LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-998

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи Из истории гражданской войны. ЧАПАЕВСКАЯ ДИВИЗИЯ ПОСЛЕ ЛБИЩЕНСНОЙ КАТАСТРОФЫ
Автор(ы) М. ГЛУШКОВ
Источник Борьба классов,  № 12, Декабрь  1934, C. 41-50

(ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКА ПОХОДОВ 25-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ им. ЧАПАЕВА)

Уфа пала...

Чапаевская дивизия в июне 1919 г. перебрасывалась на Уральский фронт. Уже около двух месяцев Уральск, бывший в руках большевиков, находился в осаде. Кавалерийские раз'езды противника не раз уже проникали в Николаевский уезд, б. Самарской губернии.

Разинский полк в составе всей Чапаевской дивизии шел на Уральск "разбивать кольцо осады города" и не ожидал встретить более или менее крупные боевые соединения противника ранее Уральска. Сведения о противнике были скудные. Все это привело к тому, что полк понес крупные потери в "случайном" бою, в 17 верстах от слободы Соболевской. В дальнейшем до Уральска неприятель боя почти не принимал.

Почувствовав твердую решимость чапаевских полков взять город, неприятель отступил за р. Урал и на юг от Уральска.

К Разинскому полку, занимавшему позицию в садах, севернее Уральска, от освобожденных, уже бывших в осаде частей, подошла связь и вкратце передала то, что они пережили за 2 месяца осады:

"Первым дням осады мы не придавали большого значения, надеясь одним ударом освободиться от нежелательной опеки, - говорил один из связи. - Оказалось, мы ошиблись. Предпринятые нами наступательные действия не имели успеха. Мы каждый раз возвращались с большими потерями. Ряды наши редели. Казаки со дня на день действовали смелей. Контрреволюционные элементы города поднимали голову. Распространившиеся было слухи о том, что Чапаевская дивизия идет на Уральск, затихли. Белогвардейского восстания ожидали с часу на час. Положение создалось катастрофическое. Надежды на разрыв "железного кольца" с каждым днем, с каждым часом уменьшались. Вдруг раздался орудийный выстрел, другой... десятый. Казаки стали отвечать. Нам стало ясно, что к стенам Уральска подошли красные войска. И вот мы свободны", - закончил связист.

Разинский полк преследовал противника западнее Уральска, в направлении на юг. Мы достигли железнодорожной линии, или, вернее, того места, где проходила линия Саратов - Уральск.

Казаки, отступая, разрушили железнодорожную линию. Нерв, соединявший расположенный в степях Уральск с Центральной Россией, был уничтожен.

Все железнодорожные будки были также разрушены. Оставшиеся простенки были испещрены надписями. Красивым почерком выведено было даже целое обращение:

"Братцы, солдаты! С кем вы воюете? Вы воюете с теми, кто с вами вместе защищал великую Россию и православную веру от извергов - немцев. А теперь они, пользуясь смутой в России, при помощи жидов и продавшихся им большевиков, разрушают наши мирные села, как когда-то дикие, кочевые татары. Опомнитесь! Обратите штыки свои на предателей великой России!"

Стояли августовские жаркие дни. Это учли отступающие казаки: они завалили единственные в безводной степи глубокие железнодорожные колодцы.

Через хозяйственные части были приняты меры к очищению колодцев. Оттуда доставали двери, шпалы, части повозок и т. п.

Добрались до воды. Открыли прибудочные ледники. К ротам под'езжали бочки с холодной, точно с ледяных гор, водой.

Как утки в безводных краях, завидя идущего к корыту хозяина с ведром, спешат к нему, так бойцы, томимые жаждой, торопились к бочке с водой. Давили друг друга, толкали, спешили, пили, крякали, хватались за лбы, которые ломило от жадно выпитой студеной воды.


Настоящие воспоминания предоставлены редакции из фондов "Главной редакции по Истории гражданской войны" и публикуются в сокращенном виде.

стр. 41

Чапаевцы после взятия Уфы отправляются на освобождение Уральска.

Некоторые подходили вновь, так, "прозапас". Но водовоз как виночерпий зорко следил за "повторяющими" и сурово окрикивал:

"Пошел, пошел! Какой раз подходишь!"

"А я, так, думал: лишняя", - смущенно отговаривался "уличенный"... и спешил в цепь.

На исходе дня казаки начали переход в контрнаступление. Их кавалерийские колонны неслись в обхват нашего правого фланга. Одновременно казаки наступали редкими цепями с фронта.

В свою очередь наш полк также продолжал наступление, обеспечив фланг уступным расположением частей.

Охватывающая наш правый фланг кавалерия противника круто повернула на нас, принимая боевой порядок.

Удобный момент наступил. Грянули орудийные выстрелы. Неприятельские колонны, взятые "в вилку", заметались как мыши в мышеловке. Наша пехота перешла в более энергичное наступление, а кавалерия, врезавшись в начавшую отступление кавалерию противника, удачно нанесла ей поражение.

Полк двигался на юг степью, параллельно р. Уралу и западнее его, так что в непосредственных боях за овладение станицами до Лбищенска почти не участвовал.

Дивизия, продвигаясь от Уральска на юг, с боем занимала густо населенные казачьи поселки и станицы на правом берегу р. Урала. Пали Чаган, Скворинский, Янанский, Богатынский, Бударинокий поселки и станицы.

Первая бригада, прикрывая правый фланг дивизии, двигалась, почти не участвуя в боях. Противник усиленно старался отстаивать станицы лобовыми ударами и, лишь изредка маневрируя, делал "вид" охвата фланга дивизии.

Основным ядром Чапаевской дивизии были бойцы трех полков, ранее действовавших отдельными "самостоятельными" отрядами: Разинского, Пугачевского и Домашанского. Они первые приняли неравный бой с кулацкими элементами из родных сел Николаевского уезда, Самарской губернии. Затем бои с чехословаками, с уральскими казаками...

Начав поход стихийно, без оружия, без плана и согласованности между отрядами, они сначала вели борьбу каждый по-своему, пока, наконец, в порядке общей организации Красной армии к концу 1918 г. эти отряды не были преобразованы в полки и в дивизию.

Самостоятельность действий и абсолютная добровольность пребывания в отрядах выработали в высшей степени преданных ре-

стр. 42

волюции бойцов и отважных командиров, занявших ответственные командные должности во всей дивизии, бывших гордостью революционного крестьянства этого района.

Боевая слава дивизии распространялась на всю дивизию в целом. Но внутри дивизии все боевые заслуги приписывали себе разинцы, пугачевцы и домашане, с некоторым пренебрежением относясь к позже влившемуся в дивизию рабочему Иванововознесенскому полку.

"Земляческие" настроения в Чапаевской дивизии были так сильны, как, очевидно, нигде в других частях. Это было заметно и по тому недоверчивому, а порой и настороженно-враждебному отношению, с каким встречали назначаемых в дивизию политработников. Редко кто из вновь прибывших комиссаров располагал к себе части сразу.

"Вы, товарищи, из "центра" приехали? - с иронией говорили прибывшему. - Те порядки и та работа, которую вы думаете вести по московской инструкции, здесь неприменимы. Вы, наверное, не знаете: тут война! - кололи новичка. - Нужно прежде всего воевать!"

"Новички", однако, скоро втягивались в боевую обстановку, и через месяц уже трудно было постороннему человеку различить, кто из суетившихся у оперативного приказа или карты комиссар, а кто командир.

Пренебрежительно встреченные, иваново-вознесенские полки скоро своей организованностью и выдержкой добились больших успехов. Они же повели наступление и с боем вошли в Лбищенск с севера. Разницы с другими полками первой бригады в это время без боя вступили с югозападной его стороны.

Дальше на юг, на поселки Горячинский, Мерченевский, наступала первая бригада. Казаки упорно отстаивали поселок Мерченевский.

Наступавший беретом р. Урала Разинский полк вынужден был остановить свое наступление и окопаться в 3 - 4 км севернее Мерченевска.

Противник, используя лес болотистого берега р. Урала, вел удачный орудийный огонь вдоль всей цепи полка с левого его фланга, нанося большие поражения как людскому, так и конскому составу полка.

Ответная стрельба наших батарей долгое время была безрезультатна. Наконец, наблюдатели заметили дерево с подозрительной темной полосой, видневшейся сквозь густоту листвы. Взяли прицел. Грянул выстрел, и батарея противника, лишившись наблюдательного пункта, замолчала.

Полк наступал, делал перебежки. Противник продолжал занимать хорошо приспособленные окопы и, не думая отступать, расстраивал наступавших разинцев. Полк настойчиво двигался вперед. Раздалось "ура", и, вмиг поднявшись, цепь с криком, сплошной стеной ринулась на противника. Казаки, не устояв, в беспорядке отступили, оставив поселок Мерченевский.

Отступая под натиском чапаевцев, казаки не думали без боя сдать станицу Сахарную, где так же, как и у Мерченевска, они заняли заранее подготовленные окопы.

Наступавшим фронтально полкам дивизии было приказано остановить наступление в 5 - 6 км севернее Сахарной, брать которую решено было глубоким обходом левого фланга противника. Посланная для этой цели бригада действовала медленно, потеряв связь между полками, и несколько дней не могла ее установить вновь. Части лобового наступления 4 дня бесцельно лежали в окопах, от нечего делать считали снаряды, которые противник скупо бросал по цепи. Наши батареи молчали. Бойцы сделали неправильный вывод, что у нас не было снарядов и как будто их ожидали из Уральска, и что только после этого можно было перейти в наступление.

Командиры ходили по цепям и время от времени информировали Чапаева, который сам тоже обошел цепи. Весть о том, что Чапаев, ходит по цепи, облетела все части.

Чапаев расспрашивал красноармейцев об их нуждах.

"Так вы еще с тех пор, как бились с чехословаками, не были дома? - спросил Чапаев двух красноармейцев. - Как возьмем Сахарную, доложите командиру, чтоб отпустил, пока тут недалеко, побывать домой, да скажите, что я приказал!" - наставительно говорил Чапаев красноармейцам, которых он знал еще в "своем" отряде.

Радости не было конца. Обещанный двум красноармейцам отпуск был истолкован как распоряжение Чапаева дать отпуск всем, кто недалеко живет. Многие уже представляли себе встречу с родными, с детьми, с женой... Но тут загремели пушки. Мечты о доме были прерваны. Впереди был враг, которого нужно уничтожить.

Полки перешли в наступление. Противник бешено сопротивлялся, неоднократно переходя в контрнаступление, поддерживаемое сильным артиллерийским огнем. Красные части, как бы наверстывая пропущен-

стр. 43

ные четыре дня, наступали с необычайным упорством и под'емом.

Чапаевская дивизия как и многие в то время части действовала "одиноко", обыкновенно не имея по соседству других частей. Так было и на сей раз. Правый фланг дивизии был открыт со стороны астраханских степей, левый же, хотя и защищайся р. Уралом, представлял широкий простор для казацкого разгула, так как там красных частей не было. Такое положение ставило дивизию при дальнейшем ее продвижении на Гурьев под угрозу обхода противником с флангов, и наступление было временно приостановлено. Положение обсуждалось высшим командованием. В результате была создана "особая группа войск" для действий на Бухарской стороне (так называются степи на левом берегу Урала) с задачей занятия Куспы - ставки киргизской знати и очага белогвардейщины, со всех концов страны сбежавшейся туда.

"Особая группа" должна была установить связь с действующими в Туркестане войсками и создать сплошной Урало-Туркестанский фронт для согласованного продвижения к берегам Каспийского моря, на Гурьев - Красноводск.

Группа была создана из полков, выделенных из Чапаевской дивизии и из отдельно действовавших боевых частей. Командиром группы был назначен командир Разинского полка Иван Константинович Бубенец, начальником полевого штаба - инструктор для особых поручений того же полка Константинов и я - помощником начальника штаба группы.

Соорудив наскоро в районе Лбищенска мост через р. Урал, группа в августе 1919 г. переправилась на бухарскую сторону.

Штаб группы спешно размножал карты нового поля боя, отдавал приказы, готовился...

Путь наступления был дико-пустынный. Кроме небольших вначале сил противника встречались жалкие кибитки кочевников с десятком-двумя кобылиц и с сотней-другой овец. Все крупные кочевники-кулаки с десятками тысяч овец - ушли в глубь необозримой степи, так же как и богачи с табунами лошадей и верблюдов.

Оставшиеся кочевники - киргизы-бедняки - встречали нас радушно и угощали особо засушенным в плитки сыром.

Хозяйки, не зная ни одного слова по-русски как и мы по-киргизски, гостеприимно улыбаясь, преподносили нам в чашках мутнобелого цвета напиток - кобылье молоко, которое хорошо утоляло жажду, мучившую нас при переходах в безводных степях.

Группа успешно наступала. Настроение было бодрое. Мучило только безводье. Из Лбищенска подошел первый транспорт с боевыми припасами и продовольствием, свидетельствовавший об установлении связи группы с дивизией. Готовились к сильному бою, предвестником которого было упорное сопротивление противника в последние дни. Принимая лобовые удары, противник широко использовывал необ'ятный простор Бухарской степи. Группами, взводами, эскадронами он появлялся то на флангах, то в тылу одиноко действовавшей группы.

До Куспы оставались считанные версты. Среди наступающих раздавались уже "заботливые" голоса о том, куда и как теперь будет бежать белогвардейщина, скопившаяся здесь из Уральска, Оренбурга, Самары, Саратова и других городов.

...Но вдруг стало не до Куспы... Над дивизией и группой повис грозный призрак полного разгрома.

В один из вечеров на западе нами было замечено необыкновенной яркости красное зарево. Была определено, что огненная полоса охватывает Сахарную - Лбищенск - район расположения частей Чапаевской дивизии. Сопоставляя яркость зарева с расстоянием, нами пройденным, нетрудно было сделать вывод, что появление зарева не случайно, а что оно вызвано какими-то чрезвычайными обстоятельствами.

Неожиданно в группу прибежали два совершенно голых человека из состава хозяйственных частей дивизии, находившихся в Лбищенске. Подавленные пережитым, они растерянно передали: "Штаб дивизии разгромлен казаками... Всех захватили в плен... Очень немногие спаслись вплавь через Урал". ...Решено было начать отход на Лбищенск и оказать содействие правобережным частям дивизии.

Преследуемые казаками, затем отставшими от нас по мере нашего удаления от Куспы, мы, не дойдя километров 7 - 10 до левого берега р. Урала, с другой стороны которого расположен Лбищенск, остановились с заходом солнца. Через 2 - 3 часа наступила непроглядная тьма.

"Едем на берег!" - обратился ко мне командир группы Бубенец.

Через минуту мы неслись с группой всадников по пустынной степи по направлению к пылавшему Лбищенску. Случайно наткнувшись на бродившего с овцами киргиза-кочевника и не добившись от него ничего тол-

стр. 44

Товарищи И. К. Бубенец. В. И. Чапаев и И. С. Кутяков.

ком, отослав обратно всадников, создававших излишний шум, мы вдвоем поехали дальше.

Под'ехав к лесу и пробравшись сквозь него на песчаный и открытый берег р. Урала, мы оставили лошадей в кустах и стали пристально всматриваться в крутой правый берег Урала, где расположен Лбищенск, отдельные дворы которого местами тянутся до самых обрывов берега. Там показался силуэт человеческой фигуры, затем - другой. Шли, очевидно, патрули. Чтобы нас не заметили, мы легли. Полежав и не услышав ни одного слова (река здесь все же широка), мы решили начать "переговоры". Встрепенувшиеся на наш окрик люди крикнули: "Кто такие?" "Красноармейцы, раненые при переправе через реку при нападении на Лбищенск!.." Ответ был приготовлен заранее и направлялся "в двух зайцев": если в Лбищенске красные, - сразу начнем переговоры, если казаки, - они меньше всего обратят внимание на раненых, присутствие которых здесь вполне возможно.

Из переговоров узнали, что всего только несколько часов назад, как в Лбищенск вошел Пугачевский полк. Узнав от красноармейцев, что Кутяков (тогда комбриг) в Лбищенске, мы, назвав себя, просили вызвать его к нам.

Через 10 минут на обрыве берега показался Кутяков и крикнул: "Это ты, Ваня?" (Бубенец). По хриплому, обыкновенно пронзительному, голосу Кутякова можно было судить, что части переживают тяжелые дни. Ответив утвердительно, Бубенец спросил: "Что случилось?" Кутяков быстро, но прерывисто отвечал: "...Штаб дивизии разгромлен... О Чапаеве ничего не узнал... Люди, бывшие при штабе, перебиты и взяты в плен... Обозы захвачены... Лазареты разгромлены... Отступаю на Уральск... Командование дивизией принял на себя... Окружен казаками со всех сторон и особенно крупными силами под поселком Горячинским (верстах в 7 - 10 южнее Лбищенска)... Красноармейцы дерутся отчаянно... Если в Уральск пробьюсь до занятия его казаками, то мы спасены, если не успею, - положение катастрофическое... Нет продовольствия... Недостача боевых припасов... Отступая, все

стр. 45

жгут (это было видно)... Прошу поддержать артиллерийским огнем через Урал..."

Дав обещание о поддержке, мы направились к своим частям.

С рассветом труппа подходила к тому месту, где мы вечером вели с Кутяковым разговор. Здесь, на берегу, на песке, в воде пологого берега, в кустах, лежали сраженные казацкими пулями красноармейцы, спасавшиеся вплавь через р. Урал. Среди убитых был труп молодой девушки, в которой напрасно старались узнать сотрудницу штаба дивизии. Труп сильно раздулся и в тело крепко врезалась марля, которой было все тело убитой обмотано. Тут же были и тяжело раненые красноармейцы, которых, мы подобрали.

Начав движение на Уральск, мы заметили двигавшиеся вдали на нас кавалерийские казачьи части. По тому смелому маршу, каким двигались казаки, было видно, что весть о "разгроме" Чапаевской дивизии облетела все белогвардейские войска, отдельным частям которых было, очевидно, приказано захватить "остатки". Группа приняла боевой порядок, оцепив громоздкий обоз кольцом. Завязавшийся бой длился весь день. Несколько конных казачьих атак успешно было отбито. Непоколебимая стойкость наших частей показала казакам, что разбитых чапаевцев не так легко взять, как им казалось.

При отступлении из орудий велся огонь перекатами: выдвинутые в голову группы орудия открывали огонь по наступавшему противнику, задние, снимаясь, передвигались вперед, там, под прикрытием первых, становились на позиции, открывали огонь и т. д. Все же дневное отступление стало невозможным. Было решено двигаться ночью.

Движение наше становилось все трудней и трудней. Измученные красноармейцы, питавшиеся за отсутствием хлеба одной бараниной, без сна, нечеловеческими усилиями отбивали участившиеся дикие атаки казаков. Командиры, мрачные, молчаливые, с потрескавшимися губами, с запекшейся на них кровью, зорко следили за состоянием духа красноармейцев, своевременно принимая те или иные меры там, где в силу удачного казачьего удара нарушался боевой порядок группы. В такие моменты отважно действовала кавалерия и в особенности находившийся в группе кавалерийский дивизион донских казаков. Последние с присущей им отвагой разбивали всякую попытку противника прорвать кольцо и уязвить самое больное место-обоз, обильный боевыми припасами (наше спасение!).

Отступление по ночам продолжалось.

Подошли к поселку Меновому, расположенному против Уральска, на левом берегу р. Урала. Здесь, очевидно, казаки решили нанести нам сокрушительный удар. Местность этой цели благоприятствовала: кустарники, болота, речки - ответвления р. Урала - и единственный мост, через который нам необходимо было переходить, чтобы затем, повернув на северозапад, двигаться на Меновое - Уральск. Осыпаемая градом пуль и картечи, осаждаемая конными атаками противника, группа остановила свое движение. Двигаться на мост было равносильно смерти. Идти в обход левого фланга противника - утомительно и опасно, с правого его фланга - невозможно: болота, речки.

Противник буквально засыпал нас картечью. Бросаемые в сотую контратаку конные и пешие части выбивались из сил. Особенно велика заслуга нашей кавалерии. Она вынесла всю тяжесть боя, совершая порой безумные, но необходимые операции. Пробиваясь через наступающего противника, она вносила дезорганизацию во второй его линии. Не дремала и пехота: она была непоколебима в такие моменты, когда с диким гиканьем казаки врывались в наши ряды. Видавшие виды чапаевцы, оставаясь несокрушимыми, с честью выходили из, казалось бы, безвыходного положения.

Через речки и болота нашли кое-где места, через которые не только могла свободно перейти пехота, но можно было переехать с грузом по направлению к Меновому. Незаметно для противника мы переправили часть пехоты, орудий и обоз. С рассветом решили начать наступление на Меновое.

Наш ураганный артиллерийский огонь и неожиданное появление нашей пехоты навели панику на противника. Спешенные казаки метались как угорелые. Артиллерийская прислуга, бросая орудия, удирала на артиллерийских лошадях. Колонны кавалерии метались точно очумелые, ища удобного места для удара с целью парализовать успех красных. Но все было напрасно: противник отступил после нескольких неудачных контратак.

Группа расположилась вокруг Менового. Опасность миновала. Сходились командиры. Делились впечатлениями боя.

О благополучном отступлении группы узнал Уральск, и через 5 - 6 часов в Меновое

стр. 46

РАЙОН ФОРМИРОВАНИЯ И ГЕРОИЧЕСКИХ БОЕВ ЧАПАЕВСКОЙ ДИВИЗИИ.

стр. 47

тянулись подводы с бельем, хлебом, консервами, колбасой и прочим продовольствием.

Здесь мы узнали, что правобережные части дивизии, так же окруженные казаками со всех сторон, с честью вышли из создавшегося тяжелого положения.

Мы ничего не могли только узнать о Чапаеве. Передавали разное. Говорили, будто перевязывавший Чапаеву рану красноармеец, случайно спасшийся, передавал, как Чапаев отстреливался, или что крестьянин-подводчик рассказывал, как Чапаев мобилизовал их против нападавших казаков. Другие рассказывали (со слов "свидетелей"), как Чапаев, оставшись один, продолжал стрелять в казаков, пока его не зарубили. Однако тогда никто ничего определенного об обстоятельствах гибели Чапаева рассказать не мог: утонул ли он, бросившись раненым в реку, убит ли на воде, когда хотел переплыть Урал, бросался ли он вообще в реку?..

Никаких подробностей о гибели Чапаева не знали и в лагере противника. Это было видно из ответов офицеров, впоследствии взятых в плен. Взятый нами в плен личный ад'ютант командующего Урало-Оренбургским фронтом атамана Толстого под'есаул Соколов, который с поразительной подробностью рассказывал о лбищенском налете, обо всех действиях нашей дивизии, об ее промахах и о сокрушительных ударах, давая определенный, ясный анализ боевых моментов, ничего не знал об обстоятельствах гибели Чапаева.

Чапаев оказался "неуловимым" даже после смерти. Не мудрено, что исчезновение Чапаева породило много толков и целые легенды о нем.

Спаянные первыми противокулацкими сельскими повстанческими боевыми днями, затем самарскими боями с чехословаками, пережившие вместе с Чапаевым много трудных дней, видевшие только победы, красноармейцы допускали даже бегство Чапаева из дивизии, но в их сознании не укладывался совершившийся факт - гибель Чапаева.

Чапаев погиб...

Не будучи революционером в прошлом, смутно разбираясь в политических событиях дня, Чапаев по-своему, внутренне сознавал, что нужно воевать только за большевиков. Он отлично понимал, что только большевики указали рабочим и крестьянам, что они сами могут и должны перестроить жизнь по-своему. Он сам, Чапаев, вчерашний бессловесный и забитый человек, сегодня не только был свободен, но организовал боевые отряды, создал железную, товарищескую дисциплину, командовал дивизией и громил царских генералов. Сознание это никогда не оставляло Чапаева во время его трудной, боевой жизни. С этим сознанием, оставаясь верным революционному долгу, он на ответственном военном посту, в неравном бою, пал смертью храбрых.

Потерпев поражение под Лбищенском, дивизия не думала оставаться в долгу. Она готовилась вновь на Гурьев.

Группа "имени Бубенца" была ликвидирована. Все части вошли в свои прежние соединения, командиры были отозваны на старые места.

Разинский полк стоял за поселком Меновым, где зорко следил за противником, изредка ведя перестрелку с ним.

О сроке нового наступления казаки были, очевидно, осведомлены. Они делались активнее. У ветряной мельницы, против позиции Разинского полка, стали появляться группы людей - затрещали пулеметы. Выпущенные 10 - 15 снарядов сразу успокоили завозившуюся было "казару".

Казаки отступили. Разницы заняли Алексеевку.

Так началось новое, тяжелое, но бесповоротное наступление Чапаевской дивизии на Гурьев в октябре 1919 г.

Полк наступал той же полосой, по которой группа "имени Бубенца" так еще недавно отступала на Уральск.

Один за другим занимались "аулы", эти жалкие, грязные, дымные пристанища киргизов, уже вернувшихся на свои зимовки.

Была глубокая осень. Шел дождь. Падал снег. Морозы создали гололедицу - бич степного, скотоводческого населения. На обледенелой степи, беспомощно раскорячившись, валялись овцы, коровы, молодняк...

Полк наступал, выходя на линию Лбищенска.

Стройно как на параде, гремя по мерзлой земле киргизских степей, грозно мчались наши батареи. Орудия точно чудовища, прикованные к передкам, стараясь вырваться, то опирались в кочки, то подпрыгивали и, звеня, катились вперед. Вслед рядами неслись пулеметные повозки.

Полк не вошел, а влетел через скованный молодым льдом Урал в Лбищенск - в тот самый Лбищенск, где трагически погиб Чапаев.

В Лбищенске мы не задерживались. На другой день, с рассветом, мы продолжали теснить противника дальше, на юг.

стр. 48

Дивизия с боем занимала станицу за станицей. Вот и Сахарная, дальше которой в августе полки не пошли ввиду разгрома штаба дивизии. Тут, где до августовского отступления стояла большая каменная церковь, теперь была пустая ровная площадь: отступавшие полки взорвали ее динамитом.

Станицы были совсем не те, какими были до лбищенского поражения. Сейчас они были пустынны. Во исполнение грозного приказа главнокомандующего урало-оренбургскими войсками атамана Толстого никто из могущих передвигаться: будь то мужчины, женщины, дети, старики - не имел права оставаться после ухода казачьих войск. Все продукты питания должны были быть вывезены, а скот - угнан. Всем бежавшим казакам было обещано "правительственное" снабжение. Оставшиеся заранее об'являлись изменниками родины, веры и казачьей "вольности".

Приказ выполнялся точно. В станицах не было ни души. Все имущество было увезено. Свирепствовал тиф. Количество больных в полках с каждым днем росло и росло, но боеспособность дивизии не снижалась. Противник, теснимый чапаевцами, отступал.

Прошли около половины 600-верстного пути, а уже свирепствовавший тиф создавал затруднения в замене командиров, пулеметчиков, батарейцев. Редели ряды красноармейцев. Лечебных пунктов не было, медикаментов - так же. Транспорта для больных было недостаточно.

С занятием Гребенщиковской приказано было наступление приостановить. Советская власть вступила в переговоры о перемирии с главнокомандующим казачьими войсками. Два наших представителя выехали к нему с особыми полномочиями.

Переговоры о мире кончились безрезультатно. Полки перешли в наступление. Неприятель, приняв, очевидно, предложение красных за оскорбление, решил на деле доказать, что его армия далека от мысли сложить оружие. Занимаемая им позиция, на которой он также выжидал результатов переговоров, усиленная боевыми средствами и частями, отчаянно защищалась. Противник был сбит чрезвычайными усилиями полков, фронтально наступавших.

Однако советское предложение о мире, точно сорвавшаяся с метко наведенного лука стрела, пронзило самое сердце врага. Рядовое казачество заколебалось, и этим было положено начало быстрому и неизлечимому разложению армии атамана.

Увидев воочию, кто именно и во имя чего хочет войны с советами, казаки стали дезертировать. Отказ "правительства" в снабжении их семей, двигавшихся за армией во исполнение приказа того же атамана, который сейчас отменил выдачу обещанного им продовольствия, был толчком к открытому, повальному бегству казаков в обозы своих семей.

Отвергнутые "властью", семьи направлялись домой. Им уже нестрашны были большевики.

"Хуже того, до чего довел нас атаман, не будет, - проклиная Толстого, говорили они, возвращаясь через фронт десятками, сотнями подвод. - Мы лишились всего: имущества, здоровья, сил. Трупами своих детей, матерей, сестер, братьев, гибнущих от тифа, мы устлали киргизские степи. Под дождем, холодные, голодные, мы вынуждены были идти за казачьей армией. Имевшиеся кое-какие вещи за продукты, фураж мы променяли киргизам", - так со слезами описывала положение не одна партия "беженцев", столкнувшись с нами.

В рассказах, в жалобах, в слезах, в проклятиях по адресу казачьих верхов слышалась великая трагедия обманутого трудового уральского казачества.

Вместе с гражданским населением, робко, единицами, стараясь выдать себя за больного, нестроевого, не участвовавшего в боях, а то просто от страха прятавшиеся в телегах со скарбом, возвращались казаки, только вчера бросившие винтовку и клинок.

Весть о товарищеской встрече этих казаков красными быстро разносилась по армии атамана. И теперь уже более смело потянулись вместе с семьями партия за партией бойцы атамана Толстого. Большинство их добровольно вступало в ряды красных полков.

Полки с боем шли дальше, на юг. Ряды их редели с каждым днем, с каждым часом: выбивал противник... не унимался тиф...

Люди так быстро выбывали, что не успевали пополнять команды для пулеметов и т. п.

При переходе за Сорочинской навстречу полку торопились два всадника - парламентеры с белым флагом.

"Генерал приказал доложить, что дивизия сдается в плен", - отрапортовал один из казаков под'ехавшей группе командиров.

В доказательство того, что двигающаяся часть может подходить смело, не опасаясь обстрела, к ней был направлен с одним из прибывших казаков красноармеец.

Вскоре пара лошадей подвезла к нам ко-

стр. 49

ротенький шарабан с прямой высокой спинкой, обитой жестью.

В шарабане сидел высокого роста, худощавый, с орлиным носом, пассажир лет 60.

- Генерал Балалаев, начальник 2-й оренбургской казачьей кавалерийской дивизии, - отрекомендовался под'ехавший. - Простите, что сидя представляюсь: больной! - добавил он.

- На этот раз решил без боя! - со вздохом произнес генерал. - Целых 2 недели уговаривал дивизию перейти к красным. Чуть было не стал жертвой группы офицеров, возражавших против перехода, называвших меня изменником и предателем.

- Да, да! - как будто стараясь придать силу словам генерала, точно ему кто возражал, поддакивал один из под'ехавшей группы офицеров и, очевидно, спохватившись, что здесь находится еще не сложивший с себя полномочий генерал, обратился к нему: - Разрешите? - Пожалуйста! - недовольно ответил генерал.

- Капитан Цветков, начальник штаба дивизии (не то ад'ютант генерала!), - отрекомендовался вмешавшийся в разговор офицер. Повторив слова генерала, он продолжал: - Только вчера произошел окончательный "раздел" дивизии. Большая часть офицеров, забрав несколько пулеметов, с группой казаков, двинулась в направлении Александровского форта (на восточном берегу Каспийского моря). С ними ушла только небольшая кучка казаков. Остальных генерал убедил сдаться красным, буквально заявив: "Я, старый генерал, не ожидая от большевиков пощады, пришел к убеждению, что сопротивление напрасно. Поплачусь головой я, а вас никто не тронет", - закончил капитан.

В то время, когда выслушивалась краткая информация капитана, рядом шло разоружение дивизии, вернее, жалких ее остатков. В повозки сваливались винтовки, пулеметы, боевые припасы.

Полк, сопровождая пленных, вернулся в поселок Сорочинский. Кроме генерала все пленные офицеры были оставлены при части. В Гурьев они вступили уже на командных должностях Красной армии. Генерал Балалаев был направлен в тыл.

Противник, не сопротивляясь, уже отошел в Гурьев. Оставалось пройти один-два поселку - и мы у цели.

Готовились к сражению за Гурьев, где должна была произойти кровопролитная битва.

Случилось иное. Атаман доживал последние дни. Оставшиеся еще в его рядах казаки открыто заявили, что дальше они отступать не будут и что воевать не желают. Их поддержала беднейшая часть населения - рыбаки Гурьева. Начались ужасные репрессии. Тюрьмы были переполнены. Полевой суд работал 24 часа в сутки. Расстрелы носили массовый характер. Не щадили никого. Наряду с казаками-повстанцами, рабочими-рыбаками предавали мучительным пыткам всех, кого подозревали в сочувствии большевикам.

Генеральский террор не устрашил измученный народ, и он, восстав, водрузил над городом красное знамя.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Из-истории-гражданской-войны-ЧАПАЕВСКАЯ-ДИВИЗИЯ-ПОСЛЕ-ЛБИЩЕНСНОЙ-КАТАСТРОФЫ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Из истории гражданской войны. ЧАПАЕВСКАЯ ДИВИЗИЯ ПОСЛЕ ЛБИЩЕНСНОЙ КАТАСТРОФЫ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 01.06.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Из-истории-гражданской-войны-ЧАПАЕВСКАЯ-ДИВИЗИЯ-ПОСЛЕ-ЛБИЩЕНСНОЙ-КАТАСТРОФЫ (дата обращения: 16.12.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
920 просмотров рейтинг
01.06.2014 (1293 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ШАХТЕРЫ КУЗБАССА - К КОМСОМОЛЬСКОМУ ЮБИЛЕЮ
Каталог: Экономика 
Вчера · от Україна Онлайн
Буржуазный критик мальтузианства
Каталог: Философия 
Вчера · от Україна Онлайн
Историки ФРГ об образовании СЕПГ
Каталог: Политология 
Вчера · от Україна Онлайн
ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ПОЛЬША
Каталог: Политология 
Вчера · от Україна Онлайн
ЭТАПЫ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ПОЛЬСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ (1944-1971 гг.)
Каталог: Экономика 
Вчера · от Україна Онлайн
Леса Украины занимают 15,9 % территории страны и сформированы более 30 видами древесных пород, среди которых доминируют сосна, дуб, бук, ель, берёза, ольха, ясень, граб, пихта. Не смотря на все экономические, социальные и политические перипетии последних лет, есть еще в нашей стране люди, которые репродуцируют леса, выращивают новые культуры и готовы внедрить в экономику Украины новые виды и породы деревьев.
Каталог: Биология 
3 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Малая земля. ТАЛИСМАН ДОЛГОЛЕТИЯ
Каталог: Биология 
3 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Nowadays online casino is an opportunity to legitimately get a big jackpot. Million-dollar wins are quite real even at the minimum rates. Progressive jackpot is an accumulative system that allows you to collect a large bank with small amounts. Given the multi-million audience, your win is a real opportunity to catch your luck.
Каталог: Лайфстайл 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
КИЇВ ПРИРОСТАЄ РОЗКІШШЮ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В. И. ЛЕНИН В ГОДОВЩИНЫ ОКТЯБРЯ
Каталог: История 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн

Из истории гражданской войны. ЧАПАЕВСКАЯ ДИВИЗИЯ ПОСЛЕ ЛБИЩЕНСНОЙ КАТАСТРОФЫ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK