LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-820

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА ВАРШАВСКОМ КОНГРЕССЕ
Автор(ы) П. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ
Источник Борьба классов,  № 10, Октябрь  1933, C. 17-23

Как это ни странно, но автор, выбрав свою тему, несколько смутился. С внешней стороны как будто все гладко и безупречно: кому же, как не собирающемуся раз в пять лет Международному конгрессу историков, на котором в данном конкретном случае было представлено чуть ли не 40 стран, заняться тем отделом исторической науки, который известен под несколько условным и неуклюжим термином "истории международных отношений". Ведь не случайно же именно эта отрасль исторической науки и притом в самом интересном ее хронологическом разделе была почти заново создана в послевоенные годы. Не была ли обязана собравшаяся в Варшаве историческая элита дать критическую сводку и анализ появившихся за последнее время международных публикаций дипломатических документов, мемуаров, оценку различных точек зрения, высказанных в более общих работах? Ведь не зря же и сама активная дипломатическая борьба последних лет и даже дней, ведущаяся для того, чтобы разрубить завязанный в Версале гордиев узел международных отношений, ведется отчасти путем тяжеловесной исторической аргументации, путем ссылок на многотомные сборники документов, отчеты, различных экспертов и комиссий. Но факты вещь упрямая, и они-то и смущают автора. По сведениям польских газет, может быть по весьма понятным соображениям патриотического порядка и преувеличенным, в Варшаву с'ехалось до 1000 членов конгресса. Разумеется, это вовсе не рабочее ядро. Бывший председатель Международного исторического комитета, норвежский профессор Гальфдан Кут острил на товарищеском банкете членов конгресса, что работоспособность конгрессистов не очень велика, что рауты, приемы и всякие другие "междуброшенные действа" гораздо более популярны, чем более ... деловые заседания секций конгресса. По несколько грубому, но все же достаточно точному подсчету, на Варшавским конгрессе было прочтено около 350 докладов всяческого, но очень мало интересного для широкой аудитории содержания. Впрочем не только для "широкой аудитории", - автор этих строк и участник последних двух мировых исторических конгрессов должен сознаться в одном маленьком преступлении: наслушавшись всяческих премудрых разрешений великих исторических проблем, как то: "Международная политика Фердинанда II католического" или "Преступление ереси в конце IV" в. в связи с процессом Присциллиана" или "Кандидатура Альфонса II д'Эсте на польский престол", - он меланхолически сообщил товарищам по делегации свой самоновейший вывод конечно не теоретического порядка: "Какой бесполезный и ненужный народ историки!".

И действительно, если общая тематика конгресса отличалась в трактовке общетеоретических вопросов либо безнадежной устарелостью (риккертианство Флинга), либо эклектизмом (синтез Берра), а в постановке отдельных проблем - крайней их специализацией, а в лучшем случае вполне сознательным стремлением к полкой конкретности изложения, без малейших притязаний на выводы социологического порядка, то в области международных отношений интересы конгрессистов оказались совсем минимальными. Только 8 докладов были посвящены вопросам международной политики в пределах XIX - XX вв., и из них только половина имела своим сюжетом империалистическую эпоху. Можно прямо сказать: Международный конгресс исторических наук отказался заниматься историей международных отношений.

Автор этих строк в Варшаве все время мучительно для самого себя искал современной аналогии тому почтенному собранию, членом которого он являлся. И только читая последнее произведение Шенглера "Jahre der Entscheidung", он нашел и понял: "Этот трусливый и нечестный оптимизм возвещает каждый месяц возвращающуюся кон'юнктуру и процветание, как только пара спекулянтов временно повышает курсы; конец безработицы, как только где-нибудь сотня людей принята на работу; и прежде всего достигнутое "соглашение" народов, как только Лига наций, этот рой любителей летней неги, блюдолизничающих

стр. 17

Проф. П. Преображенский (Москва)

Дружеский шарж польского худ. Уотеса

на Женевском озере, принимает какое-либо решение".

Но это невнимание Международного исторического конгресса к темам международной истории нельзя пройти просто молчанием. Это является также исторической проблемой. Пути к ее разрешению лежат в рассмотрении той убогой продукции по истории международных отношений новейшего времени, которая все-таки была представлена конгрессу. И может быть это рассмотрение следует начать с доклада, имевшего очевидные претензии на принципиальность.

Перед нами профессор Лейпцигского университета Эрих Бранденбург, автор весьма солидного труда по международной политике предвоенной эпохи "Von Bismark zum Weltkriege", правда, особыми талантами не блещущего, но во всяком случае весьма основательного по знанию источников. Его тема "Понятие и история империализма" невольно заставляет настораживаться. К чему же свелся "анализ" очевидно уже прошедшего фашистскую переподготовку лейпцигского ученого? Оказывается, империализм - это стремление к созданию некоторого сверхнационального единства, и такое стремление находится в отношении напряженности (Spannungsverhaltnis) к принципу национальности. Казалось бы, что германский историк желает найти какое-то кособокое определение империализма по отношению к национальному вопросу, показать губительное влияние империалистической политики на жизнь и рост любой национальности, угнетающей или угнетенной. Не тут-то было: основная проблема империализма как раз и заключается в отыскании "новой духовной связи", которая бы об'единила обитателей таких сверхнациональных единств. К этой "проблематике" проф. Бранденбург присоединил длительный исторический экскурс с целью продемонстрировать уже бывшие попытки отыскания этих "духовных связей". Как и следовало ожидать, исторический очерк начался с Римской империи, переметнулся к империи Карла V, ну а дальше пошло уже легче. Ларчик сей вывезенной из Лейпцига на международное употребление и поучение премудрости открывается конечно уже не так трудно. Курьезно, что возражения новоявленному теоретику империализма со стороны главным образом польских ученых свелись к длинным и нудным рассуждениям на тему о том, что империализм хоть и вечен, но является просто насилием. Поклонники Пилсудского почему-то отвергли фиговый листок, столь любезно предложенный им поклонником Гитлера. Старания советской делегации указать на антиисторичность всей концепции проф. Бранденбурга, на его полное нежелание хоть как-нибудь считаться с существующими теориями империализма натолкнулись на какие-то нечленораздельные высказывания о чересчур сильной политической окрашенности этой попытки внести ясность и определенность в постановку вопроса. Несомненно, что в этом отношении проф. Бранденбург показал себя явным сторонником хоть и не особенно ловкой, но все же контрабанды. Под шумок оправдать империализм - это можно, а вот дать его "политическую" критику - совсем нехорошо.

Как это ни странно, но автору хочется на краткое время покинуть область внешней политики и международных отношений и, пользуясь заразительным примером своего лейпцигского соучастника по конгрессу, сделать экскурс в область древней истории.

Проф. Г. Кут (Норвегия)

Дружеский шарж худ. Уотеса

стр. 18

но на несколько других методологических основаниях. Одна эмигрантская газета писала, что участников конгресса можно подразделить на три группы: либерально-демократическую (Франция, Англия), националистическую, скажем просто фашистскую (Германия, Италия), и марксистскую (СССР). Деление конечно грубовато, но многим чертам действительности оно соответствует. Несомненно, что доклады членов этих трех групп имели взаимные резонансы, и вот изучением одного такого резонанса и неплохо заняться. На этот раз перед нами не германский фашист, а итальянский, но более занятный и, пожалуй, более талантливый. По крайней мере прошлое его более интересно. Коррадо Барбагалло когда-то прошел марксистскую школу, которая помогла ему, подобно его соотечественнику Чикотти, дойти до экономико-материалистического понимания истории. Его книга "Tramonto di una civilta" ("Падение одной цивилизации"), переведенная на Французский язык известным издателем материалов по истории Парижской коммуны Жоржем Бурженом, представляет собой может быть максимум того, что может дать экономический империализм в области исторического исследования. Барбагалло правильно указывает на рабский труд со всеми его специфическими особенностями и последствиями как на основную причину падения древнегреческой цивилизации. Здесь он несомненно приближается к марксистскому пониманию античного общества как рабовладельческой социально-экономической формации. Во все это - tempi passati для редактора "La nuova rivisiatorica". В своем блестящем по изложению докладе "Проблемы гибели античной цивилизации" Барбагалло не без остроумия и критической едкости разобрал существующие буржуазные теории о гибели античности, обнаружив однако поразительную забывчивость: он ни словом не обмолвился о своей собственной, указанной нами работе. Очевидно, говорить о своих прошлых грехах на международных конгрессах не полагается. Зато он выдвинул новую и действительно "оригинальную" теорию падения античного мира. Римская империя - это Эльдорадо рабовладельцев и ростовщиков - погибла, по мнению итальянского историка, от... своей собственной добродетели. По пышной фразеологии Барбагалло, "Немезида пожелала наказать Римскую империю за щедро распространенные последней блага". Каким образом могло случиться такое невиданное в мировой истории происшествие? А очень просто. Пока Италия приберегала все блага культуры для себя, империя наслаждалась благополучием. Но со II в. христианской эры Рим поставил себе грандиозную задачу распространения античной культуры по всему античному "кругу земель" - orbis terrarum. И эта задача оказалась непосильной: империя как бы истекла кровью в "финансовых муках" (tormento finanziario), разорив всех своих подданных фискальными поборами и посягательствами на свободное распоряжение имуществом. В ней не оказалось ни богатых, ни бедных, но все были принуждены защищать "вооруженной рукой, когтями и зубами" свои земли и свое добро от постоянных покушений со стороны государства. А когда пришли варвары, "оружие притупилось, сердца оказались холодными, руки парализованными, а стены, казалось сделанные из камня, превратились в прах и пепел". Сразу вспомнишь Монтескье и его учение о влиянии климатов на темпераменты и упреждения. Фантазия итальянского фашиста Барбагалло много интереснее и острее, чем неповоротливые "арийские" мозги немца Бранденбурга. Но политический смысл и поэтических фантазий и тяжеловесных измышлений один и тот же. В "благодеяниях" римских рабовладельцев и спекулянтов легко найти "духовную связь", являющуюся "основной проблемой" в характеристике империализма, данной проф. Бранденбургом. А за древним Римом так отчетливо видны контуры Рима нового, в котором властвует "il duce". А нахожденье, "духовных связей" с метрополией у австрийского Тироля или арабской Киренаики конечно входит в программу фашистского империализма Муссолини. Одна беда - римская империя надорвались в своей культуртрегерской миссии. Но, если и импе-

Проф. Диль (Франция)

Дружеский шарж худ. Уотеса

стр. 19

риализм вечен и благодетельные стремления ему всегда свойственны, - отчаиваться нечего. Тем более, что Барбагалло, очевидно вспомнив старинное "historia magistra Vitae", предостерегает наследников Цезаря и Августа от таких сомнительных вещей, как энергичное вмешательство государства в частнохозяйственную жизнь граждан. Стоит только не подражать большевистским экспериментам, - и желательные результаты будут достигнуты. Смертная опасность только в этих экспериментах - capitalismo esclusivamente, statale, industria esclusivamente statale (исключительно государственные капитализм и промышленность), Барбагалло - большая величина на историческом горизонте фашистской Италии; большому кораблю - большое и плавание, большому историку - большие и проблемы. Но вот, по всей вероятности, никому неизвестный представитель итальянской исторической науки, скромный горицийский библиотекарь Леандро Занкан, - его скромность дошла до того, что, присутствуя на конгрессе, он не явился читать свой доклад, посвященный такой сложной проблеме, как "Аграрная политика Римской республики". Из представленных развернутых тезисов доклада явствует, что даже горицийским библиотекарям позволено делать исторические открытия в этих затрепанных историками всех стран вопросах при одном конечно условии, если оные библиотекари живут в фашистской Италии. По Занкану, вся классовая борьба, возгоревшаяся вокруг римского "ager publicus", начиная с Гракхов и кончая вынужденными подаяниями первых римских императоров разнузданной римской сольдатеске, - только один случайный эпизод в планомерной аграрной политике римского государства. Вот эту аграрную политику, лишенную всяких подозрительных классовых интересов, и нужно исследовать, а революционные выступления таких агитаторов, как братья Гракхи, - только досадная случайность. Занкан - микрокосм, Барбагалло - макрокосм, но оба исполняют один определенный социальный заказ - прославление фашистской Италии с ее империалистскими и этатистскими устремлениями. И древняя история на что-нибудь годится. И особенно, когда лежащая на ее событиях пыль веков служит прекрасной маскировкой для планомерной агитации на официально запрещенные регламентом конгресса послевоенные темы.

Но если у националистского лагеря собравшихся в Варшаве историков была одна довольно твердая линия поведения, то "либералы" и "демократы" находились в состоянии полного разброда. Даже такая колоритная фигура, как новый председатель Международного исторического комитета, профессор Кембриджского университета сэр Гарольд Темперлей, известный издатель, совместно с Гучем, английских дипломатических документов, как-то не мог свести концы с концами в своем очень любопытном по материалу докладе "О британской политике по отношению к Турции и парламентскому управлению от Дизраэли до Грея". Проф. Темперлей - большой любитель говорить об английском "общественном мнении" как решающем факторе британской внешней политики. Эта тема была его основной и на конгрессе в Осло, стремление скрыться под тень этого весьма неопределенного, но зато как будто внушительного явления было заметно и в его варшавском выступлении. Сущность проблемы, несколько смутившей кембриджского историка, заключалась в следующем: консервативное министерство Бальфура - Ленсдоуна хотя и не требовало от правительства Абдул-Гамида введения парламентского строя, но все же настаивало на финансовой и административной реформе в Македонии, а либерал Грей, хотя официально и приветствовал младотурецкую революцию и введение конституционного режима в Турции, в своей частной переписи жаловался: "Последствия будут большие, чем кто-либо из нас может предусмотреть. Влияние на Египет будет потрясающим и даст себя знать в Индии". Разрешение поставленной проблемы оказалось у сэра Гарольда довольно искусственным и по существу малоубедительным. По его мнению, Грей серьезно поддерживал конституционную политику нового турецкого правительства - надо же было показать силу и влияние прос-

Проф. Иорга (Румыния)

Дружеский шарж худ. Уотеса

стр. 20

лавленного "общественного мнения", а его частные письма - только непонятная психологическая подробность. Когда автор этих строк в своих возражениях английскому историку отметил, что именно частная переписка Грея, эта мнимая "психологическая несообразность", выявляет истинный лик английского империализма на Востоке, то в немалое смущение пришел не столько проф. Темперлей, сколько присутствовавший при этом англо-советском обмене мнений один бывший член палаты общин, друг сэра Эдуарда Грея, как он себя отрекомендовал. Речь его была очень горяча, и этот пыл как-то мало соответствовал подозрительно методистской наружности оратора. Аргументации было очень мало, точнее, таковая совсем отсутствовала, так как ссылки на джентльменский характер, на кристальную честность Грея как-то мало гармонировали и с добродушной иронией проф. Темперлея и с крайней настороженностью аудитории. В самом деле, как было не смутиться честному представителю "общественного мнения", выслушав настойчивые указания советского делегата, что Грей в разговорах с Гардингом и Никольсоном относительно соглашения с Россией больше всего напирал на необходимость прекращения революционных движений на Востоке, что Ленин характеризовал англо-русскую Антанту как орудие реакции "не только внутри России, но и в международных отношениях". Магическое слово "Москва", сопровождавшее выступление каждого из советских делегатов, определенно вредило аргументации благочестивого представителя английского либерализма. Уже то обстоятельство, что дискуссия шла не столько по поводу доклада проф. Темперлея, сколько вокруг тезисов его оппонента, показывало, что весьма академическая атмосфера секционных заседаний конгресса была несколько нарушена. Но недаром проф. Темперлей столь близок к Форейн-Оффис - в своем заключительном слове он дипломатически признал, что точка зрения его московского коллеги заслуживает самого серьезного внимания, и в свою очередь царапнул московского делегата, и на этот раз за дело, указав, что собрание русских дипломатических документов публикуется крайне медленными темпами. С этой печальной истиной, во время кулуарных разговоров за чашкой чая, пришлось согласиться, свалив честь вины на наших германских соиздателей.

Но проф. Темперлей не оставил по крайней мере предмета своих непосредственных занятий - международной политики, в то время как его соратник по изданию английской дипломатической переписки проф. Гуч прямо уклонился от своих обычных тем, избрав сюжетом своего сообщения "Политические идеи Томаса Гоббса", вопрос, достаточно изученный и достаточно защищенный от острой критики, и своим закругленным академизмом и тем, что сообщение было сделано на пленуме конгресса, где прений не было. Отпечаток своеобразной робости и нерешительности лежал и на сообщении несомненно талантливого и более молодого представителя английской исторической науки Бенедикта Семнера "Лорд Август Лофтус как британский посол в С. -Петербурге в 1875 - 1879 гг.". У Семнера были несомненно все данные для острой и определенной постановки вопроса: он знает русский язык, хорошо осведомлен в советской исторической литературе как монографической, так и периодической. Но сама цель и самые результаты исследования как-то удивляют своей никчемностью. Оказывается, что британское правительство было невысокого мнения о Лофтусе, что Лофтус мало влиял на общее направление британской политики и что обычное представление о нем как ничтожной политической величине вполне подтверждается анализом документов. Сама проблематика темы настолько бедна, что вызывает не удивление, а скорее сожаление о потраченном напрасно труде.

Крайнюю осторожность в развертывании своей темы "Внутренняя эволюция Австрии перед мировой войной" проявил и представитель другой западноевропейской "демократии", профессор Сорбонны Луи Эйзенман. Сам докладчик открыто признавал, что затронутые им вопросы тесно связаны с национальной политикой двуединой монархии, а эта национальная политика - с международ-

Проф. Г. Темперлей (Англия)

Дружеский шарж худ. Уотеса

стр. 21

ным положением империи Габсбургов. Тем не менее в своем изложении он ухитрился опустить и национальный вопрос и внешнюю политику Австро-Венгрии. На недоуменный вопрос советского делегата, как можно при такой стерилизации затронутых проблем получить более или менее адекватное разрешение поставленных вопросов, последовала чисто французская любезность: справедливость сделанных замечаний вполне признается, но время для докладов чересчур ограничено, а главное, надо же оставить достаточно времени для заслушания доклада советского историка, благо этот доклад так ожидается аудиторией. Изящно, но как будто мало убедительно!

Впрочем стоит ли удивляться этой безвкусице в постановке теоретических вопросов, крайней боязни поставить действительно широкие и острые темы, попыткам уйти в "чистое" описание малоинтересной, почти что экзотической исторической конкретности, а в крайнем случае провести под флагом древности откровенную фашистскую контрабанду? Ведь загнивание капиталистического общества не ограничивается его технической базой, но, выражаясь непринятым на международных конгрессах языком, рыба начинает вонять с головы. В Варшаве еще более, чем в Осло, было заметно измельчание и посерение буржуазной идеологии. Чем было замечательно поведение такого признанного корифея науки о древности, как русский белоэмигрант, ныне профессор одного из американских университетов М. И. Ростовцев? Когда-то Грибоедов - истина говорит иногда и репетиловскими устами - писал про известного Толстого-американца: "вернулся алеутом и крепко на руку нечист". Может быть проф. Ростовцев и более "американец", чем Толстой, но что он нечист только не на руку, а на язык, это бесспорно.

В Осло он с открытым забралом выступил против советской науки, с умилительной "грамотностью" заявив, что в СССР науки вовсе нет, а есть только "марксизм" Точь в точь как замятинский дьякон, для которого марксизм нечувствительно переплетался с "марфизмом" - по имени дамы его дьяконского сердца. Особого сочувствия и отклика эта выходка не встретила. В политической атмосфере Варшавы для подобных выступлений было еще меньше места. Но, что особенно характерно, для определения своего "политического" лица место проф. Ростовцев все же нашел, но не на столбцах хотя бы и реакционной прессы, как это было в Осло, а в закоулке - в каком-то туристском агентстве, где на вопрос какого-то невинного обывателя о местопребывании "Интуриста" сей истинно-русский американец с присущим ему остроумием ответил: "Подите к чорту. Я не советский". Одна белогвардейская газета чуть не захлебнулась от восторга, сообщая о таком "гражданском мужестве" чисто закоулочного типа. В научном отношении проф. Ростовцев дал на конгрессе два крайне интересных по фактическому материалу доклада о раскопках в Dura Europos, одном из форпостов римского влияния в Месопотамии. Было чрезвычайно интересно слышать о любопытном маршруте парфянских послов, направлявшихся в Рим, о содержании двух подлинных писем Мария Максима, сирийского легата в 208 г. христианской эры и в то же время известного историка, бывшего одним из источников известной Historia Augusta. Но вместе с этим вставал недоуменный вопрос - пять лет тому назад тот же проф. Ростовцев рассказывал о тех же раскопках в Dura и так же не было и попытки ввести этот материал хоть в какую-нибудь социологическую схему. Для широкой публики конечно интересны "картинки", а по сути дела это просто грубая антикваризация истории. Марксизм для проф. Ростовцева не наука, но было бы лучше, если бы хоть к какому-нибудь "изму" он был причастен. А то полное методологическое бессилие, картинно прикрытое богатыми результатами археологических исследований. Dura Europos - это главным образом первач половина III в. христианской эры. Невольно напрашивалась историческая аналогия - не представляла ли эта миниатюрная по своему политическому значению Лига наций, собравшаяся в Варшаве, аморфную группу людей, по своей психологии похожих на прежних обитателей месопотамского города? Может быть Барба-

Проф. Г. Херас (Бомбей)

Дружеский шарж худ. Уотеса

стр. 22

галло по-своему прав, что "благодетельная" миссия Рима, т. е. капитализма, кончена и в своем бессилии он теперь истекает кровью по велению Немезиды? Вопрос впрочем только риторический. Если пользоваться и далее обрывками этих аналогий, хочется спросить, кто же участвовал в конгрессе-патриции ли времен заката античной цивилизации или же все было более буднично, и эта пестрая толпа преимущественно состояла просто из самодовольных буржуа рантьерского типа? У каждой общественной формации бывает свой конец. Где патрицианский упадочник, где рантье. Но надо думать, что будущий конгресс внесет сюда больше ясности. Само место его созыва - Швейцария, Цюрих, Женева - дает красноречивый ответ на этот каверзный вопрос об исторической природе Международного исторического конгресса

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/ИСТОРИЯ-МЕЖДУНАРОДНЫХ-ОТНОШЕНИЙ-НА-ВАРШАВСКОМ-КОНГРЕССЕ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА ВАРШАВСКОМ КОНГРЕССЕ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 31.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/ИСТОРИЯ-МЕЖДУНАРОДНЫХ-ОТНОШЕНИЙ-НА-ВАРШАВСКОМ-КОНГРЕССЕ (дата обращения: 25.11.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
394 просмотров рейтинг
31.05.2014 (1273 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ХТО ХОЧЕ ЗАГАСИТИ "СЯЙВО"?
Вчера · от Україна Онлайн
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
АЗАРТНІ ІГРИ
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от джан солонар
НАЗАД В АЗАРТНОЕ ПРОШЛОЕ?
Каталог: Право 
19 дней(я) назад · от Україна Онлайн
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются им
Каталог: Физика 
20 дней(я) назад · от джан солонар
Изобретателю века - "Золотую Фортуну"
Каталог: Разное 
29 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
30 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В качестве источников электрической энергии постоянного тока в энергоустановках могут применяться обычные коллекторные генераторы постоянного тока, генераторы переменного тока с выпрямительными устройствами, а также униполярные генераторы (УГ). Использование сверхпроводящих обмоток позволит увеличить плотность электрической энергии в данных машинах и снизить их удельный вес, что связано с ростом магнитного потока в рабочем объеме и уменьшением тепловых потерь. По сравнению с другими типами электрических машин униполярные генераторы обладают рядом преимуществ. Простота конструкции, большая перегрузочная способность, высокий КПД, отсутствие пульсаций в кривой тока и напряжения, возможность непосредственного подсоединения к турбине ЭУ и т.д. As electric energy of direct-current sources in энергоустановках the ordinary collector generators of direct-current, alternators, can be used with rectifying installations, and also homopolar generators(УГ). The use of сверхпроводящих обмоток will allow to increase the closeness of electric energy in these machines and bring down their specific gravity, that it is related to the height of magnetic stream in the swept volume and reduction of thermal losses.
Каталог: Энергетика 
30 дней(я) назад · от джан солонар
Производители шуб сегодня могут предложить женщинам огромный выбор изделий из разного по своим качествам и стоимости меха, от очень доступного кроличьего до очень дорогого соболиного.
Каталог: Лайфстайл 
31 дней(я) назад · от Україна Онлайн

ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА ВАРШАВСКОМ КОНГРЕССЕ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK