LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-238

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Автор: А. ЛЕВИТСКИЙ



Из истории борьбы Маркса и Энгельса на два фронта в германской социал-демократии (1881-1883 гг.)1

"Мы (т. е. Маркс и Энгельс - А. Л.) всегда сильно боролись против мелкобуржуазного мещанского и филистерского мировоззрения внутри партии" (из письма Энгельса к Бернштейну от 27 февраля 1883 г. "Архив Маркса и Энгельса", т. I, стр. 339).

Генеральное направление, на основе и в сдаете которого должны освещаться вопросы истории международного рабочего движения, дано письмом т. Сталина "О некоторых вопросах истории большевизма", представляющем собой классический образец того, как надо бороться за партийность в истории, разоблачая троцкистскую и всякую иную контрабанду, ведя борьбу против всякого рода оппортунизма, в особенности против правого уклона как главной опасности, ведя борьбу против гнилого либерализма.

Письмо т. Сталина, как известно, имеет исключительное международное политическое и историческое значение.

Для исторического фронта, и в особенности для западного участка, письмо т. Сталина имеет то исключительное значение, что оно дало развернутую программу борьбы за ленинский этап в истории, дало развернутую программу борьбы за партийность, за большевизацию исторической науки.

Письмо т. Сталина велико по своему значению именно потому, что око, давшее развернутую программу борьбы за ленинский этап в истории, всем своим содержанием еще раз показало международный

--------------------------------------------------------------------------------
1 При освещении этого вопроса мы используем ею преимуществу письма Энгельса и в очень малой степени Маркса, так как в эти годы (1881 - 1883) Марксу, совершавшему часто поездки для лечения, приходилось уже меньше заниматься самому непосредственно руководством международным рабочим движением. На Энгельса в эти годы, можно сказать, ложилась уже почти вся тяжесть работы в этом направлении.

Это, однако, ни в какой степени не означает то-то, что у Маркса и Энгельса были различны содержание и методы борьбы за создание революционных партий, не означает того, что у них были различные мнения. Наоборот, мы имеем полную согласованность их действий между собой по всем важнейшим вопросам.

Что это было так, Энгельс подтверждает сам: "Маркс и я всегда делаем, маши публичные выступления, сговорившись" ("Архив", т. I, стр. 318).
--------------------------------------------------------------------------------

характер большевизма, роль Ленина как последовательного вождя международного Революционного пролетариата в довоенную и послевоенную эпоху, показало, что в более раннюю эпоху, до Ленина, дело последовательного революционного руководства рабочим движением осуществлялось только непосредственно самим и Марксом и Энгельсом.

Должна быть ясной та аксиома, что осуществление действительного последовательного руководства международной борьбой пролетариата имеет свою историческую единую преемственную цепь. Выразителями и гениальными руководителями этой борьбы являются Маркс - Энгельс - Ленин - Сталин.

Недооценка этого ведет в сторону" от марксизма-ленинизма, в сторону ошибок самого различного порядка. Только на основе признания того, что Маркс- Энгельс - Ленин - Сталин осуществляют последовательное революционное руководство борьбой международного пролетариата, можно правильно разрешать все исторические и современные вопросы развития рабочего класса, его борьбы за коммунизм и правильно, по-ленински, освещать каждый из этапов этой борьбы.

В настоящей статье мы ставим своей задачей осветить в самых общих чертах один из таких исторических этапов борьбы Маркса и Энгельса на два фронта в германской социал-демократии.

Более или менее полно освещен тот период во взаимоотношениях между руководством германской социал-демократии (Бебелем, Либкнехтом и др.) и Марксом и Энгельсом, который наступил в связи с об'явлением закона против социалистов в годы 1878 - 1880.

Ленин так характеризует этот этап борьбы со стороны Маркса и Энгельса: "И красной нитью через все эта отзывы проходит нечто совсем иное: предостережение против правого крыла рабочей партии, беспощадная (тогда как у Маркса в 1877 - 1879 гг. - бешеная) (подчеркнуто Лениным) война с оппортунизмом в социал-демократии"1 .

Маркс и Энгельс в годы 1878 - 1890 давали показательные предметные уроки руководству германской социал-демократии (в лице Бебеля, Либкнехта и др.), подвергая жестокой критике оппортунистическую политику руководства германской социал-демократии, которое думало покорностью и смирением перед существующим строем добиться отмены исключительного закона. В своей борьбе против оппортунистических ошибок руководства Маркс и Энгельс, как известно, не останавливались перед разрывом.

В результате суровой критики со стороны Маркса и Энгельса лучшие в то время руководители партии, видя на деле, в какое болото предательства может привести их политика, начинают осознавать положение и предпринимать шаги к тому, чтобы примириться с Марксом и Энгельсом, действительно революционными вождями революционной борьбы пролетариата.

В декабре 1880 г. Бебель вместе с Эд. Бернштейном едет "в Каноссу" - в Лондон, к Марксу и Энгельсу для выяснения положения дел в партии, имея целью окончательно убедить "сердитых" стариков в том, что теперь руководство партии, в частности Бебель, уже больше не придерживается оппортунистической тактики, и, имея в виду сговориться с Марксом и Энгельсом о главном редакторе нелегального органа партии "Социал-демократ". Кстати Бебель в роли редактора "СД" хотел использовать Бернштейна. Каковы же были результаты поездки?

Ленин по этому поводу писал: "Мир был восстановлен, и война не выплыла наружу, Гехберг (представитель правых) отошел, а Бернштейн стал революционным социал-демократом... по крайней мере, до смерти Энгельса в 1895 г."2 .

Маркс и Энгельс в это время считали лучшим в интересах партии, если редактором "СД" будет Гирш. Но это отнюдь не означало, что они хотели, во что бы то ни стало провести, именно Гирша. Для Маркса и Энгельса важна была, прежде всего, принципиальная линия партии, ее центрального органа, а не отдельные лица.

И тогда, когда Гирш отказался ехать из Лондона в Цюрих (где издавался "СД"), не без содействия этому со стороны Бебеля, и когда ушедшего с поста редактора Фольмара заменил - в январе 1881 г. - Бернштейн, - Маркс и Энгельс из-за этой


--------------------------------------------------------------------------------
1 Ленин, т. XI, стр. 168.

2 Ленин, т. XI, стр. 170.
--------------------------------------------------------------------------------

перемены лиц не прекратили отношений с Бебелем, хотя они и не приветствовали ее.

Для доверия Маркса и Энгельса Бебелю, главному руководителю партии в этот период, были уже вполне достаточные предпосылки, так как приезд Бебеля в Лондон и разговоры с ним покарали им, что Бебель в основном придерживается правильных взглядов, оценивая по-революционному задачи рабочего класса в Германии.

Общим благоприятным отношением к Бебелю, отношением к новому редактору Бернштейну Маркс и Энгельс совершенно не говорили еще о том, что все вопросы взаимоотношений с партией уже разрешены; они не дали никаких гарантий на тот счет, что все бывшие "недоразумения" кончены. Марже и Энгельс, исходя из уже известного поворота в тактике партии и из революционных заявлений Бебеля, применили принцип: посмотрим-увидим, практика покажет, как будут на деле выполняться все заверения, обещания и желания проводить революционную позицию.

Надо констатировать, что действительно под влиянием роста революционного массового рабочего движения и, прежде всего критики со стороны Маркса и Энгельса последовало исправление тактики партии. Результатом этого был тот решающий факт, что в 1880 г. на партейтаге в Видене последовал поворот в тактике партии в смысле признания необходимости применения партией всех законных и незаконных средств борьбы против существовавшего режима.

Как лее дальше пошло развитие тактических взглядов партии в этот период, как справлялось руководство со своими задачами?

На 1881 г., как и на последующие годы, приходится как раз расцвет своеобразной политики Бисмарка, так называемой политики "государственного социализма", которая была вызвана своеобразием путей развития капитализма в Германии и обстановкой 80-х гг. Известно, что развитие капитализма в Германии шло по так называемому прусскому пути. Общая линия развития прусского помещичьего хозяйства лежала в плоскости развития капитализма, общие эксплуататорские интересы двух классов: буржуазии и помещиков, в основном совпадали. Но конкретный действительный ход этого медленного, тяжелого пути капитализации сельского хозяйства включал в себя ряд довольно крупных "кон'юнктурных" разногласия между буржуазией и юнкерами. Не всякое развитие капитализма приходилось по душе юнкеру-помещику. Существовал целый ряд противоречий между ними в вопросах финансовых, политики таможенных пошлин и т. п. - противоречий, дошедших как раз к этому времени (в связи с кризисом с. х.) до того, что юнкерам "мерещилась" непримиримость с капиталом. Юнкер непрочь был "отвлечься" от столь невыгодной для него обстановки и проповедывать даже социализм, но такой, где бы продолжала существовать рента.

Бисмарк рядом своих проектов и мероприятий (национализация ж. д., табачная монополия, защитительные пошлины на хлеб и т. д.) своеобразно борется за интересы юнкерского класса; в целях демагогии он пытается проводить и частью проводит ряд социальных мероприятий в пользу рабочего (страхование от болезней и др.), имевших целью смягчение остроты классовых противоречий, выдавая всю эту политику за наступление новой эры "государственного социализма", который спасет якобы все общество и в частности рабочий класс.

Конечно эта политика Бисмарка, выдаваемая им за социализм, представляла собой не что иное, как демагогию. На самом деле политика "государственного социализма" была направлена к выкачиванию средств с трудового населения (табачные, хлебные пошлины и т. д.). "Для Бисмарка, - писал Энгельс, - дело сводится к деньгам, еще раз к деньгам и в третий раз к деньгам, и предлоги для этого он меняет по чисто внешним соображениям". Вопрос о политике "госсоциализма" приобрел огромное значение. Обязанность партии пролетариата заключалась в проведении совершенно ясной и четкой критики всей проблемы и самой политики "государственного социализма" Бисмарка, ясного раз'яснения классового характера современного государства вообще и указаний на те революционные пути, которыми можно добиться действительного освобождения пролетариата от капиталистического ярма Заслуга революционного крыла с. -д. в деле разоблачения "государственного социализма" несомненна.

В целом ряде статей "СД" разоблачал существо мероприятий, связанных с "государственным социализмом", правильно указывая пролетариату на то, что ожидать от современного классового буржуазно-юнкерского государства разрешения в пользу рабочих социального вопроса - это значит, как выразила удачно одна передовая "СД", "ожидать от чертополоха винограда".

"СД" правильно указывал тогда массам на то, что нет оснований, надеяться на разрешение социального вопроса при помощи капиталистического государства.

9 января 1881 г. Бернштейн пишет статью; "Государственная помощь", в которой, направляя огонь против лассальянского лозунга, правильно указывает: "Но кто говорит рабочим еще сегодня о государственной помощи как средстве к их социальному освобождению, тот или неисправимый мечтатель, или лицемер. В обоих случаях он принадлежит к господину Штоккеру".

Наряду с разоблачением "госсоциализма" "СД" выясняет историческую роль пролетариата как класса.

Революционное крыло партии через свой ЦО "СД" указывает на прежнюю историческую роль пролетариата. "Все, что было революционного, что было великого во французской революции, происходило от народа, выходило из него. Борющийся народ назывался пролетариатом, но что в тогдашнее время при слабом развитии была невозможна пролетарская революция, не нужно доказывать. Совсем другое сейчас".

В связи с выборами в рейхстаг в этот период "СД" совершенно правильно ударил по правым элементам в партии, заявив в статье "Борьба до победы" о том, что между создателями закона против социалистов и немецкой социал-демократией зияет "непроходимая пропасть", призывая в другой статье "К оружию" - к борьбе не на жизнь, а на смерть против существующего строя и мобилизуя всю партию (в статье от 13 октября "Никаких компромиссов") на недопущение никаких компромиссов с прогрессивной партией и другими партиями.

Подобное боевое, революционное направление газеты отражало позиции в то время революционного крыла партии, в первую очередь Бебеля, Либкнехта, что служит нам также доказательством того, насколько они в то время действительно на деле стали выполнять данные ими обещания Марксу и Энгельсу.

Изменение направления газеты, всей политики революционного крыла партии сразу же отразилось и на симпатиях к ней со стороны рабочих и партийных масс.

"Меня очень радует, - писал Энгельс, - увеличение числа абонементов до 4000 с лишним и регулярное распространение се в Германии вопреки полиции и т. д. Это неслыханный (подчеркнуто Энгельсом. - А. Л. ) успех запрещенной немецкой газеты. Газеты, выходившие до 1848 г., легче попадали в Германию, потому что их поддерживали буржуа и книготорговцы, но подписные деньги никогда не получались. Но в данном случае платят (подчеркнуто Энгельсом) рабочие, и это доказывает их дисциплину и насколько вся жизнь их связана с движением"1 .

Если учесть, что фракция в рейхстаге в 1881 г. уже начала выступать хотя и "бесцветно" но без "отказа от принципов" (Энгельс), то будет вполне правильно, если мы скажем, что руководство партии в то время в лице Бебеля, Либкнехта и Бернштейна в основном уже выправилось, а через свой ЦО "СД" развило сильную агитацию против существующего режима.

Означала ли такая политика революционного крыла и "СД", что все в партии стало вполне безупречным? Отнюдь нет. Основными гирями, продолжавшими тормозить более быстрый поступательный рост партии, оставалось правое крыло и его теоретическая база: лассальянство и дюрингианство. Но для Энгельса важна была тенденция развития партии: как партия в лице ее революционного крыла ставила и проводила свою политику по отношению к существующему строю, примиряясь с ним или ведя непримиримую классовую борьбу. В 1881 г. революционная часть руководства уже стала на последнюю точку зрения и ее проводила. Это было главное.

Что это было именно так, мы имеем ряд свидетельств в первую очередь такого авторитета, как Энгельс.

Уже 2 февраля 1881 г. Энгельс, очень внимательно следивший в это время за развитием партии и видя, как начинают проводиться действительно, на деле данные обещания в Лондоне, дает такую оценку: "В пяти номерах "СД", вышедших после нового года, замечается значительное улучшение. Исчез меланхолический тон отчаяния убитого человека, исчезла его дополняющая напыщенная добропорядочность, постоянно перемежающаяся с рево-

--------------------------------------------------------------------------------
1 "Архив Маркса и Энгельса", т. I, стр. 306.
--------------------------------------------------------------------------------

люционными фразами Моста мещанская сговорчивость и, наконец, вечный вопрос о Мосте. Тон стал непринужденным, уверенным в себе. Газета не будет больше прибывать к спокойствию, если она останется такой, но будет ободрять людей в Германии"1 .

Маркс и Энгельс считали газету в то время чрезвычайно важным средством мобилизации масс вокруг революционной политической линии. Бернштейн неплохо начал оправляться со своей задачей, и поэтому, когда он в начале апреля 1881 г. поставил вопрос об уходе с поста редактора, то Энгельс по этому поводу писал: "Нас очень неприятно поразило ваше заявление о вашем желании уйти из газеты. Мы не видим абсолютно никаких оснований для этого, и нам было бы очень приятно, если бы вы взяли ваше решение назад. Вы с самого начала умело редактировали газету, придали ей бодрый тон и разбили при этом необходимую остроту. Итак, вы, худо ли, хорошо ли, должны будете остаться"2 .

Бернштейн тогда остался на посту редактора. Энгельс, наблюдая за исправлением политики революционного крыла партии, писал Бернштейну письма одобрительного, подбадривающего характера. Так, например, Энгельс указывал: "Ваши статьи об интеллигенции очень хороши. Одинаково прекрасен и разбор бисмарковской мании огосударствления"3 .

Энгельсу пришлось поддерживать все это время моральное настроение Бернштейна, который хотел уйти с редакторской работы, испугавшись трудностей борьбы, хотел дезертировать. Энгельсу писал Бернштейну: "Поэтому, пусть Вас не пугают первые трудности, не теряйте мужества и продолжайте спокойно редактировать, как до "их пор". Энгельсу приходилось учить Бернштейна во всех вопросах, водить его так сказать на помочах, вплоть до того, как, каким тоном надо писать в газете.

Энгельс пишет в это время большие письма Бернштейну о том, какова должна быть политика газеты по отношению к Ирландии, по отношению к славянам, расколу во французском рабочем движении и т. д. и т. п., исправляя ошибки Бернштейна. Энгельс лично сам разделывается с правыми, подвергая их жестокой критике в письмах и при личных встречах.

"Я опять получил несколько отчаянных писем, на которые должным образом ответил. Фирек также вначале был в очень меланхолическом настроении, но несколько дней вольного лондонского воздуха было достаточно, чтобы опять вернуть ему эластичность" (т. I, стр. 292). "Лондонский вольный воздух" - это, конечно, не что иное, как просто фигуральное выражение личной критики со стороны Энгельса, который решительно разделывался с одним из лидеров правого крыла.

Революционная постановка партией через "СД" важнейших политических вопросов не замедлила сказаться и на симпатиях широких рабочих масс. Из выборов осенью 1881 г. партия выходит со значительным увеличением голосов и с передвижкой в благоприятную сторону в отношении идущих за ней слоев рабочего класса. Лучше всего это выразил Энгельс.

"Если какое-нибудь внешнее событие до некоторой степени подняло настроение Маркса, - писал он, - то это были выборы. Так великолепно не вел себя еще ни один пролетариат". "В Германии после трех лёт неслыханных преследований, никогда не прекращающегося давления, полной невозможности открытой организации и даже сношений, - продолжает Энгельс дальше, - наши молодцы не только сохранили предание силы, но еще укрепились и усилились главным образом в одном отношении: центр тяжести движения перенесен из саксонских полусельских округов в большие промышленные города. Теперь все изменилось. Берлин, Гамбург, Бреславль, Лейпциг, Дрезден, Майнц, Оффенбах... рядом с Хемницем и округами рудных гор дают совершенно другую опору. По своему экономическому положению революционный класс стал основой движения"4 (подчеркнуто мною. - А. Л. ).

Изменению социального состава слоев" идущих за партией, Энгельс придавал большое значение. Ибо "если тогда (до изменения), Кайзер мог наделать такую чепуху по поводу протекционизма, а остальные не осмелились в достаточной мере выступить против, то от чего это зависело, как не от поведения самих избирателей, в


--------------------------------------------------------------------------------
1 "Архив" т. I, стр. 290.

2 "Архив", т. I, стр. 293.

3 "Архив", т. I, стр. 294.

4 "Архив", т. I, стр. 500.
--------------------------------------------------------------------------------

особенности самого Кайзера"1 . Подводя сейчас итоги работы революционного крыла германской с. -д. и ЦО "СД" за 1881 г. по выправлению общей политики партии, надо констатировать, что это выправление было прежде всего и главным образом результатом давления Маркса и Энгельса на руководство. Мы помним, что Маркс и Энгельс обещали действительную поддержку руководства только тогда, когда оно на практике докажет свою способность проводить революционную линию. Позиция Маркса и Энгельса в отношении руководства партии была таким образом самым решающим из суб'ективных факторов, обеспечившим в общем революционную линию партии на том этапе.

В 1881 г. Маркс и Энгельс, оценивая массовое движение рабочего класса как, безусловно, революционное движение и признавая, что революционная часть руководства партии стала в основном на позиции классовой борьбы, в то же время ясно видели оппортунистическую опасность со стороны фракции рейхстага, со стороны значительной еще части вожаков партии. Во время развертывания осенних выборов в рейстаг в 1881 г. Энгельс прямо указывает Бернштейну: "Что касается избранных, то будем ожидать от них самого лучшего, хотя мне это очень трудно по отношению к некоторым. Но было бы несчастьем, если бы Бебель не попал в рейхстаг"2 .

Замечание Энгельса о составе фракции, т. е. о правом крыле партии, было по существу директивой Энгельса Бернштейну как редактору "СД" о том, откуда надо ждать партии опасности, было конечно совершенно своевременным. Последовавшие вскоре события в партии блестяще подтвердили этот прогноз Энгельса и полностью оправдали это умение мобилизовать, концентрировать внимание партии на то, откуда идет опасность. Этой опасностью была, несомненно, прежде всего, правая опасность, правое крыло партии.

Через полтора месяца после этого указания Энгельса Бернштейну последовало открытое выступление правого крыла, которое, несомненно, представляло собой попытку сопротивления той политике революционной части руководства, которая в это время проводилась под общим руководством Энгельса. Это выступление правого крыла выразилось в том, что когда в рейхстаге обсуждался доклад о применении осадного положения, то с. -д. депутаты Блос и Газенклевер отклонили возлагавшуюся на партию Путкаммером ответственность за статьи "СД" в том смысле, что они отреклись от всякой политической связи с газетой, а стало быть от всей линии партии.

В речи 10 декабря 1881 г. Газенклевер заявил: "Но за то, что появляется за границей, мы не ответственны, так как мы не можем контролировать, что, к примеру, напишет "СД", или еще меньше ответственны за то, что напишет "Свобода"3 (тогдашний орган Моста - анархиста).

Второй депутат - Блос - еще более ясно выразил целеустановку правого крыла: "Господином министром внутренних дел было сказано, - говорил Блос, - что мы, так сказать, состоим из двух партий: одна - умеренная, другая - крайняя, или революционная, как позволил он себе выразиться. Я хотел бы этот водораздел сделать иным. Пожалуй, уместнее сказать, что из этих двух партий одна заграничная. Другая отечественная. Так будет лучше. Заграничная партия имеет свой орган, у отечественной нет никакого органа. Теперь мы имеем своеобразное явление: каждый раз, когда правительство желает обосновать свои преследования против нас, оно вешает нам на шею грехи заграничной партии".

Несомненной заслугой редакции "СД" должно быть признано, что она подмяла кампанию против подобного оппортунистического поведения членов фракции. В ряде статей революционное крыло партии в "СД" ополчается на Блоса и Газенклевера, стремясь к тому, чтобы такого рода антипартийные шаги членов фракции были" партией осуждены и чтобы фракция, если она желает оставаться в партии, признала "СД" органом всей партии и подчинилась проводимой литии ЦО. Редакция совершенно правильно квалифицировала действия Блоса и Газенклевера следующим образом: "Если этот их поступок означает не ошибочный пинок, то он должен быть рассматриваем как высшей степени оппортунизм"4 .

--------------------------------------------------------------------------------
1 Кайзер, правый социал-демократ, в 1879 г, выступал в рейхстаге как протекционист.

2 "Архив", т. I, стр. 301.

3 "СД" N 1, 1882 г.

4 "СД" N 1, 1882 г.
--------------------------------------------------------------------------------

Бебель взялся за ликвидацию прорыва, в результате чего конфликт был ликвидирован в феврале 1882 г. в основном с поражением членов с. -д. фракции рейхстага и утверждением за "СД" положения органа партии, отражающего правильную линию. В феврале фракцией рейхстага вместе с "СД" была напечатана специальная декларация, которая принципиально признавала "СД" руководящим органом партии, хотя и не обошлось дело без примирительных ноток, когда подписавшиеся заявляли, что "или не берут на себя ответственности за каждую отдельную статью или за каждое отдельное выражение". Но в основном победа осталась на стороне редакции, а стало быть, революционной линии партии.

Ликвидацией конфликта с Блосом и Газенклевером проблема борьбы с правым уклоном, само собой разумеется, не закончилась, а, можно сказать, только началась в новых условиях. Весь период от Виденского до Копенгагенского с'езда в 1883 г. был заполнен для партия, ее революционного крыла, главным образом борьбой с правым крылом.

В связи с осуждением в "СД" поступка Блоса и Газенклевера неким Бреуелем было послано из Копенгагена в редакцию "СД" открытое письмо, в котором Бреуель обвинил редакцию в необъективности, в сползании на анархистские рельсы и тому подобных грехах. Это было новой попыткой правого крыла навязать партии другую тактику. Эта новая попытка правого порядка была взята "СД" в штыки и резко осуждена с указанием на то, что лозунг Бреуеля о необходимости об'ективности есть "мать политической индиферентности". С мест поступали бесчисленные корреспонденции, в которых осуждалась позиция Бреуеля.

Опасения Энгельса в октябре 1881 г., что от всех членов фракции трудно будет ожидать последовательности, целиком подтвердились.

Как можно видеть из ряда источников, в партии в это время существуют крупные кардинальные разногласия по вопросам тактики.

Бернштейн так свидетельствует об этих разногласиях: "Взгляд, которого в особенности придерживался Бебель, что плохой ход коммерческих дел в Германии с неизбежностью приведет в близком будущем к большому экономическому краху, политическим результатом чего будет вероятно революционное восстание, тогда разделялся и мною и вызвал у меня тон одобрения политики, соответствующей расчету на такой крах. Но большинство депутатов партийной фракции смотрело менее оптимистически на наши шансы в ближайшем будущем и поэтому считало язык Бебеля и "СД" скорее вредным"1 .

Сущность разногласий в этот период вплоть до Копенгагенского с'езда и дальше сводилась к тому, что правое крыло в лице Фирека, Гейзера, Блоса и др. стояло за разрешение "социального вопроса" путем мирным, парламентским, реформистским, тогда как революционное крыло во главе с Бебелем, выражая стремления революционного пролетариата, ориентировалось на революцию пролетариата, и соответственно этому считало необходимым усиление боеспособности партии, проводя это под прямым руководством Маркса - Энгельса.

Конкретная история развития внутрипартийной борьбы как нельзя более ярко подтверждает это положение. Как в капле воды, эти разногласия отразились, например в одном факте в 1882 г. Один из депутатов, социал-демократ Гейзер, получив от какого-то шпиона письмо с выражением радости, что день для восстания, наконец, назначен, передал это письмо полиции с припиской, что всякую мысль о революции он считает "сметной неправдой".

Редакция "СД" поместила от 13 апреля 1882 г. превосходную статью под названием "Bekent Farbe", в которой, пользуясь, этим случаем с Гейзером, прекрасно развернула критику правого крыла и дала понять совершенно недвусмысленно, что собой представляет партия. Так как эта статья имеет большое принципиальное значение для определения позиции революционного крыла и роли Маркса - Энгельса, то мы считаем необходимым, привести из нее некоторые выдержки.

"Ничто для такой партии, как социал-демократия, не является более вредным, чем дипломатичность" - заявляла передовая. "Сегодня больше чем когда бы то ни было, требуется для борца за дело рабочего класса отвечать "Bekent Farbe"2 , никогда больше, чем сегодня, так как прислужники существующего эксплоататорского общества всеми возможными приман-

--------------------------------------------------------------------------------
1 Бернштейн, Соц.-дем. годы. стр. 108.

2 В переводе на русский язык означает: действовать теми же средствами, платить той же монетой.
--------------------------------------------------------------------------------

ками пытаются столкнуть рабочий народ с единственного правильного пути. Имеется лишь одно средство, которое можно противопоставить этому: это "Bekent Farbe" и нигде больше, ни в одной стране, как именно в Германии. Германам пользуется уже долгое время и притом с большим правом "славой отечества филистеров... Теперь, когда так необычайно трудна социалистическая агитация, когда благодаря закону о социалистах в Германии товарищи должны пользоваться поневоле языком, скрывающим мысли, имеется большая опасность.

Мы теперь наталкиваемся, и как раз у вождей нашей партии, на попытки отрицать перед филистерами и полицией действительную сущность нашего движения. Это безобразие, это измена. Такими отрицаниями мы обманываем не полицию, а массу народа".

Редакция "СД" в этой передовой заявляла, что ее "в высшей степени касается та приписка, которую сделал Гейзер о революции, как смешной неправде". Редакция аз ответ на это полным голосом заявляла: "Мы сильны именно тем взглядом, что в Германии подготовляется революция, доказательства чего дает каждый номер "СД".

"Радикальнейшее требование нашей партии, - заявляет "СД", - состоит в стремлении осуществить революционный переворот современного состояния... и поскольку это в наших силах, постольку мы можем ускорять революционный переворот в политическом и социальном отношениях; это есть обязанность и задача нашей партии. Тот, кто не хочет или не может это делать, должен держать рот закрытым.., а если он выступает, то он должен говорить недвусмысленно, ясно, одинаково понятно как для врагов, так и для друзей, не отрицая характера нашей партии".

В этот период борьбы за основную линию партии революционная часть руководства в основном стоит на базе классовой борьбы и способствует освобождению пролетариата и партии от оппортунистических и лассальянских взглядов на пути борьбы с буржуазией. Этот период до Копенгагенского с'езда в августе 1883 г. можно характеризовать как период, когда революционное крыло встало в основном на позиции марксизма и когда начался широкий процесс освобождения партии от лассальянства и дюрингианства, но однако же не окончательных расчетов с нами.

За время 1882 г. партия продолжает, во-первых, разоблачение политики бисмарковского социализма. Не случайно Марке в связи с этим писал Энгельсу в 1882 г л "Большой победой не только прямо в Германии, но в отношении заграницы вообще, я считаю признание Бисмарка в рейхстаге, что немецкие рабочие "наплевали" на его государственный социализм"1 . Партия пропагандирует мысль о том, что разрешение "социального вопроса" можно осуществить лишь на основе борьбы с современным классовым государством. Наряду с этим партия пропагандирует уничтожение монархии и необходимость борьбы за республику.

Партия разоблачает распространившуюся в это время теорию о народонаселении Мальтуса и критикует ее, ссылаясь на закон Маркса о народонаселении. Борясь против буржуазных взглядов, что с увеличением заработной платы увеличивается цена с'естных припасов и поэтому нечего рабочему бороться за повышение заработной платы, провозглашая борьбу за повышение заработной платы и за уменьшение рабочего дня рабочих, партия в лице ее революционного крыла таким образом косвенно критиковала и сбрасывала с себя лассальянское наследие"

По вопросу о революции: в этот период у революционного крыла партии нет ставки на завоевание власти путем парламента. Революционное крыло ориентировалось на революцию, которая в ходе борьбы установит "свободное государство"; у революционного крыла продолжал еще оставаться значительный груз лассальянских взглядов. Приведем для примера такое место:

"Освобождение труда должно быть делом самих рабочих, по отношению к которым все другие классы населения представляют реакционную массу. Исходя из этой основы, соц. партия Германии стремится всеми средствами установить свободное государство и социалистическое государство, разрушить железный закон заработной платы через уничтожение системы наемного труда". Но, в общем, и целом в 1882 - 1883 гг. партия придерживается такой формулы: "Мы суть революционная партия, нашей целью является революция, и мы не предаемся иллюзии проведения со-


--------------------------------------------------------------------------------
1 Собр. соч. Маркса и Энгельса, т. XXIV, стр. 542.
--------------------------------------------------------------------------------

циализма на парламентском пути"1 .

Партия в этот период не отрицает роли насилия. "Сила сама по себе, - писал "СД" в N 34, -есть ни революционный, ни реакционный фактор, она представляет лишь средство к разрушению, но разрушение не означает еще революции социальной, социалистической. Мы не принадлежим к филистерам, которые отрицают необходимость разрушения".

Утверждение "СД", что сила саама по себе не есть революционный или реакционный фактор, было высказано, как видим, в очень абстрактной форме, а потому оно и неправильно.

Но из этого, однако, нельзя еще делать вывода, что партия была якобы уже не революционной, а оппортунистической, центристской. Если мы возьмем содержание приведенных нами цитат в целом, то несомненно, что постановка партией вопроса о насилии, о том, что партия не есть партия филистеров, отрицающих необходимость разрушения, а также о том, что она не предается иллюзиям о проведении социализма парламентским путем, - все это вместе взятое для того периода, несомненно, отражало революционный характер партии, но вместе с тем отражало также и то, что революционное крыло партии не дошло еще до понимания необходимости диктатуры пролетариата, включающей в себя обязательность насилия, подготовки восстания, установления пролетарского государства для подавления классового врага.

Ленин в 1911 г., давая оценку этому "героическому" периоду в развитии германской соц. -демократии, не без основания писал, что это был такой период, когда именно "так сильна, свежа, непосредственна была у вожаков вера в революцию, отстаивание принципиально-революционной политики"2 .

Подтверждение того, что революционное крыло партия во главе с Бебелем в этот период занимало революционную позицию, можно видеть из содержания работ Копенгагенского с'езда партии, состоявшегося в августе 1883 г. Что разногласия между революционным крылом партии и правооппортунистическим крылом во главе с Гейзером, Фиреком и др. были разногласиями по вопросу о революции - это было несомненно. Бебель дает по этому поводу такое свидетельство в письме к Энгельсу: "Между обоими направлениями, в частности между Гейзером и мною, происходили оживленные пререкания. Конечно "в принципе" все солидарны, но мне не надо тебе объяснять, что ведь весьма существенно, как представляет себе человек борьбу за принцип". "Не подлежит сомнению, - продолжает Бебель, - что имеются люди, в особенности среди наших парламентских деятелей, которые не верят, что революционное развитие уже достигло надлежащей высоты, а потому склонны к соглашательству и с неудовольствием смотрят на всякий резкий ход. Тот, кто думает, что нам остается, по крайней мере, сто лет до социальной революции, будет действовать иначе, нежели тот, кто ее видит уже вблизи"3 .

Копенгагенский с'езд партии в основной принес победу революционному крылу. Соглашательская позиция правых была с'ездом отвергнута, поскольку с'езд в особой резолюции вынес постановление о проведения со стороны партии "беспощадного образа действий и такой политики, которая бы исключала всякие расчеты на снисходительность властей". С'езд также выявил свое отрицательное отношение к политике Бисмарка. Кроме того с'езд высказал редакции "СД" свое одобрение принципиальной линии органа.

Несомненно, что одним из важнейших условий победы революционного крыла на с'езде было то обстоятельство, что промышленные округа партии были представлены на нем полнее и равномернее.

В основном правильно проводившаяся политика революционного крыла партия с непримиримостью к существующему строю, при курсе на революцию, сопровождавшаяся критикой явно буржуазных взглядов, борьбой с правым крылом, при начавшемся процессе освобождения от лассальянского наследия - таковы были общие благоприятные итоги развития партии к Копенгагенскому с'езду, итоги, которые определили прилив доверия и симпатий рабочих масс к партии.

Каково же было отношение Энгельса к партии на протяжении 1882 г. вплоть до

--------------------------------------------------------------------------------
1 "СД" N 4, 1882 г. (передовая).

2 Ленин, т. XV, стр. 113.

3 Бебель, Из моей жизни, стр. 529.
--------------------------------------------------------------------------------

Копенгагенского с'езда и какова была его роль в жизни партии? В конце 1881 г. Энгельс давал через Бернштейна, как мы видели, директиву партии о необходимости усиленного внимания к работе с. -д. фракции. В этот период, период обстрела правого крыла в 1882 г., завершенного осуждением правых на Копенгагенском с'езде, Энгельс, во-первых, оценивает как весьма положительный факт желание революционного крыла бороться с правыми и проведение этого на деле и, во-вторых, оказывает помощь: сам лично непосредственно руководит этой борьбой, указывая все время на необходимость борьбы с правыми, ободряет, поощряет всякие шаги партии в этом направлении. Энгельс, например, сразу же спешит отозваться на первый по сути дела персонально направленный удар со стороны "СД" по правым оппортунистам, возможность выступления которых он предвидел еще ранее.

Он спешит это сделать еще и потому, что "Эгалите" поместила заметку недоброжелательного характера по адресу "СД", начавшего, выражая волю Энгельса и партии, обстрел оппортунистов-депутатов.

Энгельс в письме от 6 января 1882 г. сообщает Бернштейну: "Пииту Вам сегодня второпях, чтобы раз'яснить Вам некоторые странные выражения, встречающиеся в последнем номере "Эгалите" по поводу "СД"... Если это повторится, мы быстро положим этому конец. Мы, наоборот, радовались, что "СД" тотчас же сделал депутатам упрек в трусости и потребовал определенного решения, от которого некоторые при отсутствии Бебеля, наверное бы уклонились"1 .

Несколько позднее Энгельс, получив письмо от Бернштейна, который повидимому ему сообщал, что в партии существуют разногласия и наступило обострение борьбы (что, как мы знаем, явилось результатом сопротивления правых по отношению к той линии, которую проводило революционное крыло на основе указаний Маркса - Энгельса), спешит с ответом, чтобы поставить перед революционным крылом партии проблему борьбы с правой опасностью во всю ширь. Об этом Энгельс писал Бебелю, а 25 января 1882 г. в письме к Бернштейну ставил проблему так:

"Сообщения о том, что происходит среди "вожаков" в Германии, нас очень заинтересовали. Я никогда не скрывал, что, по моему мнению, массы в Германии гораздо лучше господ вожаков, в особенности с тех пор, как партия посредством печати и агитации стала дойной коровой, которая снабжала их маслом. И вдруг Бисмарк, и буржуазия внезапно зарезали эту корову. 1000 человек, которые были сразу этим разорены, имели личное несчастье очутиться не прямо в революционном положении, т. е. попасть в изгнание. В противном случае многие из тех, которые теперь бедствуют, перешли бы в мостовский лагерь, или же нашли бы "СД" слишком уступчивым. Эти господа по большой части остались в Германии, вынуждены были так поступить, попали в довольно реакционные места, были социально деградированы, существование их зависело от филистеров, и по большей части они сами поддались филистерству. Для них все надежды были связаны с отменой закона против социалистов. Поэтому нет ничего удивительного, что под давлением филистерства у них зародилась нелепая мечта, что этого можно достигнуть уступчивостью. Германия - ужасно подлая страна для людей, которые не обладают достаточной силой воли... Мелочные условия создают мелочные взгляды... Но насколько естественно возникновение этого направления... настолько решительнее следует с ним бороться"2 .

Мы привели эту большую выдержку потому, что это письмо Энгельса в начале января 1882 г. было целой развернутой программой борьбы для революционного крыла партии против правых, программой руководства, основанного на предвидении того, что может и должно развернуться в партии.

Энгельс, как мы видим, указывает партии на то, где находится опасность, на социальные корни правого крыла, ставит вопрос о решительной борьбе с правыми, опираясь на рабочую массу, "которая лучше многих из вождей". В решающем руководящем значения этих указаний Энгельса для революционного крыла можно легко убедиться, вспомнив факты внутрипартийной борьбы в ГСД. Именно после получения этого письма Энгельса "СД", в целом революционное крыло, ополчается в


--------------------------------------------------------------------------------
1 "Архив", т. I, стр. 302.

2 "Архив", т. I. стр. 303 - 304.
--------------------------------------------------------------------------------

упомянутой выше статье ("Bekent Farbe") против правого крыла, против его филистерства в связи с поступком Гейзера, используя почти дословно письмо Энгельса о вожаках, о филистерстве, о необходимости решительной борьбы вообще против существующего строя, заключая эту борьбу победой над правыми на с'езде в 1883 г.

Энгельс лично сам в это время разделывается с правыми, пользуясь всякой возможностью. Приехавшему снова в Лондон Фиреку Энгельс лично "высказал очень ясно свое мнение по поводу его (Фирека. - А. Л. ) склонности к демократии"1 и разорвал с ним всякие отношения.

Энгельс продолжал, как и в 1881 г., обучать Бернштейна тому, какую политику должна проводить газета в самых различных вопросах.

В это время Энгельс пишет Бернштейну большие руководящие письма, как надо разрешать такие вопросы, как вопрос о биметаллизме, египетский вопрос, о республике, о единой реакционной массе, о демократической федерации в Англии и т. д. и т. п.

Убеждаясь, что именно в том направлении, как было желательно, в партии начала проводиться борьба революционного крыла с правыми, Энгельс всячески одобряет взятое направление.

Если в письме к Бернштейну от 22 февраля Энгельс указывает: "исправление крупных ошибок в саксонском ландтаге меня очень обрадовало; я думаю, что "СД" может быть вполне доволен успехом свое-то выступления. Для Блоса подписание заявления должно было быть очень горькой "пилюлей", то в письме от 17 апреля того же года Энгельс прямо поздравляет "СД" с борьбой против трусости Гейзера.

13 сентября Энгельс по поводу статей, помещенных в августовских номерах "СД", дававших отпор правому крылу, писал Бернштейну следующее:

"Впрочем, по отношению к бисмарковщине и к тому, что с ней связано, уже есть очень хорошая предварительная работа в обеих статьях в "СД" о возможной отмене закона против социалистов. Я предполагаю, "что это статья Бебеля; если нет, то партия может поздравить себя с тем, что она имеет еще второго человека, который так хорошо умеет затронуть самую сущность вопроса и устранять все второстепенные соображения, и при этом пишет так просто и так ясно. Статьи превосходны"2 .

Как мы знаем, эти статьи были написаны не Бебелем, а Фольмаром. Вокруг этих статей развернулась переписка между Бебелем, Энгельсом и Бернштейном. Для того, чтобы выяснить действительную позицию Энгельса, необходимо привести то, что говорил, между прочим, и сам Фольмар. А говорил он следующее:

"Социализм в настоящее время перестает быть в действительности вопросом теории, а просто есть вопрос силы, который не может быть разрешен, ни в калюем парламенте, а только на улице, на поле сражения. Нужно положить конец столь же бессмысленным, как и вредным фразам о мирном развитии, постепенном преобразовании, о единственно истинной, так сказать об'ективной фактической революции, среди которой мы живем. Необходимо условиться относительно плана войны. Все должны проникнуться убеждением, что никакое соглашение, никакое заключение мира не в состоянии покончить с войной и что решить может один только меч. Открытая игра - всегда сильная игра, а потому перестанем затушевывать, отрицать и притворяться, ибо это недостойно нас. Скажем, открыто и прямо нашим вратам: "Да, мы опасны для государства, потому что хотим вас уничтожить. Да, мы враги вашей собственности, вашего брака, вашей религии и всего вашего порядка. Да, мы революционеры и коммунисты. Да, с насилием мы будем бороться при помощи насилия. Да, мы твердо верим, что скоро последует переворот и наступит освобождение. Мы надеемся на это и по мере сил готовимся к этому посредством тайной организации и агитации, посредством всего, что запрещают ваши законы, но что мы считаем правильным".

Правильно критикуя в этой части правое крыло, Фольмар однако допускал такую постановку вопроса, что, по его мнению, все другие классы, кроме пролетариата, уже в настоящий момент представляют собой по существу сплошную реакционную массу. Фольмар смешивал, сливал всякое демократическое движение с реакционным, сваливая все в одну кучу, образуя, таким образом, из всех классов и слоев населения сплошную стену, которая уже сейчас якобы вся стоит против пролетариата.

--------------------------------------------------------------------------------
1 "Архив", т. I, стр. 340.

2 "Архив", т. I.
--------------------------------------------------------------------------------

Фольмар, оценивая текущий момент в Германии, уподоблял, идентифицировал его полностью с французским положением, приравнивал немецкие партии к французским, периода Коммуны.

Фольмар прямо писал: "Более или менее подходящие сравнения между Тьером, Жюлем Фавром, Эрнестом Ликером и пр., с одной стороны, и Беннигсеном, Форкенбеком, Евгением Рихтером, Геннелем и т. д. - с другой, и между соответствующими партиями там и здесь - налицо, и каждый по желанию может их произвести"1 .

Дальше Фольмар ставил вопрос: что будет более полезным для партии - отмена Закона или проведение еще более сурового законодательства по отношению к социал-демократии. При чем он считал лучшим последнее, так как это заставит партию итти на решительную борьбу, таким образом, договорившись вообще до положения: "чем хуже - тем лучше".

Какую позицию занял Энгельс в отношении содержания статей Фольмара, посвященных тактике партии в связи с законом о социалистах? Энгельс отметил две стороны в статьях Фольмара - слабую и сильную. Сильной стороной статей Фольмара была резкая критика правых установок на смирение партии перед существующим режимом, с отказом вести революционную работу из-за боязни еще больших репрессий со стороны правительства и желания правых ограничиться в своей работе только участием в парламенте. Но была ли критика правых Фольмаром марксистской критикой, критикой с последовательных позиций марксизма? Нет. Эта критика была связана с совершенно неправильным, путчистским пониманием революции.

На первый взгляд Фольмар заговорил как будто действительно решительным, революционным языком, который он предлагал усвоить и партии. А как отнесся к этому Энгельс? Он выступил (после того, как внимательно прочитал вторую статью, чего ему не удалось сделать в первый раз) с решительным осуждением методов Фольмара, с настойчивым отказом воспринять "насильнический, резкий" его язык, так как последний представлял собой типичную мелкобуржуазную фразу, за которой не скрывалось революционное содержание, а действительно включало в себя, наоборот, типичное мелкобуржуазное понимание революции". "Действительно, - говорил Энгельс, - слабая сторона второй статьи... это ребяческое представление о том, что революция должна начаться с того, что "здесь Гвельф, там Гиббелин", весь мир распадается на две армии: мы - на одной стороне и "вся единая реакционная масса" - на другой стороне: это значит, что революция должна начаться с пятого действия, а не с первого, в котором масса всех оппозиционных партий об'единяется против правительства и его ошибок и таким образом побеждает; вслед за этим отдельные партии среди победителей, одна за другой, изнашиваются, делают невозможным свое дальнейшее существование, пока наконец благодаря этому вся масса народа принуждена совершенно перейти на нашу сторону" ...2 . И на основании этого Энгельс в том же письме к Бернштейну (раз'ясняя свой первый отзыв о статьях Фольмара) указывает, что если бы ему не помешали при первом чтении, то он в этом случае "не отнесся бы так легко (как он сделал в первый раз) к тому слишком резкому, насильническому языку, на котором, по его мнению (т. е. по мнению Фольмара), должна, в конце концов, говорить партия"3 .

Значит ли это, что Энгельс выступил здесь против применения "решительного, насильнического языка", который должен был быть, применяем партией в борьбе против существующего режима, в борьбе за революцию? Конечно, нет. Энгельс ополчается против того "насильнического, резкого языка" Фольмара, за которым скрывалась не марксистская, а левофразерская, мелкобуржуазная концепция революции.

Энгельс сам указывает, что после того, как революция разовьется до пятого действия, т. е, когда "масса народа принуждена совершенно перейти на нашу сторону, - тогда может произойти столь прославленный фольмаровский решительный бой". Понимая именно так статью Фольмара, Энгельс указывает Бернштейну: "В этом пункте (т. е. в оценке левофразерской концепции революция Фольмара, или, что то же, "применения им насильнического, решительного языка") Бебель прав". "Но, - прибавляет Энгельс, - я думаю, что он принимает его ("язык - концепцию") слишком всерьез", чего, по мнению Энгельса, не надо делать. Поэтому, оценивая Значение статей Фольмара, Энгельс при-


--------------------------------------------------------------------------------
1 "СД" N 35. 1882 г.

2 "Архив", т. I, стр. 329.

3 Там же.
--------------------------------------------------------------------------------

знает за ними большое политическое значение, так как "самое главное, - говорит он, - это указание, что если бы дела шли по желанию правого крыла, мы, во всяком случае, могли бы избавиться от закона против социалистов на таких условиях, которые для партии были бы хуже, чем этот закон, но позволили бы тем господам опять издавать гамбургские судебные газеты и т. д. и выдавать их за партийные органы. В этом я совершенно согласен с Фольмаром и написал об этом Бебелю" (там же).

Бернштейн, будучи уже социал-фашистом, ныне в недавно выпущенной им книге "Социал-демократические годы учения" фальсифицирует позицию Энгельса, когда говорит, что "в этом пункте (об употреблении партией" резкого, насильнического языка"), по словам Энгельса, Бебель был прав1 . Бернштейн социал-фашист старается представить синонимами понятия Энгельса ("о насильственном резком языке" Фольмара) и понятия Бебеля. А это неверно. Была ли позиция Бебеля в этом вопросе совершенно соответствующей взглядам Энгельса? Нет. Если Бебель писал статью против Фольмара, то он при этом исходил не из того, из чего исходил Энгельс, а из оппортунистических мотивов, говоря о том, что "если мы будем писать и говорить таким языком, как предлагает Фольмар, то через 4 недели все мы будем сидеть в тюрьмах". Это конечно совершенно не мирилось с установкой Энгельса относительно применения "насильнического языка" Фольмаром. Бебель своим выступлением боролся против тактики Фольмара как невозможной, ибо она способна погубить партию, но в то же время он не заявлял, что партия не отказывается от насилия и его применения в нужный момент. Правые были довольны. Этим Бебель совершил, несомненно, крупнейшую политическую ошибку, допустив уступку оппортунистам.

Несмотря на эту крупную ошибку, Бебель в это время был именно тем лицом, на которое ориентировался Энгельс в проведении революционной линии партии. Четкое понимание положения дел в партии Энгельсом обнаруживается не только в том, что он призывал к борьбе с правым крылом и непосредственно руководил этой борьбой, но и в том, что он видел основную опору в революционном крыле партии. Руководителем этого крыла был, несомненно, Бебель, хотя и допускавший ряд крупных ошибок, на которые Энгельс неоднократно указывал.

Какие факты позволяют нам оценивать Бебеля этого времени главным, несомненно, революционно-марксистским, а не центристским вождем партии?

Если бы Бебель в это время был центристом, он не ждал бы так революции, как это было на самом деле. Его переписка с Энгельсом того периода характерна тем, что Бебель ждет кризиса капиталистического хозяйства как истока революции. "Американский кризис, - пишет Бебель, - будет колоколом, который возвестит европейскую революцию"2 . Бебель, будучи маркистом и понимая весь вред бисмарковского и лассальянского "социализма" как главной опасности для революционного движения, пишет Энгельсу письмо, в котором указывает, что "особенно будем мы приветствовать твои статьи о социализме Бисмарка и лозунгах Лассаля"3 .

Как высоко ставил Энгельс Бебеля, видно из ряда фактов. Отчетливо представляя себе роль Либкнехта, состав всей парламентской фракции, Энгельс ясно видел, что проведение правильной политической линии может быть осуществлено лишь при наличии Бебеля. Немного "позднее Копенгагенского с'езда Энгельс пишет Бебелю; "Что ты предпочел бы не заседать в рейхстаге, этому я охотно верю, но ты видишь, к чему приводит твое отсутствие... при наличии закона против социалистов абсолютно нельзя пренебрегать этим единственным путем, который остался свободным"4 . Здесь, как мы видим, Энгельс борется против охватившего Бебеля антипарламентаризма, но вместе с тем видит в нем лицо, которое все же способно вести революционную политику в рейхстаге.

Известны также отзывы Маркса и Энгельса о Бебеле в связи с его ложной смертью. Иное отношению, чем к Бебелю, проявляет Энгельс в это время к В. Либкнехту. Его Энгельс прямо характеризует как лицо в руководстве, склонное к примиренческим поступкам по отношению к правому крылу. Энгельс смотрит на Либкнехта, как на не-


--------------------------------------------------------------------------------
1 Бернштейн, Социал-демократические годы, стр. 103.

2 Бебель, Из моей жизни, стр. 517.

3 Там же, стр. 514.

4 Там же, стр. 331.

--------------------------------------------------------------------------------

дооценивающего роли рабочих в руководстве партии. Энгельс прямо указывает, что Либкнехт повинен в росте мещанских элементов в партии. В письме к Бернштейну от 27 февраля 1883 г. он пишет: "То, что вы говорите о вине Либкнехта в привлечении мещанских элементов, уже давно является и нашим мнением. При многих своих прекрасных качествах Либкнехт имеет тот недостаток, что он изо всех сил старается привлечь " партию "образованные" элементы и что для него как бывшего учителя не может быть ничего хуже, чем, если какой-нибудь рабочий в рейхстаге путает "мне" и "меня".

О тактике Либкнехта в отношении правых в другом письме Энгельс говорит: "Что касается Либкнехта, то он приложит все усилия, чтобы оттянуть кризис" (в отношении раскола с правыми), но вместе с этим Энгельс не так уже безнадежно смотрят на Либкнехта, говоря: "когда последний (т. е. кризис) наступит и он, (Либкнехт) увидит, что его больше нельзя откладывать, то он будет на надлежащем месте".

Подведем итоги развития партии за период 1881 - 1883 гг. и отношений Энгельса с руководством.

Процесс развития партии в 1881 г. при наличии установки руководящего революционного крыла на действительное выполнение виденских решений, при ориентировке не на парламентский путь развития, критика партией бисмарковского "социализма", рост симпатий рабочих масс к партии, обнаружившийся ярко на осенних выборах в рейхстаг - все это вместе взятое позволяет Энгельсу перейти от советов, дававшихся им руководству, но неизвестных всей партии, к тому, что он считал возможным сотрудничать в органе партии "СД", помещая в конце 1881 г. заметку о смерти Дженни Маркс. Учитывая наряду с достижениями партии за 1881 г. борьбу революционного крыла с правым крылом, борьбу, которая развертывалась только благодаря руководству Энгельса; далее, учитывая то, что социал-демократическая фракция рейхстага от "бесцветных, но без отказа принципам" выступлений в начале 1882 г. перешла к нанесению ударов существующему строю (выступление Грилленберга о морали прусских юнкеров и др.); учитывая тот решающий фактор, что революционное крыло к Копенгагенскому с'езду шло в борьбе с правым крылом, Энгельс не только начинает "печататься" в органе партии, но и дает благоприятные оценки общего положения партии.

Энгельс в 1882 г. помещает статью о Бруно Бауэре и др.; в начале 1883 г. поддерживает инициативу руководства печатать в "СД" его "Утопии", считая это одним из показателей роста партии. Самый факт печатания этой работы означал переход партии в теоретическом отношении на базу марксизма, знаменовал рост партии, так как известно, что эта работа Энгельса представляет собой сгусток того "Анти-Дюринга", который еще некоторое время назад встретил неблагожелательное отношение со стороны руководства партии.

Руководство, советы Маркса и Энгельса за период 1881 - 1883 гг. при опоре на Бебеля и "СД" идут по линии непримиримой борьбы с существующим строем, борьбы за социализм, привлечения внимания руководства партии к задаче борьбы с правым крылом как основной, решающей опасностью для партии. В то же время Энгельс на примере Фольмара предостерегает партию от левофразерской мелкобуржуазной концепции революции. Кроме того, Энгельс считал необходимым поддержать и ту борьбу революционного крыла партии, которая велась в это время против анархистов Германии, в частности Моста.

(Окончание следует)


--------------------------------------------------------------------------------
1 "Архив", т. I, стр.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-БОРЬБЫ-МАРКСА-И-ЭНГЕЛЬСА-НА-ДВА-ФРОНТА-В-ГЕРМАНСКОЙ-СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ-1881-1883-гг

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Валерий ЛевандовскийКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/malpius

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

ИЗ ИСТОРИИ БОРЬБЫ МАРКСА И ЭНГЕЛЬСА НА ДВА ФРОНТА В ГЕРМАНСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ (1881-1883 гг.) // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 23.04.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-БОРЬБЫ-МАРКСА-И-ЭНГЕЛЬСА-НА-ДВА-ФРОНТА-В-ГЕРМАНСКОЙ-СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ-1881-1883-гг (дата обращения: 19.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
199 просмотров рейтинг
23.04.2014 (1245 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
2 часов(а) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
2 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
2 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
2 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
3 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
20 часов(а) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
20 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
На отопление жилых домов ежегодно в стране расходуется около 150 миллионов тонн условного топлива. Эта цифра убедительно показывает, как важно искать пути уменьшения потерь тепла в зданиях.
19 дней(я) назад · от Україна Онлайн

ИЗ ИСТОРИИ БОРЬБЫ МАРКСА И ЭНГЕЛЬСА НА ДВА ФРОНТА В ГЕРМАНСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ (1881-1883 гг.)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK