LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-453

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи Документы. АВАНТЮРЫ РУССКОГО ЦАРИЗМА В БОЛГАРИИ в 80-х и 90-х гг.
Автор(ы) П. ПАВЛОВИЧ
Источник Борьба классов,  № 6, Июнь  1933, C. 107-125

Рассматриваемый нами период охватывает ту эпоху, когда наиболее интенсивно проводилась колониальная политика европейских государств и быстрым темпом шло развитие производительных сил на основе складывающегося монополистического капитализма.

Этот органический процесс развития, начиная с 80-х годов XIX в., привел к образованию двух вооруженных коалиций в среде европейских государств - Тройственного союза и Тройственного согласия, готовых в любой момент двинуться в бой за колониальный раздел мира, за уничтожение монополии своего противника на мировом рынке.

В 1879 г. был заключен "оборонительный союз" между Германией и Австрией, который впоследствии официальным актом (1882 г.) был расширен в Тройственный союз со включением Италии.

В противоположность Тройственному союзу создалась Тройственная коалиция - Англия, Франция и Россия.

Правда, был период (1886 - 1887 гг.), когда отношения между Англией и Германией носили весьма дружественный характер (до 1886 г. Англия подписала с Германией договоры, коими были урегулированы границы африканских владений той и другой стороны). Но Германия отнюдь не собиралась попасть в положение континентального солдата Англии для противодействия напору России на Востоке, тем паче, что в этот период складывались основы русско-французской дружбы и не в интересах Германии было толкать Россию в об'ятия Франции1 .

В известный момент самым важным фактом во внешней политике Германии являлось в стремление овладеть путями сообщения от Гамбурга к Персидскому заливу с помощью турецких железных дорог.

Вопрос о Багдадской дороге в 90-х годах стал важнейшей проблемой международной "рельсовой политики" довоенного периода, вокруг которого вращалась вся международная политика. Отмеченный выше крупный поворот в международной политике начинается с конца 70-х годов прошлого века с того времени, когда возникает русско-германская таможенная война.

"Ближневосточный кризис, - писал Маркс к Зорге во время русско-турецкой войны 27; XI 1877 г., - является поворотным пунктом в истории Европы". Действительно, дальнейший ход развивающихся событий полностью подтвердил положение Маркса. Русский царизм в русско-турецкой войне далеко не достиг своих заветных целей - захвата проливов и гегемонии на Балканах. Наоборот, ближайшие два десятилетия принесли полное поражение политики русского самодержавия на Балканах. Война 1877 - 1879 гг. вскрыла полную неспособность русской реакции бороться не только с европейскими, но и с обученным европейцами противником. Эту аксиому осознал инициатор войны - будущий царь, "миротворец" Александр III, внешняя политика которого строилась с учетом опыта этой войны"2 .

Что же касается смысла "русских маневров" в Афганистане, Персии и Турции, то он расшифровывается Энгельсом "как стремление поймать рыбку в мутной воде, с одной стороны, и отвлечь внимание общества от внутренних дел - с другой".

Действительно, внешняя политика Россия являлась своеобразной формой отображения внутреннего состояния страны, для которого были характерны истощение внутреннего рынка и разгул самой черной реакции в условиях роста революционного движения.

Однако Россия не могла не считаться со сложившейся в конце русско-турецкой войны международной обстановкой. Хотя русский царизм, вышел победителем, все же ему не удалось осуществить своих захватнических планов благодаря энергичному противодействию западных государств и в частности Англии.

19 февраля 1878 г. турецкие уполномоченные подписали в Сан-Стефана мирный договор, подтверждающий заключение между Россией и Турцией месяц тому назад в г. Пордиме (накануне падения Плевны) прелиминарного договора.

Согласно Сан-Стефанскому договору создавалось независимое княжество Болгария, причем предусматривался продолжительный срок его оккупации со стороны России.


1 М. Пинтович, т. II. стр. 34.

2 М. Н. Покровский. Дипломатия и войны царской России в XIX в., стр. 301.

стр. 107

Границы сан-стефанской Болгарии определялись по этнографическому признаку, благодаря чему половина Балканского полуострова отрезалась от Турции. Это фактически означает конец Европейской Турции, что шло в разрез с интересами западных государств. Создавая "Великую Болгарию" в Сан-Стефано, русскому царизму было известно, что этот договор ни в коем случае не получит санкции со стороны европейских государств. Во-первых, проектируемая по договору "Великая Болгария", представляющая "сплошное славянское государство", противоречила заключенной 3 января 1877 г. между Австрией и Россией секретной конвенции, воспрещавшей образование подобного государства. Во-вторых, русскому царизму заведомо было известно мнение Англии и Австрии, высказанное в ответ на заключение Пордимского договора. Австрийский премьер Андраши четко и ясно заявил, "что проектируемая Болгария и есть то самое "сплошное государство", на образование которого Австрия ни под каким видом ого согласна"1 .

Англия также устами лорда Дерби до заключения Сан-Стефанского договора декларировала, что "всякий договор, заключенный между Россией и Турцией, касающийся договоров 1856 и 1871 годов, должен быть трактатом европейским я не будет действителен без согласия держав, участниц упомянутых договоров"2 .

Что же руководило русским царизмом при заключении Сан-Стефанского договора, заведомо знавшим, что подобный документ представляет собой не что иное, как мыльный пузырь?

Не сострадание ли к "несчастным братьям-славянам" и желание помочь их освобождению от турецкого ига?

Сан-Стефанский договор расценивается М. Н. Покровским как "прием, заимствованный российской дипломатией у российской коммерции", и характеризуется известной поговоркой: "запрос в карман не лезет". Заранее предвидя, что договор с Турцией подлежит пересмотру "великих держав" и что следовательно придется многое уступить из своих требований, царская дипломатия ставила эти последние в Сан-Стефанском договоре так, чтобы иметь возможность ими маневрировать.

В виде дополнительного соображения М. Н. Покровским выдвигается и второй вариант "благоприятно подействовать на общественное мнение как Болгарии, так и в особенности России"3 . Действительно, спустя три месяца после заключения Сан-Стефанского договора начался торг о проектируемой "Великой Болгарии". 8 мая 1878 г. в Лондоне было подписано секретное соглашение между Россией в Англией, ликвидирующее царское "творение" в Сан-Стефано4 .

После этого созванный в июне по просьбе России Берлинский конгресс в основном также подтвердил ликвидацию созданной в феврале тактическими соображениями русского правительства "Великой Болгарии".

Благодаря этому Россия как "покровительница братьев болгар" приобретала в общественном мнении Болгарии большой авторитет и вместе с тем порождала в болгарах ненависть к "коварному Западу", противнику об'единения болгарского народа.

Таким образом на Берлинском конгрессе (1878 г.) царская Россия благодаря удачной игре Бисмарка вынуждена была принести покаяние и взять на себя обязательства, связанные с признанием независимого болгарского княжества и нейтрализации проливов.

По Берлинскому трактату освобожденные Россией болгарские провинции разграничивались на независимое княжество Болгарию, сюзеренное по отношению к Турции, и Восточную Румелию с автономным устройством, остававшуюся под верховной властью султана, возглавляемую генерал-губернатором из христиан. Согласно Берлинскому трактату (ст. VI и VII) в течение 9 месяцев Россия содержала в обеих провинциях войска в количестве 50.000 солдат, должна была ввести гражданское управление, выработать проект органического устава (конституции) и созвать великое народное собрание для утверждения конституции и выбора князя на болгарский престол.

Русский царизм - "освободитель Болгарии", - получивший огромный политический авторитет на Балканах, считал необходимым в первую очередь добиться введения в болгарскую конституцию таких пунктов, которые, ограничивая права болгарского князя, послужили бы благоприятной почвой для создания беспрерывных смут внутри страны, обеспечивающих ему (царизму) вмешательство в политическую жизнь Болгарии. Вместе с тем на болгарский престол был "выбран" ставленник русского царизма - князь Александр Баттенбергский.

Теперь русскому самодержавию оставалось лишь разыграть роль провокатора, чтобы


1 М. Н. Покровский. Дипломатия и войны царской России в XIX в.", стр. 301.

2 Там же, стр. 297.

3 Там же, стр. 294.

4 Там же, стр. 300.

стр. 108

совершить "без международных осложнений" оккупацию Болгарии и тем самым создать себе плацдарм для успешного захвата проливов. Этим частично об'ясняется специфически провокаторский характер деятельности русского царизма на Балканах, не прерывавшейся до 1896 г., т. е. до того момента, когда внимание русского царизма было заострено на Дальнем Востоке.

Подготовка и организация с провокационными целями славянского союза на Балканах в 60-х годах, инсценировка восстаний, организация убийств болгарских общественных деятелей - противников поползновений России, - подкуп всех тех, кого можно и необходимо было подкупить, - все это заполняет содержание деятельности царской дипломатии на Балканах в 60 - 90-х годах, вплоть до 1895 г.

Но пойти на открытую оккупацию Болгарии русский царизм побоялся ввиду возможных международных осложнений и внутреннего состояния России. Россия хотела оккупировать Болгарию "незаметным образом", путем вызова самим болгарским правительством "императорского комиссара в Болгарии" с необходимым военным штабом "для водворения порядка в стране". Это же должно было означать превращение Болгарии в задунайскую губернию. В связи с этим русский царизм после Берлинского конгресса, чувствуя себя жертвой игры Бисмарка, готов был итти на разрыв русско-германского союза, на смену которому очерчивалась уже в 1879 г. контуры русско-французского союза.

Бисмарк и в данном случае вышел победителем. В том же 1879 г., заключая союз с Австрией (позже превратившийся благодаря присоединению Италии в Тройственный союз), Бисмарк начал снова завлекать царскую дипломатию в систему русско-германского союза, завлекать ее старыми планами осуществления той "тихой сапы", которую вели русские цари, начиная с Екатерины II, в направлении Босфора и Дарданелл" (Покровский). Это ему и удалось в полной мере. Бисмарк косвенным образом толкал Россию к Балканам, где уже неминуемо должно было произойти столкновение ее интересов с интересами Австрии. Отвлекая внимание двух своих соперников на Балканах грызней между собой, Германия получала свободу действий в Европе. "Было бы счастьем, если бы Россия, - писал Бисмарк, - захватила Константинополь и Балканский полуостров, так как тогда она потеряла бы свою мощность"1 .

С заключением трех конвенций с Германией в 1881, 1884 и 1887 гг. русский царизм считал дело осуществления своих захватнических планов на Ближнем Востоке в данный момент обеспеченным. Но русское самодержавие не реализовало сделку 1887 г. с Германией, поскольку русскому предпринимателю нужны были деньги, а их можно было найти только во Франции ценой заключения соответствующего соглашения, - обстоятельство, ставившее под угрозу установившиеся с Германией отношения.

В связи с этим русско-германская конвенция 1887 г., обеспечившая косвенно содействие Германии в деле русской оккупации Болгарии, не была использована царской Россией до конца и ею был заключен русско-французский союз.

Вторая половина 80-х годов характеризуется смягчением англо-русских отношений в борьбе за гегемонию на Балканах.

После захвата Россией Пенде, оккупация которого ставила под угрозу интересы Англии в Индия, и об'единения Северной и Южной Болгарии (Румелии) при помощи Англии и противодействии русского царизма 10/IX 1885 г. между обоими государствами был заключен соответствующий договор. В этот период значительно обострились дипломатические отношения между Сербией и Болгарией, что было использовано Россией и Австрией в их борьбе между собой за гегемонию на Балканах.

В условиях этих обостренных международных отношений русское самодержавие проводило свою болгарскую политику.

Однако для возврата того, что царская Россия выпустила из рук на Берлинском конгрессе, русскому царизму нужна была известная опора в болгарской "общественности", но ее не так-то легко было найти. Приходилось опираться лишь на своего ставленника - князя Болгарского, на штыки русских военных, занимавших все командные высоты в болгарской армии, на болгарских консерваторов и продажных вождей либеральной партии.

Не удивительно, что при таких обстоятельствах болгарская политика царской России в 80 - 90-х годах полностью носит авантюристично-опереточный характер. Этим не обменяется беспрерывный ряд неудач русской дипломатии, окончившийся в 90-х годах полным поражением политики царской России в Болгарии.

"Измена" Болгарии своей "освободительнице" подтвердила лишний раз эмпирический закон, вскрытый Марксом и Энгельсом, "что, хотя кровное родство и общая религия создают


1 С. Радев. Строители современной Болгарии, стр. 212.

стр. 109

общие связи между русскими и южными славянами, все же интересы их разойдутся с того дня, когда последние освободятся от турецкого ига"1 .

Именно с этими экономическими и политическими сдвигами в стране, происходившими после ее освобождения, русский монархизм не считался.

Результаты русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. оказали революционизирующее влияние на экономику Болгарии, которая из феодально-крепостнического государства превращается после войны в буржуазно-демократическое.

Основные земельные арендные фонды аграрной Болгарии, находившейся в руках турецких феодалов и помещиков, с нашествием русских войск революционным путем переходили в руки болгарских крестьян. Сохранившиеся у болгарского крестьянства от 60 - 70-х годов революционные традиции сказались во всей дальнейшей общественно-политической жизни страны. Крестьяне отнимали землю насильственным путем не только у бежавших турок, но и у богатых болгарских землевладельцев. Совершавшийся экономический переворот оказал свое разрушительное действие на господствовавшие до войны хозяйственные формы в стране. Заключенные Болгарией торговые договоры с западными государствами в свою очередь ускорили темпы разложения старого ремесленного цехового строя.

Таким образом русско-турецкая война, ускоряя процессы разложения старых хозяйственных форм, имевшие место и до нее, содействовала развитию капиталистического способа производства в стране. В соответствии с этим в стране происходит и соответствующее классовое расслоение, сопровождающееся ожесточенной и бурной классовой борьбой. Консервативная партия, защищавшая интересы болгарских ростовщиков и крупных землевладельцев, потерявших при создавшемся положении свои привилегии и большие доходы, выдвигала лозунг установления в Болгарии неограниченной монархии, мотивируя это неподготовленностью болгарского народа к демократическому конституционному правлению. Национал-либеральная партия, защищавшая интересы мелкой и торгово-ремесленной буржуазии, зорко охраняла новый строй, борясь с попытками консерваторов добиться феодально-помещичьей реставрации. Эта партия во главе с Драганом Дашковым, пришедшая к власти в 1884 г., всей своей внутренней и внешней политикой способствовала ускорению процесса политической диференциации.

В период 1884 -1886 гг. из народно-либеральной партии выделяются в первую очередь болгарская мелкая буржуазия - партия Каравелова, в 1886 г. - торговая и промышленная, точнее крупно-ремесленная, буржуазная - партия Стамбулова (либеральная партия).

К оставшемуся "шефом без армии" Драгану Цанкову примыкают остатки постепенно умирающей консервативной партии, представляющие в дальнейшем главную опору русской дипломатии в Болгарии. В 1889 г. ими создается болгарская народная партия - партия болгарских кулаков (чербаджиев) и ростовщиков партия болгарского ростовщического капитала и крупной буржуазия.

Борьба по вопросу о политическом и общественном устройстве Болгарии, борьба вокруг инсценированного Россией в 1881 г. переворота имела целью изменение болгарской конституции вплоть до детронации Россией ее ставленника, оказавшегося "изменником" ее интересам. Она представляла одну цепь политики болгарской мелкой и зарождающейся торгово-промышленной буржуазии, поддерживаемой западноевропейскими государствами с силами старого строя, поддерживаемого Россией. Эта борьба в конце концов привела к укреплению нового буржуазного строя в Болгарии - к созданию "независимого" болгарского государства и вместе с тем - к полному поражению политики русского самодержавия в Болгарии.

В эту бурную эпоху ожесточенных классовых боев в Болгарии русская дипломатия играла вульгарно-провокационную роль. Правда, в течение первых пяти лет со дня освобождения страны, вплоть до 1883 г., политической опорой России была консервативная партия. Однако когда был поставлен вопрос о "денежном мешке" - о дележе прибылей, - лидеры консервативной партии оказались в рядах врагов России. Измена болгарских консерваторов и князя Баттенбергского обнаруживалась в полном своем об'еме при разрешении вопроса с постройке железных дорог. Для болгарского княжества наиболее выгодным являлся путь, связывающий прилегающие к Черному морю центрально-земледельческие округа Болгарии с Западом. Царская Россия по стратегическим соображениям настаивала на "русском" направлении, обеспечивающем возможность связать болгарские железные дороги с русской железнодорожной сетью, причем постройку их предполагалось возложить на русских подрядчиков - генерала Струве, барона Гинзбурга -


1 Маркс и Энгельс, Соч., т. XI, стр. 165.

стр. 110

производить ее русскими материалам1 . Болгарские консерваторы совместно с болгарским князем отвергли "русский" проект и приступили к осуществлению "западного", поручив постройку железных дорог крупному подрядчику - кассиру консервативной партия Хаджи-Иенову.

Тогда наступил окончательный разрыв отношений между царской Россией и болгарскими консерваторами. Судьба болгарского князя была предрешена. Русский царизм поручил своему представителю в Болгарии при помощи болгарских "либералов" во главе с Цанковым2 подготовить свержение князя.

Консервативная партия, оставшаяся без поддержки России, в дальнейшем незаметно исчезла с политической арены страны, примкнув частично к партии Цанкова.

9 августа 1886 г. русский царизм добился свержения болгарского князя Баттенбергского. Это событие явилось своего рода праздником правящих кругов России.

Но через два дня после переворота молодая болгарская торгово-промышленная буржуазия при содействии западных государств, в частности Англии, свергнула самозванных двухдневных правителей Болгарии - ставленников России. К власти приходит регентство западной ориентации во главе с Стамбуловым.

Таким образом попытка царизма закрепить свое влияние в Болгарии не дала абсолютно никаких положительных для него результатов. Наоборот, она привела к укреплению влияния западных государств. В этой обстановке посланный в Болгарию с чрезвычайной миссией генерал Каульбарс мог сыграть тишь роль трагического шута. Так как "освобождать" Болгарию, только что освободившуюся от русского влияния, было не от кого, генералу оставалось заняться освобождением арестованных новым правительством заговорщиков, на судьбу которых царское правительство не могло не считать себя ответственным. С другой стороны, заговорщики были нужны для его дальнейших авантюр в Болгарии.

Продолжавшаяся в течение 2 месяцев "самоотверженная" деятельность непризнанного диктатора свидетельствовала о том, что дело укрепления русского влияния в страде проиграно без возврата. Оставалось или прибегнуть к тому сильно действующему средству, которой предлагал Каульбарс, - к посылке русской бригады всех трех родов оружия, или к открытому признанию банкротства своей политики и отказу от дальнейшего ее продолжения. Первые путь для России в условиях ярко выраженного противодействия русской политике и со стороны Англии и со стороны германо-австро-итальянской средиземноморской Антанты был невозможен.

Европа решительно не пускала Россию в Болгарию. Оставался второй путь, по которому, пошел царизм, прикрыв свое отступление бутафорской бравадой: 19/XI 1886 г. народное собрание и его декреты, министерство и регентство были об'явлены незаконными. Генерал Каульбарс покинул страну в сопровождении всего сонма царских консулов.

Отступая, царское правительство продолжает давать ариергардные бои. Уходя из Болгарии, царизм считал необходимым разыграть новый фарс, прикрывающий дальнейшую его деятельность. Официальным порядком "покровительницей" братьев-болгар декларировалось, что как и попрежнему царская Россия "мирным путем" будет "направлять свои усилия к восстановлению в Болгарии законного порядка". "Считая своим долгом, - оглашалось в правительственной декларации, - заботиться о сохранении спокойствия на Востоке, императорское правительство намерено попрежнему направлять свои усилия к прекращению тяготеющего над Болгарией гнета и к восстановлению в стране законного порядка"3 .

В отдельном циркуляре дополнительно раз'яснялось, что к достижению этой цели царское правительство будет стремиться исключительно мирным путем. Вся деятельность русского царизма говорит о том, насколько его слова расходились с делами.

С от'ездом русской миссии открылась самая бурная и кровавая эпоха деятельности России в Болгарии.

Царизм изменил свою тактику открытой интервенции в болгарские дела. Организация восстаний и бунтов, убийств и всевозможных диверсионных актов в условиях полного разрыва дипломатических сношений характеризуют царскую политику в болгарском вопросе, начиная с конца 1886 года.


1 По признанию болгарского премьера, русского генерала Соболева, "русский" проект обошелся бы в 42 млн. франков, а "западный" - всего в 18 млн. франков (см. "Русская старина", 1896 г., сентябрь, стр. 726, примечание 94).

2 До 1883 г. Цанков был одним из главных борцов против домогательств русского царизма в Болгарии.

3 См. "Правительственный вестник" от 25/XI 1886 г.

стр. 111

ИНСЦЕНИРОВАННЫЕ РОССИЕЙ ВОССТАНИЯ В БОЛГАРИИ*

Архивные материалы

ВОССТАНИЕ РУССКОГО КАПИТАНА НАБОКОВА в БУРГАССКОМ ОКРУГЕ БОЛГАРИИ в 1836 г.

Потерпевший поражение по всем направлениям своей политики, генерал Каульбарс накануне своего от'езда из Болгарии считал необходимым при содействии министерства иностранных дел и главы болгарской эмиграции Др. Цанкова произвести последнюю попытку, направленную к вынуждению болгарского правительства принять пред'явленные царской Россией требования, ведущие к фактической оккупации Болгарии.

Для этой цели предусматривалось побудить турецкое правительство оккупировать Румелию (Южная Болгария) путем инсценировки восстаний в близлежащих к Турции городах - Бургассе и Сливны при одновременном прибытии из Одессы к болгарской пристани Бургасса русского клипера. Ставя таким образом болгарское правительство перед угрозой оккупации страны, русская дипломатия рассчитывала, что последнее предпочтет "меньшее зло" и обратится за помощью в России. Но и в данном случае расчеты русского царизма были опровергнуты развившимися событиями.

Организация я руководство восстанием в Бургассе возлагались на капитана русской армии Набокова при помощи болгарского офицера Дражева, а в гор. Сливны - на болгарского капитана Тинкова.

Необходимый для подготовляемого восстания "человеческий материал" (четы1 , состоящие из черногорцев и болгар) был привезен из Константинополя на болгарскую пристань Сезополь (бухта Василикос).

22 октября Набокову с помощью своей четы и некоторых болгарских офицеров из местного гарнизона удалось захватить городские власти в свои руки и учредить "временное правительство". Но войска, пришедшие из Сливны, на другой день после переворота положили конец "опереточному правительству Набокова", и значительная часть заговорщиков очутилась в болгарской тюрьме.

Публикуемые материалы обнаруживают участие Пирса, Нелидова и Цанкова в спровоцированном Каульбарсом восстании, во что был также посвящен и Александр III.

На просьбу капитана Тянкова, выезжающего из Турции на "театр военных действий" в Болгарии, о присылке ему обещанного оружия Гирсом была наложена следующая резолюция: "Об том не было речи", а русский монарх добавил: "Что-нибудь другое".

Обращают на себя внимание те заботы, которые проявляют русские дипломаты к судьбе заговорщиков.

В Турции Нелидов энергично стремится выхлопотать перед турецким правительством освобождение задержанных заговорщиков, бежавших из Бургасса.

С другой стороны, просьба черногорцев Бановича и Уснановича, выдающих себя за участников экспедиция Набокова, о получении разрешения на поездку в Петербург отклоняется, поскольку в Азиатском департаменте мининдел о них сведений не было и Цанкову они не были известны.

Все же, несмотря на неуспех Набокова - русский царизм в конце следующего года экипирует вторую экспедицию под его же начальством, которая в свою очередь закончилась еще более неудачно.

---

Телеграмма

министра финансов Болгарии своему помощнику Панайотову, 5 ноября 1886 г. 2 .

21 октября капитан Набоков, поручик Кишельский, черногорский поп и еще несколько других совещались в доме капитана Набокова. В этот же вечер поручик Кишельский со своими единомышленниками-офицерами пошел в казарму к солдатам и вместе со сговорившимися тремя ротами решили обезоружить первую роту, которая оказывала сопротивление. Обезоружив ее, бунтовщики арестовали в городе главнейших противников и между ними окружного управителя. В это время командир дружины Караиванов с двумя - пятью офицерами успел убежать в Айдос.

В течение дня поручик Кишельский сделал распоряжение о созыве резервистов и запаса округа в Бургасс; когда последние собрались, он прочел телеграмму как солдатам, так и гражданам, выдавая ее за телеграмму от Каульбарса; в ней говорилось, что войско и


* Настоящая публикация является отрывком из сданной в Институт истории Комакадемии научной публикации автора на тему "Авантюры русского царизма в Болгарии в 80 - 90-х годах".

Материалы, вошедшие в публикацию, хранятся в Архиве революции и внешней политики. Примечания и надписи оформлены научным сотрудником Центрального архива резолюции т. С. Р. Диманд.

1 Партизанские отряды.

2 Перехваченная телеграмма. На подлинный знак царского рассмотрения.

стр. 112

парод будто бы восстали против правительства, что регентство арестовано и что собрание распущено, а также, что составлено новое министерство. В этот же день капитан Набоков выехал по направлению к Хаскову и Пловдиву с целью об'ехать всю Южную Болгарию и произвести там бунт.

25-го утром возвратился капитан Караиванов с двумя ротами из Айдоса и, прибыв в Бургасс, направился прямо к казармам. Увидав его, солдаты не оказали ни малейшего сопротивления и сдались. Находившиеся в городе ротные командиры немедленно явились к дружинному командиру и покорились.

После того Караиванов освободил арестованных, в том числе и окружного управителя. Сделано было распоряжение схватить заговорщиков. Черногорский поп был найден в доме русских хакасов; в том же доме находились и многие другие бунтовщики.

Поручик Кишельский с некоторыми другими заговорщиками успел бежать морем. О капитане Набокове известий нет; как только будут получены сведения о нем, не премину уведомить о том всех агентов.

Начевич.

В 4 часа вечера телеграфная станция Пыла окружена войсками и сообщение прервано.

П. А. 2172 N 3

---

Телеграмма

управляющего вице-консульством в Бургассе министру иностранных дел, 5 ноября 1886 г.

Телеграфирую в Софию1

Сегодня в 4 часа утра бургасский гарнизон во главе офицера Кишельского арестовал гражданские власти, командира, 6 офицеров и несколько человек партии. Движение направлено против правительства. Население присоединилось к войскам. Обошлось без крови. Все спокойно, и порядок полный.

Прошу прислать из Варны для охраны консульства военное судно; было бы весьма важной правительственной поддержкой.

Копия сообщается посольству в Филип.

Емельянов.

И. А. 2172

---

Телеграмма

посла в Константинополе, министру иностранных дел, 7 ноября 1886 г.

Получил личное письмо от 102 .

Тянков3 сегодня уехал на наемном пароходе в Бургасс с товарищами. Другой, захваченный им в Одессе, уже пробрался в Сливно. Тянков просит напомнить вам о присылке в Бургасс обещанного будто бы оружия4 .

Нелидов.

И. А. 2172

---

Телеграмма 5 вице-консула в Варне министру иностранных дел, 7 ноября 1886 г .

Емельянов6 сообщил нарочным лодкой для передачи в агентство и министерство следующее: завтра пополудни сюда прядут из Сливно усмирять бургасский гарнизон, который решился защищаться. Будет кровопролитие. Требуется скорое прибытие клипера. Телеграфные сношения мои с Бургассом прерваны распоряжением из Тырново.

Похитонов.

К. 25

---

Выписка из депеши N 20 посла в Константинополе министру иностранных дел, 12 января 1886 г.

М. г. Николай Карлович!

Несчастный исход безумного нападения на болгарские владения, предпринятого капитанам Бояновым при содействии русского офицера Набокова, черногорского священника Количича и нескольких десятков черногорцев и болгар, составлял предмет секретной телеграммы моей от 28 декабря.

До сей минуты трудно узнать подробности этого дела и настоящие обстоятельства его неудачи. Между тем не подлежит, кажется, сомнению, что кроме легкомыслия, с которым устроено было это предприятие, и совершенно неподходящего времени года неудачу его главным образом следует приписать тому, что в числе участвовавших были агенты нынешнего софийского правительства, передававшие своевременно обо всех подробностях оного г-ну Вулковичу. Тотчас по от'езде четы, отправив-


1 Опоздание по причине прерванного сообщения.

2 Соответствующее письмо в делах б. министерства иностранных дел не обнаружено.

3 Тянков - капитан болгарской армии, эмигрант.

4 Слово "оружия" подчеркнуто и к нему сделана сноска рукой Гирса: "Об этом не было речи". На полях напротив рукой Александра III написано: "Что-нибудь другое".

5 На подлиннике знак царского рассмотрения.

6 Управляющий вице-консульством в Бургассе.

стр. 113

шейся на пароходе в бухту Василькос около Сезополя, в Порте получена была от турецкого посольства в Цетинье и в черногорской миссии от князя Николая телеграфическая просьба воспрепятствовать этой безумной выходке его подданных и, задержав виновных, выслать их в Черногорию.

Примите и пр.

Нелидов.

К. 25.

---

Выписка из депеши N 7 посла в Константинополе министру иностранных дел, 2 февраля.

М. г. Николай Карлович!

Перешедшие в турецкие пределы участники болгарско-набоковской и дражевской чет привезены были в Константинополь. По уверению турок, между ними нет русскоподданных. Следствие об отправлении парохода "Георгиос " продолжается. В числе задержанных находится и один болгарин, снабженный русским паспортом... Так как у арестованного предполагалось сделать домашний обыск, на что требовалось разрешение посольства, то я воспользовался, чтобы заявить Порте, что, отнюдь не одобряя безумного предприятия Набокова и Ко , мы не можем однако не сочувствовать чувствам, побудившим их взяться за оружие, но я не могу не указать на неудобства расширять в угоду Вулковичу и Стамбулову размеры этого следствия единственно с прелью нанести вред Цанкову с надеждою вмешать в дело и Россию...

Абдул-Гамид... по обыкновению свалил всю вину на верховного визиря, ищущего будто бы возможность поссорить его с Россией, и тотчас же дал приказание прекратить всякие расследования среди эмигрантов, арестованных выпустить.

Примите и пр.

Нелидов.

Выписка, сделанная в архиве Вн. Пол. К. 26.

---

Телеграмма 1 (N 61)

посла в Константинополе министру иностранных дел, 12 февраля 1887 г.

Меня извещают, что участник бургасского восстания Набоков прибыл сюда, находится в связи с болгарскими офицерами и пытается вербовать черногорцев для высадки в Бургасс или Варну, на что будто бы имеет согласие императорского правительства, также обещание поддержки, судов и оружия... Сильно опасаюсь, чтобы его здесь пребывание и неосторожные действия не скомпрометировали и нас и дело, так как между самими болгарами есть предателя и за ними зорко следят регентство. Турция и Англия.

Нелидов.

Л. 265

К. 26

---

Телеграмма 2

посла в Константинополе министру иностранных дел, 18 февраля 1887 г.

Набоков вчера по собственному желанию уехал в Одессу. Ему сообщено было, что того требовало и правительство. О состоявшемся о нем распоряжении я известил по телеграфу одесского генерал-губернатора. Здесь же, во избежание скандала и ввиду его добровольного от'езда, никаких принудительных мер против него принято не было.

Нелидов.

---

Телеграмма

агента министерства иностранных дел в Одессе зав. азиатским департаментом Зиновьеву, 5 ноября 1891 г.

Убедительно прошу спросить Цанкова достойны ли нашего покровительства черногорцы Милан Банович и Уснанович, выдающие себя за участников бургасской экспедиции Набокова и неотступно просящие отправить их в Петербург3 .

Путятин.

"Одна надежда на движение военных эмигрантов, а все остальное - вздор".

(Резолюция, написанная рукою императора на телеграмме русского представителя в Турции от 13/1 1887 г.)

ФЕВРАЛЬСКИЕ ВОССТАНИЯ, ИНСЦЕНИРОВАННЫЕ РУССКИМ ЦАРИЗМОМ ПО 1887 Г. В БОЛГАРИИ

После неудачи восстания, инсценированного русской дипломатией в Бургасском округе под руководством капитана Набокова, и последовавшего за ним дипломатического разрыва между Болгарией и Россией русское самодержавие не останавливается в своих агрес-


1 На подлиннике знак царского рассмотрения.

2 На подлиннике знак царского рассмотрения.

3 Телеграмма от 7 ноября, Зиновьев отвечал: "Цанкову Банович и Уснанович неизвестные в делах департамента о них сведений нет, а потому необходимо отменить поездку их в Петербург".

стр. 114

сивных намерениях по отношению к "освобожденному" им болгарскому народу. В январе 1887 г. в министерстве иностранных дел с санкции самого императора строились планы для дальнейшей деятельности русской дипломатии против болгарского правительства. Согласно плану, выработанному совместно с представителями болгарской военной эмиграции (б. главнокомандующим болгарской армии, свергнувшим князем Баттенбергского, майором Груевым и б. товарищем военного министра) капитаном Бендеревым, решено было свергнуть болгарское правительство путей пронунциаменто в гарнизонах, находящихся в Северной Болгарии, и одновременно поднять к восстанию население в Румелии (Южная Болгария).

В то же время для прикрытия своих замыслов русский царизм при посредстве турецкого правительства инсценировал в Константинополе конференцию представителей болгарского правительства и болгарской оппозиции во главе с Др. Дашковым под предлогом мирного разрешения болгарского кризиса". Какое значение русский царизм придавал этой конференции, видно из резолюции Александра III на донесении Нелидова о замечающемся в среде болгарской оппозиции разладе: "Одна надежда на движение эмигрантов, а все остальное вздор".

Русский царизм, привыкший осуществлять свои захватнические планы только кровью трудящихся масс, бесспорно не ожидал разрешения болгарского кризиса от инсценированной им комедии. Александр III к этому вопросу подходил более "реально", чем ряд вождей болгарской оппозиции.

На состоявшемся в министерстве иностранных дел совещании Груеву и Бендереву были даны четкие и ясные директивы для подготовки общего восстания в Болгарии.

На состоявшейся тогда же во дворце аудиенция по этому поводу императором была дана характерная установка в части подготовки армии и народа: "Тише едешь, дальше будешь"1 .

По планам министерства иностранных дел болгарские эмигранты организовывались в 3 эмигрантских комитета: в Бухаресте, в Константинополе и в Одессе (на иждивении министерства иностранных дел). В состав константинопольского и бухарестского комитетов входили главным образом военные и цивильные вожди эмиграции, а в Одессе сконцентрировалась вся остальная эмигрантская масса. Организация подготавливаемого восстания возлагалась на майора Груева под "негласным руководством" царского представителя в Бухаресте - Хитрово.

В распоряжение Хитрово были предоставлены все "необходимые денежные суммы и военное снаряжение. Обращает на себя внимание щедрость царизма в выдаче пособии для организации восстаний, убийств и закутки продажных душ.

Груев просил для подготовляемого восстания 300.000 франков, а Гире отпускает 400.000 фр., поскольку, по мнению Гирса2 - "подобное рискованное предприятие не может быть ведено без самапожертвования". Для проведения планов мининдел 8 февраля 1887 г. в помещении русской миссии в Бухаресте под председательством русского представителя Хитрово состоялась совещание с болгарскими заговорщиками, где был утвержден оперативный план восстания.

Руководство восстанием в Северной Болгарии поручалось Груеву, в Южной Болгарии - Стоянову под верховным руководством Хитрово.

16 февраля 1887 г. в Северной Болгарии вспыхнуло подготовляемое в стенах царского министерства иностранных дел восстание.

Понятно, с каким волнением следил Александр III за ходом событий.

Получив сообщение о восстании силистрийского гарнизона, он пишет на телеграмме: "Дай бог, в добрый час". События развертываются против регентов, поднимаются подкупленные Россией болгарские офицеры.

Александр III волнуется. "Страшно, если они будут побиты" - восклицает он. Самое нерачительное известие "с фронта интересует его.

За этот период нет ми одной телеграммы без "царской резолюции" или хотя бы знака рассмотрения. Однако недостаточно подготовленное, преждевременно вспыхнувшее восстание 3 марта (19 февраля) подавляется регентами.

Сначала Александр III этому сообщению не верит. На первой телеграмме с известием о поражения имеется его пометка: "Надеюсь, что это неправда". Но повстанцы действительно разбиты. Уже большая часть арестована, начинаются расстрелы. "Более чем грустно. Печально" - восклицает Александр. Он недоволен. "Задунайская губерния". Константинополь опять остались только мечтою. Кровавая расправа регентов с повстанцами вызывает "горячее сочувствие коронованного палача. "это-то и ужасно, что мы ровно ничего не можем сделать для


1 С. Радев. Строители современной Болгарии, стр. 295.

2 Гирс - министр иностранных дел России.

стр. 115

защиты бедных болгар". Юмористически звучат "сочувственные" восклицания, "которыми отделывается Александр при известиях о расстрелах и пытках людей, спровоцированных им на авантюру. "Сердце разрывается. Ужасно читать всем это" - пишет он. Но последнее слово еще не сказано. "Великая освободительница" не забудет поражения, нанесенного ей регентами. "Проклятые регенты, когда дойдет очередь и до них" - читаем мы резолюцию Александра на телеграмме Хитрово от 20 февраля.

Распрощавшись с павшими жертвами, царизм подготовляет новые авантюры для своих планов. Гибнут новые жертвы, тратятся опять миллионы франков, накопленные жесточайшей эксплоатацией трудящихся масс в России.

П. А. 2182.

N 1.

---

Письмо министра иностранных дел посланнику в Бухаресте Хитрово 2 февраля 1887 г.

Перед отъездом своим из С. -Петербурга известный вашему прев-ву майор Груев высказал желание, чтобы в распоряжение его и его единомышленников было отпущено триста тысяч франков и две тысячи ружей с патронами, необходимые, по его мнению, для успеха предприятия, о котором я сообщал уже вам в секретном письме от 10 прошлого декабря1 .

Означенное ходатайство признано было возможным удовлетворить, но под условием, чтобы главное наблюдение за действиями болгарских офицеров попрежнему негласно сосредотачивалось в руках ваших в видах предупреждения последствий, несогласных с нашими интересами.

Во вверенной вам миссии имеется в настоящее время на хранении более четырех сот тысяч франков из болгарского фонда. Как я имел уже честь сообщить вам в письме от 10 декабря, вам предоставляется производить из суммы этой болгарским офицерам выдачи, сообразуясь с потребностями. Об этих потребностях нельзя судить из С. -Петербурга, почему вам предстоит руководствоваться личным усмотрением во всем, что касается размера и своевременности выдачи. Если, с одной стороны, желательно избегать бесцельных расходов, то, с другой, нельзя упускать из вида, что всякое рискованное предприятие не может быть ведено без самопожертвований.

Что касается второго пункта ходатайства майора Груева, то военным министерством уже сделано распоряжение о сосредоточения у измаильского военного начальника двух тысяч ружей с патронами. Отпуск оружия, как частично, так и полностью, будет производиться не иначе, как по вашим указаниям, лицам, вами рекомендованным.

В этом случае я покорнейше прошу вас ни под каким видом не упускать из виду следующие существенные соображения.

Не отказывая болгарским офицерам в возможного содействии, мы считаем тем не менее необходимым воздерживаться от всякого непосредственного участия в их предприятиях. Предприятия эти ведутся названными офицерами на собственный риск, а следовательно, все без исключения агенты наши должны заботиться об устранении всяких сколько-нибудь основательных подводов к подозрению в том, что они причастны настоящему делу.

Так как всякое вооруженное предприятие против регентства может повлечь за собой кровопролитие, жертвами коего будут не истинные виновники настоящего прискорбного положения дел в Болгарии, а несчастные болгары, очутившиеся на стороне регентства вследствие насилия или неведения, то никакая попытка в означенном смысле не может быть оправдана, если только не будут предварительно приняты все возможные меры к обеспечению ей успеха. Всякое напрасное кровопролитие сопряжено с тяжкой нравственной ответственностью, и притом оно может повлечь лишь к упрочению регентства и послужить благовидным предлогом к усилению того гнета, под которым настоящие софийские правители держат болгарский народ.

Ввиду всего этого вам предстоит противодействовать всяким рискованным попыткам болгарских офицеров и их необдуманным увлечениям.

Вверяя вам руководство столь щекотливым делом, я вполне убежден, что в этом случае вы благодаря опытности вашей сумеете верно оценить обстоятельства, при которых может быть оказано болгарским офицерам ожидаемое ими от нас содействие, - и что вы не оставите руководить их вашими советами с тем, чтобы предупредить со стороны их всякий опрометчивый шаг.

О получении настоящего письма я буду ожидать вашего уведомления.

Прямите и пр.

Гирс.


1 Упомянутое письмо в деле не обнаружено.

стр. 116

Телеграмма 1

посланника в Бухаресте министру иностранных дел. 2 марта 1887 г.

Бендерев и другие офицеры просят передать Груеву, что его присутствие здесь как можно скорее необходимо для пользы дела.

П. А. 629.

Хитрово.

---

Выписка из депеши 2 посланника в Бухареста министру иностранных дел, 20 февраля 1887 г.

М. г. Николай Карлович!

Текущего февраля я имел честь получить весьма секретные инструкции Вашего высокопревосходительства от 21 января3 . Одновременно с сим прибывший из С. -Петербурга майор Груев, не останавливаясь в Бухаресте, проехал прямо в разные придунайские пункты для тайных сношений с некоторыми единомышленниками, состоящими еще на службе в болгарских войсках, и лишь сегодня, возвратившись из своей поездки, явился ко мне. Вечером уже собрались у меня майоры Груев и Гуджев и капитаны Бендерев и Дмитриев.

Прежде всего я поставил на вид моим собеседникам воззрения императорского правительства на предпринимаемое ими патриотическое дело. Я им высказал, что в силу моих инструкций, а равно и личных моих убеждений, я имею право поощрять их и оказывать им поддержку лишь на такие предприятия, которые предоставляют достаточные залоги успеха. Я об'яснил им, что буду считать себя всегда обязанным воздерживать их от всяких предприятий частных, недостаточно обдуманных и недостаточно подготовленных, могущих быть подавленными и отметь результатом лишь бесполезное кровопролитие и усиление власти нынешнего правительства. Ввиду сих условий моей поддержки предпринимаемого ими дела я указал им на необходимость с нашей стороны всестороннего хладнокровного обсуждения сообща истинного положения дел и шансов успеха.

Поддерживаемые денежными средствами, которые императорскому правительству угодно было предоставить с этой целью в мое распоряжение, приверженцы наши проявляют неусыпную, вполне бескорыстную деятельность. Независимо от тайных сношений с отдельными личностями напечатали в громадном количестве прокламации и открытые письма у регентам, к офицерам и к гражданам. Эти печатные воззвания были частью препровождены в Болгарию через разные пункты румынской границы, частью препровождены в Константинополь для распространения в Румелии и, через Румелию, в Болгарии. Но распространение это весьма затруднительно по причине зоркой бдительности болгарских пограничных властей и многочисленных агентов - софийских правителей, расходующих громадные суммы на полицию. По слухам, несколько лиц, пойманных в Рущуке с этими печатными воззваниями, были бесчеловечно избиты полицией. Рядом с печатными прокламациями эмигранты начали издавать в Браилове еженедельную болгарскую газету под заглавием "Девятое августа" и еще другую - под заглавием "Да разберемся", коих первые нумера имею честь при сем препроводить"4 .

Для действий в самой Софии приверженцы наши вынуждены прибегать к посредству разных факторов, за полную благонадежность которых, очевидно не всегда можно ручаться. По причине отдаленности Софии все это разумеется весьма затруднительно. Для большего обеспечения в этом отношении все действия предпринимаются не иначе, как по предварительному соглашению с Константинопольским комитетом и с Цанковым, иногда при посредстве моих сношений с тайным советником Нелидовым. Таким образом недавно, отпуская по просьбе гг. Груева, Бендерева, Дмитриева и Гуджева на этот предмет 30.000 фр., я отказал им в переводе непосредственно мною столь значительной суммы в Софию. Из этой суммы 10 т. фр. были много выданы в руки офицеров для пересылки их в Софию - самыми маленькими суммами на несколько лиц. Остальные 20 т. фр. были мною переведены в Константинополь Т. С. Нелидову для передачи тамошнему комитету в лице майора Стоянова.

Мне кажется в настоящую минуту было бы выгодно не настаивать ни на какой княжеской кандидатуре, а стремиться лишь к свержению софийских негодяев и замене их прочным временным правительством с русским военным министром. О кандидатуре всегда будет время позаботиться впоследствии5 .

Относительно константинопольских пере-


1 На подлиннике знак царского рассмотрения. К последнему слову сделана ссылка внизу, рукой Гирса написано: "Это будет сообщено Груеву, который выехал на-днях в Одессу".

2 Выписка сделана в Арх. Вн. Политики.

3 См. N 1.

4 Упомянутое в тексте публикуемого документа приложение в деле отсутствует.

5 От слов "Мне кажется" до слов "позаботиться впоследствии" отчеркнуто красным карандашом, на полях рукой Александра III написано: Да.

стр. 117

говоров Цанкова с Грековым, Стоиловым и Вулоквичем никто не составляет себе иллюзий и никто не ожидает от этих переговоров каких-либо практических результатов. Разве для одних софийских правителей представляется в них что-либо существенное. Эти самозванные правители ищут проволочки времени, рассчитывая на европейскую войну. С другой стороны, для них представляется та выгода, что некоторые нерешительные их противники все-таки выжидают результатов этих переговоров. Поэтому всего выгоднее было бы, чтобы депутация возвратилась в Софию без всяких результатов и чтобы переговоры прервались окончательно.

Самая постановка партий Цанковым на этих переговорах была едва ли практичною. Мне кажется не следовало упоминать о каких-либо партиях - правительственной, консервативной, цанковской и каравеловской. Следовало видеть перед собою лишь две величины: незаконное, захватившее в свои руки и насильственно удерживающее власть софийское правительство и протестующая против этого правительства оппозиция народа, и не сходить с той точки зрения1 .

Вообще все неудачное дело Константинопольских переговоров представляется мне весьма простою истиною. Иногда можно и даже должно повесить человека; стараться же убедить его, чтобы он сам повесился, представляется препровождением времени по меньшей мере непроизводительным. Расстаться с властью для нынешних ее предержателей в Болгарии равносильно самоубийству, как же можно надеяться, чтобы они на это добровольно согласились? Насильственный порядок вещей, установившийся в Болгарии, может быть уничтожен лишь насильственным переворотом, и чем раньше это может быть достигнуто, тем лучше, ибо всякая проволочка лишь разжигает ту нравственную деморализацию и ту общественную апатию, из которых нынешние правители черпают тайну их слишком продолжительного существования.

Сумеют ли наши приверженцы с теми средствами, которыми они располагают, осуществить этот насильственный переворот, удастся ли им, преследуя заветные цели, предупредить преждевременные вспышки, могущие окончательно скомпрометировать их дело, решить заранее невозможно. Со своей стороны, я конечно приложу все мое старание по мере сил и возможности для руководства ими в смысле инструкций, преподанных мне вашим высокопревосходительством.

Примите и пр.

Хитрово.

---

Телеграмма2

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 23 февраля 1886 г.

Бендерев сообщил мне сейчас, что корреспонденция эмигрантов с Силистрией перехвачены и что силистрийский комендант, командир тамошней дружины, капитан Крестев, будучи окончательно скомпрометирован, должен либо бежать, либо теперь же об'явить себя с преданной дружиной против правительства и просить указаний комитета. Вероятно решится на последнее. Вследствие этого там должно поневоле начаться движение ныне же. Необходимо поддержать, чтобы не вышла бесполезная вспышка. Груев, Гуджен, Дмитриев и другие выехали утром в Калараш, Зимницу и Журжев. Ожидаются от них известия приняты меры к предупреждению единомышленников в Константинополе и Софии, дабы возбудить единовременно движение везде, где возможно. Таким образом можно ожидать повсеместного движения с минуты на минуту. Эмигранты полагают, что против Силестрии будет послана преданная регентам пехота из Рущука. Тогда в Рущуке останется саперный полк, преданный нам, который с гражданами об'явит себя против правителей. В крайнем случае Крестев со всей дружиной перейдет на левый берег и передает оружие румынам. Бендерев просит предупредить всех болгарских офицеров быть готовыми к вызову и сообщить Стоянову в Константинополь.

Хитрово.

---

Телеграмма 3

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 28 февраля 1887г .4

Гарнизон Силистрии открыто восстал. Ожидаю известий из Калараша. Несколько офицеров-эмигрантов переправляются завтра из Калараша в Силистрию. Вызываются все офицеры из Одессы. Сообщаю Константинополь.

Хитрово.


1 От слов "следовало видеть" до слов "с этой точки зрения" отчеркнуто карандашом, на полях рукою Александра III написано: "Справедливо".

2 На подлиннике рукой Александра III написано: "Дай бог в добрый час".

3 На подлиннике знак царского рассмотрения. 4 Продолжение моей утренней телеграммы, см. N 4.

стр. 118

Телеграмма 1

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 2 марта 1887 г.

В Силистрии недостает патронов. Нельзя ли, на всякий случай, немедленно выслать и Унген жандармскому ротмистру Буркову в мое распоряжение не менее 100.000 патронов Бердана. Быть может найдут средства их перевезти по румынской железной дороге2 .

---

Телеграмма 3

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 2 марта 1887 г.

Из Силистрии сообщают: население примкнуло к дружине, об'явившейся против регентства. Дружина, состоящая из девятисот человек, вероятно уже пополнена 2.000 резервистов. Дружина вооружена берданками; патронов всего, кажется, тридцать на ружье. Для резервистов и населения имеются крынки, с огромным количеством патронов, но плохих. Против восставших выслана вся пехота из Рущука и, по слухам, гарнизоны Шумлы и Варны. Вероятно части этих гарнизонов; отойдут они не ранее четверга. Движение произошло преждевременно, но может иметь последствием движение всеобщее. Все будет зависеть от духа других гарнизонов. Если часть шумленского примкнет к силистрийскому, успех несомненен. С уходом пехоты из Рущука быть может удастся увлечь тамошний пионерский полк и население об'явится против регентства. В Систове тоже можно ожидать движения. В этих пунктах усиленно работают в этом смысле. С нетерпением ждем известий из Софии, где тоже подготовлено, но успех весьма гадателен. На Румилию надежды мало. Дмитриев, Диков, Навалов уже в рядах силистрийской дружины, Бендерев выезжает туда сегодня с 30.000 франков на первые нужды. За прежними выдачами у меня остается 280.000 франков. Наши приверженцы во всяком случае намерены дать сражение. Если войска противников будут прибывать неодновременно, надеяться разбить их по частям. Если будут разбиты, отступят в Добруджу и сдадут оружие румынам. В худшем случае это будет громадный протест против незаконного правительства.

Благодаря моим отличным отношениям с Братиану я вполне обеспечил наших приверженцев от всяких стеснений со стороны румынских пограничных властей4 .

Хитрово.

П. А. 629.

---

Выписка 5 из депеши 6

посланника в Бухаресте министру иностранных дел N 5, 2 марта 1887 г.

М. г. Николай Карлович!

События за последнее время следовали так быстро одно за другим, что решительно не успевал передавать о них вашему высокопревосходительству сведения письменно и поневоле принужден был ограничиваться телеграммами.

Таким образом я едва оканчивал отправляемое с нынешнею же экспедицией донесение мое за N 47 о деятельности комитета эмигрантов, как деятельность эта вступила внезапно в совершенно новый фазис по причине преждевременно вспыхнувшего восстания силистрийского гарнизона.

В деятельности наших приверженцев во время начала проявлялась чрезвычайная нервность; то большие надежды, то совершенное уныние. При этом раз'езды их по придунайским пунктам и вся их тайная деятельность постоянно меня озабочивали. Рядом с преданностью и усердием они к сожалению весьма неопытны в деле тайной агитации и часто крайне неосторожны. Но я должен оказать, что румынские власти относятся к ним если не сочувственно, то по крайней мере вовсе не враждебно и смотрят сквозь пальцы на всю их деятельность. Быть может под рукою оказывают они услуги и софийским регентам, сообщая им о присутствии здесь значительного числа эмигрантов. Но по внешности по крайней мере поведение румын безукоризненно. Тем не менее я всячески стараюсь внушить нашим приверженцам о необходимости с нашей стороны крайней осторожности и сдержанности, которых, к сожалению, у них недостает. За последние дни приверженцы наши после временного успеха снова поднялись духом. Они начали получать сочувственные от-


1 На подлиннике знак царского рассмотрения.

2 В тот же день Хитрово телеграфировал: "Полезно было бы, кроме Измаила и Унген, немедленно сложить в мое распоряжение 100.000 патронов Бердаша и Рени. Мы воспользовались бы первой возможностью, с открытием навигации, перевоза их водой".

3 На подлиннике имеется пометка рукой Александра III: "Страшно, если они будут побиты".

4 От слов "Благодаря моим" до слое "пограничных властей" отчеркнуто карандашом, на полях рукой Александра III написано: "Это очень утешительно".

5 Выписка, сделанная в Арх. вн. политики.

6 На подлиннике знак царского рассмотрения.

7 См. N 2.

стр. 119

веты из разных гарнизонов. По их уверениям, они могут вполне рассчитывать на гарнизон Силистрии и на части гарнизона шумленского и рущукского. В Варне они тоже рассчитывают на некоторых единомышленников.

В Силистрии дело начинается к сожалению преждевременно. Третьего дня командир тамошней дружины Крестев уведомил Бендерева, что письмо его было перехвачено, что он таким образом окончательно скомпрометирован, что дальше ждать не может и решается об'явиться с дружиною против регентства. Вместе с тем он просил указаний комитета. Сведение это я имел честь сообщить вашему высокопревосходительству по телеграфу.

Сегодня вечером Бендерев вернулся из Силистрии с известиями, вполне хорошими. Он говорит, что народонаселение поголовно примкнуло к дружине, которая пополняется резервистами. Бендерев опасается только за недостаточное количество патронов к берданкам, которыми вооружена дружина: всего по 60 на ружье. Крынок же с патронами достаточно для резервистов, но патроны плохие. Теперь подвезти патроны из Измаила невозможно, так как Дунай еще покрыт льдом. Погода стоит очень теплая, и нужно ожидать вскрытия в самом непродолжительном времени. В этих видах Бендерев просил меня хлопотать по телеграфу о высылке патронов в Рени и в Унгепы1 . При открытии навигации подвезти патроны из Рени гораздо ближе, чем из Измаила. В крайнем случае может быть удастся провезти патроны из Унген по румынской железной дороге посредством подкупа. Бендерев возвращается сегодня через Калараш в Силистрию. По его просьбе я выдал ему 30.000 франков на первые нужды. За этою выдачею у меня остается около 280.000. Если движение серьезно разрастется, этот фонд может оказаться недостаточным.

Получено известие, что против восставшего силистрийского гарнизона высланы войска из Рущука, Шумлы и Варны.

Из Софии и из Румелян к сожалению известия менее удовлетворительны. Там слишком медлят. Дело, начатое в Восточной Болгарии, было бы гораздо более обеспечено, если бы ему предшествовало потрясение в столице.

Эмигранты главнейшим образом рассчитывают на гарнизоны и надеются, что военного движения будет достаточно для возбуждения повсеместного восстания и низвержения софийского насильственного и незаконного правительства.

Примите и пр.

Хитрово.

К. 17.

---

Телеграмма2

посланника и Бухаресте министру иностранных дел, 3 марта 1887 г.

Дело, начатое в Силистрии, растет. Известия хорошие. Части, двинутые против Силистрии, незначительны и ненадежны для регентства. Надежды на об'явление против регентства Рущука, Систова и Лома усиливаются. Из Рущука мне сообщают телеграмму полковника Николаева, из Софии от 16-го, капитану Попову, немедленно итти в Силистрию. Завтра из Шумлы отправляется дружина капитана Паншерского со взводом кавалерии и батарей. Выдать по 200 патронов на ружье, отправлять людей на подводах и бомбардировать город. План действий: капитан Попов, доходя до селения Гаидашир, двинется по дороге до... а3 , где расположится лагерем. Строго следить, чтобы неприятель не мог скрыться. По взятии Силистрии учредить полевой суд под председательством капитана Драндаревского и подвергнуть на месте смертной казни. Эти известия передал в Силистрию. В случае удачи дела регенты вероятно убегут из Софии. Приняты меры к непропуску этих мерзавцев в Ломе и под Царибродом.

Хитрово.

---

Телеграмма 4

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 3 марта 1887 г.

Румынское сведение:

Силистрийская дружина разбита. Костев убит, говорят, на румынской территории вовремя отступления. Часть дружины перешла в Румынию и обезоружена. В Рущуке с утра перестрелка. Дерутся на улицах. Верных известий еще нет.

Сношения с Журжевым прерваны.

Хитрово.

----

Телеграмма 5

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 3 марта 1887 г.


1 См. N 6.

2 На подлиннике рукой Александра III написано: "Дай бог успеха".

3 Пропуск на подлиннике.

4 На подлиннике рукой Александра III написано: "Надеюсь, что неправда".

5 На подлиннике рукой Александра III написано: "Более чем грустно".

стр. 120

Сейчас получил депешу из Журжева: восстание подавлено. Эмигранты арестованы. Будут завтра расстреляны. Узунов арестован.

Хитрово.

---

Телеграмма1

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 3 марта 1887 г.

Скорбные известия из Силистрии подтверждаются. Костев убит своими солдатами. Подробностей еще нет. Из Рущука известия самые печальные. Ожесточенный бой на улицах длился весь день, говорят, много раненых и убитых. Перед вечером выявившиеся против регентства были вытеснены из казарм и бежали. Майоры Узунов и Филов настигнуты при переправе через Лом и раненые отвезены в Рущук. Сообщение с румынским берегом и телеграфные сообщения восстановлены.

Хитрово.

---

Телеграмма

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 4 марта 1887 г.

Сейчас получил длинное письмо от Груева из Журжева, заканчивающееся следующими словами: "Ясно только одно, что дело проиграно окончательно и будет масса новых жертв расправы гг. Манговых, Драндаревских и пр. Молю и упрашиваю вас донести о вышеизложенном его величеству и просить заступничества, только мощное слово государя императора может прекратить имеющуюся быть резню и кровавую расправу с массой ни в чем неповинного народа. Надежды несчастных, их сечей, жен, детей только на бога и великого государя императора. Предполагают, что Узунов застрелился. Участников расстреливают сегодня или завтра.

Копию письма отправляю с курьером. Не разделяю мнения Груева., что дело проиграно окончательно. Дойдет время и до софийских негодяев, но нужна большая выдержка"2 .

Хитрово.

---

Телеграмма 3

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 4 марта 1887 г.

Сообщаю копию Нелидову4 . Комиссаров сообщает: "19 февраля с 1 час. пополудни начались аресты. Арестовано до 200 человек, все знатные граждане. Отправлены в Черную Джамцо - каторжную тюрьму. Есть российские подданные и черногорцы. Ночью наклеены об'явления о прекращении восстания в Силистрии и Рущуке. Передана Дашкову, что его партия положительно вся арестована, в том числе и Людканов. К ним никого не пускают. Всех страшно бьют мешками с песком и дробью.

Хитрово.

----

Письмо 5

майора Груева посланнику в Бухаресте Хитрово, 4 марта 1887 г.

Спешу уведомить вас о том, что творилось вчера в Рущуке. Сообщаемое собрано из самых точных источников только до 11 час. дня 19 февраля, т. е. от участников и очевидцев. До сих пор неизвестно ничего положительного, что происходило от 11 час. утра до 4. час. пополудни, но жители в Журжеве все время, начиная с 5 1/2 утра до 4 час. пополудни, слышали ружейную перестрелку; в 3 часа дня, говорят, слышны были три орудийных выстрела. Еще 16-го вечером майор Узунов воспитанник Военно-инженерной академии и защитник Видипа в сербскую войну, собрав офицеров Пионерного полка (состоящего из 5 1/2 рот) я, прочитав им выписку из писем, которые мы ему секретным образом писали, а также сказав им краткую речь, в которой в мрачных красках обрисовал положение в Болгарии, сообщил о своем решении и о решении других начальников частей в других гарнизонах низвергнуть регентство и министерство насильственным путем. Все офицеры Пионерного полка не согласились с майором Узуновым: несогласившиеся были младшие офицеры, слепые орудия регентского режима, благодаря существованию которого они имеют кусок хлеба. Тогда майор Узунов отпустил офицеров, попросив их сохранять в строгой тайне все, о чем говорилось. 17 и 18 февраля прошли в тревожном бездействии. Заметно было только, что префект Мантов и оставшиеся (за уходом капитана Дранда-


1 На подлиннике знак царского рассмотрения.

2 Последний абзац отчеркнут карандашом. Напротив на полях рукой Александра III написано: "Дай бог", над текстом публикуемой телеграммы имеется пометка Александра III: "Это-то и ужасно, что мы ровно ничего не можем сделать для защиты несчастных болгар.

3 На подлиннике рукой Александра III написано: "Отвратительно".

4 Посол в Константинополе.

5 Рукописная копия.

стр. 121

ревского и двух других офицеров на Силистрию) офицеры пехотных 6 рот часто собирались, говорили шопотом между собою и вообще имели вид очень встревоженный. 18-го вечером майор Узунов опять созвал офицеров Пионерного полка и вновь настоял на необходимости об'явиться полку против регентов по примеру Силистрии. На этот раз решение было принято в положительном смысле. Соображено было, кого арестовать из граждан и офицеров пехотного полка, но первым и необходимым делом было решение об арестовании Мантова. Вое это решалось опять секретным образом, В 5 час. утра начались аресты, но к несчастью совершенно неудачные. Мантов, вероятно предваренный, успел скрыться неизвестно где, причем команда, прибывшая для его арестования на квартиру к нему, встречена была выстрелами 8 - 10 жандармов Мантова, вооруженных с головы до пяток всевозможным оружием. Несколько жандармов было при этом убито. Большинство офицеров пехотного полка тоже не удалось арестовать: они все вероятно предупрежденные, спали в казармах, каждый в своей роте. Не успели арестовать и вновь назначенного недавно перед тем пехотного офицера (капитана Драганова - ярого баттенбергиста) начальником флотилии, который тоже успел скрыться. Около 6 час утра все аресты были закончены. Жандармы Мантова все были собраны, обезоружены и заключены в казармах Пионерного полка. К этому же часу общая обстановка дела была в таком положения: по городу ходили усиленные патрули пионеров, население все попряталось по домам и решительно ни одного человека не было видно по улицам: магазины, лавки, кабаки закрыты; 6 рот пехоты по численности, при офицерах, затерлись в своих казармах, имея при себе оружие и патроны, но казарма была окружена пионерами; в пионерной казарме были заключены жандармы Мантова и к ним приставлен караул от пионеров; у этой же казармы находились остальные пионеры; их оставалось (всего из 5 1/2 рот) вероятно весьма немного вследствие большого расхода людей на патрули и на арестование: моряки (их всего 200 человек) - разбиты были на 3 части; большая половина под командою мичмана Кисимова, единственного нашего моряка, недели полторы тому назад уволенного из службы за неблагонадежностью, находилась при пионерной казарме и готова была действовать заодно с пионерами, тотальные моряки находилась частью на стоявшем на пристани пароходе "Голубчик", частью в своих морских казармах.

В 6 час. началась стрельба из окон пехотных казарм по пионерам, которая продолжалась некоторое время, но "стечении которого майор Узунов, выбросив белый флаг, успел войти в переговоры с пехотными офицерами в казарме; он их просил сложить оружие и сдаться, но пехотные офицеры отвечали, что они могут переговариваться о сдаче только с командиром пионеров Андреевым; последний был арестован, и допустить его на переговоры Узунов не решился. Тогда началась новая перестрелка. В одном квартале милиционеры и числе около 150 человек под командою двух людей, одного какого-то старика и другого молодого (школьный учитель, кажется), двинулись также против пионеров; начался бой по улицам. В это же время капитан Драганов прибежал в морские казармы, забрал с собою оставшуюся там команду моряков и отправился на пристань к пароходу "Голубчик", ворвался на пароход без всякого сопротивления, где уже стал хозяином, приказав пароходу отчалить от пристани и стать посреди Дуная. Между тем к пароходу прибыли из Журжева наши: несчастники - майор Панов и Тола Каржиев; они были вызваны Узуновым ранним утром, когда дело повидимому окончилось благополучно, и сели в 10 час. утра на лодку и переправились к тому берегу. По слухам они вошли на "Голубчик" прямо в лапы капитану Драганову. Около 11 час. утра дело привяло самый неблагоприятный оборот, офицеры отчаялись; по словам т. Черковского, многие из последних ранены и убиты. Есть много раненых и убитых по улицам пионеров. Подробности расскажет податель сего г-н Черковский. Ясно только, что дело проиграно окончательно и будет масса жертв расправы гг. Мантовых. Драндаревских и пр. Молю и упрашиваю вас, ваше превосходительство, довести о вышеизложенном его величеству и просить заступничества; только мощное слово государя может прекратить имеющую быть резню и кровавую расправу с массою ни в чем неповинного народа. Надежды несчастников, их семей, жен, детей только на бога и государя императора.

Предполагают, что Узунов застрелился. Несчастников расстреляют сегодня или завтра.

О Систове здесь ничего неизвестно.

---

Телеграмма 1

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 6 марта 1887 г.

Только что получил телеграмму: Приговор произнесен: 15 человек к смертной казни - Узунов, Зеленогоров, Бал-


1 На подлиннике имеется пометка Александра III: "Проклятые регенты, когда дойдет очередь и до них!?"

стр. 122

шан, К... Кисимов, Мирков, Кротев, Кожухаров, Гранберский, Генчев, статские: бывший майор Панов и депутат Карджиев, Цветков к смерти или 15 лет тюрьмы, к тому же два болгарина из Румынии. Капитан Илмев - три месяца тюрьмы вследствие смертельной раны. Филова не судили - при смерти.

Иностранные консулы коллективно ходатайствовали об отсрочке исполнения приговора, дабы дать несчастным время просить помиловании в Софии1 .

Хитрово.

---

Телеграмма посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 5 марта 1887 г.

Жены несчастных рущукских приговоренных приехали в Бухарест. Сердце разрывается2 перед их отчаянием. Заключенных страшно истязают3 . На завтра казнь.

Хитрово.

---

Телеграмма4

министра иностранных дел посланнику в Бухаресте.

Сообщено нашему послу в Константинополе.

Ваши вчерашние телеграммы крайне нас опечалили. Употребите все старания, чтобы облегчить участь несчастных жертв восстания. Будьте крайне осторожны в сношениях ваших, даже в сношениях с Братиано, на которого вряд ли можно положиться.

Гирс.

К. 17.

---

Телеграмма 5

посланника в Бухаресте министру иностранных дел, 5 марта 1887 г.

Необходимо удалить из Румынии по возможности по крайней мере на время болгарских офицеров-эмигрантов. Я предложил Бендереву сегодня же выехать в Кишинев и задержать там офицеров, вызванных Комитетом из России. Прочие офицеры тоже отсюда выедут. Останутся: Груев, Гуджиев и Дерманчев для окончания денежных дел. Относительно новых эмигрантов, перешедших с оружием в Добруджу, румынское правительство приняло решение оставить их на свободе, предложить им либо безвыходное пребывание в одном из северных городов Румынии, либо свободный выезд за границу.

Хитрово.

---

Телеграмма6

посла в Константинополе министру иностранных дел, 5 марта 1887 г.

Стоянов спрашивает, где находится Груев7 и Бендерев и другие. Просит передать первому, что восстание в Румелии он назначил на 22-е. Все офицеры отправляются туда сегодня, завтра. Курьеры отправлены. Просит подробных сведений о ходе дел в Силистрии и Рущуке. Нет ли особых ему указаний. Просит немедленного ответа.

То же самое просит сообщить Бахчеванову с просьбой поддержать движение, чем только можно. Если он арестован, передать кому-либо из единомышленников. Я же предлагаю крайнюю осторожность в сообщениях с Софиею, дабы ваше участие никаким образом не могло быть открыто.

Нелидов.

Телеграмма

посла в Константинополе министру иностранных дел, 8 марта 1887 г.

Восстание в Румынии не удалось. Поселяне пограничных сел, где началось, разбежались. Тянков и Дуков вернулись, и завтра Тянков идет в Константинополь, если успеет, так как полиция очень следит. Стоянову лучше не приезжать. Офицеры намерены тоже вернуться в Константинополь.

Все вышло весьма плохо.

Нелидов.

П. А. 629.


1 Телеграмма от 5 марта (21 февраля); Хитрово, передавая "подробности из Журжева", об'яснял причины неудачи восстания: "С ничтожными силами восставшие разбросались, не заняли арсеналы и допустили в тылу вооружиться милиционерам... Дрались храбро, отчаянно, но без толку". На телеграмме Александром. III написано: "Печально".

2 Слова "Сердце разрывается" подчеркнуты, на полях напротив рукой Александра III написано: "Да".

3 Слова "Страшно истязают" подчеркнуты на полях напротив Александром III написано: "И это перед смертью".

4 Дата отсутствует.

5 На подлиннике знак царского рассмотрения.

6 На подлиннике имеется пометка Александра III: "Все это ни к чему и поздно".

7 Я телеграфирую Хитрово.

стр. 123

Выписка из депеши1

посланника в Бухаресте министру иностранных дел N 6, 10 марта 1887 г .

М. г. Николай Карлович!

Предшествующие мои два донесения за NN 4 и 52 , отправляемые с сим же курьером, не представляют уже больше иного интереса, как интерес ретроспективный. Я запоздал их отправлением по причине страшной быстроты, которою сменились события, сосредотачивавшие мое внимание.

По причине массы безотлагательной работы, поглощавшей как меня самого, так и весь мой персонал, я решительно не имел возможности заняться материальным изготовлением к отправлению залежавшейся экспедиции. О последовательном ходе событий я имел честь содержать ваше высокопревосходительство в постоянной известности многочисленными моими телеграммами, которые в копиях я большею частью сообщал послу в Константинополе для его сведения. Ныне с сокрушенным сердцем приступало к систематическому изложению силистрийского неудачного и рущукского кровавого событий, насколько события эти до сих пор выяснились из собранных пока сведений.

К сожалению надо сознаться, преданные нам военные болгарские эмигранты, Груев, Бендерев, Дмитриев и другие, взявшие на себя главное руководство задуманного ими предприятия, не оказались ржа высоте своей задачи. Впрочем из трех надо признать гораздо выше Груева. Эго личность, более уравновешенная. Равным образом я должен отдать справедливость некоторым второстепенным деятелям, менее увлекавшимся, чем в особенности Бендерев. Но все они вместе, рядом с пылкостью и бескорыстною преданностью, не обладают той выдержкой, которая приобретается лишь опытностью и которая необходима для ведения столь трудного дела, как то, за которое они взялись. Слишком большая доверчивость в сношениях с людьми, увлечение надеждами, недостаточно основательными, - все это в значительной степени способствовало неуспеху. Не подлежит никакому сомнению, что регентство через своих шпионов было заранее предупреждено о происходившей агитации в среде офицеров разных гарнизонов. С другой стороны, несомненно, что и в том виде, в каком велась пропаганда, результат был бы иной, если силистрийское движение, а за ним и рущикское не вспыхнули преждевременно. Но в том-то беда, что вследствие перехваченной переписки с силистрийским гарнизоном дальнейшая проволочка делалась невозможною. Предупрежденное регентство не преминуло бы принять самые энергичные меры для предупреждения возможности дальнейшей пропаганды в войсках.

Что регентство было заранее предупреждено, доказывается и самими его распоряжениями. Таким образом из Шумлы против Силистрии были высланы не те войска, которые ожидали наши приверженцы. Говорят, в Шумле были произведены в самый день силистрийского движения некоторые аресты и части войск оттуда были высланы в сводные под командою вполне благонадежных начальников.

Что касается кровавых рущунских событий, то здесь опять неуспех главнейшим образом имел причиною колебание со стороны майора Узунова и его сообщников, решение, принятое в последнюю минуту, и отсутствию предусмотрительности и заранее обдуманного плана.

Ввиду более или менее подробного описания рущукских событий имею честь прежде всего при сем препроводить копию письма от 20 февраля, полученного мною от Груева из Джурджева3 ; письма, коего заключение я тогда уже передал вашему высокопревосходительству телеграммою за N 814 .

О происходившем на возмутительной пародии суда, в котором от имели незаконного, никем не признанного правительства судились восставшие против незаконного и возмутительного порядка вещей несколько из лучших и честнейших людей Болгарии, погибших за свои убеждения и за преданность России, я мог собрать некоторые сведения от нескольких очевидцев, и в особенности от жены русского подданного Стамонякова, родной брат которой, Цветков, был один из осужденных. Г-жа Стамонякова все время присутствовала на суде и с выходящим из ряда самоотвержением и энергией до последней минуты ухаживала за ранеными в госпитале, куда не без опасности удалось ей проникнуть.

В этом чудовищном суде председательствовал майор Андреев, года три тому назад судившийся за изнасилование, свидетелями были пьяный префект Мантов, несколько лет тому назад осужденный в Румынии за конокрадство, с его жандармами и разным кабачным сбродом на жаловании полиции, а приводил в исполнение приговор или скорее умерщвлял


1 На подлиннике имеется пометка рукой Александра III: "Ужасно читать все это".

2 См. NN 2 и 8.

3 См. N 16.

4 См. N 13.

стр. 124

присланный нарочно из Софии с особыми полномочиями полковник Петров. Обвиняемым не позволяли говорить. Их спрашивали исключительно о событиях дня. Узунов и другие просили позволения высказать причины, побудившие их к восстанию. Их останавливали криками и бранью. Прокурор Марков заявил на суде, что, каков бы ни был приговор, он во всяким случае не может быть приведен в исполнение над ранеными до излечения. Была разыграна и комедия призыва к милости воображающих себя законным правительством софийских негодяев. Осужденным предложили обратиться к ним с просьбой о помиловании. Большая часть отказалась. Майор Узунов с гордостью ответил, что ему нечего опросить убийц, что одно, о чем бы он просил, - это разрешение написать те причины, которые заставили его восстать против невыносимого гнета, тяготеющего над его родиной. Он прибавил, что принимает все на себя и просит пощадить своих подчиненных. Несмотря на уверения прокурора, несчастных 22-го числа в 5 час. утра вытащили полунагих из тюрем и больниц и повезли на место казни. Узунова вели босиком. Сопровождавший его священник снял с себя рясу и покрыл ему ноги. Узунов просил священника тотчас же пойти к нему домой, окрестить его еще некрещенного сына и назвать его Афанасием. Вдовы и родственники убитых показывали мне предсмертные записки некоторых из них. Все эти мученики погибли с последними словами, что умирают за преданность Болгарии и России. Расстреливавшие солдаты большею частью стреляли в воздух. Однако по первому залпу восемь из девяти убиваемых пали. Остался на ногах один поручик Зеленогоров; ни одна пуля в него не попала. Три раза переменяли стреляющие в него взводы. Тогда подошел к нему офицер и в упор выпустил ему в лоб пять выстрелов из револьвера. По окончании убийства священник хотел над каждою могилой заметить имя расстрелянного. Какой-то офицер прогнал его с ругательствами, угрожал револьвером. Этим кончилась эта страшная сцена убийства.

Все эти дни я переживал тяжелые впечатления в заботах о прибывших сюда вдовах и детях несчастных жертв кровавых событий. Семьи остались большею частью без средств к существованию. Я пока сделал все, что мне было возможно, для облегчения их участи, на первое время оно крайней мере, в материальном отношении. По сему предмету представляю особое донесение.

Равным образом в бедственном положении находится здесь множество убегающих из всех концов Болгарии от господствующего во всей стране террора.

Примите и пр.

Хитрово.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Документы-АВАНТЮРЫ-РУССКОГО-ЦАРИЗМА-В-БОЛГАРИИ-в-80-х-и-90-х-гг

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Василий ПашкоКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/admin

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Документы. АВАНТЮРЫ РУССКОГО ЦАРИЗМА В БОЛГАРИИ в 80-х и 90-х гг. // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 29.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Документы-АВАНТЮРЫ-РУССКОГО-ЦАРИЗМА-В-БОЛГАРИИ-в-80-х-и-90-х-гг (дата обращения: 20.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Василий Пашко
Киев, Украина
927 просмотров рейтинг
29.05.2014 (1210 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
10 часов(а) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
10 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
10 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
10 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
12 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
Вчера · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
Вчера · от Україна Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
На отопление жилых домов ежегодно в стране расходуется около 150 миллионов тонн условного топлива. Эта цифра убедительно показывает, как важно искать пути уменьшения потерь тепла в зданиях.
20 дней(я) назад · от Україна Онлайн

Документы. АВАНТЮРЫ РУССКОГО ЦАРИЗМА В БОЛГАРИИ в 80-х и 90-х гг.
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK