LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-245

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Источник Борьба классов,  № 7-8, Август  1932, C. 89-113
Автор: ФЕРРА


ОБРАЗОВАНИЕ ФРАНЦУЗСКОЙ КОМПАРТИИ И ИЗМЕНА СОЦИАЛИСТОВ И СИНДИКАЛИСТОВ И ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ВОЙНЕ

Состояние разброда, в котором находилось революционное движение во Франции перед войной, об'ясняет его полную беспомощность в тот момент, когда разразилась катастрофа. Измена его вождей отнюдь не является случайностью: это - естественный результат всей их предшествующей политики. Если они сразу и самым циничным образом стали на позиции социал-шовинизма, то это произошло потому, что в зародыше социал-шовинизм существовал уже до войны, под покровом социалистических и пацифистских, даже "бунтовщических" фраз, предназначенных для употребления на ежегодных конгрессах и публичных собраниях. Социал-патриотизм и социал-шовинизм 1914 г. - лишь конкретное проявление довоенного социал-реформизма.

В последние дни июля 1914 г., когда война стучалась уже в двери, часть социалистических и синдикалистских вождей устроила под давлением масс, чувствовавших приближение войны, несколько платонических демонстраций. 27 июля 1914 г, например некоторые рабочие газеты, говорившие от имени Конфедерального бюро, различных синдикалистских организации и согласительного комитета социалистической молодежи, обратились к рабочим с призывом к устройству демонстрации на Больших бульварах. Демонстрация была запрещена правительством. Синдикалистские и социалистические вожаки, развращенные буржуазной легальностью, успокоились на этом, и демонстрация, так же, как и назначенные на последующие дни митинги, была сорвана. Сбитые с толку передовые рабочие разыскивают друг друга, отправляются в помещения профсоюзов и социалистических организаций за указаниями, что делать. Ответа они не получают. Замешательство полнейшее. Наконец Марсель Самба и Лонге приносят 2 ав-

густа 1914 г. в зале Ваграм следующий ответ:

- Вы будете, драться ради защиты французской культуры, ради защиты свободы народов, - говорит Самба.

- Если завтра на Францию будет совершено нашествие, - говорит Лонге, - допустимо ли, чтобы социалисты не выступили первыми на защиту Франции революции и демократии, Франции Энциклопедии, Франции 1789 года, июня 1848 г., Франции Прессансе, Франции Жореса?

После убийства Жореса печаль и возмущение рабочего класса достигают высших пределов, социалистические же и синдикалистские вожди используют похороны Жореса для того, чтобы еще сильнее внедрить в сознание масс идею необходимости защиты капиталистического отечества. На похоронах Жореса Жуо "от лица тех, кто собирается отправиться на фронт", к которым он причисляет и себя, возбуждает рабочих против германского империализма. Старый Эдуард Вальян, всю свою жизнь выступавший перед массами как один из лучших вождей революционеров и интернационалистов, восклицал:

- Поклянемся, что мы до конца выполним свой долг перед родиной, перед республикой, перед революцией.

Вождя анархистов, вроде Себастьяна Фора, стоят на той же позиции. Все "революционные" вожди рабочего класса объединились на почве ренегатства.

Предательство свершилось, Банкротство полное. Этим днем датируется подлинный разрыв между социалистической партии и анархо-реформирстским синдикализмом, с одной стороны, и революционными массами - с другой.

Буржуазия удовлетворена. "Тан" может заявить 4 августа: "Мы не можем требовать ничего большего от г. Эдуарда Вальяна и его друзей".

С этого момента социализм и синдикализм организуются для еще более лучшего служения делу империализма. Официальные вожди, кадры, социалистическая и синдикалистская печать становятся лучшим орудием проведения политики французской буржуазии. Через наиболее развращенных вождей социал-демократии и "синдикализма, в частности Жуо и Ретаоделя, министр внутренних дел Мальви фактически управляет всеми социалистическими и синдикалистскими организациями, пользуясь с исключительной ловкостью, где угрозами, где подкупом. Таким путем газета "Юманите" превращается в руководящий орган официального шовинизма, который преподносится на потребу рабочему классу. Нам нужны люди и ружья" - писал например Компер Морель. А декларация социалистической фракции в парламенте, завершая единодушную измену вождей, заявляет: "Не должно быть места слабости и расхлябанности. Начальники и солдаты должны быть воодушевлены горячей верой в победу!"

Социалистические и синдикалистские вожди не довольствовались тем, что выставляли напоказ свою никчемность и падение. Они открыто перешли на сторону классового врага и стали активными агентами шовинистической буржуазии, поборниками войны "до победного конца".

Эта система измены и предательства была увенчана участием социалистов в Комитете для защиты республики и вступлением Гэда и Самба в министерство священного единения.

Пролетариат не реагировал на это сразу. Десятки лет реформизма, анархо-синдикализма и соглашательства лишили его способности быстро реагировать революционным путем на это предательство. Ему нехватало понимания самого главного: того, что война эта - война империалистическая, и что пролетариат должен бороться против всякой империалистической вой-

ны; он не понимал того, что империалистическую войну можно превратить в войну гражданскую. Он не знал главного - средства, при помощи которого можно превратить империалистическую войну в войну гражданскую: нелегальной организации всех революционеров, призванных на войну.

Понятно, что при таком положении вещей лишь много времени спустя могла появиться реакция против войны, за революционный интернационализм. Сперва выступают отдельные лица, их выступления носят изолированный характер. Например Монатт, делегат Ронской федерации, подает руководству Генеральной Конфедерации труда (ГКТ) заявление об отставке и выступает в декабре 1914 г. с нашумевшей декларацией. Затем вокруг некоторых социалистических газет, в частности вокруг газеты "Попюлер дю Сантр", издающейся в Лиможе, начинает выкристаллизовываться некая оппозиция, пока очень неопределенная, с расплывчатыми пацифистскими тенденциями. Эта газета, орган федерации От-Вьена, стала центром, вокруг которого начинают группироваться элементы, никогда не бывшие последовательно революционными интернационалистами, но которые принадлежат к тому соглашательскому пацифистскому течению, которое отражает стихийное настроение рабочих масс, инстинктивно восстающих против бойни.

Эти настроения отражали и другие органы, как например издававшаяся в Уайонна газета "Эклерер де л'Эн" (в настоящее время - орган французской компартии). Несколько недель спустя после об'явления войны эта газета напечатала открытое письмо Эдуарду Вальяну, в котором задала ему ряд вопросов: для чего война? чем об'яснить противоречие между прежней позицией Вальяна и теперешней? и т. д.

Кроме Лиможа и Парижа уголками, затронутыми начинавшейся пацифистской и интернационалистской пропагандой, были Уайонна, Лион и Гренобль.

Это расположение пацифистских центров первоначально поблизости: от швейцарской границы об'ясняется, помимо прочих причин, деятельностью небольшой большевистской группы во главе с Лениным, которая вела свою плодотворную агитацию за превращение империалистической войны в войну гражданскую.

В марте 1915 г. состоялась в Берне первая международная конференция с участием делегатов от большевиков. Это была конференция женщин и молодежи. Франция не была представлена на ней ни одним делегатом от молодежи, но в ней принимала участие Луиза Сомоно. Эта первая попытка соединения революционных сил против войны встретила во Франции очень слабый отзвук. Только в октябре 1915 г., после опубликования воззвания и ареста Луизы Сомоно, бернская конференция подучила некоторый отклик среди французского пролетариата.

Лишь 15 августа 1915 г. на конференции федераций впервые оформилось синдикалистское меньшинство. Оно получило 27 голосов против 81, поданных за Жуо, при 10 воздержавшихся.

Эти первые во Франции выступлений против войны были неорганизованны и слабы, ни одно из них не имело последовательно революционного характера. В большинстве случаев это были сантиментальные выступления людей, возмущенных войной и предательством социалистических и синдикалистских вождей, но не имеющих однако ясного представления о революционных методах, которые следовало бы применить.

ЦИММЕРВАЛЬДСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ и КОМИТЕТ ДЛЯ ВОЗОБНОВЛЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Подлинное начало более или менее организованного и систематического движения против войны положила конференция, происходившая с 5 по 8 сентября 1915 г, в Циммервальде (Швейцария).

Практическая работа по созыву конференции лежала на швейцарском социалисте Гримме и левом крыле итальянских социалистов, но фактически душой всего дела были большевики, активно участвовавшие и в созыве и в работах конференции, в которой принимали участие делегаты Германии, Франции, Норвегии, Швеции и России.

Циммервальдская конференция была лишь первым шагом на пути революционной борьбы против войны. Позиция, получившая на ней большинство в 19 голосов против 12, не была позицией большевиков; то была позиция центристов, возглавляемых Ледебуром, т. е. позиция оппортунистов, которые в тот момент, когда ра-

бочий класс начинает проявлять свои революционные настроения, становятся во главе движения, чтобы затем направить его по ложному пути.

По возвращении из Циммервальда Мерргейм и Бурдерон вновь организуют деятельность Комитета для возобновления международных отношений, который фактически возник в августе 1915 г. Этот комитет является первой ячейкой, вокруг которой мало-помалу объединяется ряд товарищей, образовавших впоследствии коммунистическую партию во Франции.

Ни один из членов комитета не был ни большевиком, гаи даже левым циммервальдистом. Даже "наиболее левые" из всех, Росмер и Монатт, были далеки от того, чтобы быть большевиками. Небольшой кружок членов Комитета, собиравшийся в помещении редакции "Ви увриер", был проникнут не идеологией большевизма, а идеологией Каутского, Ледебура, итальянских центристов, Троцкого, боровшегося с большевиками. Все они считали диким бредом помешанного основной лозунг Ленина о превращении войны империалистической в войну гражданскую.

Комитет для возобновления международных отношений состоял из правых циммервальдистов. Наиболее видные его члены были связаны с русскими социал-демократами-интернационалистами, находившимися в Париже - Троцким, Вольским, Мартовым. В начале не было установлено никакой прямой связи с большевиками, несмотря на то, что посещающий группу швейцарский социалист Гримм был связан с большевиками в Швейцарии. Лишь позже устанавливается непосредственная связь. Комитет, секретарем которого сперва был Мерргейм, а потом Лорио, разбит на две секции: синдикальную и политическую. В этом сказывается пережиток деления французского революционного движения перед войной. Однако на первых порах повелительная необходимость борьбы против войны одерживает верх над предрассудками и злополучными пережитками прошлого, и в одной ячейке об'единяются элементы синдикалистские и социалистические. Ситуация диктует абсолютную необходимость единства революционного движения под единым политическим руководством, ибо ясно, что деятельность Комитета есть деятельность политическая. Политическая секция проводит работу меньшинства в рядах социалистической партии, а синдикалистская секция ведет свою работу внутри Генеральной конфедерации труда, в частности в федерация, металлистов.

Программа Комитета для возобновления международных отношений крайне обща. В противовес большевикам, отстававшим лозунг превращения войны империалистической в войну гражданскую, комитет выдвигал на первый план лозунг? "за мир". А каким образом вести борьбу за мир? Путем проповеди возобновления международных отношений между различными секциями II интернационала. Будучи далек от мысли, что II интернационал окончательно провалился, не понимая, что как революционная сила он - мертв, не считая необходимым создание III интернационала, комитет мечтал воскресить II интернационал.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что при такой программе методы действия комитета в корне отличны от методов большевиков: он не ведет работы в массах, не ведет организационной работы, не ведет нелегальной работы. Единственный метод его работы - пропаганда. Комитет представляет собой небольшой кружок пропагандистов, душой которого является Росмер, который после от'езда Монатта на фронт становится подлинным идейным руководителем группы. Сперва он издает брошюру о Циммервальде, потом - письма к подписчикам "Ви увриер". В них содержится протест против шовинистической лжи (например в письме под заглавием "Бельгия и клочок бумаги"), в них содержится протест против репрессий, которым подвергаются активные пацифисты и интернационалисты. Но мы тщетно старались бы найти здесь ясные указания относительно организации работы в массах или постановки нелегальной работы, или организации революционеров в армии или на фабрично-заводских предприятиях.

После образования Комитета для возобновления международных отношений в социалистической партии и в синдикатах усиливается движение меньшинства. Многие партийные организации выносят резолюции протеста против ареста Луизы Сомоно после ее возвращения из Швейцарии.

На с'езде социалистической партии в 1915 г. делегаты от ряда организаций группируются вокруг пацифистской, оппортунистической оппозиции из федерации От-Вьенн. Они требуют возобновления международных отношений, и в результате принимается соглашательская центристская резолюция. Эта резолюция, авторами которой являются Лонге и Прессман, вместо того, чтобы четко поставить вопрос о войне, обходит его и, наоборот, пытается сохранить единство с изменниками, представителями "святого единения".

Однако этот с'езд был отмечен двумя знаменательными фактами. Впервые со времени начала войны раздается пение "Интернационала", и этот гимн революции - "позорный", "возмутительный" - приводит в негодование социалистов большинства, которые грозят, что они заставят очистить трибуны.

Наконец резолюция Бурдерона, которая была предложена циммервальдистами, собрала 76 голосов против 2736.

Успехи меньшинства привели к тому, что некоторые социалистические газеты начали несколько более открыто высказываться против войны.

На заседания национального совета 9 апреля 1916 г. уже явно обнаруживаются успехи меньшинства. Оппозиция собирает уже 960 голосов против 1900, полученных большинством.

Однако движение меньшинства поражено в высшей степени серьезной болезнью, которую необходимо немедленно вскрыть и на борьбу с которой все честные революционеры должны мобилизовать все свои силы: циммервальдистское движение во Франции не только продолжает оставаться колеблющимся, робким, непоследовательным, - оно начинает уже подпадать под влияние идеологии, проповедуемой оппортунистами Лонге и Полем Фором. В числе 960 голосов, полученных на Национальном совете, имеются одновременно голоса в циммервальдистов и лонгетистов. Вместо того, чтобы приступить к организации " сплочению последовательно революционных сил для борьбы против войны, циммервальдизм рискует окончательно выродиться, вступая на путь лонгетистского пацифизма, на путь оппортунизма, фактически поддерживающего социал-шовинистов.

С этого момента для каждого сознательного революционера становится совершению ясным, что лонгетизм - наиболее опасное для рабочего класса Франции течение, что именно против него необходимо мобилизовать все силы. Если он не будет разоблачен самым беспощадным образом, во Франции не будет уже революционной оппозиция против воины; вместо нее будет существовать пацифистское течение, которое рано или поздно вернется в лоно пресвятой социал-демократия.

Это бесформенное пацифистское течение представляло тем большую опасность, что оно имело под собою глубокие корни. Его основной базой являлась жажда мира, охватившая миллионы людей. Каждый солдат ставил вопрос: "когда мы получим мир? когда окончится война?" И политические деятели, которые толкуют о мире, которые рисуют заманчивую перспективу более или менее близкого мира, могут быть уверены, что и солдаты, страдающие в траншеях, и массы рабочих внимательно прислушиваются к их словам.

Играя на самых сокровенных чувствах масс, направляя их внимание в сторону необходимости добиваться сближения между воюющими империалистическими правительствами и между их слугами-социал-шовинистами, лонгетизм играл по отношению к солдатам, рабочим и крестьянам предательскую роль. Он пытался отвлечь внимание масс от сознания, что мир может быть достигнут не иначе, как через гражданскую войну. Он рассматривает пораженчество, как одиозный лозунг. Разглагольствуя о мире, он в то же самое время продолжает принимать участие в священном единении и голосует за военные кредиты - точь в точь, как занятые социал-шовинисты. Он пытается убедить массы, что партии II интернационала способны осуществить мир. Своими демагогическими речами о мире он пытается реабилитировать в глазах масс II интернационал. Вот почему лонгетизм является самой главной опасностью.

КОНФЕРЕНЦИЯ В КИНТАЛЕ. ОППОРТУНИСТИЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ И ПОПЫТКИ ВЫПРАВИТЬ ДВИЖЕНИЕ МЕНЬШИНСТВА

В этих условиях, когда угрожала опасность эволюции в сторону оппортунизма и быстрого вырождения циммервальдистского движения, была созвана конференция в Кинтале, продолжавшаяся до 20 мая 1916 г., или, как ее часто называют, вторая циммервальдская конференция.

Официальным делегатам Комитета по возобновлению международных отношений - Бурдерону, Мерргейму и Мари Мэйю - не были выданы паспорта. А так как Комитет не имел никакой нелегальной организации (что свидетельствует о том, насколько сильны были даже среди лучших элементов традиции буржуазного легализма), то они не могли поехать. Их "заменили" те, кого впоследствии прозвали "тремя кинтальскими паломниками", - Раффен-Дюжанс, Александр Блан и Бризон. Они не принадлежали даже к циммервальдской правой: будучи провинциальными социалистическими парламентариями, они отправились по собственному почину на эту конференцию, не имея ни малейшего представления о том, что такое борьба против войны. Вполне естественно, что они путали деятельность циммервальдистов с деятельностью социал-пацифистов. Эта делегация получила прекрасную политическую характеристику на страницах сборника "Против течения"1 :

"Довольно неожиданно для участников конференции прибыло 3 члена палаты депутатов: Бризон, Раффен-Дюжанс и Блан. Их приезд в Циммервальд тоже несомненно является отголоском нарастающего во Франции протеста масс против империалистической бойни. Все трое названных депутата до сих пор принадлежали к самой робкой "оппозиции его величества". Все они примыкали к группе Лонге-Прессмана - к группе французских каутскианцев худшего типа. Все они и теперь повторяют каутскианские фразы, о том, что и французы, и немцы были правы, голосуя за кредиты. Ибо одним-де угрожало вторжение пруссаков, другим - вторжение казаков. Все они не хотят видеть глубоких причин кризиса и проповедуют взаимную амнистию обанкротившихся социал-патриотических партий. Вое они наполовину повторяют социал-шовинистские фразы о "благородной Франции", будто бы защищающей в этой войне традиции революции, и т. д. Слушая их речи, иногда можно было подумать, что это - люди прямо из лагеря неосознавших себя социал-шовинистов. Но их поведение после конференции, их выступления во Франции против господ, стоящих во главе французской "социалистической партии", показали другое: эти люди, хоть и очень плохо, очень непосредственно и с большими колебаниями отражают настроение значительных кругов демократии и обманутых в начале войны рабочих, которые теперь стремятся выступить против войны, против социал-шовинистского обмана. Они безбожно путают. У них куча предрассудков против последовательного интернационализма. Но массовое движение толкает их в сторону Циммервальда. Даже во Франции, где положение социализма сейчас особенно трудное, массовый протест крепнет, движение просыпается. В Париже и провинции образовались первые группы французских рабочих, последовательно отстаивающих подлинный интернационализм и примыкающих к циммервальдской левой. Их задачей будет использовать начавшееся разложение среди французских социал-шовинистов".

Таким образом эти три депутата, ничего общего не имевшие с революцией, оказались, помимо своей воли, распространителями учения, о котором они не имели понятия.

После конференции в Кинтале Комитет для возобновления международных отношений выпустил прокламацию со знаменательным введением: "Многие социалисты-депутаты германского рейхстага, и среди них - наш доблестный товарищ Ледебур, желавшие принять участие во второй конференции, были лишены возможности переехать через границу".

В то время как, с одной стороны, комитет политически солидаризируется с центристским оттенком международного социализма, с другой стороны, он спешит указать, хотя и очень осторожно, но достаточно ясно, на свои разногласия с большевиками, которым не удалось провести своей точки зрения на конференции.

В воззвании сквозит еще соглашательство и социал-пацифизм центристов. Однако там говорится:

"Виновниками войны являются газеты, издающиеся на средства из секретных фондов, поставщики на армию и все, кто наживается на войне; социал-националисты, повторяющие, как попугаи, воинственные формулы своих правительств; реакционеры.


--------------------------------------------------------------------------------

1 "Против течения", Госиздат, изд. 3-е, 1923 г., стр. 557 - 358.

--------------------------------------------------------------------------------

втайне радующиеся гибели на поле битвы тех, кто вчера угрожая существованию их насильственно захваченных привилегий, т. -е. социалистов, рабочих-синдикалистов и крестьян, сеющих потом та кровью пропитанный хлеб на отелях. Вот кто в партии сторонников продолжения войны".

Это в прокламации единственный намек на шовинистическую деятельность социалистов. За исключением этого словечка, которое кажется затерявшимся во всем остальном тексте, вы не найдете никакой другой критики социал-шовинизма. Что же касается лозунгов, то они гласят: "Всеми средствами, имеющимися в вашем распоряжении, положите конец мировой бойне!" "Немедленный мир без аннексий!", "Долой войну! Да здравствует мир!".

Основной смысл это и прокламации - довольно смертей, довольно страданий, восстаньте, женщины и т. д., требуйте немедленного прекращения сотрудничества социалистов с капиталистическим правительством войны. Однако в ней имеется и одно вполне конкретное указание, именно: требуйте от социалистических парламентариев, чтобы они голосовали против военных кредитов, испрашиваемых для продолжения войны.

Листовка, отпечатанная в "специальной типографии федерации металлистов", была подписана от имени Франции группой революционных студентов-социалистов "Тан нуво" ("Новое время") и Комитетом для возобновления международных отношений.

После конференции в Кинтале по крайней мере три депутата не вотировали военных кредитов и остались верны обещаниям, данным ими на кинтальской конференции.

Однако это не помешало развитию оппортунистических тенденций в рядах циммервальдистов. На национальном совете 6 и 7 августа 1916 г. циммервальдистское меньшинство блокируется с лонгетистами и получает 1081 голос против 1850, полученных большинством. Однако это меньшинство вступает в Комитет защиты международного социализма-социал-оппортунистическую организацию, которая постарается завести циммервальдизм в болото.

В конце декабря 1916 г. эволюция меньшинства в сторону оппортунизма принимает все более тревожный характер. Меньшинство, растворившееся в оппортунистическом потоке, раз'едаемое лонгетизмом, одерживает на Национальном совете социалистической партии "победу" и входит в редакцию газеты "Юманите", бывшей до этого момента в руках Реноделя.

Опасность подобной эволюции совершенно очевидна. Будучи далеким от того, чтобы раз'яснить массам необходимость раскола со II интернационалом, не думая вести работы по созданию коммунистической партии, меньшинство занималось платоническим интернационализмом и попало в фарватер вильсонизма.

Как раз в начале 1917 г. президент Вильсон начинает свои пацифистские декларации от имени американского империализма. В это же время Австрия выступает с предложением сепаратного мира, и вся шумиха, поднятая Вильсоном вокруг этих мирных предложений, лишь прикрывает на самом деле желание буржуазии продолжать войну. Теперь уже невозможно вести войну, как прежде; самые истерические лозунги шовинистов оказывают на массы все меньшее и меньшее влияние. В массах, особенно, в армии, чувствуется усталость. Если буржуазии не удастся ее ловкий ход - воспользовавшись наиболее популярной в массах идеей, заставить их служить ее целям, - недовольство масс может перейти в восстание. Вот почему именно в это время Вильсон в Америке, и Пуанкаре во Франции, и Вильгельм II в Германии вдруг оказываются сторонниками справедливого мира. Лучшим средством втянуть в войну массы американского народа, лучшим средством заставить массы пойти на продолжение войны являются призывы к выступлению во имя мира.

Ядовитая вильсоновская идеология глубоко проникает в ряды рабочего класса и заражает даже меньшинство. Этим об'ясняется тот факт, что за приветственным адрес президенту Вильсону одновременно голосовали и социалисты, и синдикалисты, и Жуо, и Мерргейм, и Бризон, и Леон Блюм, и Раффен-Дюжанс, и Ренодель. Вильсонизм сотворил "чудо", об'единив на приветственном адресе имена, которые казались несовместимыми.

Кроме того в ответ на патриотическую профсоюзную конференцию в Лидсе, в которой приняли участие вожди английского, итальянского, французского и американского профдвижения, синдикалисты, входящие в Комитет для возобновления международных отношений, организуют самостоятельный Комитет защиты профсоюзов.


В первый раз происходит открытый разрыв среди пионеров Циммервальда: Мерргейм отказывается вступить в этот комитет.

Необходимо было добиться во что бы то ни стало диференциации внутри этого меньшинства. Но лишь к концу 1916 г. часть Комитета для возобновления отношений под руководством Лорио, Луизы Сомоно, Картье и Мэйю, образовалось левое крыло для выпрямления линия комитета. Это левое крыло вело тем успешнее борьбу за выпрямление линии комитета, что оно начало пользоваться советами и непосредственной помощью большевиков, находившихся в Швейцарии.

Выпрямление линии комитета началось в исключения из его состава Мерргейма и Бурдерона, давших свои подписи под адресом Вильсону. Лорио, Сомоно, Раппопорт, Мэйю, Картье и др. берут в свои руки руководство комитетом. Однако правая часть его еще сильна. Чтобы проводить и в дальнейшем правильно начатую линию, Лорио отправляется за советом к Ленину в Швейцарию и в последующее время, поскольку Лорио следует советам Ленина и большевиков, он ведет правильную я успешную борьбу с оппортунизмом, за последовательно революционную линию борьбы против войны.

Непосредственно после этого свидания Лорио опубликовывает в газете "Нувель Энтернасиональ", выходящей в романской Швейцарии, статью в пользу основания III интернационала. В основу ее была положена основная идея, выдвинутая Лениным в самом начале войны: "II интернационал умер, да здравствует III интернационал".

В одном из своих первых писем Комитету для возобновления международных отношений Ленин предлагает, чтобы французская оппозиция высказалась открыто и откровенно против социал-шовинистов и лонгетистов, поставив четко вопрос о необходимости раскола. Ленин доказывает абсолютную необходимость разрыва не только с социал-шовинистами, которые начинают уже дискредитировать себя в глазах масс, но и полного разрыва с центристскими элементами, с лонгетистами, чья историческая роль сводится к одурачиванию масс, к тому, чтобы итти налево тогда, когда массы левеют, с тем, чтобы повести их потом обратно вправо. Он настоятельно рекомендует кроме того произносить поменьше фраз, во зато создавать нелегальный аппарат во всех рабочих центрах и в армии. Газета "Демэн" ("Завтра"), издававшаяся в Швейцарии Гильбо2 на французском языке, пропагандирует эту идею Ленина среди своих французских читателей, и она постепенно получает распространение и во Франции. Но Ленин не довольствуется тем, что заставляет действовать Лорио и Гильбо. Он посылает непосредственно во Францию ряд эмиссаров, в том числе Инессу Арманд. В Париже Инесса берет в свои руки непосредственное руководство работой Комитета для возобновления международных отношений. Между прочим на нее возлагается задача выпустить и распространить нелегально брошюру "Циммервальдские социалисты и война", в которой излагаются методы большевистской борьбы против войны. В противовес Комитету для защиты международного социализма, она создает внутри Комитета для возобновления международных отношений Комитет для издания брошюры "Циммервальдские социалисты " война".

С этого момента начинает развиваться расслоение среди циммервальдистов. На одной сторонне остаются последовательные борцы против империалистической войны, на другой - те, кто все больше и больше эволюционирует в сторону Лонге, Поля Фора и им подобных.

НАЧАЛО МАССОВОГО ДВИЖЕНИЯ

Начало 1917 г. открывает новую главу. Массы рабочих, работающих на оборону, десятки тысяч солдат, покрытых грязью и истекающих кровью, заставляют превратить лозунг борьбы с "собственной" буржуазией из теоретического лозунга в руководство к действию. Своими выступлениями они лучше всяких пропагандистов показывают, где лежит революционный путь, борьбы с войной.

В начале 1917 г., после исключительно тяжелой зимней кампании, когда на фронт были призваны даже старики и юнцы, в армию проник "дух разложения". Как взрыв бомбы действует весть: февраль-


--------------------------------------------------------------------------------
2 Позиция газеты Гильбо была вначале очень сомнительной. Лишь проняв предварительно ряд мер для контроля ее направления, большевики использовали ее для своей пропаганды. Гильбо служил делу коммунизма вплоть до 1928 г. В 1929 г. он опубликовал в одной бразильской газете "О Jornal" заявление о своем разрыве с коммунизмом.

--------------------------------------------------------------------------------

ская революция в России только что сокрушила самого кровавого деспота в Европе. Дисциплина падает. Начинает проникать сознание, что революция есть единственное действительное средство борьбы против войны. Это сознание пока еще недостаточно отчетливо, и правительству и генеральному штабу удается преодолеть его туманным обещанием: "еще одно большое наступление - и конец войне".

В течение довольно длительного периода этой легендой удерживают массы от революционного пути. Но наступление, которое якобы должно было положить конец войне, было наступлением на Шемэн-де-дам, в котором десятки тысяч людей были уложены на месте, прежде чем они успели сделать хоть один шаг. Их жизни были принесены в жертву, чтобы спасти любой ценой престиж правительства я генерального штаба. Молниеносное жестокое поражение под Шемэн-де-дам вызвало в солдатских массах взрыв негодования и возмущения. Повсюду разразились мятежи. Целые дивизии в полном вооружении двинулись в Париж. Правительство ответило самыми свирепыми репрессиями, перемешанными с обещаниями. Солдат расстреливали сотнями, когда они двигались к столице. Но одновременно действовали и подкупом: высшие офицерские чины останавливали по дороге полки, на коленях умоляя их вернуться на фронт, обещая им отдых и отдавая приказы о снабжении их новым обмундированием и продовольствием. Мало-помалу правительству, социал-шовинистам и генералам удалось сломить революционное настроение в войсках. Тем не менее идея создания советов рабочих и солдатских депутатов получает в армии распространение, и брошюрка "Империалистическая война и циммервальдисты" делает "свое дело.

Однако массовое движение не ограничилось одной лишь армией. Оно развивалось и в тылу в виде массовых забастовок, прокатившихся волной в начале 1917 г. С 314 забастовок с 41000 бастующих в 1916 г. цифры эти поднимаются в 1917 г. до 696 забастовок с 294000 бастующих. Наибольшее количество их падает на столицу: бастуют металлисты в Сен-Дени, Обервильё, у Панара; бастуют банковские чиновники и пр. Забастовки носят не только экономический, но и политический характер: они направлены против войны. Демонстрации, всякого рода массовые выступления принимают к этому времени все более и более политический характер, все настойчивее выдвигается требование "опубликования целей войны". Под давлением масс Комитет для возобновления международных отношений вынужден был взять на себя руководство движением.

1 мая 1917 г. митинг, организованный упомянутым комитетом по поводу Февральской революции, собирает 10-тысячную аудиторию. Организаторы митинга выпускают манифест, от которого впервые веет действительно пролетарским, революционным, большевистским духом. Манифест заявляет:

"Восставшие народы должны повсюду избавиться от своих классовых правительств, чтобы поставить на их место депутатов рабочих и солдат, перешедших на сторону народа. Русская революция - сигнал к всемирной революции".

Социалисты центра, оппортунисты типа Лонге, предложили созвать в Стокгольме конференцию для возобновления международных отношений совместно с социалистами других стран. Лорио и его единомышленники дают согласие на участие в ней с известными оговорками. По этому поводу на площади Республики устраивается демонстрация, в которой принимает участие 1500 чел.; особенно выделяется среди демонстрантов синдикалистская молодежь со своими лозунгами: "Долой войну! Стокгольм! Стокгольм! Мы требуем своих пуалю!"3 .

Стачечное движение развивается в текстильной, металлической, строительной промышленности, на транспорте, особенно в департаментах Сены, Нижней Сены, Луары к Изера. К этому времени, по инициативе Альбера Тома, правительство создало институт фабрично-заводских старост. По мысли Тома, эти старосты должны были служить в руках правительства и Генерального штаба орудием пропаганды среди рабочих военизированных предприятий. Однако под влиянием революционизирующихся масс эти советы старост начали превращаться в подлинные органы революционной борьбы, отражающие в одно и то же время и насущные нужды рабочих масс и их ненависть к войне. Некоторые делегаты пользовались очень большим влиянием. Можно привести случай с Андрие, пользовавшимся огромной попу-


--------------------------------------------------------------------------------

3 Пуалю - добродушное народное прозвище французских солдат.

--------------------------------------------------------------------------------

лярностью среди лионских металлистов. Когда правительство вздумало отправить Андрие на фронт, во всем районе поднялась стачечная война.

19 января 1918 г. в Лионе была об'явлена 3-дневная всеобщая забастовка. Рабочие-металлисты, особенно с завода Берлие, устраивают в самом центре города демонстрацию с плакатами, на которых написаны их требования, в том числе требование к французскому правительству публично раз'яснить цели войны. Район Луары становится в конце 1917 г. - начале 1918 г. районом, где забастовки принимают хронический, повальный характер.

После конгресса Всеобщей конфедерации труда, происходившего в Клермон-Ферране в декабре 1917 г., была созвана конференция синдикалистского меньшинства в Сент-Этьенне в мае 1918 г. Мерргейм не явился на эту конференцию; руководителем ее был Дюмулен. Конференция прошла под знаком обсуждения двух вопросов о целях войны и о перемирии. Конференция об'явила всеобщую забастовку в департаменте Луары. Эта забастовка длилась целую неделю.

В Париже конференция старост фабрично-заводских предприятий, предоставляющая подавляющую массу рабочих Парижского округа, потребовала немедленного заключения перемирия под угрозой всеобщей забастовки. В этот момент обнаруживается измена Мерргейма, которую можно было ожидать уже тогда, когда он отказался вступить в Комитет защиты профсоюзов и когда его исключили из Комитета для возобновления международных отношений. Мерргейм становится во главе движения, чтобы обезоружить его и сорвать всеобщую забастовку. Ему удается достигнуть этого благодаря огромной популярности, которой он пользовался среди металлистов Парижского округа до его предательства. До этого момента у власти стояло министерство "священного единения" во главе с Рибо и Пенлеве. Но уже с конца 1917 г. буржуазия (и особенно магнаты тяжелой промышленности) начинает понимать, что с таким министерством ей вряд ли удастся достигнуть поставленных ею перед собой империалистических целей. Рибо и Пенлеве представляли те буржуазные круги, которые считали возможным заключить скорый мир, довольствуясь присоединением Эльзаса и Лотарингии. Но для тех, кто стремился к присоединению левого берега Франции, к созданию "великой Франции", к полному уничтожению Германии и кто мечтал о гегемонии в Европе, такой мир был неприемлем. Эти наиболее грабительские элементы были и наиболее энергичными и решительными. Они свергли министерство Рибо и Пенлеве и заменили его министерством Клемансо, который и спас интересы правящей олигархии. Со своей хорошо известной жестокостью и ненавистью к рабочему классу Клемансо довел дело до конца. Он "делал войну", т. е. вел ее вплоть до полного удовлетворения интересов самых хищнических групп капиталистов; проводил самые изощренные, самые утонченные репрессии, действуя самыми разнообразными способами: угрозами, смертной казнью в Венсенне, провокацией и подкупом наиболее слабых, колеблющихся элементов. Он не останавливался перед репрессиями даже по отношению к буржуазным элементам, не согласным с его политикой, как например Мальви и Кайо. Внутри рабочего класса Мерргейм, в числе других, становится послушным орудием в руках Клемансо.

Массовое движение, которое в начале 1917 г. начинает во Франции итти на убыль, под влиянием Октябрьской революции принимает вновь широкий размах. Французская буржуазия учитывает опасность, которая грозит ей с этой стороны, и начинает вести бешеную кампанию против большевизма. Слово "большевик" делают производным от "бош"4 , ведется неслыханная кампания клеветы, чтобы окончательно затуманить сознание рабочего класса и подготовить интервенцию.

23 декабря 1917 г., т. е. два месяца спустя после Октябрьской революции, французское и английское правительства объединяются и, с благословения социалистов; типа Альбера Тома, которого посылали в Россию, чтобы "заставить русских держаться до конца", постановляют: оказать поддержку контрреволюционному генералу Алексееву и организовать интервенцию на юге России.

Выступление на сцену широких масс, приход к власти Клемансо, широкий отзвук, который революция в России вырвала во Франции, - все эти события перехлестнулись через голову небольшой пропагандистской ячейки, какою являлся Ко-


--------------------------------------------------------------------------------
4 "Бош" - презрительно - националистическое прозвище немца.
--------------------------------------------------------------------------------

митет для возобновления международных отношений. Все же ему удалось повести борьбу в защиту российской революции не только против социалистов-шовинистов, как Альбер Тома и Ренодель, или социалистов типа Лонге, но и -внутри самого комитета. Сторонникам Лорио пришлось вести борьбу с возрождением лонгетизма и мелкобуржуазного пацифизма, принимающего самые демагогические формы, особенно с появлением "Ваг" ("Волна") Бризона. Эта газета именовалась органом женского движения, пацифистским и синдикалистским. Это - не последовательно революционный орган. Нужно было разоблачить его, показать, что расплывчатая идея мира, которую он распространял, гибельна, ибо она скрывала от масс истинные средства борьбы против войны. Но в тогдашней ситуации пропаганда "Ваг" имела последствия, идущие гораздо далее, чем об этом можно было судить по ее политическому содержанию. Благодаря письмам солдат, которые газета печатала в каждом номере, тираж "Ват" непрерывно увеличивался. В десятках тысяч экземпляров газета распространялась в окопах. Последствия этого широкого распространения пацифистских идей далеко превзошли мирные намерения пацифистов, синдикалистов и феминистов - Бризона и Марселя Кали. Правительство терпело "Ваг", подвергая ее тщательной цензуре, ибо считало, что эта соглашательская пацифистская идеология может помешать развитию революционных идей. Но оно не видело, что революционная идея сквозит в каждой строчке письма из окопов и что "Ваг", вопреки своей соглашательской пацифистской идеологии, становится проводником революционных идей.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГРУППЫ ЛОРИО ПО СОЗДАНИЮ КОМИТЕТА III ИНТЕРНАЦИОНАЛА

Группа Лорио, руководившая Комитетом для возобновления международных отношений, использовала для защиты своих идей орган анархистов, сочувствовавших III интернационалу, - "Плеб" ("Плебей").

В специальном номере этой газеты за май 1918 г. была опубликована платформа этой группы. Группа призывала сплотить вокруг нее всех, кто остался вереи идее международной солидарности и революции. В то же время она занималась размножением и распространением нелегальным путем некоторых произведений Ленина и кое-каких советских документов.

Но, несмотря на все свои усилия, комитет продолжал оставаться небольшой сектой, небольшим пропагандистским кружком, неспособным руководить широким движением. Лишь в той мере, в какой ему удавалось развернуть борьбу с оппортунизмом и социал-шовинизмом, он мог претендовать на руководство массами с шансами на успех.

Период 1918 - 1919 гг., если его рассматривать с точки зрения внутрипартийной борьбы в социалистической партии, характерен прежде всего тем, что лонгетистское меньшинство становится большинством. Другой характерной чертой этого периода является тот факт, что группа Лорио ведет недостаточную борьбу с социал-оппортунизмом группы Лонге.

Уже на Национальном совете социалистической партии в начале 1917 г. общее количество голосов, полученных вместе лонгетистами и циммервальдистами, на 17 голосов больше количества голосов, поданных за социал-шовинистов. Но Лорио, следуя правильной ленинской тактике, не слился с лонгетистами, а продолжал борьбу в качестве независимой фракции. Таким образом социал-шовинисты, имевшие лишь относительное большинство, остались во главе партийного руководства. Лонгетисты воспользовались этим, чтобы повести ожесточенную кампанию против Лорио, против "этого сектанта, который не может понять, что, сливая свои голоса с голосами лонгетистов, он привел бы к поражению социал-патриотов". Положение Лорио и его группы довольно щекотливое, так как Лорио не сумел достаточно хорошо защищать свою независимую позицию. Он следовал ленинской тактике, не умея достаточно раз'яснить ее. Массы, особенно в провинциальных федерациях, удивлялись позиции, занятой Лорио, так как они не понимали ее.

Эту принципиальную позицию необходимо было сохранить под страхом в противном случае превратиться в простой придаток оппортунистического крыла социалистической партии. Но в то же время следовало возложить на лонгетистов ответственность за то, что они поддерживали социал-шовинистическое руководство во главе партии. Поэтому группа Лорио заявила в дальнейшем: мы готовы вступить в

блок с лонгетистами при том условии, что они примут три-четыре определенных условия для ведения совместной борьбы против войны. Это было наилучшим средством разоблачения подлинно оппортунистической позиции группы Лонге. К несчастью, группа Лорио не всегда последовательно проводила эту тактику; иногда, под давление оппортунистов, она сдавала позиции.

28 - 29 июля 1918 г. состоялся Национальный совет социалистической партии. Группа Лонге получила 1544 голоса и побила группу Реноделя, получившего 1172 голоса. Группа Лорио получила 152 голоса. Воздержалось 96 чел., отсутствовало 31 чел. Этот Национальный совет вынес постановление о скорейшем созыве конгресса для разрешения вопроса о распределении руководящих постов в партии.

Весьма знаменательно прошла подготовительная кампания к конгрессу. В департаменте Сены социал - патриоты получили 2811 голосов, но лонгетисты побили их, получив 5999 голосов. Между Лонге и правыми образовалась центристская группа Кашена - Блюма, получившая 845 голосов; циммервальдисты - лориотисты получили 922 голоса.

Конгресс, происходивший 7 и 8 октября 1918 т., предложил послать приветствие президенту Вильсону. Группа Лорио не удержалась на высоте принципиальных позиции. Значительная часть ее членов голосовала за приветствие, лишь Лорио с небольшой группой единомышленников отказался присоединиться к этому жесту пацифистской мелкой буржуазии.

Так обнаружилась огромная внутренняя слабость циммервальдской группы В противоположность ей, оппортунисты из группы Лонге маневрировали очень искусно. Так, письма Садуля3 о событиях в России были использованы не левыми циммервальдистами, а Лонге, благодаря чему он приобрел широкую популярность. Аудитория на митингах кричала: "Да здравствуют советы!" и аплодировала Лонге, который укреплял таким образом позицию своей оппортунистической группы расчет Октябрьской революции.

На собрании фракции Лорио было решено голосовать совместно с лонгетистами при условии об'яснения мотивов этого голосования в специальной декларации. На этот ложный шаг группу толкнуло то обстоятельство, что она не сумела вести достаточно понятным образом кампанию против лонгетистов. После Национального совета 1917 г. группа не сумела разоблачить лонгетистов, раз'ясняя членам партии и массам, что блок с группой Лонге ставится ею лишь в зависимости от принятия последнею определенных условий для ведения действительной борьбы против войны. Этим об'ясняется тот факт, что Луиза Сомоно зачитала на конгрессе декларацию, очень недостаточную, в которой ни слова не было сказано ни о III интернационале, ни о диктатуре пролетариата, ни о поддержке Октябрьской революции.

Наконец последняя ошибка сводилась к тому, что Лорио вступил в постоянную административную комиссию в качестве помощника казначея.

Эта серия ошибок группы Лорио создала у революционных масс впечатление, что группа Лонге во всяком случае достойна того, чтобы ее рассматривали хотя бы как подлинную защитницу российской революции и как истинного врага Реноделя и Альбера Тома.

На этом конгрессе в октябре 1918 г. внутри партии оформился ряд течений, и вопрос об интернационале был поставлен со всей четкостью: какой интернационал? Интернационал социалистический, который уже провалялся, или Интернационал коммунистический, который нарождается вокруг большевиков и Октябрьской революции?

С целью возрождения II интернационала, с целью обелить I интернационал, оправдать его измену и преступления социал-шовинисты созвали в 1919 г. международную конференцию в Берне. Лорио присутствовал на ней, чтобы разоблачить агентов империализма в рядах социалистических партий. Он заявил, что явился на эту конференцию не для того, чтобы принять участие в ее работах, но для того, чтобы показать, что ее организаторы на самом деле хотят "во имя социализма" оп-

--------------------------------------------------------------------------------

3 Жак Садуль - капитан, военный атташе при французской миссии в России, В 1917 г. он открыто перешел на сторону большевиков. Его письма из России, в которых он защищал российскую революцию, вызвали громадный отклик во французском революционном движении. В глазах французских рабочих Садуль являлся символом перехода в ряды Красной армии. Он был приговорен французским правительством к смерти но был помилован в 1925 г. Вернувшись во Францию, Садуль продолжает бороться в рядах компартии Франции.

--------------------------------------------------------------------------------

равдать войну, оправдать интервенцию в России и обелить убийц Карла Либкнехта и Розы Люксембург. "Мы явились на эту трибуну, - заявил он, - лишь для того, чтобы использовать ее и отколоть искренних социалистов, которые возможно еще идут за вами".

В то время как Лорио проводил згу необходимую работу, правые оппортунисты во главе с Реноделем и Тома, совместно с группой Варена, руководившей газетой "Франс либр" ("Свободная Франция"), вели подготовку интервенции против русской революции. Во главе нового центристского течения стояли Кашен и Блюм. Что же касается лонгетистов, то они продолжали свою рискованную политику колебаний между социал-патриотизмом чистейшей воды и демагогическими революционными фразами. Они высказывались за восстановление II интернационала, очищенного от своих наиболее скомпрометированных социал-шовинистических элементов. Больше, чем когда бы то нож было, имению в эту эпоху было необходимо в первую голову разбить лонгетизм.

Ленин писал, что место вожаков-лонгетистов - во II интернационале, что они не могут и не смогут и в будущем говорить революционным языком, и добавлял: "Избавьте III интернационал, осчастливьте его своим отсутствием".

В Комитете для возобновления международных отношений, который вскоре был переименован в Комитет для вхождения в III интернационал, наряду с теми, кто стремился проводить последовательно революционную политику, были и колеблющиеся. Вне комитета были такие, как Верфей, Брирон и Блан, которые называли себя сторонниками III интернационала, на самом же деле только и думали о том, как бы осуществить слияние труппы Лорио с группой Лонге.

Внутри комитета царствовала полная неразбериха, ибо после окончания войны комитет был наводнен самыми разнородными, элементами, ибо его руководители не сумели вести твердой внутренней политики.

В то же время в синдикатах (профсоюзах) развернулось сильное течение в пользу российской революции, против синдикализма "священного единения", возглавляемого Жуо. Профсоюз железнодорожников, насчитывавший до войны около 30000 членов, вырос к концу 1918 г. до 146000 членов, и Монмуссо начал вести борьбу за дело циммервальдской левой. Он получил в федерации 49458 голосов против 106710.

Профсоюз металлистов вырос до 204000 членов. В этом союзе господствовала еще большая путаница, чем у железнодорожников, ибо там чувствовалась еще измена Мерргейма.

У строителей 46 голосов за циммервальдистов и 50 - за большинство.

Во Всеобщей конфедерации труда движение меньшинства, нашедшее свое наилучшее выражение в Комитете синдикалистской защиты, принимает в каждом профсоюзе (федерации) свой особый оттенок. На конгрессе ВКТ 16 июля 1918 г. совершилась измена Дюмулена. Вместе с Мерргеймом он открыто перешел на сторону Жуо и голосовал за соглашательскую резолюцию большинства. Преданное меньшинство не сумело отстоять своих позиций и могло реагировать на происходящее лишь ярким выступлением Монмуссо. Но оно было разбито, и Жуо вкупе со своими новыми друзьями Мерргеймом и Дюмуленом торжествовал победу.

Во всем рабочем классе начала намечаться тяга к III интернационалу. Особенно это наблюдалось у социалистической молодежи. Естественно, что молодежь была в то время слоем населения, который особенно сильно пострадал от войны. На войну была мобилизована рабочая молодежь в возрасте 19 и даже 18 лет. Это - одна из причин сравнительно слабого участия рабочей молодежи в циммервальдском движении. Лишь 23 июня 1918 г. собирается первый после Брестского (1913. г.) конгресс социалистической молодежи. Левая, во главе с Ленэ, собирает 169 мандатов против 10, и подавляющим большинством голосов конгресс принимает манифест в духе интернационализма и антимилитаризма, обращенный "к пролетарской молодежи всех стран".

С окончанием войны развертывается массовое движение в виде стихийных забастовок, восстаний в войсках, вступления в социалистическую партию и синдикаты сторонников меньшинства. Одиако этому движению недостает ясности благодаря недостаточной активности и колеблющейся тактике революционных элементов в партии, оторванных от революционных элементов в профсоюзах. Несмотря на эту слабость руководства, все же начинают по-

стр. 101

--------------------------------------------------------------------------------

являться первые ласточки, возвещающие присоединение широких масс ко II интернационалу.

РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА МАСС ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВОЙНЫ

С окончанием войны массовое революционное движение принимало все более широкий и бурный характер: быстро нарастала объективно революционная ситуация. Правда, нехватало коммунистической партии, но экономическое и политическое положение и настроение масс являлись характерными для революционной ситуации. Французский капитализм оказался в критическом положении, которое несет капитализму вообще переход от состояния войны к состоянию мира. Все фабрики и заводы, работавшие на войну, остановились, нужно было сразу изменить характер производства, приспособив его к нормальным нуждам капитализма.

Огромная армия демобилизованных солдат возвращалась на места, нужно было дать им работу. Женщины, заменявшие на предприятиях мужчин, должны были уступить им место. Все это вызвало в рядах пролетариата целый водоворот. Настроение демобилизованных солдат представляло огромную опасность для капитализма. Если они вернутся с оружием, - все шансы за то, что произойдет революция и чего она будет победоносной.

В то же время на протяжении всего 1919 и 1920 тт. материальные условия становились все хуже и хуже. Жизнь дорожала с каждым днем. Падение франка, угольный и транспортный кризис, кризис электрического освещения в Парижском районе, - такова атмосфера, в которой развернулось широкое стачечное движение и мощные демонстрации.

С окончанием войны наряду с преходящим шовинистическим угаром развивается стихийное массовое революционное движение, лишенное однако ясного сознания целей. Царствует невероятная идейная неразбериха. Мощное движение масс неорганизованных, не имеющих определенной цели и методов борьбы, оказывает давление на синдикаты, социалистическую партию, а также на Комитет по возобновлению международных отношений, который фактически плетется в хвосте события вместо того, чтобы стать во главе движения.

Через неделю по окончании военных действий в Парижском районе проходит ряд грандиозных митингов, на которых устраиваются овации по адресу Ленина и Советов и где заставляют замолчать всякого, кто не высказывается в благожелательном духе о революции в России. Представителей большинства не хотят и слушать. Социалисты-центристы и лонгетисты, по инициативе которых был устроен митинг в честь Вильсона, оказались свидетелями того, как их собрание превратилось в ряд массовых митингов, на которых не говорилось о Вильсоне, а единодушно принимались без прений резолюции в пользу российской революции, против интервенции.

Правительство Клемансо позволяет себе оправдать Вилена, убийцу Жореса. В рабочих массах поднимается буря протестов. Против оправдания Вилена и в память Жореса 6 апреля в Париже устраивается грандиозная демонстрация протеста, в которой принимают участие 300000 чел., в том числе значительное количество солдат. Проходя мимо бюста Жореса, они срывают с себя кресты и медали, полученные во время войны, и бросают их к подножию статуи. Этот символический жест наглядно свидетельствует о том настроении, которое царило в эту эпоху.

Правительство охватил страх перед этим мощным стихийным движением рабочего класса. Закон о 8-часовом рабочем дне, по поводу которого парламентарии переливали из пустого в порожнее больше 10 лет, был принят в одну неделю. Это была кость, которую перепуганная буржуазия бросила рабочему классу, чтобы попытаться утихомирить его.

В армии, которую демобилизовывали эшелонами, дисциплина упала; один за другим вспыхивали там мятежи.

Начиная с декабря 1918 г., большевистская пропаганда проникает во французские войска, посланные правительством на юг России для удушения большевистской революции. Движение братания распространяется в войсках в течение первых четырех месяцев 1919 г. вплоть до самой эвакуации из России белогвардейских и французских войск. 16 апреля произошло восстание в черноморском флоте, принявшее особенно резкие формы на судах "Вальдек Руссо", "Франс", "Жан Барт", "Жюстис" и др. Андре Марти сделал по-

стр. 102

--------------------------------------------------------------------------------

пытку перейти с миноносцем "Протэ" на сторону большевиков6 .

Стачечное движение расширяется, особенно в Париже и Лионе. Столица парализована стачкой рабочих и служащих метрополитена, автобусов и трамваев; после первомайской демонстрации 1919 г. революционное движение охватывает все крупные центры.

Социалистическая партия и Всеобщая конфедерация труда - против первомайской демонстрации. Лишь за несколько дней до 1 мая они отдали себе отчет в степени революционного кипения масс. Они поняли, что если и дальше будут противиться устройству демонстрации 1 мая, то рабочие вышвырнут их вон. Тогда они решаются выдвинуть лозунги для демонстрации, но с таким расчетом, чтобы лишить ее всякого политического характера, превратить ее в платоническое шествие в пользу проведения в жизнь закона о 8-часовом рабочем дне.

На самом же деле движение перехлестывает через все эти предательские маневры. Во всех крупных центрах проводится всеобщая забастовка; в Париже, об'явленном на осадном положении, одна демонстрация следует за другой, вопреки запрещению властей. Число участников демонстраций определяют свыше полмиллиона. В крупнейших артериях столицы колонны в 30 - 40 тыс. демонстрантов опрокидывают полицейские барьеры. Сильные столкновения происходят на площади Оперы, у Восточного вокзала. Лишь полиция и драгуны добро совестно борются с демонстрантами; солдаты же, к которым правительство было вынуждено обратиться, либо остаются совершенно безучастными, либо братаются с демонстрантами. По официальным данным, на стороне полиции 430 раненых, в том числе несколько десятков - тяжело, а со стороны рабочих убит наш молодой товарищ Лорн.

После 1 мая всеобщее недовольство продолжается. Все определеннее вырисовывается об'ективно революционная ситуация. Похороны Лорна вновь собрали 300-тысячную демонстрацию.

В июне 1919 г. во всех промышленных центрах страны прокатилось обширное стачечное движение полуэкономического, полуполитического характера. В одном лишь Париже бастовало в начале июня 500 тыс. чел. металлистов, рабочих и служащих метрополитена, больших магазинов, вплоть до типографии правительственной газеты "Журналь офисиель"; на севере - всеобщая забастовка горняков, в химической промышленности бастует 80 тыс. чел., в Руанском районе - 30 тыс. текстильщиков и т. д. Все яснее вырисовывается штрейкбрехерская роль Жуо, Фьянсетта и Мерргейма, которые сорвали забастовку металлистов и рабочих метрополитена. Но несмотря на это предательство забастовочная волна не перестает бушевать еще на протяжении восемнадцати месяцев.

В 1919 г. было проведено 2026 забастовок с 1151 тыс. участников; в 1920 г. - 1832 забастовки с 1317 тыс. участников. Забастовочное движение 1920 г. отличается большей сконцентрированностью, чем движение 1919 г. К тому же большая часть забастовок 1920 г. падает на первое полугодию, а наиболее затронутыми районами являются департаменты Сены, Нижней Луары, Лионский район, Северные округа, где в частности происходит забастовка шахтеров.

В связи с приговором над Марти и повстанцами из Черноморского флота в Бресте, Тулоне, Тулузе вспыхивают военные бунты и устраиваются революционные манифестации с участием рабочих, солдат и моряков. Отзвуки восстания на Черном море прокатываются по всей стране. Но никто не умеет направить в революционное русло негодование, потрясающее мессы, и лишь один анархиствующий комитет пытается спать во главе движении в пользу освобождения моряков, восставших на Черном море. Быстро проведенная демобилизация несколько успокаивает возбуждение масс.

"Юманите", бывшая в руках центристов, вынуждена под давлением масс выпустить 24 июня воззвание против, интервенции и за отозвание войск из России.

14 июля 1919 т. (в годовщину взятия Бастилии), хотя шовинистические идея еще


--------------------------------------------------------------------------------

6 Андре Марти - рабочий-механик, офицер-механик на миноносце "Протэ", один из наиболее стойких, последовательных руководителей восстания моряков на Черном море. Он был приговорен в июле 1919 г. к 20 годам тюремного заключения, но под давлением рабочих и трудящихся масс был освобожден в 1923 т. С момента своего освобождения он является членом коммунистической партии. Депутат, член ЦК компартия. Его имя является символом борьбы с милитаризмом и защиты пролетарской революции. Будучи снова арестован до антимилитаристскую работу в 1927- г., он был временно выпущен на свободу в начале 1931 г.

стр. 103

--------------------------------------------------------------------------------

находят сочувствие среди французского пролетариата, бывшие революционные фронтовики устраивают контрманифестацию.

Только что организовавшийся Коммунистический интернационал назначает на 21 июля 1919 г. массовую политическую стачку для поддержки венгерской революции и против интервенции в России. Но эта забастовка срывается еще до ее об'явления благодаря маневру лонгетистов и центристов, с одной стороны, и синдикалистских вождей - Жуо, Бидгарей, Дюмулена в Мерргейма - с другой.

В течение всего этого периода наблюдается колоссальный приток членов в социалистическую партию и синдикаты (профсоюзы). Количество членов социалистической партии увеличивается с 34 тыс. в 1918 г. до 150 тыс. к началу 1920 г. Что же касается Всеобщей конфедерации труда, то к концу 1920 г. количество платящих членов достигает 2 1/2 миллионов. Один лишь профсоюз железнодорожников вырастает с 30 тыс. до 320 тыс. членов. Особенно характерен для этих вновь пришедших в партию социалистов, порожденных войной, революционный пыл, при полном незнакомстве с теоретическими и тактическими проблемами революционного движения. Все, кто страдал на фронте, объединяются вокруг молодых пылких ораторов - Раймона Лефевра7 и Вайяна Кутюрье.

В сознании рабочего класса переплетается самая противоречивая смесь революционной фразы, анархизма, пацифизма, шовинизма, восхищения российской революцией и т. д., но нет центра, достаточно крепкого для того, чтобы внести ясность и обеспечить успех революционной идеологии.

Господствующими лозунгами среди революционного пролетариата того времени были: борьба с интервенцией в России, немедленная демобилизация и полное разоружение, амнистия осужденным по военным и политическим делам. Со стороны буржуазии эти требования масс вызывают бешеную кампанию клеветы на большевиков и спекуляцию на патриотических чувствах масс под лозунгом: "Германия заплатит".

Эта атмосфера идейного разброда ловко поддерживается лонгетистами. На базе революционного движения масс псевдореволюционное соглашательство становится одним из наиболее драгоценных орудий для буржуазии. Как один из примеров такого рода можно привести речь Лонге в палате депутатов 18 сентября 1919 г. Под предлогом возмущения капиталистической интервенцией в Советской России он восхваляет Вильсона и вильсонизм. Он не пытается обращаться к пролетариям - он пытается убедить своих "уважаемых коллег", буржуазных парламентариев, окружающих его, и заслужить их милость. Он напоминает о демократическом праве народов располагать самими собою, но тут же торопится заявить, что по вопросу об Эльзас-Лотарингии "между нами нет расхождений". Он умудряется ссылаться одновременно и на Вандервельде, и на Розу Люксембург, и Карла Либкнехта. Все заканчивается куплетом, взывающим к традициям 1793 г. Пролетарий 1919 г., который слышит с трибуны палаты депутатов ссылку на Либкнехта и Люксембург, естественно проникается к оратору полным доверием. В его глазах он - революционер, и этот пролетарий готов будет следовать за ним вплоть до об'ятий Вандервельде и Вильсона, если революционные руководители пролетариата не разоблачат обмана.

Наиболее важной задачей, на которую неоднократно указывал Коминтерн, являлась необходимость для рабочего класса Франции освободиться от соглашательства, от лонгетизма.

На крайнем левом крыле рабочего движения вырастают все новые и новые груп-


--------------------------------------------------------------------------------

7 Раймон Лефевр - молодой адвокат буржуазного происхождения. Будучи мобилизован, он, наблюдая страдания солдат и возмущаясь жестокостью резни, проникся жгучей ненавистью к капиталистическому строю, виновнику войны.

Он поднял необходимость революционной борьбы и вступил в социалистическую партию, где повел борьбу с социал-патриотизмом. После демобилизации он целиком посвятил себя революционному движению. Его пылкое красноречие, его большое личное мужество, его ясное понимание борьбы, которую следует вести против социал-предательства, в соединении с литературным талантом, сделали его одним из вождей революционной оппозиции внутри социалистической партии. Вместе с Барбюсом он является основателем Революционной ассоциации бывших фронтовиков. В июле 1920 г. он участвует во II конгрессе Коммунистического интернационала в качестве делегата от Комитета III интернационала. Он посещает революционную Россию вместе с двумя делегатами профсоюзного меньшинства департамента Сены - Вержа (рабочий-механик, синдикалист, сотрудник "Ви увриер") и Лепти (рабочий-землекоп, анархист, во время войны активно боровшийся с милитаризмом). Все трое трагически погибли, утонув в сентябре 1920 г. в Ледовитом океане при попытке прорваться через империалистическую блокаду на обратном пути во Францию.

стр. 104

--------------------------------------------------------------------------------

пы, но ни одна из них не является последовательно большевистской.

22 апреля Комитет для возобновления международных отношений опубликовал свою программу, в которой он предлагал немедленное вступление в III интернационал. Однако это предложение было отвергнуто чрезвычайным конгрессом социалистической партии, который, наоборот, решил остаться условно в рядах II интернационала.

8 мая 1919 г. после переговоров с группой Перико, с федерацией и профсоюзом учителей и с отдельными товарищами Комитет для возобновления международных отношений преобразовывается в Комитет для вступления в III интернационал.

Комитет III интернационала, во главе которого стояли Лорио, Картье, Сомоно, Манмуссо, Монатт, Гасфельд, Шовелон, Перико, Сиролль, Ради, Росмер, Дондон, Гаттенбергер, Л. Кауфман, Мартине, Миффле, не умеет направить в социалистической партии дискуссию в пользу массового вступлении в III интернационал и возглавить революционное движение масс.

Вокруг него начинают создаваться группы, сочувствующие Коммунистическому интернационалу, однако по существу анархические, как например группа Перико со своей газетой "Энтернасиональ", организующая "коммунистическую партию", которая добивается непосредственного вхождения в III интернационал. Эти группировки существовали в различных видах на автономных началах вплоть до конгресса в Туре. Точно так же различные группы (Синдикалистская молодежь Сены, Социалистическая федерация Роны, Федерация студентов-коллективистов и др.) требуют непосредственного принятия в Коммунистический интернационал, хотя в некоторых из этих организаций кишмя-кишат соглашатели и анархисты. Среди них благодаря подлой политике Клемансо немало и провокаторов, которые конституируются на ультралевой, с позволенья сказать, большевистской платформе, как например Буду, или Анкетиль из газеты, сперва называвшейся "Большевик", затем - "Титр сензюре" ("Запрещенное название").

Этот же период характеризуется оживлением деятельности анархистских организаций и анархистской федерации. Среди этих анархистов немало революционных рабочих, считающих, что анархизм-то и есть настоящая левая. Впрочем некоторые анархистские группы сочувствуют III интернационалу и диктатуре пролетариата. На этой платформе стоит например газета "Авенир энтернасиональ", руководимая Анри Жираром.

Некоторую работу по чистке рядов организации вела Ассоциация социалистических студентов. Увлеченные революционным потоком представители молодежи из мелкобуржуазной интеллигенции отходят от своего класса, приближаются к пролетариату и знакомятся с марксизмом. В рядах, рабочей молодежи передовые позиции занимают организации социалистической молодежи и особенно синдикалистской молодежи.

Наряду с созданием этих крайних левых групп, среди этой безысходной путаницы идей, где господствует анархизм, растет число революционных газет: "Ваг" выходи тиражом свыше 100 тис. экземпляров,. "Юманите", "Попюлер", "Журналь депепль", анархистские газеты "Либертер", "Энтернасиональ", "Се к'иль фо дир", "Плэб", "Франшиз", наконец две лучших" газеты - "Ви увриер" и "Бюллетен коммюнист".

В этот период идейного разброда рабочий класс пытается создать руководящие революционные кадры. Ему необходимы революционные вожди, но в несколько месяцев их не создать. Довоенный период в этом отношении был бесплоден. Так продолжают господствовать лонгетизм, соглашательство, анархизм, провокация. Комитет же III интернационала, продолжавший оставаться замкнутым пропагандистским кружком, не сумел превратиться в массовую организацию.

В социалистической партии ведется дискуссия: исключить или не исключить Альбера Тома, выставлять ли на предстоящих, выборах в палату кандидатуры выбывающих депутатов социал-шовинистов? Важнейшие политические проблемы размельчаются, ибо революционные элементы не имеют крепкого политического штаба, который сумел бы поднять выдвигаемые проблемы на надлежащую принципиальную высоту, в уровень с событиями. Отсутствие такого штаба не замедлило привести к самым печальным последствиям.

На выборах 1919 г., в которых принимало участие 8 миллионов избирателей, социалистическая партия получила всего 1800 тыс. голосов. Благодаря применению сложной избирательной системы количество ее депутатов в палате падает до 68 чел. Это - поражение для революционного дви-

стр. 105

--------------------------------------------------------------------------------

жения. Правда одной из причин этого поражения является бешеная кампания, которую буржуазия вела против большевизма. Говорили также, что избирательная система исказила результаты выборов; однако не так важно количество избранных депутатов, как количество полученных голосов, которое при тогдашнем размахе революционного массового движения должно было быть гораздо значительнее. Подлинную причину поражения на выборах 1919 г. следует искать в том глубоком разочаровании и отвращении, которые вызывала в рабочем классе соглашательская и противоречивая политика французской социалистической партии, которая продолжала оставаться объединенной партией. Революционные пролетарии отказывались подавать свои голоса за список, на котором рядом стояли имена Поля Бонкура и Раймона Лефевра. Эта тактика была им совершенно непонятна. Колеблющаяся политика и слабость Комитета III интернационала являлись главной причиной поражения на выборах 1919 г. К этому следует еще добавить очень сильные анархические бойкотистские тенденции, которые получили развитие как реакция против оппортунистической политики центристов и лонгетистов.

Результаты выборов 1919 г. показали, как революционная ситуация может быстро начать спадать, если нет коммунистической партии с ясной политической линией, способной быстро ориентироваться в обстановке, способной вести успешную борьбу, оппортунизмом, с одной стороны, и с анархистскими уклонами - с другой, с уклонами, которые под маской крайней левизны по сути дела являются не чем иным, как оборотной стороной реформизма.

ЗАБАСТОВОЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ 1920 Г. И СТРАСБУРГСКИЙ КОНГРЕСС

Положение французской буржуазии продолжало оставаться критическим. Правительство Клемансо удовлетворяло империалистическую буржуазию во время войны. Оно сумело гальванизировать силы капиталистов в тот момент, когда им грозила опасность остаться у разбитого корыта. Но Клемансо в качестве посредника уже не удовлетворял правящую олигархию. "Матен" мог восклицать: "Первый год мира стоил нам дороже, чем год войны". Поэтому Клемансо был сметен с поста президента республики. На его место был избран Дешанель, и новая группа лидеров буржуазии в лице Мильерана, Пуанкаре, Барту, с Фошем за кулисами, берет руководство министерством в свои руки.

Кризис, вырванный переходом от войны к мирному состоянию, продолжался в течение всей зимы 1919 - 20 т. Снова, кроме кризиса угля и транспорта, - сильное вздорожание жизни, доходящее до 400 проц. по отношению к уровню 1914 г. На, этом фоне начинается сильное забастовочное движение 1920 г. Железнодорожники из рабочей партии, возглавляемой Монмуссо, об'являют на 10 февраля всеобщую стачку. Она разразилась вследствие увольнения одного члена союза. Масса железнодорожников готова была об'явить забастовку по любому поводу. Забастовка проводится под сомнительным, неправильным лозунгом "национализации транспорта", взятым из арсенала радикал-социалистов.

Горнорабочие об'являют забастовку с целью добиться увеличения заработной платы. Не делается даже никакой попытки придать политический характер их борьбе.

В Парнике 29 синдикатов об'единяются для борьбы с бездействием руководителей ВКТ. Тотчас же разворачивается забастовочное движение, охватывающее вместе с железнодорожниками 700 тыс. участников. Железнодорожники назначают всеобщую стачку на 1 мая. Чувствуя, что необходимо во что бы то ни стало сорвать это движение, Конфедеральное бюро созывает революционных вождей железнодорожников и предлагает им свою помощь, чтобы таким путем взять все руководство движением в свои руки. Железнодорожники, хотя и удивлены этой неожиданной "помощью", попадаются на удочку Жуо и Дюмулена. Тогда именно Жуо и предложил свою знаменитую политику "последовательных волн". Революционные рабочие, лишенные опыта, принимают эту тактику, которая заключается в том, чтобы раздробить стачечное движение по частям и помешать рабочим выступить на борьбу сообща, в одно и то же время. По этой тактике, когда одна корпорация доходила до последнего издыхания, в бой вступала другая. Таким образом рабочие были разбиты по частям, корпорация за корпорацией. Таким путем была разбита большая майская забастовка железнодорожников.

В то время как правительство, при содействии Жуо, маневрирует и разбивает движение рабочего класса, Мильеран выдвигает против революционных деятелей обвинение в заговоре против безопасности

стр. 106

--------------------------------------------------------------------------------

государства. 18 человек, в числе которых имеются наиболее видные революционные деятели из синдикатов и Комитета III интернационала - Лорио, Монатт, Суварин и др., - подвергаются аресту.

В ответ на об'явление первомайской забастовки 1920 г. военный министр Андре Лефевр расточает самые откровенные угрозы: "Пусть знают, что армия остается силой, и пусть помнят впредь, что она будет снабжена пулями".

Социалистическая партия продолжает плестись в хвосте движения и тормозит его всеми средствами. Она вынуждена выдвинуть лозунг полной амнистии для всех без исключения политических арестованных, заключения мира с Россией, предоставления государственным чиновникам права вступать в профсоюзы, всеобщего разоружения, поддержки бастующих железнодорожников, горняков и моряков, грозящих об'явить забастовку. Но это - чисто словесная поддержка забастовок, которые об'явлены вопреки ВКТ, как например стачка металлистов в Париже. Под маской помощи забастовщикам социалистическая партия на деле оказывает поддержку ВКТ, которая планомерно удушает стачечное движение своей тактикой "последовательных волн". Тактам путем были разбиты металлисты, за ними - строители, транспортники, рабочие осветительных предприятий, береговые рабочие. Постановление о возобновлении работ было вынесено синдикалистскими бонзами в самый разгар забастовок. Особенно отличились в этом отношении главари федерации железнодорожников Северного департамента и руководители союза рабочих осветительных предприятий в Париже, получившие одобрение со стороны Бюро конфедерации.

В течение всего этого периода деятельность Комитета III интернационала ограничена очень узкими рамками. Правда, вследствие "заговора" его главные руководители находятся в тюрьме, но тем не менее это не может служить целиком оправданием его бездействия. Истинная причина заключается в том, что вследствие теоретической и практической слабости своих руководителей Комитет III интернационала не может добиться торжества большевистских идей даже в своих собственных рядах. Его все еще наполняют всяческие соглашатели, и его деятельность остается узко ограниченной пределами тесного пропагандистского кружка, порой превращающегося даже в дискуссионный клуб.

Наиболее плодотворной стороной его деятельности является распространение брошюр, отпечатанных в Петрограде или Париже, - статей Ленина, резолюций и воззваний Коминтерна и т. д. Его орган "Бюллетен коммюнист" оказывает очень большие услуги делу революции, публикуя резолюции Коминтерна, статьи Ленива и всех наиболее видных членов большевистской партии. Но он ни в малейшей степени не занимается рабочим движением во Франции. Напрасно искать там директив для движения: лишь случайно в какой-нибудь статье можно найти брошенное мимоходом указание на неправильность лозунга национализации транспорта. "Ви увриер" лучше откликается на вопросы рабочего движения во Франции, однако здесь господствуют анархо-синдикалистские тенденции.

Комитет ведет также крайне вяло борьбу в стране и за вступление в III интернационал. Наряду с Комитетом III интернационала созывается в Лионе в начале января 1920 т. конгресс, известный под названием I районного конгресса III интернационала. На этом конгрессе присутствуют представители союза синдикатов Дрома, местных организаций революционных студентов и синдикалистской молодежи, анархистского Комитета социальной защиты, Социалистической федерации Роны, - хотя ее разлагают политиканы всех оттенков, - и множества всяких других группировок и профсоюзов. Конгресс социалистов Сенекой федерации, состоявшийся 23 февраля 1920 г., прошел под знаком победы позиций Лорио. На конгресс в Страсбурге был делегирован лишь один сторонник Реноделя, 9 центристов, стоявших на позиции Лонге - Кашена, и 15 делегатов - сторонников II интернационала.

Вся подготовка к страсбургскому конгрессу знаменуется борьбой - к сожалению, еще недостаточно энергичной - против лонгетизма, который устраивает всяческие маневры с целью выиграть время и под предлогом сохранения единства партии прикрыть реноделистов.

В письме от 28 октября, адресованном Лорио и напечатанном в "Ви увриер", Ленин еще раз подчеркивает необходимость борьбы против "рафинированных оппортунистов типа Лонге": чем непримиримее и тверже будут коммунисты в своих действиях, тем скорее они добьются полной победы.

стр. 107

--------------------------------------------------------------------------------

 

..они могут красноречиво вопить об ужасах войны...

Рис. Мазерееля

Ренюдель и Альбер Тома дискредитированы в глазах рабочих, эти враги уже не страшны. Опасный враг - соглашатели. Лонге пытается изворачиваться, ссылаясь на то, что Ленин и III интернационал плохо информированы. Комитет III интернационала указывает в ответ, что Лонге голосовал за военные кредиты, что он поддерживал Керенского против Ленина, что он был вильсонистом, что он всегда защищал социал-шовинистов, с которыми связан он поныне.

17 января 1920 г. III интернационал прислал следующую телеграмму:

"Конгрессу социалистической партии в Страсбурге.

Исполком Коммунистического интернационала шлет братский привет французским пролетариям, ведущим борьбу с социал-патриотизмом, со всеми двусмысленными взглядами и буржуазными извращениями принципов коммунизма.

Исполком Коммунистического интернационала выражает надежду, что под давлением масс французского пролетариата страсбургский конгресс решится наконец порвать со II интернационалом, с желтой организацией, наиболее видным представителям которой в Германии является Носке, этот Галифе по ту сторону Рейна, и которую во Франции представляют агенты буржуазии.

Исполком Коммунистического интернационала призывает всех французских коммунистов сплотиться в единую организацию и об'явить открытую войну всем, кто предал интересы пролетариата.

Да здравствует революционный французский пролетариат!

Да здравствует очищение рядов пролетариата, из которых должны быть изгнаны желтые члены II интернационала!

Да здравствует пролетарская революция!".

Хотя эта телеграмма и была составлена в довольно дипломатической форме, она была направлена не только против пацифизма, но и против двусмысленного извращения коммунизма и против лонгетистов.

Во время подготовительной кампании к страсбургскому конгрессу в важнейших федерациях вырисовывается следующее по-

стр. 108

--------------------------------------------------------------------------------

ложение вещей: в Сенекой федерации наблюдается с февраля 1920 г. совершенно определенный рост голосов за сторонников меньшинства. Ренодель собирает всего 616 голосов, в то время как сторонники III интернационала собирают около 10000 (точно 9930) и сторонники восстановления II интернационала - 5988 голосов; в Па-де-Кале правые получают 123 мандата, сторонники восстановления - 136 и сторонники Коминтерна - 236; в Эльзасе III интернационал одерживает полную победу, получив 43 голоса против 28.

За исключением Северной федерации и федерации От-Вьенн, во всех остальных федерациях сторонники Коминтерна либо получают большинство, либо за них голосует значительное меньшинство. Социал-шовинисты повсюду биты но лонгетисты сохраняют еще очень сильные позиции.

На страсбургском конгрессе борьба разгорается по двум основным вопросам: о защите родины и о присоединении к III интернационалу.

Должна ли была социалистическая партия принимать участие в империалистической войне? Наиболее циничная точка зрения, которую отстаивает Ренодель, отвечает на этот вопрос утвердительно, между тем как более тонкие политики, вроде Поля Фора, Лонге, Мейераса, высказываются осторожнее. Мейерас например заявляет следующее:

"Да, мы видим, что нас обманули, что Франция боролась за империалистические цели. Но, оставаясь верными наследству Геда, мы не хотим, чтобы эту Францию топтали сапоги чужеземных солдат и чтобы она была потеряна для социализма".

Оказывается, мы для того принимали участие в войне, чтобы спасти наше будущее социалистическое наследство!

С помощью таких софизмов, слабо отраженных лидерами меньшинства, соглашателям удавалось продолжать морочить массы.

Так называемые левые, вроде Рафен-Дюжанса, произносили высокопарные сентиментальные речи, заявляя, что Пуанкаре заслужил, чтобы ему всадили 12 пуль, и...

 

Коммунистическая манифестация

стр. 109

--------------------------------------------------------------------------------

требуя в то же время единства партии.

Фроссар пытался сперва сбить дискуссию в сторону обсуждения вопросов чисто избирательного характера. Однако дискуссия снова обратилась к вопросу о защите отечества.

Члены комитета III интернационала устами Раймона Лефевра могут лишь красноречиво вопить об ужасах войны. Они не в состоянии отразить старых гедистских софизмов и осуждают войну не с классовой точки зрения, а с точки зрения "французской расы".

По вопросу о присоединении к III интернационалу загорается сильный бой.

Ренодель отстаивает II интернационал, всемерно нападает на диктатуру пролетариата и российскую революцию, ведет гнусную атаку лично против некоторых молодых членов Комитета III интернационала.

Фроссар, выступавший от имени "восстановителей", избегал прямых нападок на III интернационал, но как на пример, достойный подражания, он указывал на германских независимцев. Лонге и Поль Фор заверяют, что они хотят покинуть II интернационал, но отказываются участвовать в "революционных авантюрах", в которые III интернационал хочет втянуть французский пролетариат.

Как и в вопросе о защите отечества, позиция Комитета III интернационала крайне слаба. Комитет несет последствия недостатка твердости, ясности и дисциплины, которые характеризовали его деятельность на протяжении двух последних лет. Его ряды далеко не прочно спаяны; уже с давних пор вокруг Луизы Сомоно сгруппировалось ядро противников разрыва с лонгетистами. Эта тенденция, никогда не получавшая энергичного отпора в рядах комитета, не скованного железной дисциплиной, парализовала всякую его деятельность на страсбургском конгрессе.

Впрочем даже лучший лидер комитета Лорио ясно обнаруживает на конгрессе, что он не усвоил ни основных принципов, ни методов борьбы ленинизма. Этот недостаток принципов и воли пронизывает каждую фразу его речи на страсбургском конгрессе.

Заявив сперва в ответ на вопрос Реноделя, что он согласен с Лениным в вопросе о пораженчестве, он отрекается потом от своих слов и заявляет, что теория пораженчества годится для России, но не для Франции.

"Я колебался в начале войны, ибо мне казалось, что пораженчество означает призвать революцию на трупах 20 миллионов пролетариев".

Он считает, что советы - это органы пролетарской диктатуры, но они должны быть созданы, по его мнению, после взятия власти, а не до этого. Он возлагает на Ленина личную ответственность за осуждение лонгетистов.

Страсбургский конгресс закончится голосованием большого принципиального значения. Подавляющее большинство конгресса (4330 голосов против 337) голосовало за выход из II интернационала. Интернационал Реноделя, Альберта Тома, Носке и Вандервельде был окончательно дискредитирован в глазах французского пролетариата, но "восстановители", сумевшие ловко сманеврировать, удержали наибольшее количество голосов - 3031, из которых 732 принадлежали центровикам, выразителем которых был Блюм. Резолюция сторонников III интернационала получает 1621 голос.

Решительный шаг был сделан, но все зависело еще от работы Комитета III интернационала среди масс, которые шли еще за "восстановителями". Эту работу проделал не столько комитет, сколько Октябрьская революция.

ТУРСКИЙ КОНГРЕСС 25 - 30 ДЕКАБРЯ 1920 г.

Стачечная волна 1920 г. содействует прояснению классового сознании масс. На своем горьком опыте рабочие начинают понимать, что их враги находятся в социалистической партии и Всеобщей конфедерации труда. Лонгетисты, отказывающиеся выступить в защиту обвиняемых в "заговоре", все более и более дискредитируют себя в глазах масс.

Социалистическая молодежь решительно становится во главе движения за вступление в III интернационал. Конференция меньшинства социалистической молодежи Франции, созванная в Пюто 25 июля 1920 г. Комитетом автономии и III интернационала, уполномочивает своего делегата в Национальный совет социалистической молодежи добиваться созыва конгресса в двухмесячный срок. Эта конференция меньшинства пронимает коммунистическую программу действия. Эта программа должна служить основой для федерации коммунистической молодежи, которая должна быть организована на ближайшем конгрес-

стр. 110

--------------------------------------------------------------------------------

се при любых обстоятельствах, независимо от того, будет ля она в большинстве или меньшинстве. Резолюция Вольни, делегата КИМ, принимается большинством 4091 голоса против 520.

В конце октября на конгрессе в Бельвильуазе социалистическая молодежь присоединяется к КИМ и принимает постановление о переименовании в Коммунистический союз молодежи большинством 5443 голосов (к которым следует добавить еще 1500 голосов эльзасцев) против 1958, поданных за резолюцию Лене, который также вступил на путь предательства, подобно Мерргейму, Дюмулену и другим.

Страсбургский конгресс вынес постановление о посылке делегации в Советский союз. Кашен и Фроссар уполномачиваются отправиться в Москву для ознакомления с положением российской революции и для выяснения способов к восстановлению международного единства социалистов.

Они прибыли в Москву в конце июня 1920 г. и приняли участие в работах II конгресса Коминтерна с совещательным голосом. Тотчас по прибытии они отправляют в "Юманите" телеграмму о том, что по их мнению, необходимо присоединиться к III интернационалу.

Один из них, Фроссар, считает необходимым присоединение к Коминтерну по расчету и ради маневра. Он чувствует, что для того, чтобы не оторваться от масс, необходимо войти в Коминтерн, но полагает в то же время, что III интернационал "утихомирится", станет менее революционным. Уже в своей речи в Страсбурге он очень ясно указывал на это.

"В настоящий момент, - говорит он, - мы находимся в полосе большевистских, преувеличений. Большевики отлучают от церкви и об'являют борцов изменниками. Но большевики вынуждены будут эволюционировать".

Лишь потому, что он воображал, что большевизм - преходящее явление, Фроссар решился пойти с ним, питая надежду вернуться затем вместе с массами во II интернационал. С мыслью об этой огромной измене в будущем и вступает он в III интернационал.

Кашен вступает в III интернационал под влиянием совершенно иных побуждений. Будучи в высшей степени взволнован, захвачен той борьбой, которую ведут боль-

 

Рабочая демонстрация в Париже

стр. 111

--------------------------------------------------------------------------------

шевики с бесчисленными трудностями, которые они преодолевают, он решается посвятить свою жизнь делу защиты российской революции.

В своем обращении "Ко всем членам французской социалистической партии, ко всем сознательным пролетариям Франции" ("от 26 июля 1920 г.) Исполком Коминтерна об'ясняет, что, приглашая на свой II конгресс Кашена и Фроссара с совещательными голосами, Интернационал намеревался относиться доброжелательно, ко всем рабочим, которые хотят порвать со II интернационалом. Однако французская социалистическая партия, руководимая центристами, отстает от независимых социалистов в Германии, которые только что примкнули к III интернационалу. Ренодели, Тома и Самба помогают интервенции империалистов в РСФСР. Вожаки Всеобщей конфедерации труда срывают забастовки и льют воду на мельницу анархистов. Парижская пресса печатает лишь платонические протесты и скрывает документы Коминтерна. Социалистическая партия не ведет никакой работы среди солдат. Будучи далека от разоблачения штрейкбрехерской деятельности ВКТ, социалистическая партия фактически поддерживает их, не ищет сближения с членами Комитета III интернационала и отказывается защищать арестованных по делу о "заговоре". При таких условиях недопустимо, чтобы представители "центра" могли называть себя коммунистами. Видя, что массы все больше и большие ориентируются в сторону Москвы, центристы стремятся сохранить свое влияние, опираясь на Коминтерн, и надеются сохранить свою автономию, которая позволила бы им продолжать старую политику. Они хотят вступить в Коминтерн, чтобы саботировать его изнутри. Поэтому необходимо поставить перед всеми партиями, желающими вступить в Коминтерн, ряд определенных условий, от которых вожди центра не смогут отвертеться. Эти условия, принятые Кашеном и Фроссаром, позволят разоблачить других вожаков центра из французской социалистической партии8 .

Подготовка к Турскому конгрессу прошла целиком и полностью под знаком 21 условия.

По своем возвращении Кашен и Фроссар, принятые с огромным энтузиазмом, повели борьбу за вступление в III интернационал. Кампания началась 13 августа 1920 г. грандиозным митингом в парижском цирке. Большая часть рабочих, шедших за реконструкторами, пошла за Кашеном и Фроссаром, на стороне III интернационала. В рядах реконструкторов начинается разложение: большая часть их вожаков сбрасывает с себя маски и открыто переходит направо, ведя бешеную кампанию против сторонников III интернационала. Часть из них, поддерживающая резолюцию "Блюм - Паоли", переходит на сторону Реноделя и входит в Комитет социалистического сопротивления. Другая часть с Лонге и Полем Фором предлагает так называемую резолюцию "присоединения с оговорками", которая по существу является последней попыткой соглашательства.

После того как меньшинство завоевало значительное количество голосов в ВКТ на конгрессе в Орлеане (27 сентября - 2 октября 1920 г.: за большинство - 1485 голосов, за меньшинство 659 голосов), после присоединения социалистической молодежи к III интернационалу на конгрессе в Бельвильуазе, - становится совершенно очевидным, что массы с энтузиазмом тянутся к III интернационалу. Это течение ясно сказывается и в партии, в федерациях которой проходит с огромным большинством голосов общая резолюция Комитета III интернационала и фракции Кашена - Фроссара. Сенская федерация принимает эту резолюцию большинством 13488 голосов против 2114, поданных за резолюцию Лонге и Поля Фора, и 1061- за резолюцию Блюма - Паоли. Во всех пролетарских центрах, за исключением севера и От-Вьенн, резолюция в пользу вступления в III интернационал собирает огромное большинство голосов.

На конгрессе в Туре (25 - 30 декабря 1920 г.) должно было произойти массовое вступление в Коммунистический интернационал.

На трибуне конгресса заядлые противники вступления в III интернационал Самба и Блюм обвиняют коммунистов в том, что они дают правительству повод к репрессиям, что они благоприятствуют реакции, которая хочет переворота.

Правда, репрессии господствующих классов, обрушивающиеся на революционеров, не затрагивают министров из "священного единения" и особенно преданных


--------------------------------------------------------------------------------

8 Далее в тексте книги т. Ферра приводится 21 условие, известные нашим читателям из документов Коминтерна. - Ред.

стр. 112

--------------------------------------------------------------------------------

слуг империализма, которые, как Блюм, утверждают, что в социалисте сознание национального долга может уживаться одновременно с сознанием долга интернационального. Эти враги коммунизма заставляют революционеров поставить дилемму: или жестокая, кровавая революционная борьба или предательство интересов пролетариата социалистическими вождями, из которых многие превратились в лакеев буржуазии.

Выступавшие от имени сторонников вхождения в III интернационал, и прежде всего Кашен, сумели доказать, что одна социалистическая республика уже существует и что долг социалистов всего мира - пойти ей навстречу. Что же касается методов насилия, в которых упрекают большевиков, то они, говорил Кашен, отвечают лучшим традициям гедистов. Совершенно правильно он указал на то, что коммунизм унаследовал все, что было лучшего во французском социалистическом движении до войны.

Центристы, вроде Лонге и Поля Фора, разоблаченные 21 условием, не могли больше оставаться на своих двусмысленных позициях, на которых они держались до сих пор. Они обрушились на эти условия и открыто заявили, что не желают проделать той революционной работы, которой от них требует Коминтерн. Они с гордостью заявляли, что не станут вести нелегальной работы, работы против милитаризма, фракционной работы. Эти революционные обязанности, говорили они, невыполнимы, а революционная дисциплина - это петля на шее, которая душит.

В ответ на это Фроссар указывал, что если только они вступят в Коминтерн, то завтрашняя политика Коминтерна не встанет вразрез со старыми социалистическими традициями. Будучи далек от сознания необходимости разрыва с лонгетистами, он делает отчаянные усилия для того, чтобы увлечь их за собой, с тем, чтобы попытаться повести борьбу с коммунизмом внутри III интернационала. На это Блюм ответил:

"... Я прекрасно знаю, что кое-кто из вас, которые в душе с нами, входят в Коминтерн с задней мыслью переделать его изнутри... Но я думаю, что это - чистейшая иллюзия. Коминтерн - слишком могучая, слишком цельная, слишком устойчивая система".

Даже Даниель Рену и Вайян Кутюрье (последний представлял Комитет III интернационала) не понимали тогда, что главная задача заключалась в разрыве с лонгетизмом.

Этот необходимый разрыв пришлось провести самому Коминтерну.

"Они (центристы) были и остались, - гласила телеграмма9 , - сознательными проводниками буржуазного влияния на пролетариат. Интернационал не может иметь ничего общего с авторами подобных резолюций".

После такого приговора и глубокого впечатления, произведенного речью Клары Цеткин, лонгетисты решили, вопреки отчаянным призывам Фроссара, присоединиться к своим друзьям реноделистам. Оппортунисты покинули конгресс, чтобы на следующий день, 30 декабря, организовать социалистическую партию диссидентов. Резолюция за вступление в Коминтерн была принята 3028 голосами (кроме того "поправка" анархической "крайне левой" получила 44 голоса); резолюция Блюма - Паоли получила 1022 голоса; резолюция "социалистического сопротивления" (Реноделя) была взята ее авторами обратно; и наконец резолюция Прессмана собрала 60 голосов.

Так родилась компартия Франции или, точнее, социалистическая партия (французская секция Коммунистического интернационала)10 - зародыш коммунистической партии.

Раскол в Туре был лишь "широким водоразделом", который не помешал многочисленным замаскированным центристам с Фроссаром во главе остаться в рядах партии, чтобы попытаться переделать ее в духе реформизма.


--------------------------------------------------------------------------------

9 Присланная Исполкомом Коминтерна.

10 "Для пользы дела" сторонники вступления в Коминтерн считали более целесообразным "не принимать сразу "названия "Коммунистическая партий".

стр. 113

--------------------------------------------------------------------------------
 
постоянный адрес статьи: http://ebiblioteka.ru/browse/doc/7962346

 
 
 
Заглавие статьи О СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ЛИНИИ БОЛЬШЕВИЗМА В РЕВОЛЮЦИИ 1905-1907 гг.
Автор(ы) Л. ГУЛЯЕВ



стр. 37

--------------------------------------------------------------------------------
 
постоянный адрес статьи: http://ebiblioteka.ru/browse/doc/7924709

 
 
 
Заглавие статьи ИЗ ИСТОРИИ ВОССТАНИЯ КИРГИЗОВ И КАЗАКОВ В 1916 Г.
Автор(ы) А. ЗОРИН





стр. 139

--------------------------------------------------------------------------------
 
постоянный адрес статьи: http://ebiblioteka.ru/browse/doc/7962348

 
 
 
Классовая борьба на Востоке. ДОКУМЕНТЫ О ПОЛОЖЕНИИ В СОВЕТСКИХ РАЙОНАХ КИТАЯ

стр. 127

--------------------------------------------------------------------------------
 
постоянный адрес статьи: http://ebiblioteka.ru/browse/doc/7962347

 
 
 
Заглавие статьи


стр. 69

--------------------------------------------------------------------------------
 
постоянный адрес статьи: http://ebiblioteka.ru/browse/doc/7924710

 
 
 
Заглавие статьи  
Автор(ы) Е. РУБИНШТЕЙН
Источник Борьба классов,  № 9-10, Октябрь  1932, C. 70-92
Место издания Москва, СССР  
Объем 73.7 Kbytes
Количество слов 9143
Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/7924711


--------------------------------------------------------------------------------
 
постоянный адрес статьи: http://ebiblioteka.ru/browse/doc/7924711

 
 
 
Заглавие статьи
Автор(ы) Карл ШЮЦ


стр. 116

--------------------------------------------------------------------------------
 
постоянный адрес статьи: http://ebiblioteka.ru/browse/doc/7924712

 
 
 
Заглавие статьи ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ В МЕЖДУНАРОДНОМ РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ
Автор(ы) С. ГУСЕВ
Источник Борьба классов,  № 11-12, Декабрь  1932, C. 20-61
Место издания Москва, СССР  
Объем 109.6 Kbytes
Количество слов 13749
Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/7924853

ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ В МЕЖДУНАРОДНОМ РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ

Автор: С. ГУСЕВ



Великое историческое значение II с'езда нашей партии состоит в том, что на нем образовалась российская большевистская партия, заложившая фундамент международной большевистской партии - Коммунистического интернационала, - подготовившая и проведшая первую победоносную пролетарскую революцию1 .

I с'езд партии сделал первую попытку организовать самостоятельную революционную партию российского пролетариата, но эта попытка была сорвана царскими жандармами. II с'езд закрепил в своих решениях огромные завоевания, которые были сделаны ленинской старой "Искрой" в борьбе против разношерстной компании оппортунистов, за об'единение партии, за создание партии нового типа, но неустойчивая часть искровцев, на самом с'езде сформировавшаяся в партию меньшевиков, вскоре после с'езда сорвала его решения о создании единой централизованной партии, дезорганизовывая партию рабочего класса. И только на III с'езде было завершено дело организации самостоятельной революционной партии пролетариата, партии нового типа.

Десять лет упорной борьбы (1894 - 1903 гг.) против народников, против легальных марксистов, против экономистов, против рабочедельцев, против эсеров потребовалось для того, чтобы из нескольких тысяч революционеров, прошедших через царские тюрьмы, выделилась небольшая группа, всего в несколько десятков человек, объединившаяся вокруг Ленина и ставшая основательницей нового политического направления и навой политической партии в международном движении пролетариата.

Идейно большевизм оформился в искровский период истории нашей партии. "Большевизм провел за три года, 1900 - 1903, старую "Искру" и вышел на борьбу с меньшевизмом, как цельное направление" (Ленин ). Искровский период был периодом непосредственной подготовки появления большевизма как течения политической мысли и как политической партии. "Большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года" (Ленин ).

В течение двух лет (1903 - 1905 гг.) большевизм проделал огромный путь и "вполне сложился, как направление, весной и летом 1905 года" (Ленин ). Это были годы подготовки революции, годы формирования основных политических течений, годы расстановки сил перед революцией.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ОБСТАНОВКА И ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Своеобразие русской революции, отличие ее от всех предшествующих буржуазно-демократических революций заключалось прежде всего в том, что она начала развертываться тогда, когда капитализм вступил уже в свою высшую и последнюю - империалистическую - стадию, в канун мировой социалистической революции.

Это означало прежде всего, что у русской революции был больше, чем когда-либо в других буржуазных революциях, международный союз-


--------------------------------------------------------------------------------
1 К вышедшему из печати новому изданию протоколов II с'езда вашей партии.
--------------------------------------------------------------------------------

ник - европейский пролетариат и угнетенные народы Азии, (Персия, Турция. Китай). Но это значило также, что именно вследствие этого у русской революции был международный враг - империалистическая буржуазия передовых капиталистических государств Европы.

Русский империализм, военно-феодальный по преимуществу, вовлеченный в сферу западноевропейского империализма, был одним из звеньев империализма, был одним из звеньев международной империалистической системы. Иностранные займы царскому правительству, крупные вложения иностранного капитала в русскую промышленность (особенно топливную и металлургическую), участие царской армии в походе на Пекин в 1900 г., политика русского правительства на Балканах и проч. - таковы были пути, по которым происходило переплетение интересов русского империализма с интересами империализма западноевропейского. В силу этого удар по русскому царизму, которым грозила ему русская революция, направлялся также и против западноевропейского империализма.

Другой важнейшей исторической особенностью русской революции были небывалые за всю мировую историю буржуазно-демократических революций сила и политическая зрелость самостоятельно выступающего пролетариата, имевшего во главе подлинно революционную марксистскую партию, созданную еще до буржуазно-демократической революции. Социалистически сознательный пролетариат с самого начала поставил перед собой задачу превращения буржуазно-демократической революции в первый этап пролетарской революции, перерастания ее в революцию социалистическую.

Вследствие такого своеобразного положения русская революция не могла не стать одним из звеньев мировой пролетарской революции. Она неминуемо должна была превратиться в исходный пункт мировой пролетарской революции.

Именно поэтому международная буржуазия особенно боялась русской революции. Именно поэтому она была недовольна внутренней политикой русского царизма, доведшего, по ее мнению, страну до опасных потрясений". Отсюда некоторая оппозиционность международной буржуазии по отношению к русскому царизму, которая особенно возросла после позорного разгрома царской армии да Манчжурии, обострившего революционную "опасность". Отсюда попытка спекуляции на трудностях царизма со стороны европейской буржуазии путем отказа в займах с целью побудить его поили на конституционные уступки при готовности в то же время дать займы на удушение русской революции.

Русская буржуазия не могла занимать по отношению к буржуазной революции и к царизму иной позиции, чем буржуазия международная. Хотя оппозиционность русской буржуазии царизму и выявлялась внешне в более резких политических формах, чем у иностранной, но по сути дела русская буржуазия была так же контрреволюционно настроена против русской революции, как и иностранная, ее политические стремления не заходили дальше, чем стремления иностранной буржуазии и ограничивались попыткой войти в сделку с царизмом против революции в целях создания упорядоченного капиталистического строя, который обеспечил бы страну от дальнейших "потрясений", в целях недопущения превращения буржуазной революции в социалистическую.

Русская буржуазия не могла быть ни вождем, ни движущей силой революции. Самое большое, на что она была способна в "борьбе" с царизмом, - это спекуляция на революционном рабочем движении, попытки запугать царское правительство революцией, чтобы получить для себя конституционные уступки.

Русское крестьянство, доведенное царизмом до чудовищно бедственного состояния, представляло потенциально гигантскую революционную силу. Но вследствие своей мелкобуржуазной природы оно было склонно к доверию посулам либералов добиться земли и свободы мирным путем и не могло быть вождем революции. Оно могло стать одной из решающих движущих сил революции только под руководством пролетариата, который мог сплотить и повести за собой распыленную крестьянскую революционную массу.

Демократические элементы угнетенных, царизмом национальностей представляли значительную революционную силу. Однако для того, чтобы их освободительная борьба пошла по подлинно революционному, а не националистическому пути, необходимо было, чтобы пролетариат своей революционной гегемонией освободил их от влияния национальной буржуазии, которая благодаря определенной политике русской буржуазии охотно шла на сделки с царизмом и с русской буржуазией против трудящихся всех национальностей; необходимо было, чтобы пролетарии всех наций сплотились в единую армию, ведущую за собой крестьянство всех народов.

Только для одного пролетариата невозможны были какие-либо компромиссы с царизмом, только он один мог начать и довести до конца буржуазно-демократическую революцию, только он один мог быть ее вождем, ее гегемоном. Победить русская буржуазная революция могла только как крестьянская революция под руководством пролетариата, только как революция, перерастающая в революцию социалистическую.

Гегемония русского пролетариата в буржуазной крестьянской революции вытекала таким образом из всей международной и внутренней обстановки, из того об'ективного факта, что русский империализм стал звеном мировой империалистической системы, из того об'ективного факта, что русская буржуазно-демократическая революция оказалась у порога международной пролетарской революции, из того об'ективного факта, что пролетариат в России в течение десяти лет до начала революции неоднократно в ряде экономических забастовок и политических демонстраций вступал в столкновения с царизмом и еще до революции оказался передовым революционным борцом, авангардом поднимавшейся революции.

Из расстановки сил, сложившейся к началу XX столетия в России и Западной Европе, вытекало, что русскому пролетариату приходилось не только, так сказать, начинать революцию за всю нацию, не только быть вождем буржуазно-демократической революции. Ему приходилось также как самой активной международной революционной силе выступать в качестве авангарда международной пролетарской революции. Он не мог бить по царизму, не ударяя по международной буржуазии и не вызывая ее контрнаступления.

При сложившемся соотношений сил "кто хотел бить по царизму, тот неизбежно замахивался на империализм, кто свергал восставал против царизма, тот должен был восстать и против империализма, ибо кто свергал царизм, тот должен был свергнуть и империализм, если он в самом деле думал ,не только разбить царизм, но и добить его без остатка. Революция против царизма сближалась, таким образом, и должна была перерасти в революцию против империализма, в революцию пролетарскую" (Сталин, "Вопросы ленинизма", стр. 9 ).

История поставила перед русским пролетариатом новые задачи, какие еще не возникали перед рабочими в буржуазно-демократических революциях.

Начать буржуазно-демократическую революцию, стать ее вождем, завоевать в ее ходе союзников, довести ее до победоносного конца, превращая ее в революцию социалистическую, - все эти задатки русский пролетариат мог выполнить, лишь выделившись еще до начала революции в самостоятельную политическую силу, в самостоятельную классовую организацию, сильную своей сознательностью, организованностью и дисциплиной. Такое выделение пролетариата в самостоятельную политическую силу еще до буржуазной революции возможно было лишь при условии, чтобы

пролетариат с первых же своих политических шагов начал сознавать себя особым классом, начат противопоставлять себя всем другим классам, т. е., чтобы своей основной задачей он поставил социалистическую революцию, чтобы буржуазно-демократическая революция предстала перед ним только как неизбежный этап на пути к социалистической революции, который необходимо возможно скорее миновать, не задерживаясь на нем.

Все это значило, что пролетариат должен был создать централизованную, скрепленную железной дисциплиной партию, опирающуюся на твердую, как сталь, революционную теорию.

Без этого ничего было и думать о борьбе и о победе.

КОРЕННЫЕ ВОПРОСЫ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Сложившаяся к началу XX в. расстановка сил международной революции и международной контрреволюции выдвинула ряд коренных вопросов русской революции, видоизменившихся после Октябрьской революции 1917 г.

Таких коренных вопросов, общих революции 1905 и 1917 гг., можно насчитать пять:

1. Борьба за революционную теорию, за ленинизм.

2. Борьба за революционную партию пролетариата, за большевистскую партию.

3 . Борьба за гегемонию пролетариата и революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства в буржуазно-демократической революции, перешедшая после февраля 1917 года в борьбу за пролетарскую революцию, за диктатуру пролетариата, осуществленную октябрьским социалистическим переворотом.

4. Борьба за союзников пролетариата в буржуазно-демократической революции: а) борьба за крестьянство, превратившаяся в настоящее время в борьбу за сплошную коллективизацию середняков и бедняков и на ее основе - ликвидацию кулачества как класса, б) борьба за трудящихся угнетенных наций, которая, пройдя через стадию борьбы, за признание права наций на самоопределение, является теперь борьбой за их экономический и культурный под'ем на почве социалистического строительства, за развитие культуры, социалистической по содержанию, национальной по форме.

5. Борьба за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, превратившаяся после пролетарской, социалистической революции в октябре 1917 г. в борьбу за построение социализма в СССР. Борьба за международную пролетарскую революцию.

Эти коренные вопросы выросли из всей об'ективной обстановки, из того положения, в которое русский пролетариат был поставлен историей. Он не мог добиться своего социального освобождении, не свергнув царизма; он не мог совершить буржуазно-демократическую революцию, не становясь во главе ее в качестве авангарда и вождя; он не мог обеспечить ее продвижение вперед, не переходя от буржуазно-демократической революции к социалистической. Он не мог справиться с этими гигантскими задачами, не имея во главе революционной партии, вооруженной революционной теорией.

Все эти коренные вопросы, отражавшие развертывающуюся революцию действительность, были теснейшим образом переплетены между собой, представляли собой единое целое, не могли быть оторваны друг от друга, как могла быть разорвана на части единая революционная действительность, отражением которой они были.

Конечно эти коренные вопросы русской революции не возникли внезапно в период 1903 - 1905 гг. В общей, еще не развернутой форме их можно обнаружить в той борьбе, которая велась русскими марксистами еще в десятилетие 1894 - 1903 гг.

Так, уже в 1894 г. Ленин закончил одну из своих первых работ ("Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов) следующими замечательными словами: "Когда передовые представители его (рабочего класса. - С. Г. ) усвоят идеи научного социализма, идею об исторической роли русского рабочего, когда эти идеи получат широкое распространение и среди рабочих создадутся прочные организации, преобразующие теперешнюю разрозненную экономическую войну рабочих в сознательную классовую борьбу, - тогда русский рабочий, поднявшись во главе всех демократических элементов, свалит абсолютизм и поведет русский пролетариат рядом с пролетариатом всех стран прямой дорогой открытой политической борьбы к победоносной коммунистической революции" (т. I, стр. 194 ).

Не трудно видеть, что в этих словах содержатся - одни в более, другие в менее развитой форме - и вопрос о революционной теории, и вопрос о революционной рабочей партии, и вопрос о гегемонии пролетариата в буржуазной крестьянской революции, и вопрос о его демократических союзниках, и наконец вопрос о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую.

В одной из следующих своих крупных работ ("Задачи русских социал-демократов, конец 1897 г .) Ленин пишет о гегемонии русского пролетариата в буржуазной революции, выводя ее из соотношения классовых сил в стране. Наконец в "Что делать?" Ленин подымает на огромную высоту вопросы о борьбе за революционную теорию и за революционную партию пролетариата.

Но в развернутом, конкретном, оформленном и завершенном виде все эти коренные вопросы русской революции могли быть поставлены лишь тогда, когда на арену истории открыто выступили все классы, т. е. непосредственно накануне революции.

Вот почему, хотя корни всех этих вопросов имеются во всех работах Ленина с 1894 г., начавшаяся революция заставила его вновь рассмотреть вес ее коренные вопросы и поставить их в новой, более конкретной форме. По-новому стали (и не могли не стать) даже такие вопросы, как борьба за революционную теорию и за революционную рабочую партию, которые, как могло казаться, в период "Искры" были разработаны до конца. По-новому, более конкретно, стали вопросы о гегемонии пролетариата и о его демократических союзниках в буржуазной революции. В связи с конкретной постановкой этих вопросов новые, более конкретные очертания приобрел и вопрос о перерастании буржуазной революции в социалистическую.

По всем этим коренным вопросам русской революции в 1904 - 1905 гг. разгорелась особенно острая борьба. На этой борьбе росла и креплю большевистская партия, выковывалась и закалялась революционная теория этой партии - марксизм-ленинизм.

Борьба за революционную теорию. Большевизм рос и побеждал как учение о диктатуре пролетариата. Борьба за марксизм ко Второму с'езду была в основных чертах закончена: легальные марксисты, являющиеся теоретиками экономизма, были на-голову разбиты и утратили то влияние, которое они раньше имели среди марксистской интеллигенции и небольшой части рабочих. Одним из самых основных вопросов, который был непосредственно связан с центральным вопросом большевизма - учением о диктатуре пролетариата, с вопросом о союзниках пролетариата в борьбе за власть - и который продолжал оставаться боевым, был аграрный вопрос. Этот вопрос был теснейшим образом связан с вопросом об аграрной программе партии, а аграрная программа в свою очередь была теснейшим образом связана с оценкой роли крестьянства
 
в революции, т. е. с одним из коренных пунктов борьбы для данного этапа революции. Иные думают, - говорит т. Сталин, - что основное в ленинизме - крестьянский вопрос, что исходным пунктом ленинизма является вопрос о крестьянстве, его роли, его удельном весе. Это совершенно неверно. Основным вопросом в ленинизме, его отправным пунктом является не крестьянский вопрос, а вопрос о диктатуре пролетариата, об условиях ее завоевания, об условиях ее укрепления. Крестьянский вопрос как вопрос о союзнике пролетариата в его борьбе за власть является вопросом производным.

Это обстоятельство однако не лишает его нисколько того серьезного, животрепещущего значения, которое несомненно имеет он для пролетарской революции Известно, что серьезная разработка крестьянского вопроса в рядах русских марксистов началась именно накануне первой революции (1905 г.), когда вопрос предстал перед партией во весь свой рост, а вопрос о союзнике пролетариата в предстоящей буржуазной революции принял животрепещущий характер".

"Крестьянский вопрос, - говорит далее т. Сталин, - является частью общего вопроса о диктатуре пролетариата, и, как таковой, представляет один из самых животрепещущих вопросов ленинизма" (Сталин "Вопросы ленинизма", 1928 ).

Признание марксизма экономистами, рабочедельцами и меньшевиками имело формальный характер. На деле они изменяли ему и в теоретической, и в практическом области. Марксизм не был для них руководством к действию, он оставался у них академическим и превратился в мертвую догму. "Новоискровцы могут сносно описывать и об'яснять процесс происходящей у них на глазах борьбы, но совершенно не могут дать правильного лозунга в этой борьбе. Усердно маршируя, но плохо руководя, они принижают материалистическое понимание историей своим игнорированием действенной, руководящей и направляющей роли, которую могут и должны играть в истории партии, сознавшие материальные условия переворота и ставшие во главе передовых классов (т. VIII, стр. 52 ). Руководством к действию меньшевикам на деле служила либерально-буржуазная теория о гегемонии буржуазии в буржуазной революции. Поэтому они либо отмахивались от теоретической разработки на основе марксизма тех новых вопросов, которые выдвигала революция, либо, прикрываясь марксизмом и фальсифицируя его, давали на деле либерально-буржуазное решение этих вопросов.

Только Ленин взял на себя работу дальнейшего развития марксизма в связи с новыми вопросами, выдвинутыми русской революцией и всей международной обстановкой. Теоретическая разработка общих вопросов учения о диктатуре пролетариата, вопросов о партии, о гегемонии пролетариата в буржуазной революции, о его демократических союзниках, о перерастании буржуазной революции в социалистическую, о социалистической диктатуре пролетариата, теоретическое обоснование стратегии и тактики пролетариата в буржуазной и социалистической революции, теоретическое освещение большевистской аграрной программы, - вот то новое, что было в непрерывной борьбе против меньшевиков и эсеров внесено в марксизм в этот период Лениным.

Борьба за революционную партию пролетариата. Что нового по сравнению с искровским периодом дала партия большевиков в период между II и III с'ездами по вопросу о революционной рабочей партии?

Первый этап борьбы за партию после II с'езда. Большевики отстаивают организационные принципы старой "Искры", меньшевики скатываются на позиции рабочедельцев и защищают оппортунистические идеи в организационном вопросе. Ленин разоблачает меньшевистскую теорию "организации процесса" и их защиту автономизма против

централизма как принципиальную черту, свойственную международному оппортунизму ("Шаг вперед, два шага назад" ). Большевики ведут борьбу за с'езд в рамках устава под лозунгом об'единения партии.

Ничего принципиально нового по сравнению с периодом "Искры", по сравнению с постановкой организационных вопросов в "Что делать?", ибо борьба идет за старые позиции.

Второй этап борьбы за партию после II с'езда. Борьба большевиков за созыв "раскольнического" III с'езда. В процессе борьбы окончательно оформляется идея монолитной революционной рабочей партии - партии, не состоящей, как это было в партиях II интернационала, из левого и правого, революционного и оппортунистического крыла (обычно с центром между ними), а однородной во всех своих частях. В "Письме к А. А. Богданову и С. И. Гусеву" от 11 февраля 1905 г. (см. т. VII, стр. 101 ) Ленин кратко формулирует эту идею: "Мы зовем на с'езд в передовцев, мы хотим организовать "передовскую партию" (подчеркнуто Лениным).

Именно в этом окончательном оформлении идеи однородной, монолитной партии, партии нового типа, и заключалось то новое, что Ленин внес в вопрос о партии в этот период. Вопрос о партии не мог не быть поставлен более конкретно, раз по-новому, более конкретно, ставился вопрос о гегемонии пролетариата и о перерастания буржуазной революции в социалистическую. Монолитная партия и была той партией, которая должна была повести пролетариат через революционно-демократическую диктатуру к социалистической революции и к последующим боям за полное построение социалистического общества. Буржуазно-демократическая революция - только как этап к пролетарской, революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства - только как ступень к социалистической. Партия - боевой штаб пролетариата, а в боевом штабе необходимы величайшая однородность, слаженность, сплоченность, дисциплина.

Такова связь между вопросами о партии и всей системой большевистских взглядов на революцию 1905 г.

Борьба большевиков за партию в 1903 - 1905 гг. стала основным практическим звеном в борьбе за гегемонию пролетариата. Надвигалась революция, надо было немедленно организовать революционный штаб.

Меньшевики, Троцкий, Парвус и Роза Люксембург развивали теорию, что между демократическими и социалистическими задачами русского пролетариата существует непримиримое противоречие. Буржуазная революция - не настоящее, не пролетарское дело, это - дело буржуазия. Пролетариат вынужден принимать в этом деле участие, но не как самостоятельная политическая сила (ибо он - сила социалистическая), а как одна из составных частей буржуазной демократии. Поэтому до падения самодержавия не может быть действительной социалистической партии, ибо как социалистической ей нечего делать.

На деле эта теория означала отказ от самостоятельной революционной рабочей партии, попытку создать такую рабочую партию, которая "подвела" бы пролетариат под гегемонию буржуазия и превратила бы его в хвост либералов.

Борьба за гегемонию пролетариата и революционно - демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства в буржуазно-демократической революции. Вопрос о гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции до 1904 г. не мог быть поставлен вполне конкретно. Только в 1904 г., когда классы выделили свои политические партии, когда выявились три основных политических течения (либерально-буржуазное в лице освобожденцев, мелкобуржуазно-демократическое в лице меньшевиков и эсеров, пролетарски-революционное в лице большевиков), он мог быть поставлен вполне конкретно

В чем выразилась конкретность постановки вопроса о гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции?

Во-первых, конкретно стал вопрос о демократических союзниках пролетариата. Вместо общей формулы "все демократические элементы" (см. приведенную выше цитату из работы Ленина "Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов" ) теперь можно было карать вполне конкретного революционного союзника - крестьянство. "Роль гегемона, всегда указывавшаяся революционной социал-демократией пролетариату в буржуазном освободительном движении, пришлось определить точнее, как роль вождя, ведущего за собой крестьянство. Ведущего на что? На буржуазную революцию в самом последовательном и решительном виде" (т. XI, стр. 389 - 390 ).

Во-вторых, конкретно стал вопрос о содержании идеи гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции. В чем заключались основные задачи русского пролетариата? В том, чтобы довести ее до конца, добиться немедленного перерастания ее в революцию социалистическую.

Какое богатейшее разнообразие задач вставало перед пролетариатом как вождем революции, можно видеть поэтому даже на практике была осуществлена гегемония пролетариата.

Вот что Ленин говорит по этому поводу в 1907 г.: Пролетариат на деле шел все время во главе революции. Социал-демократия же деле оказалась идейным передовым отрядом пролетариата. Борьба масс развивалась под руководством пролетариата, необыкновенно быстро... На протяжении одного года она поднялась до самых решительных, какие только знает история, форм революционного натиска, до массовой стачки и вооруженного восстания. Организация пролетарских, масс с поразительной быстротой росла в самом ходе борьбы. Вслед за пролетариатом стали организовываться другие слои населения, составившие боевые кадры революционного народа. Организовывалась полупролетарская масса всякого рода служащих, затем крестьянская демократия, профессиональная интеллигенция и т. д. Период пролетарских побед был периодом невиданного в России, гигантского даже с европейской точки зрения, роста массовой организованности вообще... Все, что завоевано доныне освободительным движением в России, завоевано всецело и исключительно революционной борьбой масс с пролетариатом во главе их" (т. XII, стр. 12 ).

"Союз пролетариата и крестьянства, возникший на основе совместной борьбы, был в значительной степени "стихиен, неоформлен, часто неосознан" (т. XIV, стр. 15 ). Но октябрьская стачка и декабрьское восстание, с одной стороны, крестьянские восстания на местах и восстании солдат и матросов - с другой, были именно союзом рабочего класса и крестьянства при гегемонии пролетариата.

В-третьих, конкретно стал вопрос об этапах развития гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции, о развитии гегемонии в ходе революции, вместе с переходом от задачи "вместе бить" и "вместе добить" самодержавие к задаче "вместе отбить неизбежные попытки восстановить (Свергнутое самодержавие") в революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства (см. об ртом статью Ленина "О временном революционном правительстве" ст. VII, особенно стр. 315 ). Конкретно наметилась также и форма диктатуры пролетариата и крестьянства в виде советов рабочих депутатов, которые являлись зачатками революционной власти.

В-четвертых, в полной мере на практике определилось отношение оппортунистов к гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции. И рабочедельцы и меньшевики на словцах признавали ведущую роль пролетариата в русской революции и даже играли словечками "авангард революции", "гегемон революции" и т. п. Но когда вопрос о гегемонии пролетариата предстал перед ними в наиконкретнейшей, практической форме, они отбросили вое свои прежние "левые" фразы и, пугаясь и сбиваясь, увиливая от прямых постановок и от точных формул, начали говорить о гегемонии буржуазии. Если сопоставить вместе все те позиции, которые меньшевики занимали в этом вопросе и которые они вынуждены были оставить одну за другой под давлением едко критиковавшего их Ленина, то получится такая схема меньшевистских "директив" пролетариату: 1) будь движущей силой революции, но не главной (ибо главная сила в буржуазной революции - это буржуазия, а пролетариат - только "оппозиционный (двигатель революции", как сказал Мартов в "Искре" N 93); 2) будь главной движущей силой революции, но не будь авангардом (ибо "привилегия авангарда состоит в том, чтобы быть пушечным мясом", как оказал Аксельрод на об'единительном с'езде, вычеркнув затем эти слова из протоколов); 3) будь авангардом, но не вождем (ибо естественный вождь - буржуазия); 4) будь вождем, если уж так дело сложится, что иначе никак невозможно, но не будь диктатором (ибо диктатура - это бланкистский захват власти).

Борьба за союзников пролетариата в буржуазно-демократической революции. Особенно большую конкретизацию получил после II с'езда вопрос о демократических союзниках пролетариата, точнее говоря, прежде всего о крестьянстве. Наиболее ясно эта конкретизация обнаружилась в изменении аграрной программы.

В основе всей борьбы между большевиками и меньшевиками по вопросу о крестьянстве лежало различное решение ими вопроса о демократических союзниках пролетариата, непосредственно вытекавшее из различного отношения к вопросу о диктатуре пролетариата, при фактической борьбе меньшевиков против марксистского учения о диктатуре пролетариата. Но, как это обычно бывает в истории, наиболее глубокие корни и наиболее далекие последствия борьбы не были видны вначале ее участникам и стали ясными лишь тогда, когда был завершен известный ее этап. На II с'езде разногласия между большевиками и меньшевиками по вопросу об аграрной программе и о крестьянстве в сколько-нибудь значительной степени еще не выявились, но определенно наметились уже серьезные разногласия по вопросу об отношении к либеральной буржуазии. Тогда еще многим была недостаточно ясна теснейшая связь между этими вопросами. После знаменитого плана земской кампании, выдвинутого меньшевиками, разногласия по вопросу об отношении к либеральной буржуазии резко обострились, и со всей острогой выдвинулся на первый план вопрос о том, с кем пролетариату итти в революции. Меньшевики считали, что союзником пролетариата в революции должна быть буржуазия, причем этот союз они представляли себе как гегемонию буржуазии. Большевики считали, что союзником пролетариата в революции должно быть крестьянство, причем гегемония в этом союзе принадлежит пролетариату.

"Большевики, - говорит т. Сталин, - отстаивали идею союза рабочего класса с крестьянством при гегемонии пролетариата. Большевики утверждали, что дело надо вести к революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства с тем, чтобы от революции буржуазно-демократической перейти немедленно к революции социалистической при обеспечении поддержки со стороны деревенской бедноты. Меньшевики в России отвергали идею гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции, политике союза рабочего класса с крестьянством они предпочли политику соглашения с либеральной буржуазией, а революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства об'явили реакционной бланкистской схемой, противоречащей развитию буржуазной революции" (Сталин, "Вопросы ленинизма", изд. 9-е, стр. 607 ).

Меньшевистская линия была на не доведенную до конца, половинчатую, либерально-буржуазную "революцию", т. е. на сделку с царизмом. Большевики держали курс на доведение пролетариатом демократической революции до конца, т. е. на перерастание ее в революцию социалистическую. Меньшевики шли "в хвосте у монархической буржуазии", большевики" во главе революционного пролетариата и крестьянства" (Ленин, т. VII, стр. 167 ).

Необходимо помнить, что этой конкретизации в вопросе о крестьянстве как союзнике пролетариата в буржуазно-демократической революции добиться было особенно трудно, так как она могла быть сделана только на основании опыта, на основании проверки того, насколько крестьянство революционно, как далеко оно способно итти вместе с пролетариатом в революции. Поэтому и получилось, что лозунг большевиков "революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства" появится в 1905 г., а их требование внесения в программу национализации земли - целым годом позже1 ; совершенно ясно конечно, что самый лозунг революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства означал прежде всего лозунг крестьянской революции под гегемонией пролетариата, борющегося за перерастание демократической революции в социалистическую.

Уже в приведенной выше цитате из работы Ленина 1894 г. "Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов" содержится мысль о том, что крестьянство, как одна из самых важных частей "демократических элементов", может быть и будет союзником пролетариата в буржуазно-демократической революция. В своей работе "Задача русских социал-демократов" (1897 г.) Ленин ставит вопрос о союзниках пролетариата в политической борьбе. "В демократической, политической борьбе русский рабочий класс стоит не одиноко; наряду с ним становятся все политически оппозиционные элементы, слои населения и классы, поскольку они враждебны абсолютизму и ведут против него борьбу в тех или иных формах" (т. II , стр. 182 ). Но только рабочий класс "является до конца последовательным и безусловным врагам абсолютизма, только между ним и абсолютизмом невозможны компромиссы, только в рабочем классе демократизм может найти сторонника без оговорок, без нерешительности, без оглядки назад. Во всех других классах, группах, слоях населения вражда к абсолютизму не безусловна, демократизм их всегда оглядывается назад" (стр. 184 ).

В брошюре "К деревенской бедноте" линия на союз пролетариата с крестьянством выступает еще рельефнее. "Всем русским рабочим и всей деревенской бедноте. - говорится там, - надо обеими руками на две стороны борьбу вести: одной рукой борьбу против всех буржуа, в союзе со всеми рабочими, другой рукой - борьбу с чиновниками в деревнях, с помещикам и крепостника ми, в союзе со всеми крестьянами" (т. V, стр. 299 - 300 ). В других местах брошюры идет речь о "союзе деревенского рабочего народа с городскими рабочими", причем под деревенским рабочим народом подразумевается не только деревенская беднота, но и большинство средних крестьян, которым "не то что нанимать - самим наниматься приходится" (стр. 284 ), а также о союзе деревенской бедноты с богатыми крестьянами в борьбе против крепостничества (стр. 300 ).

Брошюра "К деревенской бедноте" заканчивается следующими словами: "Скоро настанет день, когда рабочий народ в городах... поднимется для великой, окончательной борьбы, когда рабочие, как один человек, окажут: "мы умрем в борьбе или добьемся свободы!"... И крестьяне поднимутся тогда, поднимутся по всей России и пойдут на помощь городским рабочим, пойдут биться до конца за крестьянскую и рабочую свободу. Никакие царские полчища не устоят тогда. Победа будет за рабочим народом, и рабочий класс пойдет по просторной широкой дороге к избавлению


--------------------------------------------------------------------------------
1 Конечно о национализации земли как об определенном требовании Ленин говорил и раньше, например уже в работе "Что такое "друзья народа" (т. I, стр. 186).
--------------------------------------------------------------------------------

всех трудящихся от всякого гнета, рабочий класс воспользуется свободой для борьбы за социализм!"

Аграрная программа, принятая на II е'езде, исходила имению из идем о союзе пролетариата и крестьянства в буржуазно-демократической революции. Рабочедельцы, отрицавшие возможность выступления крестьянства, как революционной силы, понятно, выступили и против проекта аграрной программы. "Приобщение крестьянской массы " нашему движению при настоящих условиях является весьма проблематичным" - писало "Рабочее Дело" (т. V, стр. 96 ). На это Ленин отвечал: "Проблематичным можно назвать отнюдь не гари общение крестьянской массы к движению против остатков крепостничества, а разве только степень этого приобщения" (стр. 97 ).

Аграрная программа, принятая на II с'езде, отразила в себе некоторую неясность в вопросе о степени революционности крестьянства. Никакие статистические выкладки не могли дать точного ответа на вопрос, насколько крестьянство диференцировано и, следовательно, "насколько именно способно разбиться движение крестьянства против остатков крепостничества, движение, заслуживающее поддержки пролетариата..." (Ленин ). "Без опыта массового - даже более того: общенационального крестьянского движения, программа (аграрная. - С. Г .) социал-демократической рабочей партии не могла стать конкретной, ибо вопрос о том, насколько разложилось уже капиталистически наше крестьянство, насколько способно оно к революционно-демократическому перевороту, слишком трудно или невозможно было бы решить на основании одних теоретических соображений. В 1903 г., когда II с'езд нашей партии принял первую аграрную программу РСДРП, такого опыта относительно характера, размера и глубины крестьянского движения у нас тоже не было. Весенние крестьянские восстания на юге России в 1902 г. остались отдельным взрывом. Понятна поэтому сдержанность социал-демократов при выработке аграрной программы: "сочинять" таковую для буржуазного общества совсем не дело пролетариата, а насколько именно способно развиться движение крестьянства против остатков крепостничества, движение, заслуживающее поддержки пролетариата, это осталось неизвестным... Никто не мот с уверенностью сказать наперед, насколько расслоилось крестьянство под влиянием частичного перехода помещиков от отработков к наемному труду. Никто не мог учесть, как велик слой сельскохозяйственных рабочих, создавшийся после реформы 61-го года, насколько обособились их интересы от интересов разоренной крестьянской массы" (т. XI, стр. 362 - 363 ).

"Русские с. -д., не увидав перед собой воочию начала крестьянской революции, не могли не относиться осторожно к ее возможности, ибо возможность победы ее требует действительно ряда особо благоприятных условий и особо благоприятного размаха революционной сознательности, энергии и инициативы масс. Не имея перед собой опыта, считая невозможным выдумывание буржуазных движений, русские марксисты, естественно, не могли до революции выставить правильной аграрной программы" (там же, стр. 497 ).

На III с'езде (май 3905 г.) аграрная программа не была изменена, но в резолюции о поддержке крестьянского движения идет уже речь о поддержке революционного движения крестьянства вплоть до конфискации земель революционными крестьянскими комитетами и о задачах социал-демократии в отношении создания "самостоятельных организаций сельского пролетариата", "слияния его с пролетариатом городским под знаменем социал-демократической партии..."

"В теперешнем крестьянском движении, - писал Ленин в статье "Социализм и крестьянство" (сентябрь 1905 г.), - мы видим борьбу с крепостничеством, борьбу с помещиками и помещичьим государством. Эту борьбу мы поддерживаем до конца. Для такой поддержки единственный верный лозунг: конфискация путем революционных крестьянских комитетов.

Как быть с конфискованными землями - это вопрос второстепенный. Его не мы будем решать, а крестьяне. При решении его начнется именно борьба между пролетариатом и буржуазией в крестьянстве. Вот почему мы либо оставляем этот вопрос открытым, либо даем от себя лишь указание начала пути в виде отобрания отрезков" (т. VIII, стр. 261 ).

Вот что писал Ленин об условиях и обстоятельствах, вызвавших изменение аграрной программы. В статье "Аграрная программа с. -д. в первой русской революции" (ноябрь - декабрь 1907 г.) мы читаем: "Программа 1903 г. ставит вопрос, не поставленный еще в 1885 г. (группой "Освобождение груда". - С . Г .), именно вопрос о борьбе крестьянских и помещичьих интересов в момент того пересмотра аграрных отношений, который всеми социал-демократами признавался за неизбежный. Но решает этот вопрос программа 1903 не неверно, ибо вместо того, чтобы противопоставить последовательно-крестьянский и последовательно-юнкерский способ "осуществления буржуазного переворота, программа искусственно конструирует нечто среднее" (т. XI, стр. 363 ).

А об отрезках в той же статье Ленин писал: "Программа 1903 г. делает попытку конкретного определения содержания и условий того "пересмотра" (пересмотра аграрных отношений. - С. Г .), о котором в 1885 г. социал-демократы говорили в общей форме. Эта попытка - в главном пункте программы: об "отрезках" - основывалась на примерном отделении земель, служащих для крепостнически-кабальной эксплоатации ("отрезанные у крестьян в 1861 году"), и земель, эксплоатируемых капиталистически. Такое примерное отделение было совершенно ошибочно, ибо на практике движение крестьянских масс не могло направляться против особых разрядов помещичьих земель, а только против помещичьего землевладения вообще".

В "Двух тактиках" (июль 1905 г.) вопрос о крестьянстве как революционном союзнике пролетариата ставится Лениным уже во весь рост. Указав на то, что "буржуазия стоит за революцию непоследовательно, своекорыстно, трусливо", что она "неизбежно повернет в своей массе на сторону контрреволюции", Ленин затем сравнивает неустойчивость крестьянства с неустойчивостью буржуазии. "Неустойчивость крестьянства, - говорит он, - коренным образом отличается от неустойчивости буржуазии, ибо крестьянство в данный момент заинтересовано не столько в безусловной охране частной собственности, сколько в отнятии помещичьей земли, одного газ главных видов этой собственности. Не становясь от этого социалистическим, не переставая быть мелкобуржуазным, крестьянство способно стать полным и радикальнейшим сторонником демократической революции. Крестьянство неизбежно станет таковым, если только просвещающий его ход революционных событий не оборвется слишком рано предательством буржуазии и поражением пролетариата" (т. VIII, стр. 94 ).

И, исходя из такой оценки крестьянства, Ленин намечает курс на крестьянскую революцию под гегемонией пролетариата: "Победа буржуазной революции у нас невозможна, как победа буржуазии" (т. XII, стр. 209 ). Буржуазная революция "может победить лишь как крестьянская революция" (т. XI, стр. 440 ). "Крестьянская революция в буржуазной стране осуществима только под руководством пролетариата" (там же, стр. 433 ).

Оставалось только выработать аграрную программу, которая соответствовала бы победоносному исходу крестьянской буржуазной революции под гегемонией пролетариата.

Такой программой явилась национализация земли, предложенная Лениным на обвинительном с'езде в 1906 г. Эта программа вызвана была оригинальным отношением борющихся в русской революции классов к вопросу о частной собственности на землю.

В чем заключалась эта оригинальность?

"Все черносотенные помещики, воя контрреволюционная буржуазия (и октябристы, и кадеты в том числе) встали на сторону частной собственности на землю. Все крестьянство и весь пролетариат - против частной собственности на землю. Реформаторский путь создания юнкерско-буржуазной России необходимо предполагает сохранение основ старого Землевладения и медленное, мучительное для массы населения приспособление их к капитализму. Революционный путь действительного свержения старого порядка требует как своей экономической основы уничтожения всех старых форм землевладения вместе со всеми старыми политическими учреждениями России. Опыт первого периода русской революции окончательно доказал, что победоносной она может быть только как крестьянская аграрная революция и что эта последняя не может выполнить целиком своей исторической миссии без национализации земли" (т. XI, стр. 495 - 496 ).

Нет необходимости следить за эволюцией меньшевистских взглядов на крестьянство и за колебаниями меньшевиков в этом вопросе. Их исходный пункт - гегемония буржуазии в революции - предопределил их отношение к вопросу о роли крестьянства в революции и их аграрную программу. Меньшевики боялись крестьянской революции, а их пресловутая муниципализация была аграрной программой "крестьянской аграрной революции без свержения самодержавия" (т. XI, стр. 424 ), т. е. крестьянской революции, проводимой под гегемонией либеральных помещиков и капиталистов.

Борьба за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Вот что говорит т. Сталин о ленинской теории перерастания: "Герои II интернационала утверждали (и продолжают утверждать), что между буржуазно-демократической революцией, с одной стороны, и пролетарской - с другой, существует пропасть или, во всяком случае, китайская стена, отделяющая одну от другой более или менее длительным интервалом, в течение которого пришедшая к власти буржуазия развивает капитализм, а пролетариат накопляет силы и готовится к "решительной борьбе" против капитализма. Интервал этот исчисляется обычно многими десятками лет, если не больше. Едва ли нужно доказывать, что эта "теория" китайской стены лишена всякого научного смысла в обстановке империализма, что она является и не может не являться лишь прикрытием, скрашиванием контрреволюционных вожделений буржуазии. Едва ли нужно доказывать, что в обстановке империализма, чреватого столкновениями и войнами, в обстановке "кануна социалистической революции", когда капитализм "цветущий" превращается в капитализм "умирающий", а революционное движение растет во всех странах мира, когда империализм соединяется со всеми без исключения реакционными силами, вплоть до царизма и крепостничества, делая тем самым необходимым коалирование всех революционных сил от пролетарского движения на Западе до национально-освободительного движения на Востоке, когда свержение пережитков феодально-крепостнических порядков становится невозможным без революционной борьбы с империализмом, - едва ли нужно доказывать, что буржуазно-демократическая революция в более или менее развитой стране должна сближаться при таких условиях с революцией пролетарской, что первая должна перерастать во вторую. История революции в России с очевидностью доказала правильность и неоспоримость этого положения" (Сталин, "Вопросы ленинизма", изд. 1932 г., стр. 22 ).

Теория перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую у Ленина целиком опирается на учение о диктатуре пролетариата и непосредственно связана с идеей гегемонии пролетариата в буржуазной революции, с идеей революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, с идеей союза пролетариата с крестьянством как демократическим союзником в этой революции. Гегемония пролетариата в буржуазно-демократической революции, основывающаяся на его союзе с крестьянством, этот "зародыш и переходная ступень к диктатуре пролетариата" (Сталин ), развивается в ходе развития

буржуазно-демократической революции в революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства, а эта диктатура при условии, что во главе пролетариата стоит большевистская партия, становится исходным пунктом перерастания революции в социалистическую, ведущую к установлению диктатуры пролетариата. Гегемония пролетариата в буржуазной революции оказывается "чреватой социалистической опасностью" (т. XII, стр. 98 ).

В 1909 г. Ленин, полемизируя с Мартовым в статье "Цель борьбы пролетариата в нашей революции", вновь уже на основе опыта революции, подчеркивает связь между союзом пролетариата и крестьянства, с гегемонией пролетариата и революционно-демократической диктатурой пролетариата и крестьянства: "Большинство РСДРП, поляки и большевики, в том числе, - говорит Ленин. - решительно стоят. 1) за признание руководящей роли пролетариата, роли вождя в революции, 2) за признание целью борьбы, завоевание власти пролетариатом при помощи других революционных классов, 3) за то, что на первое и, пожалуй, даже единственное место в числе этих "помощников", становится крестьянство" (т. XIV, стр. 43 ).

Возникает вопрос, что представляет собой "завоевание власти пролетариатом при помощи других революционных классов", т. е. при помощи крестьянства? Это не что иное, как осуществление революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

В самой формулировке Ленина "завоевание пролетариатом власти при помощи других революционных классов" уже содержится указание на то, что революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства является исходным пунктом перерастания буржуазной революции в пролетарскую.

Тов. Сталин в "Вопросах ленинизма" (стр. 23) следующим образом формулирует связь между революционно-демократической диктатурой пролетариата и крестьянства и перерастанием:

"Некоторые товарищи, оказывается, полагают, что Ленин пришел к этой идее (идее перерастания, - С . Г .) лишь в 1916 г., что до этого времени он считал будто бы, что революция в России задерживается в буржуазных рамках, что власть, стало быть, из рук органа диктатуры пролетариата и крестьянства перейдет в руки буржуазии, а не пролетариата. Говорят, что это утверждение проникло даже в нашу коммунистическую печать. Я должен сказать, что это утверждение совершенно неправильно, что оно совершенно не соответствует действительности".

Пролетариат в конечном счете становится преобладающей силой в органах диктатуры пролетариата и крестьянства (Сталин, "Вопросы ленинизма, 1931 г., стр. 242 ) получает преобладающую силу в составе власти, власть из рук органа диктатуры пролетариата и крестьянства переходит к пролетариату, пролетариат завоевывает власть при помощи крестьянства, революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства становится исходным пунктом перерастания.

Было бы, понятно, грубейшей меньшевистской ошибкой понимать положение о том, что гегемония пролетариата в буржуазно-демократической революции "чревата социалистической опасностью" так, что перерастание происходит автоматически, стихийно, что раз пролетариат стал вождем буржуазной революции, то в дальнейшем перерастание идет самотеком. Это было бы фатализмом, преклонением перед стихийностью. Конечно демократическая диктатура пролетариата и крестьянства сама в себе содержит средства и орудия для завоевания полупролетарских союзников. "Месяцы революционной диктатуры пролетариата и крестьянства сделают больше чем десятилетия мирной, отупляющей атмосферы политического застоя. Если русский рабочий класс после 9 января сумел в условиях политического рабства мобилизовать более миллиона пролетариев для коллективно, стойкого и выдержанного выступления, - то при условиях револю-


ционно-демократической диктатуры мы мобилизуем десятки миллионов городской и деревенской бедноты, мы сделаем из русской политической революции пролог европейского социалистического переворота" (т. VII, стр. 202 ).

Революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства является исходным пунктом перерастания; однако без ожесточенной классовой борьбы пролетариата, сражающегося под руководством большевистской партии, само перерастание невозможно.

Гегемония пролетариата в буржуазно-демократической революции, демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, диктатура пролетариата, все это - разные этапы единой борьбы пролетариата.

"С пролетарской точки зрения гегемония в войне принадлежит тому, кто борется всех энергичнее, кто пользуется всяким поводом для нанесения удара врагу" (т. VII, стр. 67 ).

"Решительная победа над царизмом" есть революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства... Она неизбежно должна будет "опираться на военную силу, на вооруженные массы, на восстание... Осуществление преобразований, немедленно и непременно нужных для пролетариата и крестьянства, вызовет отчаянное сопротивление и помещиков и крупных буржуа, и царизма. Без диктатуры сломить это сопротивление, отразить контрреволюционные попытки невозможно" (т. VIII, стр. 62 ).

"Диктатура пролетариата есть самая беззаветная и самая беспощадная война нового класса против более могущественного врага, против буржуазии, сопротивление которой удесятерено ее свержением" (т. XXV, стр. 173 ).

Какие условия необходимы и достаточны для перехода пролетариата от буржуазного переворота к пролетарскому? Таких условий два. Во-первых, сознательность и организованность самого пролетариата, во-вторых, смена союзников при переходе от буржуазно-демократической революции к социалистической.

"Пролетариат должен провести до конца демократический переворот, присоединяя к себе массу крестьянства, чтобы раздавить силой сопротивление самодержавия и парализовать неустойчивость буржуазии. Пролетариат должен совершить социалистический переворот, присоединяя к себе массу полупролетарских элементов населения, чтобы сломить сопротивление буржуазии и парализовать неустойчивость крестьянства в меткой буржуазии" (т. VIII, стр. 96 ).

Пролетариат "на-ходу" меняет союзника, выделяя из всей поднятой им на демократический переворот крестьянской массы полупролетарские элементы и увлекая их своей беззаветной борьбой на социалистический переворот.

Чем более всего обеспечивается быстрая смена союзника? Тем влиянием городского пролетариата на полупролетарские, беднейшие слои трудящихся в деревне, которое он приобретает в ходе буржуазной революции в качестве ее вождя (см. т. XXIV. стр. 250 ). Раз при переходе от буржуазной революции к пролетарской пролетариату удалось подтянуть нового союзника, революция становится непрерывной. В статье "К четырехлетней годовщине Октябрьской революции" Ленин пишет: "Кстати сказать, вес Каутские, Гильфердинги, Мартовы, Черновы, Хилквиты, Лонге, Макдональды, Турати и прочие герои "двухсполовинного" марксизма не сумели понять такого соотношения между буржуазно-демократической и пролетарски-социалистической революциями. Первая перерастает во вторую. Вторая, мимоходом, решает вопросы первой. Вторая закрепляет дело первой. Борьба и только борьба решает, насколько удастся второй перерасти первую" (т. XXVII, стр. 26 ).

Никаких других условий, кроме сознательности и организованности пролетариата, борющегося под руководством своей классовой партии, в кроме смены союзника, не требуется, чтобы от буржуазной революции переходить к пролетарской. "Пытаться поставить искусственную китайскую стену между той и другой, отделить их друг от друга чем-либо иным, кроме степени подготовки пролетариата и степени объединения его с деревенской беднотой, есть величайшее извращение марксизма, опошление его, рамена либерализмом" (т. XXIII, стр. 391 ).

Учение о перерастании буржуазной революции в социалистическую большевизм отстаивал и развивал с самого начала своего существования. Выше было указано, что уже в заключительных словах работы Ленина "Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов?" Содержится идея перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. В каком-либо ином виде, кроме как самом общем, перспективы, которые могли бы открыться в результате этой революции, тогда конечно и не могли быть представлены. Только полностью вскрывшееся и определившееся к началу революции соотношение классов сделало возможной конкретную постановку вопроса о перерастании.

Уже в статье "Самодержавие и пролетариат" (конец 1904 г.) Ленин, возражая эсерам по вопросу о характере русской революции (эсеры говорили: "не буржуазная, а демократическая"), пишет: "Для пролетариата борьба за политическую свободу в буржуазном обществе" есть лишь один из необходимых этапов в борьбе за социальную революцию, ниспровергающую буржуазные порядки. Строго различать этапы, различные по своей природе, трезво исследовать условия их прохождения - вовсе не значит откладывать в долгий ящик конечную цель, вовсе не значит заранее замедлять свой путь" (т. VII, стр. 30 ).

Немедленный переход от буржуазно-демократической революции к социалистической - вот основная мысль этого рассуждения. Не перескакивать через буржуазный этап революции, но и не задерживаться на нем.

В "Двух тактиках" (июль 1905 г.) Ленин вновь возвращается и вопросу о перерастании. "Полная победа теперешней революции, - говорит он, - будет концом демократического переворота и началом решительной борьбы за социалистический переворот. Когда фактом будет не только революция, а полная победа революции, тогда мы "подменим"... лозунг демократической диктатуры лозунгом социалистической диктатуры пролетариата, т. е. полного социалистического переворота" (т. VIII, стр. 118 - 119 ).

Еще более рельефную формулировку мы находим в статье "Отношение социал-демократии к крестьянскому движению" (сентябрь 1905 г.). Вот что там сказано; "От революции демократической мы сейчас же начнем переходить и как раз в меру нашей силы, силы сознательного и организованного пролетариата, начнем переходить к социалистической революции. Мы не остановимся на полпути (т. VIII, стр. 186 ).

Особенно важное значение для выяснения учения Ленина о перерастании имеют две небольшие статьи, написанные в 1905 г., а опубликованные только в 1926 г. Это, во-первых, статья под названием "Революция типа 1789 или типа 1848 года?" и, во-вторых, статья под заголовком: "Этапы, направление и перспективы революции".

В статье "Революция типа 1789 или типа 1848 года?" (март - апрель 1905 г., опубликована в 1926 г.) Ленин смеется и над боязнью меньшевиков, что захват власти пролетариатом и беднейшим крестьянством (что именно и означает перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую) может повести к социалистической революции, и над их опасениями, что это может случиться против воли этих классов. "Тут вот и путается Мартынов, - пишет Ленин. - Полная революция есть захват власти пролетариатом и бедным крестьянством. А эти классы, находясь у власти, не могут добиваться социалистической революции. Ergo, захват власти, будучи сначала шагом в демократическом перевороте.

силой вещей, против воли (и сознания иногда) участников, перейдет в социалистический. И тут крах неизбежен. А раз неизбежен крах попыток социалистической революции, то мы (как Маркс в 1871 г., предвидевший неизбежный крах восстания в Париже) должны советовать пролетариату не восставать, выжидать, организоваться, reculer pour mieux sauter1 . Такова собственно мысль Мартынова (и новой "Искры"), если бы он ее додумал" (т. VII, стр. 182 ).

Ленин смеется над подобными взглядами Мартынова и меньшевиков и характеризует их как преклонение перед стихийностью. Меньшевики "впадают в преклонение перед стихийностью, думая, что ход вещей заставит социал-демократию, в таком положении, взяться вопреки ее воле за осуществление социалистического переворота" (т. VII, стр. 197 ).

Вторая статья (вернее тезисы) как бы сводит воедино взгляды Ленина на ход развития русской революции. Ввиду исключительной важности этой статьи приводим ее полностью.

"1 . Рабочее движение поднимает пролетариат сразу под руководством РСДРП и будит либеральную буржуазию: 1895 - 1901/02 гг.

2. Рабочее движение переходит в открытую политическую борьбу и присоединяет политически проснувшиеся слои либеральной и радикальной буржуазии и мелкой буржуазии: 1901/02 - 1905 гг.

3. Рабочее движение разгорается в прямую революцию, причем либеральная буржуазия уже сплотилась в конституционно-демократическую партию и думает об остановке революции путем соглашения с царизмом, по радикальные элементы буржуазии и мелкой буржуазии склоняются к союзу с пролетариатом для продолжения революции: 1905 (особенно конец).

4. Рабочее движение побеждает в демократической революции, при пассивном выжидании либералов и при активной поддержке крестьянства. Плюс радикальная, республиканская интеллигенция и соответствующие слои мелкой буржуазии в городах. Восстание крестьян побеждает, власть помещиков сломана.

("Революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства").

5. Либеральная буржуазия, выжидательная в 3-м периоде, пассивная в 4-м, становится прямо контрреволюционной и организуется, чтобы отнять у пролетариата завоевания революции. В крестьянстве вся его зажиточная часть и изрядная доля среднего крестьянства тоже, "умнеет", успокаивается, поворачивает на сторону контрреволюции, чтобы выбить власть из рук пролетариата и крестьянской бедноты, сочувствующей пролетариату.

6. На почве отношений, сложившихся в период 5-й, растет и разгорается новый кризис и новая борьба, причем пролетариат борется уже за сохранение демократических завоеваний ради социалистического переворота. Эта борьба была бы почти безнадежна для одного российского пролетариата, и его поражение было бы так же неизбежно, как поражение немецкой революционной партии в 1849 - 2850 гг . или как поражение французского пролетариата в 1871 г., если бы на помощь российскому пролетариату не пришел европейский социалистический пролетариат.

Итак, в этой стадии либеральная буржуазия и зажиточное (отчасти среднее) крестьянство организуют контрреволюцию. Рос-

-------------------------------------------------------------------------------
1 Отступить, чтобы лучше прыгнуть. - С. Г.
--------------------------------------------------------------------------------

сийский пролетариат плюс европейский пролетариат организует революцию.

При таких условиях российский пролетариат может одержать вторую победу. Дело уже не безнадежно. Вторая победа будет социалистическим переворотом в Европе.

Европейские рабочие покажут нам, "как это делается", и тогда мы вместе с ними делаем социалистический переворот" (т. VIII, стр. 424 - 427).

Что прежде всего обращает на себя внимание в этой статье, так это то, что Ленин весь процесс революционного развития от периода 1895 - 1901/02 г. (период широкого распространения марксизма и ряда экономических выступлений пролетариата) до социалистической революции в Европе рассматривает как единый непрерывный процесс развития рабочего движения, переходящего из периода в период ко все более решительной борьбе. Русский пролетариат идет прямой дорогой к социализму, по пути последовательно меняя союзников (радикальные слои мелкой буржуазии, крестьянство, беднейшее крестьянство).

Особенное внимание возбуждает пятый период, наступающий после установления революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. В органах власти диктатуры пролетариата и крестьянства пролетариат получает в конечном счете преобладающую силу. Но такое состояние не может быть длительным. Рабочий класс, осуществивший революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства, не может не делать дальнейших шагов к социалистической революции.

"Пролетариат борется и будет беззаветно бороться за завоевание власти, за республику, за конфискацию земель, т. е. за привлечение крестьянства, за исчерпание его революционных сил, за участие "непролетарских народных масс" в освобождении буржуазной России от военно-феодального "империализма" (царизма). И этим освобождением буржуазной России от царизма, от земельной власти помещиков пролетариат воспользуется немедленно не для помощи зажиточным крестьянам в их борьбе с сельскими рабочими, а для совершения социалистической революции в союзе с пролетариями Европы" (т. XVIII, стр. 318 ). С другой стороны, кулачество и некоторая часть среднего крестьянства наворачивают на сторону контрреволюции, "чтобы выбить власть из рук пролетариата и крестьянской бедноты, сочувствующей пролетариату".

На почве этих отношений "растет и разгорается новый кризис и новая борьба, причем пролетариат борется уже за сохранение демократических завоеваний ради социалистического переворота" (Ленин ). Это и есть перерастание буржуазно-демократической революции в пролетарско-социалистическую.

Пролетариат, далее, совершает социалистический переворот, осуществляя таким образом лозунг партии: "вместе с беднейшим крестьянством против капитализма в городе и деревне при нейтрализации среднего крестьянства за власть пролетариата".

Этот путь перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую есть единственный путь перерастания. Никакого другого пути нет и не может быть, так как этот путь перерастания в основном выражает сдвиг классов в ходе всякой буржуазно-демократической революции в более или менее развитой стране в эпоху империализма, в эпоху кануна мировой социалистической революции, в эпоху уже начавшейся мировой социалистической революции.

Вот как Сталин ставит вопрос о сдвиге классов в ходе развития революции и о смене стратегических лозунгов в своей статье "О трех основных лозунгах партии по крестьянскому вопросу".

"В апреле 1917 г. Ленин, характеризуя тогдашнее политическое состояние, как переплетение революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства с реальной властью буржуазии, говорил:

"Своеобразие текущего момента в России состоит ив переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии, в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства" (см. "Апрельские тезисы" Ленина, т. XX, стр. 88 ).

В конце августа 1917 г., когда подготовка к Октябрю шла на всех парах, Ленин в специальной статье "Крестьяне и рабочие" писал:

"Только пролетариат и крестьянство могут свергнуть монархию - таково было основное, по тогдашнему времени имеется в виду 1905 г. - И. Ст. ), определение нашей классовой политики. И это определение было верно. Февраль и март 1917 г. лишний раз подтвердили это. Только пролетариат, руководящий беднейшим крестьянством (полупролетариями, как говорит наша программа), может кончить воину демократическим миром, залечить ее раны, начать ставшие безусловно необходимыми и неотложными шаги к социализму, - таково определение нашей классовой политики теперь" (т. XIV, ч. 2-я, стр. 82 ).

Это не следует понимать так, что у нас имеется будто бы теперь диктатура пролетариата и беднейшего крестьянства. Это конечно неверно. Мы шли к Октябрю под лозунгом диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства и осуществили его в Октябре формально, поскольку мы имели блок с левыми эсерами и делили руководство с ними, хотя фактически у нас уже тогда была диктатура пролетариата, так как мы, большевики, составляли большинство. Диктатура пролетариата и беднейшего крестьянства перестала однако существовать формально после левоэсеровского "путча", после разрыва блока с левыми эсерами, когда руководство перешло целиком и полностью в руки одной партии, в руки нашей партии, которая не делит и не может делить руководства государством с другой партией. Это и называется у нас диктатурой пролетариата.

Ленин, - говорит дальше т. Сталин, - неоднократно подчеркивал всю глубину разницы между первым стратегическим лозунгом в период подготовки буржуазно-демократической революции и между вторым стратегическим лозунгом в период подготовки Октября. Там - лозунг: со всем крестьянством против самодержавия, здесь - лозунг: с беднейшим крестьянством против буржуазии" (И. Сталин, "Вопросы ленинизма", изд. 1931 г., стр. 250 ).

Закон сдвига классов в буржуазно-демократической революции, перерастающей в социалистическую, поставлен был Лениным до революция 1905 г. в теоретическом виде. Это учение проверено на опыте революции 1905 - 1907 гг., которая с замечательной яркостью подтвердила правильность стратегического лозунга большевиков - революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Пролетариат действительно оказался гегемоном революции, и его союз с крестьянством не раз осуществлялся в ходе развития революции, а советы уже были зачаточной формой революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Такая проверка на опыте революции теорий перерастания дала возможность Ленину, основываясь на законе неравномерного развития капитализма (закон обострения этой неравномерности в эпоху империализма), поставить и решить в 1915 г. вопрос о возможности победы социализма в одной стране.

Перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую пошло в 1917 г. по пути, который намечал Ленин в 1905 г., в частности в статье "Этапы, направление и перспективы революции".

Понятно, что Февральская революция 1917 г. не была простым повторением революции 1905 г., хотя обе революции были буржуазно-демократическими и в основе их лежало одно и то же расположение сил. Вот что говорит Сталин по этому вопросу, рисуя первый этап русской революции (1903 г. - февраль 1917 г.): "Цель - свалить царизм, ликвидировать полностью пережитки средневековья. Основная сила революции - пролетариат. Ближайший резерв - крестьянство. Направление основного удара: изоляция либерально-монархической буржуазии, старающейся овладеть крестьянством и ликвидировать революцию путем соглашения с царизмом. План расположения сил: союз рабочего класса с крестьянством". "Пролетариат должен провести до конца демократический переворот, присоединяя к себе массу крестьянства, чтобы раздавить силой сопротивление самодержавия и парализовать неустойчивость буржуазии" (т. VIII, стр. 96 ).

На втором этапе (март 1917 г. - октябрь 1917 г.) в результате сдвигов классов в ходе революции меняется расположение сил.


"Цель - свалить империализм в России и выйти из империалистической войны. Основная сила революции - пролетариат. Ближайший резерв - беднейшее крестьянство. Пролетарии соседних стран, как вероятный резерв. Затянувшаяся война и кризис империализма, как благоприятный момент. Направление основного удара: изоляция мелкобуржуазной демократии (меньшевики, эсеры), старающейся овладеть трудовыми массами крестьянства и кончить революцию путем соглашения с империализмом. План расположения сил: союз пролетариата с беднейшим крестьянством. "Пролетариат должен совершить социалистический переворот, присоединяя к себе массу полупролетарских элементов населения, чтобы сломить силой сопротивление буржуазии и парализовать неустойчивость крестьянства и мелкой буржуазии" (Сталин, "Вопросы ленинизма", стр. 54 ).

Основное отличие Февральской революции 1917 г. от революции 1903 г. заключалось в том, что по отношению к 1917 г. революция 1905 г. была "генеральной репетицией". Вот что говорит Ленин по этому поводу: "Революция 1905 г. чрезвычайно много сделала для политического обучения масс рабочих и крестьян как в смысле ознакомления их авангарда с "последним словом" социализма, на Западе, так и в смысле революционного действия масс. Без такой "генеральной репетиции", как в 1905 г., революция в 1917 г., как буржуазная, февральская, так и пролетарская, октябрьская, были бы невозможны".

Ленин неоднократно подчеркивал в годы реакции огромное значение того политического опыта, который получили рабочие и крестьянские массы в революции 1905 г. Но этот политический опыт означал, что авангард этих масс, особенно большевистская партия, прошел в революцию 1905 г. величайшую закалку и что большевистская партия к 1917 г. оказалась, несмотря на недостаточную ее организованность, во много раз сильнее, чем в 1905 г. Ленин отметил это еще в 1913 г., т. е. тогда, когда паша партия начала быстро восстанавливать свои ряды на основе нового революционного под'ема.

В неопубликованной статье, написанной для "Правды", под заголовком "Разговор", Ленин писал:

"Социализм не готовая система, которой будет облагодетельствовано человечество. Социализм есть классовая борьба теперешнего пролетариата, идущего от одной цели сегодня к другой завтра во имя своей коренной цели, приближаясь к ней с каждым днем. Социализм проходит сегодня в стране, называемой Россией, через этап завершения строительства рабочей партии самими сознательными рабочими (последняя разрядка моя. - С. Г .), вопреки попыткам либеральной интеллигенции и "думской с. -д. интеллигенции" сорвать "это строительство" ("Правда", 1932 г., N 123 ). Но если рабочие и крестьяне массы получили в 1905 г. огромный революционный опыт, а партия большевиков величайшую закалку, то, с другой стороны, и именно вследствие этого буржуазия выступила в Февральской буржуазно-демократической революции как открыто контрреволюционная сила и вместе с нею и меньшевики полностью перешли на сторону контрреволюции.

Вое эти различия между революцией 1905 г. и Февральской революцией 1917 г. ничего не меняли однако в основном расположении сии, и именно по этой причине перерастание буржуазно-демократической революции в пролетарски-социалистическую в 1917 г. хотя и в более сложной форме шло по плану, намеченному Лениным еще в 1905 г.

Контрреволюционная роль Троцкого и троцкистов, ставших передовым отрядом международной буржуазной контрреволюции, с их неверием в силы и способности нашей революции, с их неверием в силы и способности российского пролетариата, с их отрицанием революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства именно в том и состояла (и состоит), чтобы не допустить гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции (гегемонии, основанной на союзе пролетариата с крестьянством) и образования, осуществления революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, этого исходного пункта перерастания, именно в том и состоит, чтобы оборвать перерастание, остановить революцию на буржуазном этапе развития и не допустить борьбы пролетариата за социалистическую революцию.

Мы проследили развитие взглядов Ленина на русскую революцию в период 1903 - 1905 гг. Если свести воедино все сказанное им, то получится такая схема: перерастающая в социалистическую буржуазная крестьянская революции нового типа, руководимая в качестве гегемона пролетариатом во главе с монолитной революционной рабочей партией нового типа, опирающейся на революционную теорию марксизма, обогащенную новыми теоретическими завоеваниями.

Эта схема означала дальнейшее развитие взглядов Ленина, отражавшее и означавшее поворот в международном рабочем движении.

БУРЖУАЗНАЯ АГЕНТУРА В РУССКОМ РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ

Расстановка сил международной революции и международной контрреволюции на протяжении последних 30 лет наложила неизгладимую печать на всю историю нашей партии. В десятилетие 1891 - 1903 гг., т. е. тогда, когда рта расстановка сил еще только складывалась и не могла быть еще полностью видна участникам борьбы, внутрипартийная борьба уже сосредотачивается вокруг коренных вопросов русской революции, которые "были вместе с тем коренными вопросами мировой революции" (Сталин ). И борьба вокруг этих вопросов, правда в ином виде, в иной связи и иной постановке, вместе с новыми вопросами продолжается по настоящий день.

Не было и нет такого оппозиционного течения в партии и вне ее, таких противников большевизма, которые не пытались бы дать бой большевизму на этих коренных вопросах. Даже самого беглого обзора достаточно, чтобы убедиться в этом.

Теория. Отбрасывание революционной стороны марксизма, об'ективизм (Струве, "Кредо", экономисты), беззаботность по отношению к теоретическим вопросам (рабочедельцы), клятвы в верности марксизму - измена ему на деле (меньшевики), подмена марксизма реакционными буржуазными идеалистическими теориями (ликвидаторы, отзовисты), замена марксизма эклектической мешаниной из обрывков марксизма и различных буржуазных теорий (троцкисты), недиалектический марксизм, марксизм, испорченный богдановским эклектизмом (правые).

Партия. Полное отрицание необходимости рабочей партии (Струве, "Кредо"), допущение только тред-юнионистской либеральной рабочей партии (экономисты, рабочедельцы, ликвидаторы), защита свободы доступа в партию оппортунистам (меньшевики), растворение партии в рабочем классе (сторонники рабочего с'езда, широкой рабочей партии, рабочая оппозиции), свобода фракций внутри партии (троцкисты, правые).

Гегемония пролетариата, демократическая и социалистическая диктатура пролетариата. Отрицание гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции и революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, признание гегемонии буржуазии (Струве, "Кредо", экономисты, рабочедельцы, меньшевики и их разновидность - троцкисты), отрицание руководящей роли пролетарской диктатуры по отношению к крестьянству (троцкисты), отрицание возможности руководства крестьянством со стороны пролетарской диктатуры и стремление "поделить" диктатуру между двумя классами (правые).

Союзники пролетариата. Отрицание революционности крестьянства и союза пролетариата с крестьянством (Струве, "Кредо", экономисты, рабочедельцы, меньшевики, троцкисты), призвание неизбежности конфликта крестьянства в пролетариатом после установления пролетарской диктатуры (троцкисты), безграничные уступки капиталистическим тенденциям крестьянства, еще сохраняющимся долгое время при диктатуре пролетариата (правые).

Перерастание буржуазной революция в социалистическую. Полное отрицание возможности перерастания (рабочедельцы, меньшевики), перескакивание через демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства, фактический срыв борьбы за пролетарскую диктатуру (троцкисты), отрицание возможности строительства социализма в одной стране (троцкисты), спуск на тормозах к капитализму (правые).

Внутреннее единство всех оппозиционных течении и известная преемственность основных оппозиционных идей находят свое об'яснение в том, что все эти течения, без всяких исключений, об'ективно играли роль агентуры буржуазия (не только русской, но и международной) в русском рабочем "классе и в вашей партии. Лучше всех для этой роли агентов буржуазии подходили мелкобуржуазные интеллигенты, превосходно приспособленные к колебаниям в зависимости от политической погоды и заражавшие своими колебаниями отсталые слои пролетариата, еще недавно выделившиеся из крестьянской массы.

В чем заключалась об'ективная роль всех оппозиционных течений до II с'езда? Или, другими словами, какие задачи диктовали классовые интересы буржуазии (и русской и международной) ее сознательным и бессознательным агентам в рабочем классе? Эти задачи вытекали из особого характера русской буржуазно-демократической революции, которая благодаря историческим особенностям России была "чревата социалистической опасностью". Устранить или ослабить эту "социалистическую опасность" можно было только не дав развернуться и укрепиться гегемонии пролетариата. А для этого необходимо было прежде всего бороться против образования самостоятельной революционной рабочей партии, например путем создания прирученной либеральной рабочей партии. Стало быть надо было опровергнуть перед рабочими революционную теорию марксизма. И именно эту работу и выполняют, как бы по прямому "социальному заказу" буржуазии, легальные марксисты, экономисты, рабочедельцы и пр.

После того, как в искровский период эти отряды буржуазных агентов были разгромлены, замедлив однако организацию партии, явилась новая смена буржуазных агентов с задачей разбить, расколоть, дезорганизовать уже сформировавшуюся революционную рабочую партию. Существование меньшевистской партии, из которой шла некоторая часть отсталых рабочих, вносило в ряды пролетариата раскол, дезорганизовывало и ослабляло его.

В годы реакции ликвидаторы оправа и слева об'ективно преследовали цель ликвидировать штаб, к которому при начале нового революционного под'ема должны были собраться рассеявшиеся после поражения силы пролетариата. Этим штабом был большевизм, последовательно до конца боровшийся с самого начала на два фронта против всякого рода оппортунизма и примиренчества к нему; большевистская партия, руководимая развитой дальше революционной теорией Маркса и, как маяк, возвышавшаяся среди мрака реакции. Против нее велась дружная атака и правых и левых агентов буржуазии.

На примере борьбы отзовистов против марксизма особенно выпукло виден весь "механизм, посредством которого международная буржуазия "вербовала" себе агентуру в русском революционном рабочем движении. Вербовщиками были Авенариус, Мах, Дюгем, Пирсон и ряд других архиреакционных философов.

Невозможно написать подлинную объективную (объективная - отнюдь не беспристрастная) историю партии, не выявив до конца об'ективной роли различных оппозиционных групп и течений.

Дело вовсе не в фотографическом воспроизведении того, что было, или того, что думали и говорили о себе действующие лица история, а в отыскавши "невидимых" об'ективных классовых корней того, что было, в выяснении об'ективной роли исторических групп, прослоек классов. Полностью это можно сделать только, если постоянно иметь в виду исходный и конечный путь развития. Понять по-настоящему, полно, исходный путь развития можно только, имея перед собой конечный путь.

В историческом исследовании, которое является после того, как известный цикл развитии завершен, это сделать нетрудно. В политике, где приходится конечный пункт развития угадывать на основании изучения того участка развития, который уже пройден, делать это несравненно труднее. Нетрудно теперь, когда в Берлине сидят меньшевики Дан и Абрамович, издающие "Социалистический вестник", понять, что бойкот и дезорганизаторски-раскольнические действия меньшевиков в 1903 - 1905 гг. были контрреволюционном вредительством еще в неразвернутом виде (а понять так тогдашний меньшевизм и значит понять его об'ективно, т. е. до конца, до самых последних, до наиболее глубоких классовых корней). Несравненно труднее однако было тогда же понять, что меньшевики - агенты буржуазии. Ленин увидел это тогда же.

Отряд за отрядом "посылала" русская и европейская буржуазия свою агентуру - и правых и "левых" - в нашу партию. Все эти отряды один за другим были разбиты. Разоблаченные и изгнанные из партии, они возвращались назад, к своему "родному пепелищу" - в контрреволюционный лагерь международной буржуазии.

Все они там - от Струве до Троцкого.

ПЕРВЫЙ ЭТАП БОРЬБЫ БОЛЬШЕВИЗМА С МЕЖДУНАРОДНЫМ ОППОРТУНИЗМОМ И ЦЕНТРИЗМОМ

Особое положение русского пролетариата в эпоху первой революции как наиболее активной международной революционной силы, как авангарда мировой пролетарской революции нашло свое отражение в том положении, в котором с первых же шагов своего существования оказался большевизм во II интернационале. Большевистская партия была единственной последовательно революционной, подлинно марксистской партией в довоенном II интернационале, единственной активной революционной рабочей партией, которая последовательно вела непримиримую борьбу против международного оппортунизма и центризма, продолжая в этом деле славные традиции ленинской старой "Искры".

Развитие революционного (большевистского) и оппортунистического крыла в международном рабочем движении шло по расходящимся под большим углом линиям. Это расхождение отражало то об'ективное противоречие, которое обнаружилось между русской я международной революцией, с одной стороны, и ростом мирового империализма - с другой, в начале XX столетия. Русская революция совершенно "некстати" "врезалась" в бешеную гонку империалистических держав за колониями и грозила сорвать кровавый пир империализма ударом по наиболее слабому звену всей империалистической системы.

Большевистская партия отражала революционную борьбу пролетариата в русской революции, сознательно стремившегося превратить ее в пролог или в первый акт международной пролетарской революции; международный оппортунизм (плюс его разновидность - международный центризм) отражал интересы империализма я потому стремился не допустить превращения русской революции в начало мировой пролетарской революции, стремился не допустить победы самой русской революции. Таким образом в самом объективном развитии была заложена неизбежность международного конфликта, раскола между большевистской партией и оппортунистами партий, входивших во II интернационал, все более благодаря победе в них оппортунизма переходивших на империалистские позиции, неизбежность дальнейшего обострения этой борьбы, неизбежность раскола II интернационала.

Вот почему появление большевизма каяк нового политического течения в международном рабочем движении, как новой политической партии и означало исторический поворот международного рабочего движения на новый путь - на путь социалистической революции пролетариата под руководством последовательно революционной, подлинно марксистской партии, монолитной партии нового типа.

Корни борьбы между революционным и оппортунистическим течениями во II интернационале и в составлявших его партиях можно найти задолго до появления большевизма, в частности и в особенности в России и в Германии. Старая "Искра" (и "Заря") играли в 1900 - 1903 гг. роль застрельщика в борьбе против международного оппортунизма. Оформившийся в 1903 г. большевизм повел курс на полный разрыв с международным оппортунизмом и центризмом, решительно отвергнув теорию об оппортунизме (и центризме) как "законном оттенке" внутри партии я сразу же начав этот разрыв расколом с русскими оппортунистами, меньшевиками.

Связь между развитием империализма и развитием оппортунизма имела под собой материальную, экономическую основу. "Получение монопольно-высокой прибыли капиталистами одной из многих отраслей промышленности, одной из многих стран и т. п., дает им экономическую возможность подкупать отдельные прослойки рабочих, а временно и довольно значительное меньшинство их, привлекая их на сторону буржуазии данной отрасли или данной нации против всех остальных" ("Империализм, как высшая стадия капитализма", т. XIX, стр. 172 ). Эти прослойки рабочих, которым перепадали частички доходов от эксплоатации колоний, составляли вместе с мелкобуржуазными попутчиками главную социальную опору оппортунизма.

Параллельно с ростом империализма шло усиление оппортунизма. Вся истории II интернационала, особенно с начала XX в. (от Парижского конгресса 1900 г.), и была историей развития, а со времени революции 1905 г. укрепления и все большей победы в нем оппортунизма и центризма.

Формально на конгрессах Интернационала и на с'ездах наиболее крупных партий "ортодоксальное" крыло всегда, за отдельными исключениями, одерживало победы над оппортунистическим крылом. А на деле под маской ортодоксальной верности марксизму развивался центризм, ибо политическая суть центризма именно и состоит в отступлениях от революционной линии в пользу оппортунизма. Все ортодоксальное крыло II интернационала за вычетом небольшой революционной группы полностью "раскрыло" себя как центристское, примиренческое течение, "прикрывавшее архиреволюционными фразами архиоппортунистическую практику" (Лен. сб. II, стр. 313).

Основными вопросами, на которых оппортунизм выявился и все более и более отвоевывал себе уступки на международных конгрессах, была прежде всего вопросы об отношении к колониальной политике и об отношении к войне, представлявшие только две стороны одного и того же коренного вопроса - вопроса об империализме и о пролетарской революции. Все остальные вопросы (классовая борьба или сотрудничество классов, министериализм и т. п.) непосредственно вытекали из этого коренного вопроса. Начиная с Парижского конгресса (1900 г.) и до (краха II интернационала было принято четыре резолюции по колониальному вопросу и пять резолюций о милитаризме и войне. Во всех этих случаях были отвергнуты резолюции, которые вносили откровенные оппортунисты, и приняты были резолюции, предложенные "ортодоксальным" крылом с весьма существенными поправками революционной группы. И однако вопреки этим резолюциям направленным против колониальной поли тики империалистских держав и против милитаризма, на деле проводилась поддержка оппортунистами колониального грабежа и подготовка империалистических войн.

На деле происходил процесс вызревания социал-шовинистических партий. Как ни велико было искусство выступавших под ортодоксальной маской центристов в деле прикрывания оппортунизма, однако с каждым международным конгрессом становилось все яснее, что дело борьбы против колониального грабежа и против милитаризма обстоит неладно. Ван-Коль, присяжный докладчик на всех конгрессах по колониальному вопросу, развивал теории, направленные к оправданию колониальных захватов. Он пытался оправдывать колониальные захваты империалистов ссылками на то, что будущее социалистическое общество также вынуждено-де будет прибегать для удовлетворения своих потребностей к захвату колоний. "Цивилизованным народам, завоевавшим социалистическое равенство, может оказаться тесно в слишком узких пределах старого мира" - говорил Ван-Коль на Амстердамском конгрессе. И отсюда он делал такой вывод: "Для современного общества неизбежно обладание колониями... Когда цветные расы достигнут высшей ступени цивилизации... они будут иметь право на автономию... В ожидании такого строя было бы утопичным отказываться от расширения колоний до наступления социалистической эры".

Чем не развернутая программа империалистического грабежа? Ван-Коль и его соратники, в том числе большинство немецкой делегации, были недовольны только тем, что, во-первых, захват и эксплоатация колоний производятся с "ненужной жестокостью", и, во-вторых, тем, что империалисты ведут хозяйство в колониях крайне расточительно.

Таким образом оппортунисты истолковывали резолюции конгрессов по колониальному вопросу не как протест против колониальных захватов, а как протест против жестокостей и разорительности этих захватов.

Что касается борьбы против милитаризма, то достаточно сослаться хотя бы на откровенную речь Бебеля на Штутгартском конгрессе (1907), чтобы видеть, как оппортунизм подготовлял будущую измену вождей II интернационала социализму.

Не надо новых резолюций против войны, не надо предопределять позиции социал-демократии в случае войны. Формула Маркса "у пролетария нет отечества" больше не разделяется "учениками" Маркса и Энгельса. "Мы боремся не против отечества самого по себе, - пролетариат имеет на него гораздо больше прав, чем господствующие классы, - но против тех порядков, которые существуют в этом отечестве в пользу господствующих классов... Военная партия... у нас (т. е. в Германии. - С. Г .) ничтож-

на и еще не имеет опоры в правительственных кругах... Мы в Германии боремся против современного милитаризма на суше и на воде во всех его формах и всеми нашими силами. Но сверх этого мы не можем дать увлечь себя и принять методы борьбы, которые могли бы иметь роковые последствия для деятельности партии и, при известных обстоятельствах, даже для ее существования ".

Этот последний аргумент (ссылка на немецкую полицию) был использован Бебелем против Ленина и Люксембург. Только после долгой борьбы с Бебелем была принята формула: "Всеми силами использовать вызванный войной экономический и политический кризис для того, чтобы всколыхнуть наиболее глубоко лежащие общественные слои и ускорить падение капиталистического господства".

Каугский же, по-центристски замазывая оппортунистическую опасность такой постановки вопроса о войне в немецкой партии, заявил на Эссенском партейтаге (1907): "К счастью, это - только недоразумение, будто германская социал-демократия в случае войны хочет руководиться не интернациональной, а национальной точкой зрения, будто она чувствует себя прежде всего немецкой, а уж во вторую очередь - пролетарской партией".

На Копенгагенском конгрессе (1910) Кейр-Гарди под бурные аплодисменты всех оппортунистов провозгласил, что "вопрос о голосовании за бюджет не есть вопрос принципа, а чисто практический и тактический вопрос".

В то время, как гангрена оппортунизма все более захватывала партии II интернационала, большевистская партия одна продолжала неустанную борьбу против международного оппортунизма и центризма, а к ней в отдельных случаях присоединялись в этой борьбе отдельные представители отдельных партий.

Совершенно неправильно поступают, когда пытаются отделить борьбу большевизма против русского оппортунизма и центризма от борьбы против европейского оппортунизма и центризма. Это грубое искажение всей исторической действительности, обнаруживающее непонимание ленинской теории империализма, разрыв с ленинским учением о всемирно-исторической роли большевизма. Всуе говорить о русском военно-феодальном империализме как об одном из звеньев мировой системы империализма, а о русской революции как в первом акте международной пролетарской революции, если в то же время рассматривать русский большевизм и русский меньшевизм как национально-русские явления.

Узел империалистических противоречий и центр мировой революции находились в России. Здесь было наиболее слабое звено империализма, здесь было наиболее сильное звено революции. Здесь разыгрывались первые бои между пролетарской революцией и империализмом. Здесь решалось дело. Здесь был главный участок борьбы. Здесь сосредоточены были главные воинствующие силы революционного и оппортунистического крыла международного рабочего движения. Большевики были ударной бригадой, боевым отрядом революционного крыла на решающем участке революционного фронта, меньшевики - главной силой оппортунистического крыла, которой приходилось бороться против революции непосредственно "на поле сражения", на наиболее опасном и ненадежном участке империалистического фронта. Нигде в других партиях II интернационала не было и подобия такой острой, такой ожесточенной борьбы, как в России. Международный характер борьбы революционного и оппортунистического крыла в РСДРП вытекал не из принадлежности этой партии ко II интернационалу (это чисто формальная сторона дела), а из того об'ективного факта, что в России разыгрывались главные бои между двумя непримиримыми линиями политики в международном рабочем движении, борьбы между авангардом международной пролетарской революции и агентурой международной буржуазии в рабочем движении в том

числе между прочим и "левой", например отзовистско-эмпириократической агентурой.

Узел империалистических противоречий и центр пролетарской революции и в годы реакции продолжали оставаться в России. Ни единый коренной вопрос русской революции не был разрешен. Международная и внутренняя расстановка сил в основном осталась та же (с небольшими изменениями). Но из первой революции русский пролетариат и русское крестьянство вышли гигантски обогащенными революционным опытом. Дело должно было начаться снова в России. Но на этот раз оно должно было начаться гораздо сильнее и шире, чем в первый раз. Главный участок борьбы между пролетарской революцией и международным империализмом оставался в России. Потому-то, несмотря на глубокий упадок революционного движения русского пролетариата в 1908 - 1910 гг., здесь продолжается ожесточенная борьба между большевизмом и меньшевизмом, в то время как в жаждой из партий II интернационала борьба между революционной и оппортунистической линией, оживившаяся и обострившаяся под влиянием русской революции, несколько затихает и вновь обостряется только незадолго перед войной. Попрежнему центр борьбы между революционным и оппортунистическим крылом международного рабочего движения остается в России, попрежнему Россия является ареной главных боев между воинствующими силами международного большевизма и международного меньшевизма. Именно на борьбе против "русского" оппортунизма и центризма (в том числе и троцкистского центризма) и необходимо было сосредоточить главные силы. Большевизм не выполнил бы и десятой доли задачи борьбы против международного оппортунизма и центризма, если бы не сделал этого.

Ленин неоднократно отмечал в своих произведениях международный характер оппортунизма (а следовательно и центризма, ибо там, где появляется оппортунизм, там заводится, не может не заводиться, и центризм).

Так, в "Что делать?" Ленин писал: "В настоящее время (теперь это уже явственно видно) английские фабианцы, французские министериалисты, немецкие бернштейнианцы, русские критики, - все это одна семья, все они друг друга хвалят, друг у друга учатся и сообща ополчаются против "догматического марксизма" (т. IV, стр. 366 ). И дальше Ленин прямо говорит о "международной схватке (разрядка моя. - С. Г .) с социалистическим оппортунизмом", противопоставляя ему международную революционную социал-демократию.

В другой своей работе - "Шаг вперед, два шага назад" - Ленин неоднократно подчеркивает единство основных идей международного оппортунизма в организационном вопросе.

В статье "Марксизм и ревизионизм" Ленин пишет: "Неизбежность ревизионизма обуславливается его классовыми корнями в современном обществе. Ревизионизм есть интернациональное явление" (т. XII, стр. 188 ).

Борьба против русского и международного оппортунизма и центризма, унаследованная большевиками от старой ленинской "Искры" и развитая ими с небывалой силой, всегда была единой и нераздельной борьбой. Ведя беспощадную дойну против русских оппортунистов, Ленин не упускал ни единого случая ударить по западноевропейскому оппортунизму и центризму, а также по центристским, меньшевистским ошибкам Розы Люксембург и левых течений в международной социал-демократии. "Русские большевики, - говорит т. Сталин ("Вопросы ленинизма", изд. 9-е. стр. 609 - 610 ), - выдвигали на первый план коренные вопросы русской революции, вроде вопросов о партии, об отношении марксистов в буржуазно-демократической революции, о союзе рабочего класса и крестьянства, о гегемонии пролетариата, о парламентской и внепарламентской борьбе, об обшей забастовке, о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую, о диктатуре пролетариата, об империализме, о само-

определении наций, об освободительном движении угнетенных наций и колоний, о политике поддержки этого движения и т. п. Они выдвигали эти вопросы, как пробный камень, на котором они проверяли революционную выдержанность левых с. -д. на Западе. Имели ли они на это право? Да, имели. Не только имели, но обязаны были поступать таким образом. Они обязаны были поступать таким образом, так как все эти вопросы были вместе с тем коренными вопросами мировой революции, задачам которой подчиняли большевики свою политику, свою тактику (разрядка моя. - С. Г. ). Они обязаны были поступать таким образом, так как только на таких вопросах можно было проверять по-настоящему революционность тех или иных группировок II интернационала".

Выдвигая эти вопросы, Ленин и большевики проводили последовательную и беспощадную борьбу с оппортунизмом и центризмом во II интернационале, противопоставляя им свою, большевистскую точку зрения по всем вопросам международной борьбы рабочего класса. Не было ни одного крупного вопроса в работе конгрессов II интернационала, международного социалистического бюро и входящих в Интернационал партий, на которые не откликнулся бы Ленин. Борьба против западноевропейского оппортунизма в аграрном вопросе (работы "Аграрный вопрос и критики Маркса" и "Новые данные о законах развития капитализма в земледелии" ), борьба против оппортунизма в вопросе о войне и колониальной политике (статьи "Международный социалистический конгресс в Штутгарте", "Воинствующий милитаризм и антимилитаристическая тактика социал-демократии" и мн. др. ), борьба против оппортунизма в национальном вопросе (статьи "Критические заметки по национальному вопросу", "О праве наций на самоопределение" ), ряд статей по вопросу о борьбе против оппортунизма в голландской, английской, итальянской и германской партиях, ряд статей общего характера, в которых содержится обобщение всей борьбы против оппортунизма, как например "Марксизм и ревизионизм", "Классическая оценка интеллигентского оппортунизма в социал-демократии", "Разногласия в европейском рабочем движении" и многие другие - таков краткий перечень выступлений Ленина только по крупнейшим вопросам.

Возьмите любую статью Ленина за этот период (1903 - 1914), - вы не найдете ни одной, в которой в той или иной форме, в прямой или косвенной, в виде открытого нападения на искажения марксизма или в виде изложения правильных марксистских взглядов, прежде всего по вопросу о социалистической революции, о диктатуре пролетариата, не велась бы борьба против всевозможных разновидностей оппортунизма, а следовательно и центризма, ибо центризм - не что иное, как трусливый оппортунизм, и невозможно бить по оппортунизму, не ударяя тем самым по центризму. Вся жизнь и вся работа Ленина были непрерывной борьбой против оппортунизма. На этой же борьбе росла, крепла и закалялась большевистская партия.

Спрашивается, какая бездна тупоумия, наглости и подлости нужна для того, чтобы делить на две разные части единую и нераздельную борьбу большевиков против международного оппортунизма, противопоставлять одну часть как "национально ограниченную" другой - как международной, и утверждать, что большевики вели борьбу только против русского оппортунизма и центризма, не видя, пренебрегая или сознательно избегая борьбы против западноевропейского оппортунизма и центризма!

II интернационал в лице Каутского, Бебеля, Розы Люксембург и Парвуса начал свою борьбу против большевизма решительной поддержкой попытки Плеханова - Аксельрода - Маргова полностью ликвидировать большевистскую партию, образовавшуюся на II с'езде. Эта попытка сорвалась. Но большевизм с первых же шагов оказался во II интернационале в состоянии некоторого рода политической изоляции, особенно после пол-

ного раскола с меньшевиками, который по сути дела был уже началом раскола со II интернационалом. Роза Люксембург, левые радикалы и вообще левые течения во II интернационале хотя и боролись потом с оппортунизмом и прикрывавшим его центризмом, однако боролись, как например германские левые, непоследовательно, боясь доводить дело до раскола с оппортунистами, ибо сами эти левые с. -д., "несмотря на свою новизну, не освободились еще от меньшевистского багажа", они "не освободились еще от меньшевистского груза, и нуждались ввиду этого в серьезнейшей критике со стороны большевиков" (Сталин ).

Раскол с русскими меньшевиками и непримиримая борьба против западноевропейского оппортунизма и были курсом на раскол со II интернационалом, на полный разрыв с ним вплоть до формального выхода из него. "Всякий большевик знает, - говорит т. Сталин, - если он действительно большевик, что Ленин еще задолго до войны, примерно с 1903- 1904 гг., когда оформилась в России группа большевиков и когда впервые дали о "себе знать левые в германской социал-демократии, вел линию на разрыв, на раскол с оппортунистами и у нас, в российской социал-демократической партии, и там, во II интернационале, в частности в германской социал-демократии. Всякий большевик знает, что именно поэтому большевики уже тогда (1903 - 1905) снискали себе в рядах оппортунистов II интернационала почетную атаку "раскольников" и "дезорганизаторов". Но что мог сделать Ленин, что могли сделать большевики, если левые с. -д. во II интернационале, и прежде всего в германской социал-демократии, представляли собой слабую и немощную группу, организационно не оформленную, идеологически не подкованную группу, боящуюся даже выговорить слово "разрыв", "раскол"? Нельзя же требовать, чтобы Ленин, чтобы большевики устроили из России за левых раскол в западных партиях" (Сталин, "Вопросы ленинизма", изд. 9-е, стр. 605 ).

История большевизма со всей убедительностью показывает, что русские большевики не могла "осуществить раскол со сводами оппортунистами и центристами-примиренцами задолго до империалистической войны (1904 - 1912 гг.), не ведя вместе с тем линию на разрыв, линию на раскол с оппортунистами и центристами II интернационала. Кто может сомневаться, - говорит т. Сталин, - в том, что русские большевики считали свою политику в отношении оппортунистов и центристов образцом политики для левых на Западе? Кто может сомневаться в том, что русские большевики всячески толкали левых с. -д. на Западе, в частности левых в германской социал-демократии, на разрыв, на раскол со своими оппортунистами и центристами? Не вина Ленина и русских большевиков, если левые с. -д. на Западе оказались не созревшими к тому, чтобы итти по стопам русских большевиков" (там же, стр. 606 ).

Банкротство II интернационала и чудовищная измена его вождей открыли возможность разорвать формальное единство и открыто завершить раскол, который в основном и главном уже был произведен в промежуток между 1903 - 1914 гг. С этого момента большевизм перешел к задаче непосредственной организации самостоятельной международной большевистской партии - Коммунистического интернационала, передовым отрядом которого он был и в период от своего возникновения до начала империалистической войны.

Раскол с меньшевиками в 1903 - 1904 гг. был началом исторического поворота в международном рабочем движении. Этот поворот был заложен во всей исторической ситуации, в международной расстановке и соотношении сил, в великом столкновении между русской революцией и мировым империализмом. Начатый почти три десятилетия тому назад на II с'езде РСДРП, этот поворот привел к пролетарской революции в России, к превращению царской России в Союз советских социалистических республик, быстрыми шагами идущий к завершению строительства бесклассового социалистического общества.

Но на этом повороте не остановился. Он захватил и другие страны. Везде возникли и укрепляются секции большевистского международного штаба - ленинского Коммунистического интернационала. Доделать осталось сравнительно немного: завершить большевизацию существующих секций и организовать новые там, где их еще нет. Вся современная международная обстановка служит верным ручательством того, что исторический поворот в международном рабочем движении, начатый на втором с'езде, будет доведен до конца в недалеком будущем и приведет к мировой пролетарской революция. Положение сейчас повсюду таково, что мы смело можем сказать: "Дайте нам подлинно большевистские партии, и мы перевернем весь мир!"

Мы поняли к свободе и к самостоятельной жизни самые низшие из угнетенных царизмом и буржуазией слоев трудящихся масс...

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Заглавие-статьи-ОБРАЗОВАНИЕ-ФРАНЦУЗСКОЙ-КОМПАРТИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Валерий ЛевандовскийКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/malpius

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Заглавие статьи ОБРАЗОВАНИЕ ФРАНЦУЗСКОЙ КОМПАРТИИ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 23.04.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Заглавие-статьи-ОБРАЗОВАНИЕ-ФРАНЦУЗСКОЙ-КОМПАРТИИ (дата обращения: 20.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
466 просмотров рейтинг
23.04.2014 (1246 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
14 часов(а) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
14 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
14 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
14 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
15 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
Вчера · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
Вчера · от Україна Онлайн
Платон как Аполлон. Plato as Apollo.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
На отопление жилых домов ежегодно в стране расходуется около 150 миллионов тонн условного топлива. Эта цифра убедительно показывает, как важно искать пути уменьшения потерь тепла в зданиях.
20 дней(я) назад · от Україна Онлайн

Заглавие статьи ОБРАЗОВАНИЕ ФРАНЦУЗСКОЙ КОМПАРТИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK