LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-920

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи ВЕЛИКИЙ ПУТЬ
Автор(ы) А. ПАНКРАТОВА
Источник Борьба классов,  № 7-8, Август  1934, C. 3-17

Москва - первая в мире пролетарская столица социалистической Страны советов, подлинной родины рабочих и трудящихся всего мира.

Москва имеет единственную в мире богатейшую и своеобразнейшую историю.

Великий исторический путь Москвы занял много столетий. Этот путь прошел в таких жестоких классовых битвах, какими отмечена история немногих крупнейших мировых городов. Впервые в истории классовые битвы завершились победой пролетариата, исторической миссией которого является полное освобождение и преобразование всего человеческого общества.

Став у власти, пролетариат Советской страны со всей энергией и мощью молодого класса принялся за ее переустройство. Коренным образом изменился облик всей страны. Коренным образом изменился и облик ее пролетарской столицы.

Москва как в зеркале отразила и отражает великие перемены, которые несет трудящимся победа пролетариата. Только пролетариат мог уничтожить эксплоатацию и преобразовать такой мрачный феодальный и капиталистический застенок, каким в продолжение веков являлась старая Москва, в новый, гигантски растущий социалистический город.

Сейчас и в будущем Москва - это город самого свободного и радостного труда, самой передовой науки и техники, самой цветущей культуры и творчества, самого счастливого молодого поколения, самых смелых замыслов и дерзаний.

Социалистическая Москва является не только ведущим центром СССР, задающим тон всем другим городам Советского союза, но и центром революционной борьбы всего мирового пролетариата.

Эксплоататорские классы, управлявшие Москвой феодальной и капиталистической, приносили трудящемуся населению города лишь страдания, голод, мрак и бесправие.

Менялись века и правители, менялись формы эксплоатации, менялась даже внешняя облицовка старой Москвы, но оставалась прежняя безысходная нужда масс, оставались и углублялись социальные контрасты, оставались

стр. 3

и разрастались грязные, голодные кварталы бедняков, окружавшие равнодушную сытость богатого центра.

Медленно перестраивалась старая, феодальная, дворянская, купеческая и буржуазная Москва. По существу же она в течение многих веков оставалась столицей кровавой диктатуры крепостников, местом жесточайшей эксплоатации масс помещиками и капиталистами, центром беспощадного национального угнетения порабощенных Москвой "инородцев", форпостом и очагом международной реакции и деспотизма. Но росла и крепла восстававшая против гнета, революционная и потом - пролетарская Москва.

Победа пролетариата по-новому осветила старую историю Москвы и открыла в ней новые страницы всемирно-исторического значения и величайшего интереса.

В обществе, основанном на эксплоатации, история всегда писалась в интересах и в оправдание господствующих классов. Так писалась до Октября и история старой Москвы. Буржуазно-помещичья историография имела социальный заказ - извратить или скрыть тот факт, что эксплоататорские классы, правившие Москвой до прихода пролетариата к власти, были источником неисчислимых страданий этого великого города, как и всей России. Буржуазные историки усердно выполняли этот заказ.

Но победа пролетариата дала новые исторические перспективы и новые масштабы, которые позволили действительно измерить, пройденный путь и легче понять всю несоизмеримость прошлого с настоящим.

Нынешняя, заново творимая пролетариатом Москва помогает нагляднее осознать ушедшую мрачность старой Москвы. Пыльные обломки жестокой московской старины, воспроизводимые в памяти, заставляют бодрее, радостнее и энергичнее возводить стропила и леса новой Москвы.

Свое историческое существование Москва начала с превращения боярской, а затем княжеской усадьбы в столицу феодальной Руси.

Москва феодальная основала, свое могущество на крови, обмане, эксплоатации и грабеже. Феодальное право сильного - единственный закон, на основе которого действовали прославленные летописью "собиратели" земель вокруг Москвы, первые московские феодальные князья.

Буржуазно-помещичья историография, продолжая летописную традицию идеализации первых шагов московской истории, восторженно прославляла хозяйственную расторопность и энергию московских "собирателей земли русской". Она особенно прославила имена таких "собирателей", как Иван Калита, собравший путем грабежа и обмана большие капиталы; как Иван III, мечтавший сделать Москву "третьим Римом"; как "грозный царь" Иван IV, сделавший Москву столицей дворянского царства на целые столетия.

Но она умолчала о подлинной роли церкви в создании и укреплении феодальной Москвы, - о том, что авторитетом церкви прикрывались самые свирепые расправы с врагами княжескими и царскими, самая жестокая эксплоатация крестьянства, самое чудовищное национальное угнетение.

Старые буржуазные историки в порыве великодержавного восторга описывали, как Москва превращалась в центр Великороссии. Но, следуя традиции и социальному заказу, они при этом умалчивали о том, что прославленная ими Великороссия была настоящей "тюрьмой народов", построенной на костях как своих великорусских крепостных рабов, так и "инород-

стр. 4

цев", и что Москва росла и богатела за счет усиленного колонизаторства и хищнической эксплоатации этих "инородцев".

Утвердившаяся в Москве власть крупных помещиков оформилась и закрепилась на целые столетия ввиде царского самодержавия, сложившегося на Руси на основе выраставшего крепостничества. Старые историки Москвы, прославляя "деяния" московских царей, пышность их быта, могущество их правления, не считали нужным показывать подлинные истоки этой пышности и могущества. Они почти не упоминали о роли крепостничества в истории богатевшей и свирепевшей царской сатрапии, какой стала тогда московская столица.

Марксистские историки, разоблачая легенды буржуазно-помещичьей историографии, конкретно показали, что крестьянская Россия и весь процесс ее закрепощения нашли свое прямое и непосредственное отражение в истории Москвы. Крепостничество в стране определяло весь социальный строй ее столицы, весь узел классовых конфликтов и столкновений, происходивших в Москве, весь уклад, быт и внешний облик города.

Москва в XVII в. не уступала по величине Парижу и превышала многие города Европы. Но по виду ока казалась большой деревней, хотя и была крупнейшим в то время центром торговли и ремесла в феодальной России.

В Москве, по словам иностранцев, в этот период было не менее 40 тыс. лавок, и она сосредоточила в своих руках не менее 1/6 части торговли всей страны.

В то же время Москва была центром и всей ремесленной жизни феодальной Руси. По переписи 1638 г., в Москве насчитывалось 1367 ремесленников, в то время как в других городах их было десятки или сотни.

Но торговля и ремесло как и весь строй отношений феодальной Москвы определялись все тем же наличием крепостничества в стране. Управлявшая городом власть жила и жирела как паук-кровосос за счет феодальной, крепостнической эксплоатации обширных крестьянских поселений, окружавших и питавших Москву. Князья и цари, бояре и чиновная знать, купцы всех рангов и состояний сидели на шее задавленной крепостной крестьянской массы. На эксплоатации этой массы создались капиталы крупнейших торговых монополистов, таких, как миллионеры Строгановы - богатейшие в то время вотчинники, купцы и промышленники, как Никитников, владелец одной четверти капиталов всех московских "гостей", как Светешников, владелец миллионов рублей, десятков деревень, соляных промыслов и т. п., и целый ряд других.

Москва отражала в себе все развитие и все противоречия феодальной России. В ней были представлены все те классы и группы, какие характеризовали социальную структуру всей феодальной России. Разнообразные классовые противоречия неизбежно приводили к постоянным конфликтам и столкновениям. Классовая борьба в феодальной Москве протекала поэтому в самых острых и порой даже бурных формах.

Москва феодальная не раз пылала в зареве войн и восстаний. Разные группы крупных феодалов в непрерывной борьбе за власть обильно поливали Москву кровью крепостного и посадского населения.

На долю тяглого посадского населения, за которым помещичья историография сохранила презрительное наименование современников "городская чернь", выпадали не только вся тяжесть войны, все жертвы восстаний, но и вся беспощадность расправы. Здесь достаточно упомянуть только такие исторические факты, как московские городские восстания 1648 и 1662 гг.

Большую роль играла московская городская беднота и во время крестьянских войн XVII и XVIII вв. Крестьянская война еще больше усилива-

стр. 5

лась благодаря восстаниям московских городских низов, часто вливавшихся в крестьянскую армию и игравших в ней организующую роль.

В течение XVII - XVIII вв. Москва содрогалась от народных волнений, голодных бунтов, стрелецких восстаний. Здесь нашли свою гибель вожди этих массовых революционных движений: Иван Болотников, Степан Разин, Емельян Пугачов. Особенно страшилась дворянская Москва XVIII в. движения Пугачова, тем более, что происходивший в Москве незадолго до того "чумный бунт" 1771 г. крайне обострил общее недовольство (московского населения.

Но не было еще пролетариата, той единственной силы, которая могла бы организовать и возглавить движение эксплоатируемых масс феодально-крепостной России. В борьбе с крестьянскими восстаниями росла консолидации дворянства и рос московской абсолютизм. И как бы живым символом феодально-крепостнического режима царизма высился в центре феодальной Москвы древний Кремль с прилегающей к нему Красной площадью.

Молебны и казни при первых Романовых, пышные крестные ходы и котлы с кипящей смолой для сожжения еретиков, поставленные при Грозном, царские шествия из Кремля на Красную площадь, и на ней - позорные столбы, виселицы и железные колья с головами и руками казненных "ослушников" воли царской, смертные приговоры и царские указы, читаемые с Лобного места на Красной площади, 18 виселиц возле царского амвона и 200 винных погребов для торговли и спаиванья народа, расположенных вокруг Красной площади, - таков был кремлевский быт феодальных правителей Москвы, благословляемый церковью, охраняемый властью, подкрепляемый финансовыми попечениями московского купечества.

И, пожалуй, наиболее выразительным и трагическим в своей художественной правде олицетворением режима царского самодержавия в феодальной Москве является созданная гением Пушкина в "Борисе Годунове" сцена встречи царя Бориса с юродивым. Только юродивые, сгибающиеся под тяжестью вериг, осмеливались на Руси говорить правду царю. Народ мрачно безмолвствовал. Но в его молчании не обманывались царские правители: "Всегда народ к смятенью тайно склонен!" И ответом царским был веками установленный обычай, о котором говорил Басманову царь Борис: "Лишь строгостью мы можем неусыпной сдержать народ..."

И даже когда Петр I, прославленный старыми историками "преобразователем", стремясь открыть "окно в Европу", "Россию поднял на дыбы", методом его преобразований оставалась все та же "неусыпная строгость".

После расправы со стрельцами Петр велел снять виселицы с Красной площади, но он перенес их в остроги и крепости, а для публичных казней ввел и передал наследникам шпицрутены, которыми забивали насмерть проходившего сквозь строй осужденного.

В 1713 г. Петр перенес столицу из Москвы в Петербург. Новая столица строилась все теми же руками насильственно сгоняемых со всей Руси к берегам Невы крепостных и ремесленников. Царь повелел Москве перевести в новую столицу не только всех чиновников вместе с правительственными учреждениями, но даже наиболее "рачительных" купцов, ремесленников и рабочих.

До 1728 г. Москве было запрещено царем строить каменные дома, ввиду недостатка нужных Петербургу "мастеров каменного дела".

И Москва попрежнему оставалась деревянной и деревенской, даже когда Петр велел ей перестраиваться по образцу европейских городов. Все оставалось по-старому. Выросли разве питейные дома, сданные на откуп, да бражные тюрьмы для подбираемых на улицах или пропивших состояние пьяниц.

стр. 6

Мало изменились в XVIII в. и социальные отношения в Москве, переставшей быть столицей государства, но ставшей, по выражению историка Карамзина, "столицей дворянства".

Жалованной грамотой дворянству в 1785 г. Екатерина II только закрепила выросшую экономическую и политическую роль дворян-помещиков, развернувших торговлю хлебом из своих крепостных имений. Москва стала центром этой торговли. Дворянство потянулось к Москве. В его рядах были такие магнаты, как графы Шереметевы, князья Юсуповы, Голицыны, Волконские, Трубецкие, Долгоруковы, имевшие свои знаменитые "подмосковные". Зимой в Москву с'езжались дворяне из своих имений и провинций со своими семействами и дворовой челядью.

Незабываемые по исторической яркости и колоритности картины переездов и московской жизни поместного дворянства даны Салтыковым-Щедриным в его "Пошехонской старине".

"Москва того времени, - пишет он там, - была центром, к которому тяготело все неслужащее поместное русское дворянство. Игроки находили там клубы, кутилы дневали и ночевали в трактирах и у цыган, богомольные люди радовались обилию церквей; наконец, дворянские дочери сыскивали себе женихов".

В период особенно цветущего дворянского житья, в 1790 - 1800 гг., население в Москве зимой возрастало до 500 - 600 тыс. вместо 300 тыс. - летом. Каждый помещик имел свой большой двор. Каждый третий из обитателей Москвы был дворовым или работавшим на дворянский двор. К дворянско-помещичьей Москве покорно тянулись с обозами оброчные мужики.

Дворянская столица шумно веселилась. Глухо и тяжко страдала кормившая ее крепостная Россия.

2

В первой половине XIX в. Москва еще оставалась полудворянским, полукупеческим городом крепостнической эпохи. Возрос в этот период русский хлебный экспорт заграницу, возросла и торговая роль Москвы благодаря ее выгодному центральному положению.

Правящим классом попрежнему оставались дворяне, превращавшие свои поместья в хлебные фабрики, работавшие, однако, при помощи крепостного труда. Другая часть дворян переводила своих крестьян на оброк и совсем переселялась в столицы.

Москва управлялась генерал-губернатором и чиновниками из богатых и родовитых московских дворян. Вся политическая и общественная жизнь направлялась дворянами. Москва стала центром дворянской культуры. Университет, гимназии, институты для благородных девиц, военные училища заполнялись дворянскими детьми. В этой дворянской культуре было много внешнего, показного лоска, заимствованного у входивших в моду, часто малокультурных иностранцев, приглашавшихся в качестве гувернеров, открывавших модные магазины на Кузнецком мосту, внедрявших в дворянских салонах вместо русского языка осмеянную Грибоедовым "смесь французского с нижегородским".

Росло и богатело и московское купечество. Оно жило своим замкнутым, темным бытом. Эти куницы, еще недавно сами выбившиеся из крепостных, завели в Москве торговлю или мелкие фабрички и сумели изворотливостью в делах и беззастенчивой эксплоатацией стекавшихся в Москву крестьян сколотить свои капиталы. Особенно видную роль в образовании кадров будущей московской буржуазии сыграли купцы-старообрядцы. С конца XVIII в. и начала XIX в. московские старообрядческие тузы сколотили мил-

стр. 7

лианные капиталы и держали в своих руках всю хлебную торговлю. Центрами такой старообрядческой буржуазии были Рогожская община и Преображенская беспоповная слобода, возникшие в связи с чумной эпидемией 1771 г. в Москве. Здесь были основаны первоначально небольшие фабрики, превратившиеся впоследствии в крупнейшие промышленные предприятия. Одним из ярких представителей старообрядческой буржуазии, задававшей тон всей московской буржуазии, был выходец из дворовых крестьян Ф. А. Гучков, приписавшийся к московскому купечеству в 1814 г. Такими же выходцами из крестьян были и другие наиболее значительные московские денежные тузы и фабриканты: Морозовы, Коноваловы, Грачевы, Мамонтовы, Прохоровы и др.

В Москве пустил свои первые ростки русский национальный капитализм, здесь нашла свое основание и новая, буржуазная культура. Начало XIX в. прошло для Москвы без больших перемен. Но пожар 1812 г. "способствовал ей много к украшенью": старая деревянная Москва сильно погорела, и только после этого стала отстраиваться дворянско-купеческая белокаменная Москва.

В первой половине XIX в. Москва украсилась такими зданиями, как Большой театр и Большой кремлевский дворец.

После "реформы" 1861 г. начинается гораздо более интенсивный рост Москвы. Уже в 40-х годах Москва, по свидетельству современников, считалась "столицей промышленности". "Реформа", ограбившая крестьян, способствовала ее дальнейшему промышленному росту. В Москву потянулись новые пролетарии, рекрутируемые из бывших дворовых и из обделенных землей крестьян. Прилив свободных рабочих рук дал возможность московским купцам, нажившимся на хлебной торговле, расширять и строить новые предприятия. На окраинах Москвы стали отстраиваться новые промышленные районы: в Кожевниках и Пресне, в Сущеве и у Преображенской заставы. С 50 - 60-х годов Москва связалась сетью железных дорог со всеми крупнейшими городами страны, и ее роль как торгового центра еще более возросла.

После "реформы" еще интенсивнее шел на смену дворянству "чумазый", изображенный сатирическим гением "Эзопа и воспитанника цензурного ведомства" Салтыкова-Щедрина.

Колупаевы, Разуваевы, Груздевы, Деруновы скупали у крестьян хлеб, продавали "патриотическую водку", занимались правительственными поставками, уважали власть и торговали совестью.

Так росли и обогащались новые "столпы" буржуазного общества, центром которого становилась Москва. Накопленные эксплоатацией деревни капиталы шли в промышленность.

Во второй половине XIX в. Москва производила половину всех хлопчатобумажных изделий страны. Ее текстильная промышленность уже с конца 30-х и начала 40-х годов начинает оборудоваться паровыми машинами и преобразуется на капиталистический лад.

Текстильная промышленность в Москве преобладала над всеми остальными отраслями промышленности. В середине 40-х годов на текстильных фабриках Москвы было занято свыше 80% московских рабочих. Текстильной, "ситцевой" Москва остается и после реформы 1861 г., вплоть до самой Октябрьской революции. В 1913 г. текстильная промышленность Москвы составляла 52% всей промышленной продукции Московской губернии. Только после Октября, когда победивший пролетариат стал строить социализм, Москва из "ситцевой" преобразовалась в Москву металлическую, индустриальную.

К XX в. вес капиталистической Москвы среди других городов непрерывно возрастал. В 1912 г. по числу жителей Москва была вторым городом в России и шестым в Европе. В 1913 г. в Москве было 149 тыс. рабочих,

стр. 8

а в Петербурге до 200 тыс. рабочих. По торговому обороту Москва лишь на 6% уступала обороту Петербурга.

С середины XIX в. и до самой Октябрьской революции хозяином Москвы была буржуазия: обуржуазившиеся помещики, купцы, промышленники и банкиры. Она завладела городской землей, всеми торговыми, промышленными и культурными учреждениями, она стала во главе городского управления и городского хозяйства.

Купечество перерастало в "европеизированную" буржуазию, но "новый быт" всех этих московских тузов: Рябушинских, Морозовых, Третьяковых и Крестовниковых - все еще носил отпечаток крепостнических отношений, пережитки которых определяли все стороны жизни и быта капиталистической России, в том числе и Москвы.

Пришедшие новые хозяева города, правда, сильно изменили внешний облик дворянской Москвы. Вычурные дворянские особняки сократили свою территорию, спрятав в тени сильно урезанных приусадебных садов свои причудливые колоннады. Зато выросли и выпятились вперед как полноправные хозяева новые, лишенные стиля и вкуса, коробки капиталистических "доходных" домов, захватывавших уже не землю, дорожавшую с каждым годом, а воздух и солнце у тех, кто жил в нижних этажах и сырых подвалах.

Часть своих непрерывно возраставших прибылей московские купцы и фабриканты нередко отдавали на культурные меценатские учреждения и на широкую благотворительность, создававшие им славу. Так прославили свои имена купцы Третьяковы, положившие начало известной картинной галереи, Цветковы и Щукины, собравшие прекрасные коллекции картин, Солдатенковы, основавшие издательство, большую больницу и ремесленное училище, Алексеев, построивший знаменитый Художественный театр, и т. п. Но вся эта культура не была и не могла стать до Октября достоянием масс.

Буржуазия, как раньше феодалы, - помещики, купцы и дворяне - не принесла процветания городу и улучшения жизни трудящимся массам Москвы. Городская земля и дома стали теперь предметом и орудием самой жестокой спекуляции, наживы и дополнительной эксплоатации трудящихся. Крайне обострилась в Москве жилищная нужда рабочего населения, оттесненного на рабочие окраины и в предместья, лишенные всякого благоустройства. Цены на квартиры росли, никем и никак не регулируемые. Десятки тысяч рабочих семейств ютились в углах и каморках в условиях крайней нужды и антисанитарии.

Рост капиталистического города сопровождался ростом его неизбежного спутника - проституции, очагами которой были целые районы в Москве (Драчевка, Трубная и др.).

Продолжали интенсивно расти в капиталистической Москве церкви, кабаки и тюрьмы. Постройка крупнейших из них, как Бутырской и особенно Таганской, была вызвана все возраставшим массовым рабочим движением.

Двойной гнет: капиталиста и царя - делал невыносимым положение рабочих. Капиталистическая эксплоатация: нищенская заработная плата, непомерно длинный рабочий день наряду с бесправием, произволом, грабежом и диким притеснением рабочих, превращала капиталистическую фабрику в крепостную казарму. Полиция, церковь и лавочник-спекулянт дополняли картину эксплоатации и угнетения рабочих Москвы как и всей России.

Но пролетариат рос, и у него все меньше оставалось деревенской покорности и безропотной забитости крепостных времен.

Пока эта новая сила была мала и слаба, бессильными и бесплодными оставались те общественные и революционные движения, какие знала история Москвы.

Поэтому ни горячие "вольнодумные" речи об ужасах рабства и вреде деспотизма, какие произносились в дворянских домах и кружках Герцена,

стр. 9

Огарева и Чаадаева, ни либеральные речи сторонников европеизации России, произносившиеся с кафедры Московского университета молодыми профессорами: Грановским, Боткиным, Коршем и др., ни народническая пропаганда и "хождение в народ" представителей революционной разночинной интеллигенции, таких, как Зайчневский, Ишутин, Каракозов, Нечаев, Софья Бардина, ни, наконец, террористические акты народовольцев: Софьи Перовской, Гартмана и др. не могли уничтожить векового гнета.

На смену этим поколениям революционеров явился новый, революционный класс - пролетариат, существование которого долго и упорно официально отрицалось. Он рос, креп, организовывался и под руководством своего авангарда - большевистской партии - развернул революционную массовую борьбу против самодержавия и капитализма.

Пролетариат выдвинул новые формы и новое оружие борьбы: стачки, демонстрации, уличные баррикады.

Сначала этот пролетарский, боевой, сознательный авангард был мал и недостаточно связан с широкими массами рабочего класса. Но с развитием фабричной индустрии, с ростом классовых противоречий и классовой борьбы в стране росли кадры передовых, революционных рабочих, таких, как Петр Алексеев, Андрей Герасимов, Иван Баринов, Семен Агапов и др., участники кружков 70 - 80-х годов.

В 90-х годах в рядах московского пролетариата распространяется учение Ленина, и ровно 40 лет назад, в 1894 т., в Москве создается первая социал-демократическая организация "Московский рабочий союз", об'единивший разрозненные марксистские кружки. Его образование связано с появлением Ленина среди московских передовых рабочих в январе 1894 г. Живая и непосредственная связь Ленина с московским пролетариатом с той поры не прерывалась. Под руководством Ленина московский пролетариат вместе с питерским переходил к широкой политической борьбе.

Рабочий класс выдвигал из своей среды все новые и новые кадры революционных бойцов. В середине 90-х годов среди них большой популярностью пользовались организаторы "Московского рабочего союза" тт. Мицкевич, Лядов, Винокуров и др. Выделялись своей активностью и преданностью революционному делу рабочего класса и многие передовые московские пролетарии, как цинделевский ткач Поляков, братья Бойэ - рабочие-металлисты, модельщик Козицкий, металлист Зиновий Лавров, ткачи Дунаев и Моисенко и др. У Густава Листа работал Канатчиков, у Гужона - Карнузи на ряде других предприятий существовали уже в середине 90-х годов ячейки революционных социал-демократов и впоследствии большевиков. В период подготовки революции 1905 г. среди московских рабочих проводили боевую, революционную работу такие профессиональные революционеры, как большевики Николай Бауман, Землячка, Шанцер (Марат), бр. Мандельштам (Лядовы), Степанов-Скворцов, Теодорович, Никодим (Шестаков), Васильев-Южин, Литвин-Седой и др. Многие из них возглавляли героическую борьбу московского пролетариата в первой русской революции и после нее.

Московский пролетариат и его революционный авангард шли в передовых рядах общероссийского пролетарского движения. Были в нем временные задержки и отклонения, вызываемые наличием в его рядах отсталых слоев рабочих. Но несмотря на неистовства наиболее свирепой и активной московской охранки, несмотря на грандиозные провокации, какой была, например, "зубатовщина", революционные силы и классовое сознание пролетариата продолжали расти.

Московская большевистская организация успешно преодолела трудности начального этапа развития революционной борьбы пролетариата и привела его к декабрьскому вооруженному восстанию в 1905 г.

Октябрьская стачка 1905 г. была начата московским пролетариатом, когда испуганное размахом революционной борьбы царское самодержавие

стр. 10

закрыло Московский университет, считая его очагом "крамолы". Но, как писал Ленин в статье "Уроки московских событий", царские власти, "закрыв революционный университет, открыли уличную революцию" и разожгли "пожар в громадном промышленном городе". Правда, октябрьское движение в Москве не дошло до решительного боя с силами царизма. Это была, по словам Ленина, только военная демонстрация в гражданской войне; в крепости самодержавия была пробита только брешь, в которую устремились революционные потоки, Но уже эта "репетиция показала всех лиц действующей исторической драмы", разоблачила трусость и фальшь буржуазных либералов и их оппортунистического охвостья - меньшевиков и эсеров, раскрыла фальшь "парламентаризма" и показала, что единственной до конца революционной силой является пролетариат. Ленин требовал от всех русских рабочих изучения опыта московской всеобщей стачки осени 1905 г., которая должна была перерасти в вооруженное восстание: "Учитесь же, товарищи рабочие, учитесь внимательнее уроками московских событий. Именно так, непременно так будут идти дела и во всей русской революции"1 .

Еще более пристально Ленин изучал сада и призывал весь пролетариат изучать уроки московского вооруженного восстания в декабре 1905 г. Подчеркивая, что пролетариат должен распространить опыт Москвы в массах, вызывая творчество самих масс в дальнейшем развитии этого опыта, Ленин писал: "И та партизанская война, тот массовый террор, который идет в России повсюду почти непрерывно после декабря, несомненно, помогут научить массы правильной тактике в момент восстания"... "Будем помнить, что близится великая массовая борьба. Это будет вооруженное восстание"2 .

Уроки московского декабрьского вооруженного восстания были восприняты всем революционным российским пролетариатом. И, пройдя опыт жестокой классовой борьбы между двумя революциями, преодолев оппортунистические колебания и "левую" революционную фразу в своих собственных рядах, большевики всей России и большевики Москвы в качестве одного из ведущих отрядов привели пролетариат к новому, победоносному восстанию в октябре 1917 г.

3

Победа пролетарского вооруженного восстания в Петрограде 25 октября 1917 г. передала власть из рук буржуазии в руки пролетариата. На одной шестой части земного шара установилась диктатура пролетариата и было создано первое в мире советское правительство во главе с вождем пролетариата В. И. Лениным.

В тот же день приступили к организации восстания и московские рабочие. Под руководством партийного центра большевиков, состоявшего из тт. Пятницкого, Подбельского, Владимирского, Ем. Ярославского, В. Н. Яковлевой и др., в ночь на 26 октября началось вооруженное восстание московского пролетариата. Московская буржуазия мобилизовала против рабочих пушки, пулеметы и винтовки юнкеров и белой гвардии. Октябрьское восстание в Москве превратилось в огромное сражение. Только 2 ноября Кремль был взят революционными войсками. Поднятое над Кремлем красное знамя пролетарской революции означало великую историческую перемену: Москва помещичья и буржуазная стала Москвой пролетарской.

12 марта 1918 г. советское правительство во главе с Лениным переехало в Москву.


1 Ленин. Собр. соч. 3-е изд. Т. VIII, стр. 317.

2 Там же. Т. X, стр. 52 - 53.

стр. 11

Москва стала социалистической столицей первой в мире пролетарской Республики советов. С этого времени открывается подлинно новая и действительно блестящая страница в истории Москвы.

Московская буржуазия не сразу и не легко уступила власть восставшему пролетариату. Она продолжала свою контрреволюционную борьбу и после его победы.

Верными оруженосцами буржуазии были меньшевики, эсеры и другие соглашательские партии. С их помощью контрреволюция возобновила свои атаки на власть советов. Эсеры и меньшевики спекулировали на трудностях первого этапа советской власти и призывали массы к борьбе с диктатурой пролетариата. На фабриках и заводах рабочие призывались ими к волынкам. Высшие служащие упорно сопротивлялись власти советов, не выполняли постановлений правительства и организовали саботаж на предприятиях и в учреждениях Москвы.

Весной 1918 г. московская буржуазия по заданию иностранной буржуазии, организовала заговор против пролетарской власти. В апреле 1918 г. против советской власти выступили московские анархисты, а в июле подняли восстание левые эсеры. Пролетариат установил строжайшую диктатуру. За контрреволюционное пособничество буржуазии Московский совет исключил из состава совета всех депутатов - меньшевиков и эсеров. Эсеры ответили новым террористическим актом. 30 августа 1918 г. эсеркой Каплан был ранен Ленин. Московский пролетариат еще крепче сплотил свои ряды вокруг партии большевиков и на террор классовых врагов ответил красным террором. Новое покушение в Москве на московских большевиков было произведено 25 сентября 1919 г., в разгаре гражданской войны. Взрывом в помещении МК РКП в Леонтьевском переулке было убито 12 чел., в том числе и секретарь МК тов. Загорский. На собрание ожидался и В. И. Ленин.

Одну за другой отбивал московский пролетариат атаки контрреволюции. В то же время он стойко продолжал оборону пролетарской страны. Лучшие московские пролетарии шли в Красную армию, в продотряды, в органы борьбы с контрреволюцией, в советские и хозяйственные организации, напряженно организующие помощь фронту.

В железном кольце фронтов пролетарская Москва переносила суровые лишения. Пролетариат напрягал все свои силы, чтобы вырваться из тисков разрухи, чтобы не дать городу замерзнуть, не лишить его воды и света.

Победивший в Октябрьском восстании пролетариат коренным образом перестроил веками существовавшие в Москве отношения. Он ликвидировал частную собственность на землю, национализировал крупные частновладельческие дома и произвел великий "жилищный передел". Свыше полумиллиона рабочих из подвалов и углов были переселены в благоустроенные буржуазные квартиры. Взамен ликвидированной Октябрем буржуазно-купеческой домовладельческой Городской думы пролетариат организовал и передал руководство хозяйством города районным и Московскому советам. Городское хозяйство Москвы, управлявшееся недавними "отцами города", было крайне отсталым по сравнению с хозяйством европейских городов. Война империалистическая и война гражданская еще более подорвали его. Московские фабрики и заводы, отрезанные войной от источников сырья и топлива, закрывались или сокращали производство. Численность населения до 1921 г. неуклонно падала.

Героизм передовых московских рабочих в годы гражданской войны проявлялся не только в борьбе с контрреволюционной буржуазией в тылу и на фронтах, но и в борьбе с хозяйственной разрухой. По инициативе рабочих Московско-Казанской железной дороги 10 мая 1919 г. был устроен первый коммунистический субботник. Ленин горячо приветствовал эту инициативу, видя в первом субботнике "одну из ячеек нового, социалистического

стр. 12

общества", основанного на новом труде. На первый всероссийский субботник летом 1920 г. вышло 400 тыс. рабочих и трудящихся Москвы, а в организованной затем неделе трудового фронта приняли участие 600 тыс. трудящихся.

Во главе московского пролетариата, героически борющегося с врагами, с контрреволюцией, с разрухой, стоял Московский совет, руководимый Московским комитетом партии и направляемый Лениным. Ленин многократно и во все трудные этапы революции обращался к московскому пролетариату. Московский совет был для Ленина постоянной трибуной, с которой он говорил не только с московским, но с пролетариатом всей России и всего мира. Исторической для хозяйственного возрождения Москвы была речь Ленина на пленуме Моссовета 6 марта 1920 г. о задачах советской власти и Московского совета. В ней Ленин призывал московских рабочих "очистить Москву от той грязи и запущенности, в которую она топала", и предлагал Москве показать и в этом отношении пример другим городам.

В 1921 г., с окончанием гражданской войны и с началом работ по восстановлению московской промышленности, стали возвращаться в Москву рабочие, раз'ехавшиеся по деревням, бывшие в Красной армии и в других городах. С помощью старых квалифицированных кадров московских "потомственных" пролетариев стали быстро восстанавливаться фабрики, заводы и разрушенные дома. Население Москвы в 1922 г. возросло уже до 1542 тыс. чел. Возвращающимся рабочим негде было селиться. Часть жилищ окончательно разрушилась, лучшие дома все еще были заняты остатками мелкой и средней буржуазии и чиновничеством, не покидавшими Москву. В 1922 г. под руководством Московского совета рабочие открыли новое наступление - на буржуазные квартиры, произвели массовое уплотнение буржуазии и переселили в буржуазные квартиры из подвалов и коечно-каморочных квартир свыше 100 тыс. рабочих. Бурный рост населения Москвы в связи с восстановлением промышленности начался с 1923 - 1924 гг. Он поставил перед Московским советом задачу широкого жилищного строительства и быстрейшего улучшения жизни трудящихся масс.

С величайшим энтузиазмом московские пролетарии, руководимые своей большевистской партией, стали строить социализм. В своей последней речи на пленуме Московского совета, 20 ноября 1922 г., Ленин подвел первые итоги этой борьбы за социализм. "Социализм, - говорил Ленин, - уже теперь не есть вопрос отдаленного будущего или какая-либо отвлеченная картина. Мы социализм протащили в повседневную жизнь".

Перестройку всей повседневной жизни на основе социализма после смерти Ленина взял в свои твердые руки ученик, сподвижник и продолжатель Ленина Сталин. Он твердо повел по ленинскому пути партию большевиков, возглавил и в теории и на практике борьбу партии за построение социализма. Неразрывной частью этой борьбы стала борьба за коренное переустройство условий жизни рабочего класса и всего трудящегося населения Советского союза.

"Нынешний рабочий, - сказал товарищ Сталин на совещании хозяйственников, - наш советский рабочий, хочет жить с покрытием всех своих материальных и культурных потребностей и в смысле продовольственного снабжения, и в смысле жилищ, и в смысле обеспечения культурных и всяких иных потребностей. Он имеет на это право, и мы обязаны обеспечить ему эти условия. Правда, он не страдает у нас от безработицы, он свободен от ярма капитализма, он больше не раб, а хозяин своего дела. Но этого мало, он требует обеспечения всех своих материальных и культурных потребностей, и мы обязаны исполнить эти его требования".

По инициативе товарища Сталина на пленуме ЦК партии в июле 1931 г. был специально поставлен вопрос о городском хозяйстве и в частности о реконструкции Москвы.

Это историческое решение можно было вынести на основе успехов

стр. 13

индустриализации страны, создания ряда новых промышленных городов, на основе переустройства сельского хозяйства на социалистических началах и общего под'ема жизненного уровня трудящихся масс.

Громадных успехов в этом направлении достигла пролетарская столица под руководством Московского комитета партии, во главе которого стоял тов. Л. М. Каганович. За годы революции в три раза увеличилась выработка продукции московских фабрик и заводов. Только Ленинград может еще поспорить с Москвой по размерам своей промышленной продукции. За годы революции и особенно за годы первой пятилетки пролетарская столица перестроила и заново переделала 155 старых фабрик и заводов. Рядом с ними в строй новых промышленных гигантов вступили 50 новых фабрик и заводов. Москва в результате громадного промышленного строительства превратилась в машиностроительную и электротехническую. Заводы тяжелой индустрии дают около половины всей ее продукции. Тяжелая промышленность в Московской области увеличила свою продукцию почти в четыре раза, а вся московская промышленность за пятилетку выросла в два с половиной раза, а против довоенной - в четыре раза. Рост тяжелой индустрии Москвы не идет за счет сокращения текстильной и вообще лепкой индустрии. Наоборот, ситцевая продукция Москвы никогда не достигала таких громадных размеров как в индустриальной социалистической Москве. На базе тяжелой промышленности перестроилась и развилась и легкая индустрия, особенно текстильное производство. Московские большевики, борясь за превращение Москвы в центр машиностроения, не ослабляли своей борьбы за текстиль. "Советская ткань должна быть лучшей тканью в мире!" - под таким лозунгом развернулись соревнования текстильных предприятий и их борьба за переходящее знамя ЦК ВКП(б).

В Москве организован ряд новых производств, небывалых в дореволюционной России и не уступающих передовым в техническом отношении капиталистическим предприятиям. Автомобили, мощные трансформаторы, точные приборы, шарикоподшипники, электропечи, высококачественная сталь, самолеты, рентгеновская аппаратура, часы, велосипеды и т. д. и т. п. - все это производится сейчас новыми гигантами Москвы, освобождая СССР от иностранной зависимости. Невиданными в истории темпами растет новая, индустриальная Москва.

Полудостроенными кустарными мастерскими на окраине Москвы в Тюфелевой роще достались рабочим корпуса нынешнего гиганта - автозавода им. Сталина. В годы гражданской войны здесь рабочие производили примусы, зажигалки, лопаты и ведра. Героическими усилиями пришедших на завод рабочих в 1924 г. были выпущены первые 10 грузовиков. А в годы первой пятилетки был отстроен фактически новый завод, каждый цех которого больше всего старого завода. В 1931 г. его месячная программа уже равнялась 75 грузовикам, против годовой программы в 10 автомобилей в 1924 г.

Такие же чудесные перемены произошли и на заново реконструированном старом заводе б. Гужона, ныне "Серп и молот". Железо, проволока, гвозди, болты, заклепки - такова была продукция Гужона. Такой она оставалась и все годы революции до первой пятилетки. Еще в 1925 г. завод работал неполностью. Московские пролетарии при прямой поддержке секретаря МК тов. Л. М. Кагановича реконструировали завод, превратив его в новый гигант высококачественных сталей. Под его же непосредственным руководством в течение 12 месяцев на пустыре, на месте недавней свалки, вырос новый мировой гигант - завод Шарикоподшипник им. Л. М. Кагановича.

Новые индустриальные районы Москвы и Московской области в течение первой пятилетки совершенно изменили ее карту. Весь московский пролетариат был охвачен строительным пафосом. В эти горячие годы неутомимо и напряженно всем руководил, работал, изучал, за всем наблюдал, всюду успевал, все направлял руководитель московских большевиков Л. М. Кага-

стр. 14

нович. В боях с оппортунистами, колебавшимися, растерявшимися перед грандиозностью задач, тормозившими и срывающими великую стройку, выковывали "московские большевики свою волю к победе, свой творческий энтузиазм, свой ясный, критический, всеохватывающий разум.

В Москве - этом решающем пролетарском центре СССР - долго и упорно пытались овить себе гнездо троцкисты, правые уклонисты, различные оппозиционные группы и течения, пытавшиеся поколебать монолитность большевистского руководства пролетарской столицы. Но московские большевики и пролетарии, высоко неся знамя Ленина - Сталина, давали всегда сокрушительный отпор всем этим лазутчикам классового врага.

Преодолевая колебания в своих собственных рядах и раскрывая вредительские планы классовых врагов, московские большевики привели пролетариат столицы к успешному завершению первой пятилетки.

Так стала Москва форпостом индустриализации Советского союза.

Социалистический индустриальный город пришел на помощь деревне. Далеко в прошлом осталась старая, купеческая и дворянская Москва, которая всей своей хищнической системой капитализма, опутанного крепостническими пережитками, разоряла деревню. В прошлом остались голодающие недородные, разоренные, нищенствующие деревни, из которых город высасывал все соки, которым город нес нищету, пьянство, разврат, болезни. Капитализм растил антагонизм между городом и деревней. Социализм принес прочное сотрудничество, все более и более стирая вековые границы между городом и деревней. Новая, пролетарская Москва послала в окружающие ее села тысячи и десятки тысяч новых людей - пролетарских организаторов, партийных, советских и колхозных руководителей, принесших в деревню новый труд, новые производственные навыки, новую культуру.

Не узнать в нынешних колхозниках старых московских, рязанских,. тверских, калужских, тульских забитых нуждой и бесправием мужичонков, которые тянулись голодными, покорными вереницами в Москву, отстраивая ее для дворян и купцов. Не узнать и их тощих, единоличных полосок, слившихся в цветущие, необозримые колхозные поля. И то, что было бы фантазией и утопией при капитализме, стало реальностью при социализме: Московская область из потребляющей превращается в производящую.

"Московская область, - заявил вождь московских большевиков Л. М. Каганович, - должна давать образцы культурного социалистического земледелия".

Этот наказ колхозники Московской области выполняют. За успехи в этой области Московская область награждена высшей наградой в СССР - орденом Ленина. Так создалась база для выполнения заветов Ленина и указаний Сталина для превращения старой, дворянско-купеческой Москвы в социалистический показательный город, в лабораторию, куда, как говорил Л. М. Каганович, будут приезжать и уже приезжают люди со всех концов Союза и всего мира, для того чтобы изучать опыт мощного пролетарского строительства.

Стремительно растет, крепнет, хорошеет новая, пролетарская Москва, в бетон, стекло и железо одевающая новые дома взамен своих старых деревянных домишек, - Москва, покрытая асфальтом, залитая потоком электрического света, принарядившаяся в зеленые, цветущие бульвары и парки. Уже в 1933 г. население Москвы выросло до 3663 тыс., обогнав Берлин. И как непохожа Москва пролетарская на все капиталистические столицы мира! Восточные окраины Лондона, рабочие кварталы Нью-Йорка, узкие, смрадные переулки пролетарского Парижа, вымершие, глухо молчаливые рабочие кварталы Веддинга или Нейкельна в фашистском Берлине, разрушенные снарядами пролетарские "новые дома" прославленной социал-фашистами "красной" Вены - это сейчас страшные, измученные голодом, безработицей, болезнями, капиталистическим произволом и фашистским террором очаги страдания миллионов пролетариев.

стр. 15

Каким контрастом со вчерашним даем старой Москвы и с сегодняшним даем окраин капиталистических городов выглядят пролетарские районы Москвы! Монастыри и питейные заведения старой Симоновки стерты с лица земли заново отстроенной Ленинской слободой. На месте бывших свалок, трущоб, очагов воровства и проституции, выросли нынешние благоустроенные рабочие поселки, как поселок им. 1905 г. на Красной Пресне, как Усачевка, Дангауэровка и многие другие.

Что, например, общего со старой деревянной Москвой или с каменным зловонным мешком пролетарского дома в капиталистическом городе имеет новый рабочий дом на Каляевской, в котором живет 2940 рабочее семейств, где имеются собственный клуб, кинотеатр, столовая, зеленые скверы, общественная кухня, механическая прачечная, газ, бытовое электричество, теплая вода? А ведь это не один и не единственный новый дом в пролетарской Москве. За первую пятилетку 400 тыс. рабочих и служащих Москвы получили новые квартиры. Больше 1/5 населений Москвы живет в новых домах, построенных советской властью. Улицы Москвы осветились электричеством, и рабочие дома падай газ, и строился теплоцентраль для подачи теплой воды. На окраины и даже в пригороды проведен водопровод. Окраины перестали быть окраинами, так как они не только до основания перестроены, но и соединены с центром густой сетью трамваев, автобусов, троллейбусов. В неслышном подземном многотысячном усилии строится первая очередь лучшего в мире метрополитена. Движимый творческой волей пролетариата и мудрым руководством большевистской партам строится грандиознейший канал Волга - Москва, который заставит Волгу впадать в Москва-реку, который пересечет Москву каналами, даст в изобилии воду высыхающей Москва-реке, напоит людей и предприятия, соединит Москву водным путем с Ленинградом, Астраханью, с Баку. Канал в 130 километров будет на треть больше чем Панамский канал. Его живительные воды помогут еще более изменить, улучшить и украсить весь облик пролетарской столицы.

Но меняется не только внешний облик Москвы: меняются ее люди, их труд, их быт, их психология. Москва стала гигантской базой новой культуры, социалистической культуры будущего бесклассового общества. Эта культура не только в том, что Москва стала городом всеобщей грамотности, что в нем школьным, дошкольным и внешкольным обучением и воспитанием охвачено почти все детское население города, что в нем учится 107 тыс. вузовцев, на 17 тыс. больше, чем было студентов во всей царской России, что в университетах Москвы, где раньше совсем не было рабочих, сейчас рабочий состав увеличен до 54%.

Эта культура также в том, что резко меняется старый, пьяный, религиозный, исполненный диких привычек и навыков быт рабочего населения Москвы, что фабрики-кухни, детские учреждения, газ, электричество, теплая вода вместе с миллионными тирании книг и газет, вместе с лучшими в мире, революцией рожденными или революцией обновленными театрами и культучреждениями несут новые отношения в семью, на фабрику, во всю жизнь трудящихся масс. Рождаются, растут и удовлетворяются новые потребности. Растет новая ячейка нового, социалистического общества.

*

Таков великий путь первой в мире пролетарской столицы.

От феодальной, рабовладельческой вотчины, в которой закрепощенные массы трудящихся жили темной, звериной жизнью, - лишенной элементарных условий человеческого существования, от капиталистического частновладельческого каземата, давившего об'единенной властью капитала, самодержавия и церкви всякий зародыш свободной человеческой жизни, - к твор-

стр. 16

ческому расцвету великого социалистического города, мирового центра борьбы пролетариата за преобразование человеческого общества.

И не даром с популярнейшим сейчас в мире именем Красной Москвы так тесно связаны самые популярные и любимейшие имена вождей мирового пролетариата - ЛЕНИНА и СТАЛИНА. С именем Ленина неразрывно связан весь героический путь пролетариата к завоеванию и упрочению пролетарской власти в Красной Москве.

С именем Сталина, ученика и продолжателя Ленина, связан; новый этап величайшей стройки социалистической столицы, осуществляющей как и вся страна пролетарской диктатуры грандиозный ленинский план построении социализма в нашей стране.

Великий путь пролетарской Москвы должен стать достоянием масс и образцом для всех городов Советского союза и для борющегося за свое освобождение пролетариата всего мира.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/ВЕЛИКИЙ-ПУТЬ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

ВЕЛИКИЙ ПУТЬ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 01.06.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/ВЕЛИКИЙ-ПУТЬ (дата обращения: 23.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
546 просмотров рейтинг
01.06.2014 (1210 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
Вчера · от Олег Ермаков
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
4 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
5 дней(я) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
5 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Платон как Аполлон. Plato as Apollo.
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов

ВЕЛИКИЙ ПУТЬ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK