего на земле является как бы обратной стороной учения о "золотом веке".

Грядущий "золотой век" представлялся иногда в очень материалистической форме, так, например христианский писатель II в., лионский епископ Ириней, ждал приближения тысячелетнего царства в таком вире: Иисус будто бы говорил одному из своих учеников, что настанут дни, когда произрастут деревья и на каждом будет 10 тыс. лоз, на каждой лозе - 10 тыс. ветвей, на каждой ветви - 10 тыс. побегов, на каждом побеге - 10 тыс. кистей, да каждой кисти - 10 тыс. ягод и каждая ягода даст 10 тыс. мер вина. И если святой, попавший в это тысячелетнее царство, захочет взять какую-нибуть одну кисть, то другие воскликнут: "Я лучше, возьми меня и восхвали господа!"

"Золотой век" достигается не в результате борьбы, его приносит на землю небесный избавитель.

Эта идеология античности отражала своеобразные экономические отношения рабовладельческой социально - экономической формации. Революционно-демократические движения античности почти не выдвигали лозунга отмены рабства. Лишь в очень редких случаях революционные демократические вожди выставляют лозунги, требующие освобождения рабов. До нас дошли красочные и яркие революционные призывы, обращенные к мелкому крестьянству, к мелкому производителю, которые проливали свою кровь за своих господ и получали вместо улучшения своего положения одно разорение. Некоторые из них исполнены поистине блестящего пафоса, как, например речь Тиберия Гракха, сохраненная Плутархом. По словам Плутарха, Тиберий Гракх так обращался к своим приверженцам: "Дикие звери, живущие в Италии, имеют норы и логовища, между тем как люда умащающие, сражаясь за Италию, не имеют ничего, кроме воздуха и света. Они без крова, лишенные постоянного местожительства, бродят с женами и детьми. Полководцы обманывают солдат, увещевая их сражаться с врагом за могилы предков и храмы: ни у кого из стольких римлян нет ни отчего алтаря, ни кладбища предков. Солдаты идут на войну и умирают лишь рада чужой роскоши и богатства. Их называют властелинами вселенной, между тем как у них нет одной глыбы своей собственной земли"2 .

Но несмотря на весь этот революционный пафос, который звучит не только в речах Тиберия Гракха, но и в речах таких римских демократических вождей, как Лициний Макр и Катилина, в этих выступлениях нет лозунга уничтожения рабства.

Тем не менее, рассматривая эти движения, можно все же подметить, что большая их часть, особенно в римской истории, почти всегда хронологически совпадает с восстаниями рабов (факт, почти игнорируемый буржуазными историками). Дело, конечно, не только в хронологическом совпадении - эта связь является гораздо более глубокой. Так, гракхианское движение, направленное к устройству земельной реформы в Риме, совпадает с первым сицилийским восстанием рабов, которое длится несколько лет. Движение, возглавленное Апулеем Сатурнином, совпадает со вторым сицилийским восстанием рабов. Наконец, в результате спартаковского движения реставрируются демократические учреждения в Риме, и уничтожается реакционная суллановская конституция. Несомненно, что крупные рабовладельцы боялись образования коалиции рабов, крестьян и ремесленников и, бросая подачки крестьянам и ремесленникам, принимали меры к тому, чтобы парализовать возможность их соединения с массами рабов. Но лишь в редких случаях вожди демократических движений обращались к рабам, например: во время союзнической войны3 один из повстанцев, захватывая какой-нибудь римский город, обязательно освобождал рабов и присоединял к армии; во время войны против Суллы старший Марий, младший Марий и Цинна отпускали рабов и призывали их к себе в войско. Но все эти случаи являются исключениями. Даже наиболее цельное и, может быть, наиболее полнокровное из римских революционных движений, так называемый "заговор Катилины"4 , таким исключением не является. Правда, есть указания на то, что Катилина пытался поднять восстание рабов, но Саллюстий подчеркивает, что, когда к Катилине стали стекаться массами рабы, он отказался принять их, так как не желал,


1 Эсхатология - богославское учение о конце мира.

2 Плутарх "Тиберий Гракх".

3 Союзническая война (90 - 98 гг. до хр. э.) - война, которую вели подчиненные Риму италийские общины за политическое равноправие с римлянами.

4 Катилина - Люций Сергий Катилина - римский революционер, глава так называемого "Заговора Катилины" в 63 г. до хр. эры.

стр. 106

чтобы дело свободных римских граждан поддерживалось рабами.

Формулировка товарища Сталина помогла нам установить тот факт, что в определенный момент вое же произошли те события, которых так боялись римские рабовладельцы: против них об'единились и выступили не только мелкие собственники, но и рабы и "варвары", т. е., иначе говоря, союз всех угнетенных был, наконец, образован.

3

Для того чтобы ответить на вопрос, каким же образом произошло это об'единение, мы должны обратить внимание на основные черты истории поздней Римской империи.

Наиболее сильный толчок к образованию этого единого фронта дает, конечно, знаменитый кризис III века, значительно изменивший физиономию Римской империи. Здесь не место обсуждать причины и самый характер этого кризиса, можно указать только на его некоторые своеобразные внешние черты. В эпоху примерно с 235 до 285 г. христианской эры в Римской империи сменилось 26 императоров, из которых только один умер естественной смертью, а все остальные были убиты своими собственными солдатами. Эта борьба за власть имела, как нам кажется, два аспекта. Во-первых, это была борьба за власть между римскими провинциальными армиями: можно сказать, что римская провинция мстила Риму. Именно после этого Италия стала действительно опустевшей страной. С другой стороны, эту борьбу больших римских армий за власть можно рассматривать как самый настоящий подготовительный этап общей коалиции рабов, колонов и германцев пропив аппарата государственного принуждения. Римские" армии вербовались как раз из этих самых элементов. С этой точки зрения знаменитый кризис III века был первым и самым кровавым этапом грядущей революции рабов против рабовладельцев. Он привел к еще большему обострению классовых противоречий.

Чтобы охарактеризовать сущность этих противоречий, следует, прежде всего, обратить внимание на некоторые черты устройства Римской империи в результате реформ Диоклетиана и Константина. Фигуры Диоклетиана и Константина в значительной степени искажены христианской традицией. Император Диоклетиан всегда напоминал какого-то страшного "царища Диаклетианища" из старинного русского театрального "действа", так как церковью он выставлялся как ярый гонитель христиан. На самом деле это был один из самых крутых и самых интересных реформаторов, которого только знало римское рабовладельческое государство. Если в изображении Диоклетиана в современной историографии еще сказывается старая, благочестивая христианская традиция, которая расписывает его под какое-то чудовище, то совершенно обратное можно сказать о Константине. Он является для христианской церкви равноапостольным, несмотря на то, что он не был христианином, убил своего сына, ревнуя его к своей собственной жене, и ни на какую равноапостольность, по здравому человеческому разумению, рассчитывать, не мог.

Однако и Константин, был крупным устроителем поздней Римской империи.

Уже с эпохи I века в Римской империи наблюдается все большая и большая нехватка рабской силы вследствие прекращения победоносных войн, которые служили ее главным источником. Естественное размножение рабов никогда ее было крупным фактором пополнения рабской силы. Наблюдается даже, что в конце Римской империи цены на рабов как будто снижаются, так как на них нет спроса. Старые формы раб-

Римский барельеф. Добыча и пленные

стр. 107

ской эксплоатации - устройство, больших плантаций с рабскими казармами - отживают свой век, становятся чрезвычайно неудобными для больших пространств Римской империи, и поэтому эта плантация заменяется знаменитой римской "виллой", большим полукрепостным хозяйством.

"Античное рабство пережило себя, - писал Энгельс. - Ни в крупном сельском хозяйстве, ни в городских мануфактурах оно уже не приносило дохода, оправдывающего затраченный труд, - рынок для его продуктов исчез. А в мелком земледелии и мелком ремесле, к которым свелось громадное производство времен расцвета империи, не было места для большого числа рабов"1 .

В этот период шли два встречных процесса: с одной стороны, процесс относительного раскрепощения раба, который получает свое имущество, свою землю, свою парцеллу. Правда, он не может с этой земли уйти, но, тем не менее, он становится, более независимым. С другой стороны, все свободные производители, мелкие ремесленники закабаляются государством, т. е. процесс некоторого раскрепощения рабов соответствует обратному процессу - закрепощению всех трудящихся. И рабы и мелкие крестьяне сливаются в одну общую группу колонов, которые приписаны к определенной территории, к определенному имению и являются, по римскому техническому выражению, glebae adscripti, т. е. приписанными к земле.

Старое эллинистическое правило, что каждый человек должен быть прикреплен к определенному месту или профессии, получает свое полное развитие. Земледелец не может уйти с того куска земли, на котором он сидит. То же и с городскими ремесленниками, которые обязаны государству натуральными поставками и не могут без разрешения государства оставить своей мастерской.

Далее, тот слой людей, которых многие исследователи легкомысленно называют городской буржуазией, опять-таки оказывается прикрепленным к своим местам. Все люда, которые сидят в городских думах, в так называемых куриях, и являются поэтому "куриалами", не могут уже покинуть своих мест. Они твердо закреплены, так как несут в пользу государства определенные повинности и службу. Служба в курии считается, чуть ли не худшей чем каторжные работы, потому что человек отвечает за сбор налогов в пользу государства своим имуществом. Самый принцип сбора налогов в значительной степени предопределяет эту государственную политику. Он состоит в примитивном земельном кадастре2 .

Кадастр, введенный тогда в Риме, заключался в том, что все земли облагались в зависимости от количества упряжек волов, которые их обрабатывали, причем количество земли при той же упряжке было различно. Тут все-таки принимались во внимание некоторые качественные различия. Но, вводя этот принцип обложения, государство сразу столкнулось с бегством от труда, с бегством от земли. Поэтому самый принцип распределения податей представлял собой хитроумное соединение земельного и поголовного обложения. Под "головой" разумелась иногда голова человека, иногда животного. Это своеобразное соединение земельного и поголовного обложения и создало принцип римского взимания налогов. Но оказалось, что соединять землю и головы, особенно человеческие, было чрезвычайно трудно, потому что люда бежали от труда и не желали работать. Именно поэтому пришлось каждого прикрепить к своему месту. Только небольшая кучка так называемых посессоров, т. е., иначе говоря, крупных землевладельцев, и отчасти арендаторов больших государственных доменов была освобождена от всех "грязных повинностей" и жила как трутни, пользуясь в то время полным благополучием.

Таким образом, на последних ступенях своего существования рабовладельческая верхушка устраивает своеобразный государственный аппарат: наверху небольшая горстка посессоров, а под ними закрепощенные не только колоны, не только городские жители, ответственные за платеж податей, но и части германских племен, которые селились на римском рубеже. Хорошо, если германцы выговаривали себе особые условия существования, но часто они находились в таком же положении, как обычные крепостные, обычные колоны.

Таким образом, были закрепощены и рабы, и чрезвычайно приблизившиеся к рабам свободные люда, и даже часть германских племен на границах территории Римской империи.

Влияние этого общего закрепощения ярко сказалось и та существенной психологии и на движениях того времени.

Когда в первый раз Рим был осажден Ала-


1 Ф. Энгельс "Происхождение семьи, частной собственности и государства", стр. 151. Партиздат. 1932.

2 Кадастр - перепись об'ектов налогового обложения.

стр. 108

Римский барельеф. Колоны, приносящие дары.

рихом и взят варварами, то, по современным источникам, около 40 тыс. колонов и рабов перебежали к Алариху, т. е., иначе говоря, образовался общий фронт против общего врага.

Эта борьба всех угнетенных и сведенных на положение рабов против рабовладельцев ярко иллюстрируется рассказом марсельского священника Сальвиана:

"Римская масса просит у неба только одной милости - возможности провести жизнь среда варваров. И мы не удивляемся, что готы не побеждены вашими войсками, когда римляне предпочитают стоять на их стороне, а не на нашей. Вот почему наши братья не думают оставлять варваров, чтобы перебежать к нам, но бегут из наших провинций, чтобы у них искать убежища. Я бы, наконец, удивился, почему все же бедные и разоренные колоны не делают того же, если бы не знал единственного затруднения, их останавливающего, - невозможности увезти с собой свое скудное наследство, свою жалкую хижину и свое бедное семейство".

Итак, слои населения Римской империи, страдавшие от рабовладельческой эксплоатации, уходили к варварам и приветствовали их.

При условиях всеобщего закрепощения, возникших при Диоклетиане, когда только небольшая кучка рабовладельцев была заинтересована в сохранении империи, напор "варваров" на римские границы стал особенно опасным. Когда-то "варварские" племена и народности были главным источником по доставке дешового рабского труда. Победоносные войны регулярно кончались захватом большого количества пленных, которые сгонялись на невольничьи рынки важнейших римских провинций. Но уже в начале христианской эры, при императоре Августе, римская империя фиксировала свои границы, из которых особо важной была военная граница по Рейну и Дунаю, созданная против германских "варваров". С этих пор попытки к расширению римских границ проявляются только в исключительных случаях. Приходилась думать уже не о захвате новых рабов, а об обороне, в лучшем случае, довольствуясь использованием "варваров" в качестве военных союзников или полузависимых сельскохозяйственных рабочих, рассеянных на окраинах империи. Именно это обстоятельство и создало прямую опасность коалиции "варваров" с колонами, мелкими ремесленниками и рабами. Конец 60-х и 70-е годы II в. хр. эры наполнены борьбой римлян против квадов и маркоманов1 , причем римские легионы иногда терпят жестока" поражения. С 50-х годов III в. германские племена начинают самый настоящий штурм римских границ, и при своих нападениях они иногда образуют большие конфедерации, как, например алеманы и франки.

Ослабление былой военной мощи Рима ярко характеризуется тем фактом, что в 251 г. готы уничтожают при Дуросторе (Силистрия) римскую армию и император Деций погибает в битве. В результате этого поражения империя откупается от готов ежегодными субсидиями. Правда, в 270 г. император Клавдий наносит выступавшему против империи обвинению германских племен жестокое поражение, но характерно, что остатки разбитых германцев частью принимаются на службу в римскую армию, частью поселяются как колоны в опустошенных областях. Такая же судьба постигает согнанных готами с насиженных мест бастарнов1 , которые в количестве 100 тыс. человек помещаются императором Пробом во Фракии. Нет никакого сомнения, что диоклетиановские реформы, этот последний признак загнивания рабовладельческого государства,


1 Квады, маркоманы, бастарны - германские племена и группы племен.

стр. 109

были в значительной степени обусловлены опасностью, грозившей империи со стороны "варваров". Рабовладельческое государство превращалось в осажденную крепость, вдобавок с ненадежным гарнизоном.

О дальнейшем укреплении имперских границ особенно заботился Константин. Этих усилий, однако, не хватило и на одно столетие: в 378 г. вторгнувшиеся готы наносят римской армии полное поражение под Адрианополем, и римский император Валент остается на поле битвы. Феодосию Великому удается сломить готскую мощь и поселить готов во Фракии и Мезии, но в 410 г., в первый раз за всю свою историю, Рим был взят и разграблен готским вождем Аларихом.

Самым грозным симптомом в эту эпоху борьбы империи с "варварами" было развитие крупных антирабовладельческих движений, которые подтачивали живое тело империи изнутри. В III - IV вв. происходит и продолжается почти 150 лет восстание багаудов, галльских и испанских крестьян, в котором принимали участие и крестьяне, и колоны, и рабы.

По мнению Сальвиана, причиной восстания были "пени и грабежи со стороны тех, которые обратили общественные подати в свой частный доход и стлали налоги своей добычей". В первой половине IV в. в Северной Африке разгорается религиозное движение так называемых "циркумцеллионов", имеющее весьма любопытное социальное содержание. Одна, почти, что анекдотическая подробность ярко рисует его классовый смысл: циркумцеллионы очень любили, встречая повозку богача с бегущими перед ней рабами-скороходами, устраивать своеобразную перетасовку: в повозку сажать рабов, а господ заставлять исполнять роль скороходов.

Разумеется, существование внешней и внутренней войн вело к их органическому, соединению. Последний крупный римский историк - Аммиан Марцеллин - рассказывает о похождениях готов на Балканском полуострове перед битвой при Адрианополе следующее: "Со дня да день присоединилось к ним множество земляков из тех, кого продали в рабство купцы, или тех, кто в первые дни перехода на римскую землю, вынуждаемые голодом, продавши себя за глоток скверного вина или же за жалкий кусок хлеба. К ним присоединилось много рабочих с золотых приисков, которые не могли снести тяжести оброков". Таким образом, получайся стык между готскими полчищами и массами рабского и просто трудового населения империи. Византийский историк Прокопий, может быть, не без тенденциозности повествует о том, что Рим во время осады его Аларихом был буквально предан рабами, которые тайком открыли городские ворота осаждающим.

Успех антирабовладельческой революции III - V вв. хр. эры был обусловлен образованием единого фронта рабов, колонов, ремесленников и "варваров" против державного Рима.

Эта коалиция была очень пестра по своему составу, но ее сил было вполне достаточно, чтобы опрокинуть прошившее здание империи.

Бесспорно, одни рабы не могли осуществить этого, ибо они не представляли нового, более прогрессивного способа производства. Но соединение потока восстаний рабов с борьбой "варваров", бывших носителями прогрессивного способа производства, и явилось той силой, которая совершила революцию, приведшую, в конечном счете, к созданию новой, феодальной формации.

"То был безвыходный тупик, в который пошл римский мир, - писал Энгельс. - Рабство сделалось экономически невозможным, труд свободных морально презирался. Первое уже не могло, второй еще не мог сделаться основной формой общественного производства. Вывести из этого положения могла только полная революция"1 (разрядка моя. - П. П. ).

И эта революция совершилась.


1 Ф. Энгельс "Происхождение семьи, частной собственности и государства", стр. 152.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Из-истории-древнейших-времен-ПАДЕНИЕ-ДРЕВНЕГО-РИМА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Василий П.Контакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/admin

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Из истории древнейших времен. ПАДЕНИЕ ДРЕВНЕГО РИМА // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 29.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Из-истории-древнейших-времен-ПАДЕНИЕ-ДРЕВНЕГО-РИМА (дата обращения: 18.11.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Василий П.
Киев, Украина
713 просмотров рейтинг
29.05.2014 (1269 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел.
Каталог: Физика 
11 дней(я) назад · от джан солонар
НАЗАД В АЗАРТНОЕ ПРОШЛОЕ?
Каталог: Право 
12 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются им
Каталог: Физика 
13 дней(я) назад · от джан солонар
Изобретателю века - "Золотую Фортуну"
Каталог: Разное 
22 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом на Оси, была коей Луна им. Наука дней новых не ведает этого: мир ей — без центра и края дыра, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне забил кол в эту глупость, губящую нас.
Каталог: Философия 
23 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В качестве источников электрической энергии постоянного тока в энергоустановках могут применяться обычные коллекторные генераторы постоянного тока, генераторы переменного тока с выпрямительными устройствами, а также униполярные генераторы (УГ). Использование сверхпроводящих обмоток позволит увеличить плотность электрической энергии в данных машинах и снизить их удельный вес, что связано с ростом магнитного потока в рабочем объеме и уменьшением тепловых потерь. По сравнению с другими типами электрических машин униполярные генераторы обладают рядом преимуществ. Простота конструкции, большая перегрузочная способность, высокий КПД, отсутствие пульсаций в кривой тока и напряжения, возможность непосредственного подсоединения к турбине ЭУ и т.д. As electric energy of direct-current sources in энергоустановках the ordinary collector generators of direct-current, alternators, can be used with rectifying installations, and also homopolar generators(УГ). The use of сверхпроводящих обмоток will allow to increase the closeness of electric energy in these machines and bring down their specific gravity, that it is related to the height of magnetic stream in the swept volume and reduction of thermal losses.
Каталог: Энергетика 
23 дней(я) назад · от джан солонар
Производители шуб сегодня могут предложить женщинам огромный выбор изделий из разного по своим качествам и стоимости меха, от очень доступного кроличьего до очень дорогого соболиного.
Каталог: Лайфстайл 
24 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что электромагнитный эфир Максвелла представляет субстанцию, состоящую из микроэлементарных частичек, реликтов и фононов. При движении в ней элементарных частиц возникают волны возмущения эфирной среды, фотоны, при помощи которых осуществляется взаимодей ствие между частицами. Причем, необходимо отметить, что электромагнитные возмущения (сигналы), т.е. фотоны, не поглощаются другими частицами, а возникает взаимодействие между фотонами, что является причиной изменения скорости движения этих частиц.
Каталог: Физика 
27 дней(я) назад · от джан солонар
Поскольку фононовая среда в космическом пространстве не однородна то следова тельно, Постоянные Больцмана и Планка не являются постоянными величинами, а зависят от свойств фононной среды и имеют различные значения в разных зонах космического пространства..
Каталог: Физика 
27 дней(я) назад · от джан солонар
Поскольку атмосферы планет определяются величинами «постоянных» Больцмана и Планка то все физические процессы , происходящие на этих планетах или вблизи них должны протекать при разных значениях этих физических коэффициентов но, очевидно, по одним и тем же физическим законам
Каталог: Физика 
27 дней(я) назад · от джан солонар

Из истории древнейших времен. ПАДЕНИЕ ДРЕВНЕГО РИМА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK