LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-11056
Автор(ы) публикации: Н. Полонская-Василенко

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Хронологические рамки настоящей работы охватывают 1734 - 1775 гг.: первый год - возвращение запорожцев из-под "крымской протекции" и возобновление прерванных в 1709 г. отношений между ними и царским правительством; последний год - ликвидация Запорожской Сечи, вследствие чего огромные пространства "запорожских вольностей" были включены в состав губерний Российской империи и на их территории стали вводиться общие для всей империи порядки.

Этот период истории Южной Украины, вообще малоизученной, является наименее разработанным в украинской и русской исторической науке.

Первыми крупными работами, посвященными истории Южной Украины, были труды А. А. Скальковского1 . К этим капитальным работам нужно добавить несколько десятков статей по разным вопросам история и экономики края, которые автор помещал в журналах и разного рода сборниках в течение всего XIX столетия. Заслуга А. Скальковского перед исторической наукой очень велика. Все работы его были основаны на изучении архивных материалов, часть которых в дальнейшем погибла.

Современный исследователь, отбросив в произведениях Скальковского его монархические и буржуазные концепции, почерпнет огромное количество фактического материала, подаваемого автором ввиде длиннейших цитат из источников, а сплошь и рядом - ввиде полностью перепечатанных документов. Можно смело сказать, что в течение 45 лет Скальковский оставался почти единственным автором, неустанно работавшим над историей края и печатавшим статьи по истории Южной Украины, или "Новороссии", по терминологии того времени. Влияние его было столь велико, что почти все произведения как научного, так и художественного характера, связанные с историей Южной Украины и в частности Запорожья, носили более или менее явные следы его влияния.

Среди очень небольшого числа научных работ, не связанных со Скальковским, нужно отметить "Очерк повествования" Гавриила (Розанова) 2 и страницы, посвященные истории Южной Украины в "Истории России" Соловьева.

С начала 80-х гг. XIX в. оживляется интерес к истории Южной Украины. В 1880 г. вышла книга Феодосия Макаревского "Материалы для


* Настоящая статья представляет автореферат докторской диссертации на ту же тему, защищенной автором в Институте истории АН СССР.

1 "Хронологическое обозрение истории Новороссийского края". Одесса. 1836; "Опыт статистического описания Новороссийского края". Одесса. 1850; "История новой Сечи", Одесса. 1842, 2-е изд. Одесса. 1846; 3-е изд. Одесса. 1885.

2 Гавриил (Розанов) "Очерк повествования о Новороссийском крае, из оригинальных источников почерпнутый". Тверь. 1857.

стр. 30

историко-статистического описания Екатеринославской епархии" в двух томах1 . В этом труде помещено много ценных сведений о заселении сел и слобод. Автор цитирует, а иногда приводит и полностью, прошения населения разных сел о постройке церквей, в которых обычно указывается число дворов, людей, откуда они пришли, их национальность и т. д. С 1882 г. А. А. Андреевский печатает ряд статей и материалов, извлеченных из киевских архивов, характеризующих сербскую колонизацию Южной Украины, самих переселенцев, их отношения к местному населению и т. д. 2 . Чрезвычайно важны напечатанные им в "Записках Одесского общества истории и древностей" материалы, касающиеся заселения края с 1715 г. и истории Запорожья3 . В то же время в "Чтениях Московского общества истории и древностей" печатались воспоминания одного из организаторов сербской колонизации - С. Пишчевича. Ломаным русским языком, но, тем не менее, ярко и живо описывал он самих переселенцев, их командиров (Хорват, Шевич, Прерадович), отношения с русской администрацией и бытовые условия края4 . Дополнением к этим запискам служили воспоминания сына автора, напечатанные в "Чтениях Московского общества", и отдельные отрывки его воспоминаний, помещенные в "Киевской старине" 5 . Близка к ним по содержанию статья Арсения Иващенкова "Софроний Добрашевич", содержащая интересные сведения о составе новосербского корпуса6 . Ценный материал заключается в документах, напечатанных Н. Костомаровым, - "Материалах для истории колиивщины" 7 - и в. "Переписке гр. П. А. Румянцева о восстании на Украине в 1768 г."8 . В них много данных относительно участия населения Новороссийской губернии в колиивщине. Нужно отметить также небольшую, но ценную статью о набеге татар в 1769 г. на Елисаветградскую провинцию (с отрывком из мемуаров барона Тотта)9 . Очень важным для изучения торговли Новороссийской губернии является труд В. А. Уляницкого10 . Большой интерес представляют статьи, посвященные истории Запорожья последних лет его существования и заселению Новороссийской губернии, А. Л. Шиманова "Предсмертная поземельная борьба Запорожья"11 и


1 В заглавии книги автор не назвам. "Материалы для истарико-статистического описания Екатеринославской епархии". Екатеринослав. 1880.

2 "Исторические материалы из архива киевского губернского правления". Вып. 1-Х. Киев. 1882 - 1885.

3 "Материалы, касающиеся запорожцев с 1715 по 1774 гг.". "Записки Одесского общества". Т. XIV. То же в отдельном оттиске под заглавием "Материалы для истории южнорусского края в XVIII в. (1715 - 1774)". Одесса. 1886; '"Материалы по истории Запорожья ц пограничных отношений". "Записки Одесского общества". Тт. XVI и XVII. Статьи в "Киевской старине": "Запорожские выборы и порадив половины XVIII в.". Т. VI. 1883; "К истории пограничных наших сношений с крымским ханством". Т. XI. 1885; "Сербы в Киеве". Тт. XI и XII. 1885 (в отделе "Известия и заметки") и более мелкие заметки.

4 "Известия о жизни и похождениях Симеона сына Степанова Птичевича" "Чтения Московского общества истории и древностей". 1881 - 1883 годы. Отдельно М. 1884.

5 Жизнь А. С. Пишчевича им самим описанная". "Чтения Московского общества истории и древностей". 1885; его же "Примечания на Новороссийский край" "Киевская старина" за 1884 год. Т. VIII.

6 "Софроний Добрашевич, архимандрит Новой Сербии". "Киевская старина" за 1884 год. Г. X.

7 "Киевская старина" за 1882 год. Т. III.

8 Там же. Тт. III и IV; 1883 год. Т. VII.

9 "Записки барона де Тотта о татарском набеге на Ново-Сербию". "Киевская старина" за 1883 год. Т. VII. Еще ранее была напечатана статья студента Татарчевского "Путешествие и деятельность барона Тотта в качестве консула в Крыму в 1767 г.". "Университетские известия Киевского университета" N 10 за 1873 год. В ней заключаются некоторые факты, дополняющие статью в "Киевской старине"

10 "Дарданеллы, Босфор и Черное море в XVIII в.". Сборник главного архива министерства иностранных дел. Вып. 3-4-й. М. 1883.

11 "Киевская старина". Т. VII за 1883 год.

стр. 31

А. В. Твердохлебова "Эпизод из предсмертной борьбы Запорожья за свои владения"1 . Крупное значение имела публикация В. Ястребовым документов из архива крепости св. Елисаветы, касавшихся отношений населения Новой Сербии и Слободского полка 2 . Нужно отметить также исторические предисловия к "Материалам для оценки земель Херсонской губернии", издававшимся Херсонской губернской земской управой. Особенно ценны материалы по Елисаветградскому и Александрийскому уездам 3 .

В 1889 г. была напечатана статья Д. Багалея "Колонизация Новороссийского края" 4 , которая сыграла видную роль в усилении интереса к истории Южной Украины, но нужно отметить, что особое внимание автор посвятил позднейшей эпохе заселения края - времени после ликвидации Сечи. В начале 90-х гг. под. редакцией Д. Багалея была изданы отрывки ценнейшего памятника - путешествия академика Гильденштедта по Южной Украине, - касающиеся Слободской Украины 5 . В 80-х гг. появляется ряд статей, монографий и документов Д. И. Эварницкого, посвященных преимущественно истории Запорожья, но захватывающих вопросы заселения всего края6 . Особенно важное значение имеют его издания документов, в том числе "Источники для истории запорожских Козаков" 7 . В 90-х гг. нужно отметить ряд ценных изданий документов: начато было издание архива Сената - протоколов заседаний, в которых большое внимание уделялось заселению Новой Сербии 8 ; очень важны материалы по истории законодательной комиссии 1767 г. - наказы депутатам в комиссию от дворянства Новороссийской губернии, напечатанные в "Сборнике Русского исторического общества"9 . Нужно отметить также интересную статью Д. П. Миллера "Пикинерия" - о восстании пикинеров10 . Ценный материал содержат документы, напечатанные Н. Н. Терновским "К истории Запорожского края", но напечатаны они небрежно и помещены в малоизвестном органе11 .

По существу, если не считать более мелких статей, этим ограничивается важнейшая литература, посвященная вопросу о заселении Южной Украины рассматриваемого периода.


1 "Киевская старина". Т. XVI за 1886 гад.

2 "Записки Одесского общества". Т. XV.

3 "Материалы для оценки земель Херсонской губ. Елисаветградский и Александрийский уезды". Т. II, 1886 г. и Т. III, 1888 год. Херсон.

4 "Киевская старина". Т. XXV за 1889 год. В 1920 г. была издана в Харькове в украинском переводе под заглавием "Заселення Південої України".

5 Харьковский сборник 1891 года. К большому сожалению, труд академика Гильденштедта "Reisen durch Russland", изданный в 1791 г. на немецком языке, остается до сих пор не переведенным на русский язык. Между тем в нем заключается материал исключительной ценности, освещающий историю, этнографию, экономику Новороссийской губернии 1774 - 1775 годов. В 1879 г. был напечатан отрывок в "Записках Одесского общества". Т. XI; в Г884 и 1889 гг. сильно сокращенный отрывок был помещен в газете "Елисаветградский вестник".

6 "Жизнь запорожских Козаков". "Киевская старика". Т. VII за .1883 год. "Число и порядок запорожских сечей", там же. Т. VIII за 1884 год; "Топографический очерк Запорожья", там же. Т. IX за 1884 гад; "Остров Хортица", там же. Т. XIV за 1886 год. Отдельными изданиями вышли: "Запорожье в остатках старины и преданиях народа". СПБ. 1888; "Очерки по истории Запорожья и Новороссийского края". СПБ. 1889; "Вольности запорожских Козаков". СПБ. 1898; "История запорожских козаков". Тт. I - III. 1890 - 1897. Кроме того тому же автору принадлежит ряд статей и заметок по истории Запорожья и Южной Украины, напечатанных в "Историческом вестнике", "Русской мысли" и многих местных изданиях и газетах. Последний крупный труд автора по топографии Запорожья был издан в 1926 г. - "Дніпрові пороги".

7 "Сборник материалов для истории запорожских Козаков". СПБ. 1888; "Источники для истории запорожских Козаков". Владимир. 1903. Тт. I - II; "Две поездки в Сечь Яценка- Зеленевского". Екатеринослав. 1915. "До історії степової України". Днiпроп. 1929.

8 "Сенатский архив". Тт. VIII - XV. СПБ. 1897 - 1911.

9 "Сборник Русского исторического общества". Т. 93. СПБ. 1894.

10 "Пикинерия". "Киевская старина". Т. 67 за 1899 год.

11 "Вестник Екатеринославского земства" за 1904 - 1905 годы.

стр. 32

К этому нужно добавить, что большинство существующих работ главное внимание уделяло внешней истории края, но не касалось заселения, быта населения, положения крестьян - главных деятелей заселения Южной Украины.

Настоящая работа основана преимущественно на архивных материалах, в общей массе своей не изученных до нашего времени. Первое место среди них принадлежит - Днепропетровскому областному историческому архиву. В нем находятся два ценнейших фонда, относящихся к рассматриваемой лоре: фонд канцелярии Новосербского корпуса и фонд Новороссийской губернской канцелярии с момента основания ее. Большой исторической ценности материалы находятся в Симферополе - в Центральном архиве (архив бывшего Таврического управления государственными имуществами). Там оказался фонд екатеринославской казенной палаты и межевых экспедиций. В нем заключались материалы по отводу земли равным лицам и слободам: прошения об отводе, ордера об отводе, донесения ревизоров, проверявших, заселены ли земли, отчеты межевых экспедиций, ведомости о заселенных и незаселенных землях, жалобы на захват земель и т.. д. Часть этого ценного архива (первые по счету и хронологии связки) погибла во - время пожара в 1917 году.

Много ценных материалов находится в архивах Киева. В Центральном Архиве древних актов находятся фонды киевской губернской канцелярии и войсковой генеральной канцелярии. Первая из них была особенно тесно связана и с Запорожьем и с Новой Сербией. Здесь находятся много административно-военных распоряжений, сведений об иностранной колонизации, жалобы новых поселенцев и запорожцев, материалы для истории гайдамацких набегов. Еще больше материалов заключает рукописное отделение библиотеки Академии наук УССР; к нему перешли богатейшие собрания рукописей Духовной академии и Киевского университета, в том числе собрания А. М. Лазаревского, М. О. Судиенко, Г. А. Полетики, а также архив крепости св. Елисаветы. Последний - представляет исключительный интерес по богатству и разнообразию материала: в нем отражена вся жизнь страны, ее администрация, экономика, культура, быт. Несмотря на это фонд этот остается неупорядоченным (нет описи) и, по существу, очень мало использован историками.

Много материалов содержит собрание рукописей бывшего Одесского общества истории и древностей, хранящееся в Одесском государственном историческом музее. Там имеется несколько тысяч документов в оригиналах и копиях, среди них такие интересные документы, как переписка Н. И. Панина по поводу организации Новороссийской губернии, комментарии к "Плану о заселении Новороссийской губернии" 1764 г., ведомости и т. д.

Много ценных материалов содержит Московский исторический архив Главного штаба (бывший Лефортовский архив). В нем хранятся ценные ведомости о заселении края и раздачах земли, ведомости, приготовленные для Потемкина при его вступлении в должность генерал-губернатора в 1774 г., а также разного рода переписка по поводу заселения края.

Интересные и ценные материалы находятся в "Запорожском архиве", из которого когда-то черпал свои материалы Скальковский. С тех пор, в сущности, архив этот остается неиспользованным. Среди массы ценнейших документов, освещающих положение Запорожья в XVIII в., имеется много документов, относящихся и к истории заселения Южной Украины.

стр. 33

Пребывание запорожского коша "под крымской протекцией" после участия запорожской старшины в измене Мазепы мало отразилось на положении "запорожских вольностей". Здесь, в степях, осталось прежнее население: по подсчету А. А. Русова, в 30-х гг. XVIII в. в северной части правобережного Запорожья было около 40 селений.

Во время отсутствия запорожцев северная часть территории интенсивно заселялась казаками я посполитыми Миргородского и Полтавского полков. Здесь летом они выпасали скот и косили сено и постепенно начинали оседать наболее прочное жительство, основывали хутора и слободы. В 20- х и 30-х гг. XVIII в. к югу от р. Тясмина известно уже немало слобод и местечек. На интенсивность заселения края влияло и то обстоятельство, что к 30-м гг. XVIII в. истекал срок "слобод", которым" польские паны соблазняли крестьян селиться на запустевших землях Правобережной Украины, доставшихся Польше после Прутского похода. По истечении льготных лет здесь снова стало укрепляться крепостное право, и народ начал бежать из Правобережной Украины.

Возвращение запорожцев в 1734 г. не внесло ничего нового в положение населения северных окраин "запорожских вольностей": интенсивного хозяйства запорожцы не вели, земли было много, и, по их словам, ее всем хватало. Положение резко изменилось с 1740 года. Белградский мир и последовавший за ним "Инструмент" закрепили за Российской империей всю землю, занятую запорожцами. В связи с этим темпы заселения края усиливаются, принимаются также меры к освоению территории русским правительством. Для этого строятся новые форпосты, укрепления, выдвигаются военные кордоны. На левобережной стороне Южной Украины в 1731 г. проводится украинская линия крепостей и селятся возле них ландмилицкие полки и однодворческие слободы. В самом Запорожье вырастает Новосеченский ретраншемент с постоянным комендантом, строятся и укрепляются Богородицкий ретраншемент, Старосамарский городок. На правобережной части Южной Украины выдвигаются форпосты к югу от р. Тясмина, по рекам Синюхе, Бугу. Под защитой форпостов быстро растут слободы. Заселение их поручается осадчим, которые строят слободы, принимают на поселение людей, идущих из-за границы, а также, под рукою, и выходцев из Левобережной Украины, где быстро развивается процесс закрепощения посполитых. Начинается понемногу продвижение на юг помещиков - украинской старшины и русских офицеров. В то же время Миргородский и Полтавский полки начинают хлопотать перед царским правительством о закреплении за ними территорий, занятых казаками и посполитыми их полков: в результате их просьб были присоединены к Миргородскому полку местечко Крылов, с. Цибулев, Андрусовка, а к Полтавскому - Мишуринрог, Усть-Самара, Ненасытецкий ретраншемент и другие.

С этого времени начинается борьба запорожцев с русским правительствам за земли. Не препятствуя никому селиться на их землях, запорожцы не допускали, чтобы на них существовала чья-либо власть, кроме власти коша. Теперь рядом с нею вырастает авторитет миргородского и полтавского полковников. Запорожцы начинают добиваться возвращения им занятых земель, опираясь "а привилегии Стефана Батория и универсал Богдана Хмельницкого. С другой стороны, начальство полков и слобод возбуждает жалобы "против запорожцев, к которым бегут люди из новых слобод, а равно и из Левобережной Украины и Слобожанщини. Таковы были отношения между запорожскими казаками и русским правительством в середине XVIII века. Ожидания русского правительства, что вернувшиеся на прежние места запорожцы будут служить надежным заслоном южных границ государства на случай нападения врагов, не оправдались. Дальнейшие отношения между ними

стр. 34

и русским правительством развивались в атмосфере взаимного недоверия и возрастающей враждебности.

При наличии всех этих обстоятельств было вполне естественным, что царское правительство охотно приняло предложение сербских офицеров, служивших в Австрии, переселиться в Россию и образовать военные поселения. Группа сербов с полковником Хорватом во главе обратилась к русскому послу в Вене Бестужеву-Рюмину с предложением переселиться в Россию и организовать здесь полки. Предложение было принято, ив 1751 г. была отведена земля для поселения сербов в северной части "запорожских вольностей". Земли к югу отр. Тясмина были названы Новой Сербией, земли между рр. Луганью и Бахмутом - Славяно-сербией. Здесь сербские командиры Хорват, Шевич и Прерадович должны были поселить выходящих из Австрии сербов и других славян, организовав из них полки. Этим мероприятием царское правительство разрешало, казалось, несколько задач: получало надежный военный заслон для южных границ как против татар, так и против запорожцев, увеличивало население края и вместе с тем рассчитывало положить предел все усиливавшемуся бегству крестьян из Левобережной Украины в степи Южной Украины.

Иностранным поселенцам было отведено вдоволь земля, даны большие льготы, денежная помощь на обзаведение, широкие полномочия сербским командирам; единственным условием было поставлено только православное исповедание переселенцев. В Новой Сербии и Славяносербии созданы были оригинальные области с почти безграничной властью сербских начальников и все уменьшавшейся властью русских "главных командиров". Полковые командиры и офицеры, получавшие по чинам земли, стали первыми помещиками края.

Недолгое существование сербских военных колоний показало нежизненность этого мероприятия. Населения в сербских колониях оказалось меньше, чем обещали командиры; полки не были укомплектованы иностранными выходцам" и охотно принимали украинцев, вопреки приказам правительства. Переселялись сюда из-за границы ненадежные, опытные воины, а всякого рода сброд, не нашедший заработка на родине и не желавший трудиться. "Были среди них даже лесные разбойники", - писал один из организаторов переселения, Пишчевич, были также расстриженные попы, бродяги. Они не умели и не хотели работать и не могли защищать страну: во все время существования Новой Сербии и Славяносербии на защиту поселенных там полкой непрерывно посылались русские регулярные полки и казаки, и были годы, когда численность этих военных частей превосходила число охраняемых ими иностранцев. Командиры действовали, как сатрапы, грабили страну, обманывали правительство, представляли фальшивые отчеты. В 1763 г. началась ревизия Новой Сербии, "вызванная многочисленными доносами на злоупотребления Хорвата, а в 1764 г. Новая Сербия и Славяносербия как самостоятельные области были ликвидированы и вместо них была учреждена Новороссийская губерния.

В Славяносербии и Новой Сербии сложился оригинальный общественный строй, который до сих пор мало привлекал внимание исследователей. Военное начальство являлось и гражданским начальством территории, где расположена была воинская часть. Офицеры получали, кроме жалованья, землю по чинам, ранговую. Эти ранговые дачи не составляли полной собственности, их нельзя было ни продать, ни заложить, и только заселенная земля поступала в собственность. Особенностью военной службы в иностранных полках было то, что офицерские чины давали в награду за вывод из-за границы людей на службу; с другой стороны, офицерами принимали только тех, кто вывел из-за границы на свой счет людей. Таким образом устанавливалась личная связь между

стр. 35

командирами рот и их подчиненными, отношение к роте как к своей "собственной", выведенной своим собственным трудом и средствами.

На каждый полк отводилась земля. Каждый военнослужащий получал участок земли: нижний чин - по 20 - 30 четвертей, офицеры - от 50 до 150 четвертей 1 ; кроме того в роте оставалась ротная земля, урожай с которой поступал в ротный склад, "магазин". Эти земли сдавали обычно в аренду.

Все хозяйство как офицеров, так и нижних чинов в Новой Сербии и Славяносербии было основано на эксплоатации местного, украинского населения. Отводя земли иностранным переселенцам', правительство трактовало отводимую им территорию как никем не заселенную, не считаясь с тем, что там уже жило много людей, что оно само давало им льготы. Все украинское население правительство объявило "безуказным", самовольно поселившимся там, и предписало ему возвратиться "на прежние места". Однако это требование было вскоре же отменено: сербские выходцы не желали работать, и русское правительство отдало в распоряжение сербов все украинское население "для их лучшей выгоды": предписало продать свои дворы сербам, доставлять им все нужное для жизни. Затем было разрешено оставаться в Новой Сербии разного рода ремесленникам, нужным для переселенцев. Наконец, всем офицерам разрешено было селить на отведенных им землях украинцев "вместо денщиков". Таким образом, создался обширный круг украинского населения, призванного обслуживать сербов. Нужно добавить, что ротные земли, о которых говорилось уже, брали под обработку не иностранцы, а украинцы. В результате оказалось, что в полках проживало украинцев не менее, чем было иностранных колонистов, но занимали они подчиненное, служебное положение. Не довольствуясь этими рабочими, иностранные офицеры стремились обратить в своих работников казаков тех команд, которые были присылаемы для несения форпостной и гарнизонной службы, - так было и в Новой Сербии и в Славяносербии.

Так многие украинцы остались жить в Новой Сербии и Славяносербии, но многие устремились в Запорожье и на Правобережную Украину, не желая возвращаться "на прежние 'места", на Левобережную Украину, откуда они бежали от гнета старшины. Чтобы положить предел этому отливу населения и дать какую-то организацию ему, был учрежден в 1753 г. казачий полк "по образцу слободских полков, за пределами Новой Сербии". В него могли вступать только украинцы. Для поселения его была отведена полоса земли к югу от Новой Сербии, отрезанная от "запорожских вольностей".

Главным центром этого полка стала служить крепость св. Елисаветы. Там пребывали представители русской администрации в крае, главный командир, комендант крепости и высшая, администрация полка. Подобно слободским полкам этот полк делился на сотни - основные ячейки полка. Полковое начальство было в то же время и гражданским начальством края. Сюда, на территорию Слободского или, как его иногда называли, "Новослободского" полка, устремилось украинское население земель, отошедших под Новую Сербию, выходцы из Правобережной и Левобережной Украины. С целью ускорить заселение края правительство издало ряд указов, в которых разрешило всем бежавшим на Правобережную Украину из пределов Российской империи селиться в Слободском полку.

Особыми указами разрешалось переселяться туда из Правобережной


1 Четверть - полторы десятины.

стр. 36

Украины и старообрядцам, в массе покидавшим Россию и переходившим границу, чтобы уйти от "никонианской ереси", преследований за веру и обязательной военной службы. Теперь в Правобережной Украине стал особенно тяжел крепостной гнет и население искало выхода из крепостного ярма. Усиливался гнет старшины и в Левобережной Украине, вызывая бегство посполитых: в одном только 1758 г. из Миргородского полка бежало 200 человек. Таким образом, приток украинского и великорусского населения не прекращался. Часть пришедших записывалась в казаки, часть селилась в государственных слободах. Старообрядцы образовывали обычно отдельные слободы. Они были выделены в особое управление и имели своего отдельного начальника.

В противоположность Новой Сербии население в Слободском полку быстро увеличивалось. В 1760 г. здесь было 4159 казаков, в 1762 г. их было уже 6215. Тяжелые условия жизни в Левобережной и Правобережной Украине заставляли людей массам" устремляться сюда, где указы обещали жизнь "не под помещиками". Однако и здесь жизнь была не легкой. Население жаловалось на тяжелые повинности, постойные, почтовые, на самоуправство и угнетение со стороны начальства полкового и сотенного. Сотники требовали от населения бесплатной работы, брали взятки, и все это сходило им безнаказанно, даже если жалобы попадали к высшему начальству. К этому нужно добавить, что Слободской полк был поставлен в худшие условия, чем Новосербские: у него не было леса, было меньше земли, и слобожане арендовали землю у новосербцев. При всятшх конфликтах между ними начальство брало новосербов под свою защиту, а коменданту Муравьеву было поставлено, в вину Сенатом, что он считал "главным делом" слободское поселение, а не новосербское.

Полк управлялся частью выборной, частью назначаемой начальством старшиной; поскольку сотня была основной ячейкой в полку, сотники являлись непосредственным начальством населения сотки. Обычно сотниками назначали бывших атаманов слобод или осадчих, а также людей, оказавших какие-либо услуги правительству. Сотники действовали бесконтрольно, и никакие жалобы населения на произвол и злоупотребления обычно не принимались во внимание. Даже жалобы на участие в гайдамацких набегах и на укрывательство гайдамаков часто оставались безрезультатными. Безнаказанно эксплоатируя подвластное население, сотники захватывали лучшие земли, основывали крупные хозяйства, заводили стада, строили мельницы, участвовали в торговых сношениях с Крымом, Польшей, Россией. Сотник Серенко, например, отправлял в Запорожье 10 пароволовых фур для "торгового промысла", сотник Гегело поставлял в казенный магазин овес и сено на 3 тысячи рублей сразу, и т. д. С течением времени при реформе Новой Сербии эти сотники получили офицерские чины и составили значительную часть дворянства Новороссийской губернии.

Главными населенными пунктами Южной Украины были Новомиргород - административный центр Новой Сербии - и крепость св. Елисаветы - главный центр русской администрации края. Новомиргород был довольно значительным торговым пунктом, в нем была ярмарка, на которую съезжались торговцы из Правобережной Украины, Запорожья, Новой Сербии; были там и постоянные лавки. Большое значение стала приобретать в этот период крепость св. Елисаветы, основанная в 1753 году. Самая крепость служила военным и административным центром, а ее форштат быстро заселялся разноплеменным населением и стал играть видную роль в торговле края. Здесь особенно крупное значение имели старообрядцы, жившие особой слободой. Из их среды выдвинулись предприимчивые купцы, как Сенковские, Тимцы, Пашутины, завязавшие торговые связи с Крымом, турецкими областями, Польшей.

стр. 37

Вторая часть настоящей работы посвящена истории заселения Новороссийской губернии - вопросу, еще менее разработанному в нашей историографии, чем история заселения Новой Сербии и Славяносербии.

Новороссийская губерния, созданная в 1764 г., охватила территорию Новой Сербии со Слободским полком и Славяносербии и положила конец своеобразному устройству этих областей. Реформа эта не стояла особняком и не была вызвана только ревизией Новой Сербии и злоупотреблениями Хорвата, открытыми этой ревизией: она стояла в тесной связи с общей политикой правления Екатерины II. Одновременно с реформой Новой Сербии и Славяносербии происходило уничтожение гетманства и введение Малороссийской коллегии на Левобережной Украине, реформа слободских полков и организация Слободской губернии на Слобожанщине. Только одно Запорожье временно до 1775 года сохраняло свой строй, хотя и со значительно урезанной автономией.

Новороссийская губерния, как и все губернии империи, разделялась на провинции: Елисаветградскую, Екатерининскую и Бахмутский уезд, В отличие от прочих губерний Новороссийская губерния сохраняла полувоенный характер, что вызывалось ее окраинным положением и постоянными опасностями, которым она подвергалась со стороны татар и запорожцев. Вся территория ее разделялась на полки - гусарские и пикинерные (уланские). В лице полковых командиров объединялась власть военная и гражданская над всей территорией, занятой полками.

Ввиде руководства для заселения губернии был составлен особый "План о заселении Новороссийской губернии", "высочайше" утвержденный в 1764 году1 . В нем даны подробнейшие инструкции о том, как должно распределять землю между военными и гражданскими поселенцами.

Вся Новая Сербия делится на 70 округов, из которых 52 отводятся под поселения полков, 2 - под города и 16 - для остального населения. Следовательно, поселения полков занимают главное место в губернии. Округа делились на участки. Каждый участок имел 26 или 30 десятин, в зависимости от качества земли. Участок оставался всегда неделимым. Этот пункт - неделимость участка - представляет большой интерес. Аналогичное явление мы находим в законе 1763 г.2 об отводе земель для иностранных колонистов, но там неделимым оставался двор. Неделимость участка обеспечивала правильное несение военной службы и уплату повинностей и служила гарантией против обеднения наследников лица, получившего этот участок. В "Плане" подробно разработан вопрос о несении военной службы. Ответственность за аккуратное несение службы лежала на всех членах семьи. В случае смерти, бегства, увечья военнослужащего его семья должна была выставить взамен его другого члена семьи. Поэтому малолюдным семьям рекомендовалось принимать во двор посторонних людей.

"План" предусматривал всесторонне условия заселения края: все пришедшие иностранцы, желавшие служить в полках, получали пособие по 30 рублей, русские подданные, возвращающиеся из-за границы, и запорожцы получали по 12 рублей; если люди не хотели служить в полках или не отвечали требованиям военной службы, то получали все без различия по 6 рублей. Выводившие из-за границы людей в полки получали офицерские чины, в зависимости от числа приведенных людей. За 300 человек давался чин майора, за 30 - вахмистра. В случае если из-за границы выводились поселяне, то их нужно было вывести вдвое больше, чем военнослужащих.


1 Полное собрание законов Российской империи. N 12099. 22 марта 1764 года.

2 Там же, NN 11879, 17880. 22 июля 1763 года.

стр. 38

Каждый желающий мог получить землю под заселение слободы и вывести из-за границы поселян, считая по одному двору на участок. Земля отводилась не более чем на 48 дворов в одни руки. Получивший больше путем покупки, наследования или иным способом должен был излишек продать кому-либо или отдать в казну "по справедливой оценке". Не заселивший в 3 года землю терял ее. Таким образом, "План" расширял круг помещиков, включая в него всех, кто только пожелает заселить слободу, - и купцов и разночинцев. Зато он вводил другого рода ограничение: владеть землею 'можно было только тому, кто постоянно проживал в губернии; получая назначение в другую губернию, владелец должен был продать землю или возвратить ее в казну. Таким образом в крае создавался постоянный контингент местных помещиков.

Земля раздавалась не только под слободы, но и для разведения лесов, которых было мало в крае, а также для скотоводства. Отводилась земля и под фабрики и заводы; лица, нашедшие полезные ископаемые - торф, глину, строительный камень, - получали землю в собственность.

В "Плане" предусматривалось расширение торговли, привлечение торговцев и ремесленников из Российской империи.

Последний раздел "Плана" посвящен вопросам просвещения: в губернии предполагалось основать школы и воспитательные дома как для мальчиков, так и для девочек; обучение должно быть бесплатным.

Этот "План" полностью проведен был в жизнь, и в течение всего существования губернии он являлся действующим правом для ее населения. Исключение составляли пункты об образовании, которые не были осуществлены на практике.

Многие пункты "Плана" вызывали сомнения администраторов, так как стояли в противоречии с существующим правом Российской империи. Поэтому представляют большой интерес комментарии к "Плану": запросы Новороссийской губернской канцелярии главному командиру Воейкову и ответ последнего на эти запросы и резолюция губернской канцелярии о том, как поступать на основании этих разъяснений. Документ этот находится в копии в собрании рукописей Одесского общества истории, по всей видимости, с ошибочной датой-1780 год. По содержанию своему он мог быть датирован не позже как 1773 годом, так как в тексте не раз говорится о мае 1773 года как ближайшем сроке. Вернее всего, запросы, ответ и резолюция были собраны вместе в 1774 г., когда в связи с назначением) Потемкина главным командиром" Новороссийской губернии для него собирали всякого рода сведения о Новороссийской губерній, составляли таблицы и т. д.

Так, губернская канцелярия запросила, как быть с лицами недворянского сословия, которые выводят людей из-за границы: давать ля им офицерские чины и земли? Воейков ответил отрицательно: чинов не давать и ограничиться выплатою "вербуночных денег". Также отрицательно ответил он на вопрос о том, можно ли отводить земли под заселение недворянам. Таким образом, пункт "Плана" о введении в состав помещиков не дворян был изменен в пользу монопольных прав дворянства. Зато для дворян-помещиков Воейков ввел новые льготы: трёхлетний срок заселения был увеличен до 6 лет, лица, уезжавшие из губернии, могли оставлять управляющих в своих имениях, излишняя против норм "Плана" земля не отбиралась до разъяснения Сената, и т. д. Таким образом, на протяжении 10 лет "План" на практике был изменен для защиты имущественных прав господствующего дворянского сословия.

Одновременно с "Планом о заселении Новороссийской губернии" был составлен аналогичный план о заселении Славяносербии; он носил характер временный, пока не войдет в силу "План о заселении Новороссийской губернии". В дополнение к нему главным командиром Новороссийской губернии Мельгуновым была дана начальнику Бахмут-

стр. 39

ского уезда Фливерку "Инструкция", в которой пояснялось, как организовать несение населением военной службы.

В основе распределения земли в губернии лежал участок в 26 или 30 десятин, в зависимости от качества земли. Нижние чины получали по одному участку. Офицеры в зависимости от чина получали "ранговой земли" от 2 до 16 участков. Эта земля являлась частью жалованья и с уходом офицера должна была быть возвращена в полк для передачи его преемнику. Однако на практике не удалось организовать дело так, как предполагалось "Планом". Не каждый имевший право на землю получал ее: проходили годы, пока полковое начальство и сам заинтересованный в земле находили соответствующий участок. Также было при повышении в чине, чему соответствовало увеличение рангового надела. Нередко проходили годы, пока находилась свободная земля.

С самого начала в Новороссийской губернии начал развиваться процесс обращения ранговых дач в собственные подобно тому, как то было в Гетманщине. Первым поводом к этому являлось заселение земли - такая ранговая земля давалась заселившему ее в собственность. Новороссийская губернская канцелярия поставила перед Воейковым вопрос: что делать с заселенными ранговыми землями при переходе владельца их в другое место? Воейков дал уклончивый ответ: владелец обязан продать ее, и если его преемник по службе не пожелает купить, не сойдясь в цене, то губернская канцелярия должна принять ее в казну по справедливой оценке, а преемник, отказавшийся купить землю, утрачивает право, на ранговую землю и должен довольствоваться жалованьем. Таким образом, в ответе Воейкова видим полное игнорирование интересов военнослужащего и нарушение принципа выделения ранговых земель как части жалованья. Затем мы видим, что ранговая земля начинает переходить по наследству не только к сыну, имеющему чин (в таком случае участок в зависимости от разницы в чинах отца и сына увеличивается или уменьшается), но и к дочери и даже к сестре. Заселенная ранговая земля продается. Словом, постепенно стираются все грани, отличающие ранговую землю от обычной собственной земли. Пожелания обращения ранговых земель в собственные высказаны были в 1767 г. в наказах депутатам в Законодательную комиссию от дворян Черного, Желтого, Елисаветградского, Донецкого полков.

Кроме ранговых земель в Новороссийской губернии отводили также земли под поселение слобод и для разведения скота. Уже отмечалось выше, что в ответах Воейкова Новороссийской губернской канцелярии право заселения земель и, следовательно, получения их в собственность было ограничено и предоставлено одним дворянам; между тем за первые годы существования губернии успели получить земли под слободы многие купцы; после разъяснения Воейкова они спешно стали переписывать эти земли под разведение разного скота.

Заселение земель в условиях неспокойной жизни и текучести населения было дело1 " нелегким, и контролеры, поставленные губернской канцелярией, часто доносили, что земли остаются незаселенными "и надежды на заселение нет".

На основании ведомостей можно установить время наиболее интенсивной раздачи земель, районы и характер землевладения в этих районах. Больше всего дач было роздано в 1767 г., потом кривая раздач падает, возможно, в связи с событиями, связанными с турецкой войной и усилившимися нападениями запорожцев. Среди лиц, получивших земельные дачи в Елисаветградской провинции, больше всего было офицеров местных полков в средних чинках - 69,2%, штаб- офицеров было 6,7%, вахмистров - 7,4%. Что касается норм, установленных "Планом", то мы видим, что исключения в сторону увеличения размеров земельных дач были сделаны тоже в пользу этой группы лиц - офицеров местных полков, по большей части занимавших видное административное положение:

стр. 40

комендантов, полковых командиров, секретарей губернской и провинциальной канцелярий и т. д. Фамилии лиц, получивших земельные дачи, дают некоторые основания предполагать, к какой национальности принадлежали они; по преимуществу это иностранцы, служившие в полках Хорвата: Серезлии, Хорваты, Бузескулы, Гродескулы и т. д., - среди них незначительное число русских фамилий, принадлежавших русским офицерам (Чертков, Увалов и т. д.), а также русскому купечеству (Пашутины, Сушилины, Масленниковы и т. д.). Украинских фамилий немного, это по преимуществу старшина бывшего Слободского полка, сотники, подпрапорные, превратившиеся в офицеров Елисаветградского пикинерного и Желтого гусарского полков. Пришлых помещиков, великорусских или украинских, здесь еще пока нет. Слишком опасна была еще жизнь на далекой Южной Украине, чтобы стоило рисковать идти сюда за землею. Только после Кучук- Кайнарджийского мира и уничтожения Запорожской Сечи хлынут сюда неудержимым потоком помещики из разных концов Российской империи.

Иное положение было в Екатерининской провинции. К ней была присоединена часть Миргородского и Полтавского полков, и таким образом сюда влилась довольно значительная часть украинской старшины с ее земельными владениями. Поэтому главное ядро помещичьего землевладения здесь составили не розданные на "ранг" или под заселение земли, ограниченные определенным размером, а именно собственные земли, и потому основным пожеланием депутатам в Комиссию 1767 г. было не превращение ранговых земель в собственные, а сохранение в руках помещиков земельных излишков, полученных и до 1739 г. и после него. О том, как велика была разница в размерах земельных дач, свидетельствует такой факт: наибольшая земельная дача в Елисаветградской провинции составляла 7690 десятин земли; в Екатерининской провинции у генерала фон Штофельна было 80 тысяч десятин, у обозного Руновского - 63 тысячи и т. д.

Перед помещиками стояла трудная задача - заселить землю. Крестьян было мало, приходившие из-за границы могли выбирать для себя лучшие места, и везде их принимали с радостью и предлагали льготные условия жизни. Для недовольных жизнью в Новороссийской губернии было не за горами Запорожье, где, по слухам, была привольная жизнь. И вот вследствие этих условий жизни и текучести крестьянского населения в помещичьих дачах устанавливается минимальный размер панщины- 1 - 2 дня в неделю. Об этом писал академик Гильденштедт, посетивший Новороссийскую губернию в 1774 г., об этом упоминала в запросах Воейкову и Новороссийская губернская канцелярия. В ответе своем Воейков указывал, что интерес самих помещиков заключается в том, чтобы не обременять крестьян работою; в крайности о", -предлагал крестьянам жаловаться в губернскую канцелярию, а та должна внимательно расследовать дело, а если окажется, что помещик обременял и притеснял крестьян, то они должны были быть отняты у него. Но крестьяне сами лучше регулировали свои отношения, переходя в случае недовольства помещиком в другое -вместо. Нужно сказать, что в восточной части губернии, в Екатерининской провинции и Бахмутском уезде, уже проявлялось стремление прикрепить крестьян и отношения между помещиками и крестьянами приобретали угрожающий характер.

Государственные слободы в Новороссийской губернии и заселялись преимущественно украинским и великорусским народами. Население сходилось сюда главным образом из Правобережной Украины, через которую часто проходили, прожив в ней некоторое время, выходцы из Левобережной Украины и Великороссии. Выходили из Правобережной Украины люди сами, на свой риск, вызывали их оттуда осадчие, которым отводили землю для поселения слобод. Кроме осадчих разъезжали по Правобережной Украине "вызыватели", которые сами не заселяли

стр. 41

слобод, а сдавали приведенных людей в полки или в слободы на поселение и получали за это награды: офицерские чины, деньги, земли. Среди этих "вызывателей" мы видим немало людей, составивших себе большие капиталы и сделавших хорошую карьеру: полкового командира Одобаша, будущего губернатора Комбурлея и других. Но все же, несмотря на энергию "вызывателей" и осадчих, большое значение в жизни страны имела вольная, индивидуальная колонизация.

Великороссийский элемент был довольно значителен в Новороссийской губернии: для Елисаветградской провинции он был представлен по-прежнему старообрядцам", которые продолжали переходить сюда из Правобережной Украины и заселять слободы; для Екатерининской провинции - однодворцам", численность которых была довольно значительна. Кроме того были и массовые переходы сюда из великороссийских провинций. Так, переселялись государственные крестьяне из Севской провинции, из Орловской, из Курской.

Усиливавшийся гнет крепостного права в Великорусски и на Украине увеличивал число бежавших оттуда крестьян. В 1760 - 1763 гг. на Левобережной Украине было ограничено право перехода посполитых, следствием чего было усиление бегства их в Новороссийскую губернию и Запорожье.

В Новороссийскую губернскую канцелярию сыпались жалобы помещиков на укрывательство беглых крепостных, на разорение. Администрация губернии оказалась между двух огней: с одной стороны, интересы губернии требовали удержания в крае этих крестьян, привлечения их и на будущее время; с другой стороны, представители господствующего "сословия настойчиво требовали удовлетворения их "законных" требований. И все же в большинстве случаев "беглые" оставались в крае и администрация становилась на защиту интересов Новороссийской губернии.

Нужно добавить, - что ушедшие в Запорожье часто возвращались оттуда, равно как и прежнее население "запорожских вольностей" переходило в Новороссийскую губернию, так как и там, в Запорожье, все прочнее устанавливался обычный помещичий строй.

Иностранные переселенцы в этот период занимали небольшое место в заселении края. Новороссийская губерния была образована именно в то время, когда иностранная колонизация пользовалась особым вниманием русского правительства. Была учреждена Канцелярия опекунства иностранных, рассылались по всей Европе приглашения, разъезжали по разным странам "вызыватели", но в Новороссийскую губернию попадало сравнительно немного иностранных колонистов. В 1767 г. была прекращена деятельность Канцелярии и массовая колонизация. Из представителей различных народностей, поселившихся в Новороссийской губернии, нужно отметить волохов и молдаван, в большом числе переселившихся во время турецкой войны 1769 - 1774 гг.; они комплектовали Молдавский гусарский полк и заселили ряд слобод: Виску, Лысогорскую, Тишковку, Пещано-Бродскую, Синюхино-Бродскую, Павловскую и др. В незначительном числе переселялись болгары, главным образом тоже во время турецкой войны, из Силистрии и Рущука. Они поселились преимущественно в Елисаветградской провинции, в слободах Аджамке, Дмитровке, Диковке, Ольшанке. Довольно большая колония греков была в Елисаветграде: здесь были выходцы из Крыма, Константинополя, Македонии.

Города Новороссийской губернии, как и вообще на Украине в XVIII столетии, были мало развиты, что стоит в связи со слабым развитием торговли и промышленности. Население городов своим образом жизни мало отличалось от сельского населения. Верхушка городского населе-

стр. 42

ния, купечество, проявляла склонность к земледелию и скотоводству. В наказах депутатам в Комиссию 1767 г. и в самой Комиссии отразился антагонизм между сословиями Новороссийской губернии. Купечество жаловалось на недостаток земли для скотоводства, а представители сельского населения упрекали его в захвате земли. Купечество, в свою очередь, жаловалось на участие в торговле дворянства и крестьян, что создавало подрыв купечеству.

С организацией Новороссийской губернии оживляется внешняя торговля Южной Украины. Царское правительство поручило резиденту в Константинополе Обрезкову принять меры для оказания содействия новороссийским купцам в установлении постоянных сношений с купцами в Константинополе, Бендерах, Яссах, Килии и других местах. В них предполагалось, открыть торговые конторы. В это же время купцы из форштата крепости св. Елисаветы, главным образом старообрядцы, завязали торговые связи с Константинополем, Хаджибеем, Балтою и Особенно с Правобережною Украиною. В 1770 г. царским правительством было предложено купцам селиться в Азове, Таганроге и разных пунктах Новороссийской губернии, причем им выдавались на обзаведение ссуды.

У Скальковского мы находим интересную таблицу, показывающую число купцов в разных пунктах Новороссийской губернии, а также их национальный состав. Великороссы занимали (вместе купцы и цеховые) первое место - 65,1%, украинцы - второе - 24,5%, и только 10,4% падало на иностранцев. По другим ведомостям можно составить приблизительное представление о том, откуда родом были эти великоооссийские купцы: много было из Орла, Брянска, Севска, из Тульской, Калужской, Курской губерний. Нужно отметить еще одно интересное явление: в то время как в Великороссии и Левобережной Украине заводы и мануфактуры в середине XVIII столетия принадлежали почти исключительно помещикам-дворянам, в Новороссийской губернии мы не видим еще дворянских предприятий. Все известные в то время фабрики и заводы принадлежали купечеству: так, Масленников открыл сахарный завод возле Кременчуга (перерабатывал сахарный тростник), Манойла Попович - кожевенную фабрику возле Новомиргорода, и т. д. В это же время выделяются как более значительные капиталисты Пашутин, Красноглазов, Сушилин, Сенковские.

Самым трудным делом является подведение итогов заселения Новороссийской губернии. Состояние статистики в XVIII столетии вообще, крайне несовершенный административный аппарат на далекой окраине государства, заинтересованность начальства в том, чтобы скрыть отрицательные явления, - все это, вместе взятое, естественно, крайне неблагоприятно отражалось на точности статистических данных.

В нашем распоряжении имеется ряд ведомостей о раздаче земель, заселении слобод, казенных и частновладельческих. Среди них есть ведомости годичные, за несколько лет, квартальные, месячные, дающие данные в разрезе губерний и провинций, полков, сословий и т. д. Однако пользоваться этими ведомостями очень трудно, и еще труднее примирить их одну с другой. В этом отношении чрезвычайно неудобно отсутствие общего принципа при составлении ведомостей: все они составлены по-разному, и во всех даны не только разные итоги, но и разные показатели отдельных групп населения. Поэтому можно только приблизительно выбрать из них наименее противоречащие цифры. На основании этих цифр можно установить, что к концу рассматриваемого периода во всей Новороссийской губернии было приблизительно 200 - 240 тысяч жителей обоего пола.

Говоря об итогах заселения, нельзя забывать, что все время здесь имели место явления, сильно тормозившие заселение края. Одним из

стр. 43

крупных препятствий являлись частые нападения татар, и еще более - опасение этих нападений. Самым крупным нападением, потрясшим всю губернию, был набег татар в 1769 г., особенно тяжело отозвавшийся на Елисаветградской провинции. Много слобод было уничтожено, много людей погибло и было уведено в плен. Татары навели такой ужас на обывателей, что не только гражданское, но и военное население разбежалось, многие слободы запустели. В течение нескольких лет Новороссийская губернская канцелярия рассылала "промемории" в другие губернские канцелярии, прося возвратить мирных обывателей, гусар и пикинеров, разбежавшихся во время татарского нападения. Потрясение в Елисаветградской провинции было так велико, что Румянцев и Воейков подали проект в Сенат о перегруппировке поселений: они предлагали перевести население из южной части провинции в северную, а южную часть оставить необитаемой, на случай нового набега. Нужно сказать, что и самая война с Турцией стоила Новороссийской губернии дорого: непрерывно двигались войска, требовали провианта, фуража, подвод, рабочих людей, квартир. Разорение края было настолько велико, что по окончании войны пришлось уменьшить налоги и простить недоимки.

Кроме внешних причин успеху заселения мешали и внутренние, социальные и экономические причины. В наказах депутатам в Комиссию 1767 г. от поселенных полков и крестьян говорилось о крайне тяжелом положении поселян, говорилось, что они изнурены повинностями (а это было еще до русско-турецкой войны), что земледелие дает мало дохода и только благодаря торговле солью и водкою они могут существовать сами и нести военную службу.

С учреждением Новороссийской губернии положение казаков ухудшилось: казачьи полки были переформированы в уланские (пикинерные) полки. Так, Слободской казачий был обращен в Елисаветградский пикинерный; в левобережной части губернии были созданы пикинерные полки: Донецкий, Днепровский и Луганский. С самого начала казаки отнеслись к этой реформе отрицательно. Они теряли все преимущества казачьего звания, получали по одному участку земли и должны были служить в регулярном полку. Только подсуседки и безземельные крестьяне на помещичьих землях охотно приняли реформу, так как получали участок, равный с казаками. С течением времени это отрицательное отношение к "пикинерии" не только не уменьшилось, но стало еще более резким. Оно ясно сказалось в 1767 г., когда пикинеры - бывшие казаки Власовской и Кременчугской сотен (присоединенных к Новороссийской губернии в 1764 г.) - отказались участвовать в выборах депутатов в Комиссию совместно с пикинерным полком и выбрали отдельно депутатами Денисенко и Качконога, которым предписали добиваться восстановления для них казачьего звания. Правда, эти депутаты не были признаны Комиссией. Но депутаты от поселян Елисаветградской провинции Моринец и Мороз поддерживали связь с этими депутатами и сами обнадеживали своих избирателей, говоря им, что в Москве к "пикинерии" относятся отрицательно.

Вспыхнувшая война с Турцией и мобилизация полков вызвали волнение среди пикинеров Донецкого, Днепровского и Луганского полков, часть которых отказалась идти на фронт. Несомненно, что волнение, охватившее в 1769 - 1770 г. пикинерные полки, находилось в связи с колиивщиной и восстанием "сиромы" в Запорожье. Пикинеры объединились с запорожскими казаками и некоторое время владели большим районом реки Орели. В 1770 г. восстание было подавлено жестокими мерами, было много казненных, еще более - сосланных в Сибирь. До настоящего времени описание расправы с пикинерам" в "Истории Руссов" казалось преувеличенным, но документы, напечатанные К. Г. Гус-

стр. 44

листым, показали, что действительность была еще более ужасной1 . Очевидно, оппозиция "пикинерии" была и в Елисаветградской провинции: академик Гильденштедт упоминает ряд пикинерных слобод, население которых разбежалось, и слободы запустели. Пикинеры бежали в Запорожье; и не случайно писарь запорожский Вирменко, прославившийся особенно энергичной борьбою с новороссийскими слободами, был ранее писарем" в пикинерном Елисаветградском полку.

Самым главным препятствием к заселению земель Новороссийской губернии служила постоянная борьба с запорожцами за земли, отошедшие под эту губернию.

С основанием Новой Сербии и Славяносербии отношения между запорожцами и русским правительством стали еще более напряженными. Эпизодические захваты запорожских земель сменились систематической колонизацией их. За основанием Новой Сербии последовало отчуждение полосы земли под Слободской полк. Запорожцы стали протестовать. Они добивались признания правительством их прав, посылали депутатов в столицу, просили, ссылались на грамоту Стефана Батория и универсал Богдана Хмельницкого. В Петербурге запорожцам обещали рассмотреть их дело, но требовали оригиналов грамот, которых у них не было. В то же время то здесь, то там запорожцы нападали на новые слободы, изгоняли население, что вызывало жалобы поселенцев на запорожцев, С учреждением Новороссийской губернии дела пошли еще хуже. Под нее был взят вновь участок земли по Бугу. Участились посылки запорожских депутатов, усилились нападения запорожцев. Положение так обострилось, что одно время в Сенате обсуждали вопрос о возвращении запорожцам Елисаветградской провинции и переводе населения ее на левый берег Днепра. Этот вопрос не получил окончательного решения, но время от времени возбуждался до самой ликвидации Сечи. Интересно, что в заседании Государственного совета за три месяца до уничтожения Сечи Екатерина II высказалась за признание прав запорожцев на Елисаветградскую провинцию.

Говоря о Запорожье середины XVIII столетия, нельзя упускать из виду, что оно переживало глубокую социальную и экономическую эволюцию и мало походило на Запорожье XVII века. В нем быстро шел процесс классового расслоения. Из массы казаков выделяется мощная старшина, которая сосредоточивает в своих руках большие богатства, как денежные, так и земельные, и постепенно превращается, подобно левобережной старшине, в помещиков, заводит крупные хозяйства, стада, мельницы, хутора, в которых селит посполитых. Одновременно с ростом экономической мощи старшина стремится удерживать в своих руках и политическую власть и охотно идет навстречу желаниям русского правительства в ограничении прав казачества, особенно права ежегодно переизбирать старшину.

Рядом со старшиною, живущей в роскоши, стоит формально полноправное казачество, те "козаки нетяги" - экономически нищая "сирома", - которые существуют только на средства войска. В прежние времена источником их существования служили войны и набеги на соседей. Теперь войны стали редки, а с набегами боролись и русское правительство и своя, запорожская старшина. И вот казаки сплошь и рядом нанимаются к своей же старшине в зимовники и хутора, чумакуют, ищут разных заработков. Между старшиною и казацкою "сиромою" углубляется рознь и растет ненависть. Последние годы существования - Сечи


1 "З історії классовоi боротьби в Степовій Україні". Характерно, что в исторической науке долгое время не обращали внимания на "пикинерный бунт" - о нем писал только Д. П. Миллер ("Пикинерия" в "Киeвской старине" за 1899 г., т. 67); еще ранее была опубликована А. Петровым конфирмация Паниным приговора суда над пикинерами, но осталась незамеченной. ("Война России с Турцией и польскими конфедератами". СПБ. Т. I, 1866, Приложения.).

стр. 45

знаменуются рядом казацких бунтов: в 1768 г. "сирома" восстала против кошевого Калнышевского. Он спасся бегством и только с помощью русских войск был восстановлен кошевым атаманом. В 1769 г. вспыхивает восстание в Корсунском курене: эти движения были в тесной связи с колиивщиной. В 1771 -1772 гг. прокатилась волна восстаний казаков во время Дунайской экспедиции. В 1773 г. полковник Колпак должен был спасаться бегством от казаков своего полка из-под Кинбурна. Все эти факты говорят о глубоком классовом расслоении в среде запорожского казачества. Но ведь в социальном и экономическом отношении ниже казаков стояли посполитые, жившие на войсковых и старшинских землях, их подсуседки, наймиты. Не мудрено, что во все время борьбы между запорожцами и Новороссийской губернией за земли замечался процесс прилива и отлива населения: из Новороссийской губернии запорожцы уводили к себе население слобод, туда бежали сотнями поселенцы государственных и помещичьих слобод, и в то же время из Запорожья шли посполитые и казаки, главным образом женатые, "гречкосеи" и селились в слободах Новороссийской губернии.

Русско-турецкая война 1769 - 1774 гг. сыграла огромную роль в истории Сечи. С одной стороны, она дала возможность запорожским казакам в последний раз показать чудеса храбрости, вызывавшей самые лестные отзывы русских командиров. С другой стороны, она ускорила ликвидацию Запорожья. Уже постройка днепровской линии в 1770 г. вызвала основательную тревогу запорожцев: на территории, прав на которую никто до сих пор не оспаривал, вырастала линия укреплений, слобод, форпостов с русскими гарнизонами. Кучук-Кайнарджийский мир, отдавший России побережье Черного моря, привел к тому, что Запорожье оказалось окруженным русскими землями. Оно стало ненужно как военный заслон. Оно стало препятствием для развития торговли, так как перерезывало путь к берегам Черного моря, к которым столько времени стремилось русское правительство, стремились русские и украинские помещики, мечтавшие о расширении торговли на Черном море, о сбыте продуктов своего хозяйства. Запорожье, с его оригинальным политическим и социальным строем, о его выборами (хотя и урезанными) старшин, с его бунтующей "сиромой", давно уже казалось анахронизмом в глазах царского правительства. Бегство в запорожские степи крепостных раздражало помещиков, а сами степи - "запорожские вольности", казалось, даром пропадали в казачьих руках.

Запорожская Сечь была уничтожена. Без одного выстрела сдалась запорожская вольница; и манифест 3 августа 1775 г. возвестил "всему свету" о том, что Сечь Запорожская больше не существует в "ее политическом уродстве".

В истории Южной Украины наступила новая пора. Началась усиленная колонизация запорожских земель, раздача их русским и украинским помещикам, строительство городов, портов, внедрение русских государственных порядков. На "запорожских вольностях" утвердилось крепостное право.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/ЗАСЕЛЕНИЕ-ЮЖНОЙ-УКРАИНЫ-В-СЕРЕДИНЕ-XVIII-ВЕКА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Україна ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Н. Полонская-Василенко, ЗАСЕЛЕНИЕ ЮЖНОЙ УКРАИНЫ В СЕРЕДИНЕ XVIII ВЕКА* // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 20.09.2018. URL: http://library.ua/m/articles/view/ЗАСЕЛЕНИЕ-ЮЖНОЙ-УКРАИНЫ-В-СЕРЕДИНЕ-XVIII-ВЕКА (дата обращения: 19.10.2018).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Н. Полонская-Василенко:

Н. Полонская-Василенко → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Україна Онлайн
Kyiv, Украина
66 просмотров рейтинг
20.09.2018 (29 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Інтегровані уроки як один з методів розвитку творчих здібностей учнів початкової школи
Каталог: Педагогика 
2 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Капиталистические государства планеты, без всяких частностей, находятся на империалистической стадии, однако в каждой из них финансовый капитал, в зависимости от степени концентрации производства, ведет хозяйство на одном из принципов: свободного рынка, планирования рынка, планирования и управления экономики государством (этап глобализма). Поэтому, каждая страна, соответственно, находится на одной из трех ступенек лестницы социально-экономического развития империализма.
6 дней(я) назад · от Владимир Троян
Мистика противостояния СССР и США в гонке за освоение Космоса — беге к Луне. Mystic of confrontation of the USSR and the United States in the race for the Space exploration. In the run to the Moon
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Олег Ермаков
"FOR THE HONOR OF RUSSIA"
Каталог: Военное дело 
17 дней(я) назад · от Україна Онлайн
RELICS Of CRIMEAN FLORA
Каталог: Биология 
17 дней(я) назад · от Україна Онлайн
RUSSIA IN UNESCO WORLD HERITAGE
17 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Ян Рафаилович Жиманов. Особенности экономического, политического и социального устройства средневекового Востока Период средневековья на Востоке был обозначен рядом новых, крайне важных для развития всего региона событий. Для большинства восточных средневековых государств и обществ это время ознаменовалось новыми вызовами, которые во многом предопределили судьбу ряда восточных стран
Каталог: История 
18 дней(я) назад · от Ян Жиманов
При определении силы взаимодействия между электронами, находящимися в эфире, реликтовом излучении, необходимо ввести коэффициент, характеризующий диэлектрические свойства этой среды, т.к. эфир обладает многими свойствами, в том числе и диэлектрической проницаемостью, которая определяется коэффициентом .
Каталог: Физика 
19 дней(я) назад · от джан солонар
По сравнению с другими типами электрических машин униполярные генераторы обладают рядом преимуществ. Простота конструкции, большая перегрузочная способность, высокий КПД, отсутствие пульсаций в кривой тока и напряжения, возможность непосредственного подсоединения к турбине ЭУ и т.д. Использование в униполярных генераторах сверхпроводящей обмотки дает возможность значительно увеличить магнитное поле и э.д.с. генератора.
Каталог: Физика 
19 дней(я) назад · от джан солонар
POMORYE ANTIQUITIES
Каталог: История 
23 дней(я) назад · от Україна Онлайн

ЗАСЕЛЕНИЕ ЮЖНОЙ УКРАИНЫ В СЕРЕДИНЕ XVIII ВЕКА*
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK