LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-918

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи Библиография. I ВСЕГЕРМАНСКИЙ СЕЗД РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ СОВЕТОВ. СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ
Автор(ы) Ф. ФРУМКИНА
Источник Борьба классов,  № 4, Апрель  1934, C. 95-99

С ПРЕДИСЛОВИЕМ Е. ПАШУКАНИСА. ИНСТИТУТ СОВЕТСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА И ПРАВА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ. ГОСИЗДАТ. СОВЕТСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, 311 СТР. 8 Р. 80 К.

Перевод Стенографического отчета I всегерманского с'езда рабочих и солдатских советов представляет ценнейший вклад в разработку материалов по истории германской революции.

Стенографический отчет I всегерманского с'езда советов, происходившего 16 - 21 декабря 1918 г., дает богатейший материал, характеризующий всю подлость, всю звериную ненависть к рабочему классу шейдемановской клики, кровавых палачей германского революционного пролетариата и его вождей - Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Стенографический отчет дает убийственную характеристику независимцам, истеричным р...р...революционным болтунам, произносившим громкие фразы и всецело капитулировавшим перед шейдемановцами.

Стенографический отчет отражает мужественную революционную работу спартаковцев, скрывая вместе с тем их непоследовательность, их ошибки.

I с'езд советов Германии, как правильно отмечает в своем предисловии т. Пашуканис, не отражал подлинного настроения широких масс революционного пролетариата страны. Осуществляя свою важнейшую на там этапе задачу, задачу фальсификации советов, т. е. наполнения советской формы чуждым, а ити советским содержанием, социал-демократы большинства добились того, что на с'езде из 490 делегатов 298 принадлежали к правительственным социалистам, 101 к независимцам и лишь 10 спартаковцев выявляли действительную волю немецкого пролетариата, ко входили в единую фракцию независимых. Вожди немецкого пролетариата Карл Либкнехт и Роза Люксембург не были допущены на с'езд даже в качестве гостей несмотря на то, что вопрос о допущении их 2 раза ставился на обсуждение.

Делегации революционного пролетариата и войск проникали на с'езд с величайшими трудностями. Их не пропускали служители Палаты депутатов (рейхстага), в здании которой происходил с'езд. На с'езде им почти не давали говорить, откладывая обсуждение их предложений на следующие дай (это обсуждение так и не состоялось), и спешили удалить их из зала. Наконец, по предложению социал-демократического большинства с'езд постановил не пускать делегации на с'езд, поручив руководителям фракций вести с делегациями переговоры в других залах.

Председатель с'езда от социал-демократов большинства Лейнерт неоднократно требовал удаления из зала приехавших из отдаленных районов и областей рабочих и солдат, мандаты которых по тем или другим, чисто формальным причинам не были признаны мандатной комиссией. Лейнерт добился удаления из зала даже курьеров исполнительного совета рабочих и солдатских депутатов.

Лейнерт же неоднократно обращался с ядовитейшими замечаниями к так называемым "посетителям трибун" - гостям, упрекая их за малейшую попытку выразить одобрение или порицание ораторам, особенно тогда, когда с трибун раздавались одобрительные возгласы по отношению к левой части с'езда.

Одним словом, были приняты все меры к тому, чтобы отгородить с'езд от рабочего класса Германии.

И, однако, гул революции доносился и до этого фальсифицированного с'езда. Революционные народные массы влияли на известную часть с'езда. В выступлениях по вопросу

стр. 95

о социализации делегатов Рура, Галле и других рабочих центров был слышен голос подлинных рабочих масс, требовавших действительной борьбы за социализм.

В выступлениях, обличавших контрреволюционные действия триумвирата Эберт - Шейдеман - Ландсберг, слышен был гнев возмущенного пролетариата. Но гнев этот был еще не организован, сила пролетариата не сконцентрирована, настоящего, подлинно революционного руководства не было.

В своем предисловии к стен отчету т. Пашуканис совершенно правильно подчеркнул, что "никаких других исторических задач, кроме социалистических, никакого другого классового содержания, кроме пролетарского, германская революция иметь не могла" (стр. 8).

Но... германский пролетариат не имел коммунистической партии. Он не имел коммунистической партии ни в момент революции, ни до революции. Спартаковцы не выделились из независимой партии до конца декабря 1918 г. Исполнительный комитет советов рабочих и солдатских депутатов, избранный 11) ноября на собрании в цирке Буш, состоял из 6 правительственных социалистов, 6 независимцев и 12 представителей солдат, причем большая часть последних оказалась связанной с контрреволюцией (см. стр. 76 стенотчета, выступление Вегмана), с военным министерством, генеральным штабом, комендатурой. Этот исполком и санкционировал избранное на том же собрании в цирке Буш правительство народных уполномоченных, в котором заправляли бывшие императорские министры, министры правительства Макса Баденского Эберт и Шейдеман.

Либкнехт отказался войти в исполком советов рабочих и солдатских депутатов вместе с правительственными социалистами. Но тот же Либкнехт как и весь "Спартак" все же оставался в рядах независимых, которые шли на сделку с социалистами большинства.

Потому-то махровый социал-империалист Коген, обращаясь к т. Геккерту, представлявшему спартаковцев на с'езде советов, ядовито заметил: "Если бы он (Геккерт. - Ф. ) хотел перечислить нам наши прежние грехи, это следовало бы сделать перед собранием в цирке Буш"1 .

В этих словах врага была известная правда, ибо хотя Либкнехт и выступил на собрании в цирке Буш против правительственных социалистов, но своим единством с независимцами и своим неумением вести борьбу за завоевание широких масс, за большинство рабочего класса спартаковцы мешали уяснению правильности своих взглядов этими массами.

В этом и заключались глубочайший трагизм ноябрьской революции, причины ее поражения. Социалистическая революция потерпела поражение потому, что руководство событиями оказалось в руках матерых контрреволюционеров с ярлыком социалистов, потому что революционный пролетариат не имел своей подлинно революционной партии.

"В Германии теперь господа Гаазе и Шейдеманы своей "коалицией" прокладывают дорогу власти фон-Гольца или Людендорфа и прикрывают, прикрашивают эту власть" - писал Ленин2 .

Коалиция Гаазе-Шейдеманов привела к власти Гитлера, Геринга. И сейчас бывший независимец старец Карл Каутский продолжав "жевать во сне мочалку", как выражался но его поводу Ленин, утверждая, что диктатур) Гитлера лучше "совершенно ненормального"3 советского государства, что политическая цель германской социал-демократии - не замена фашистской диктатуры "марксистской" диктатурой, а возврат буржуазной демократии и Веймарской конституции.

В те дни, когда в реальной, физической борьбе решались судьбы германского пролетариата, когда Шейдеман, Эберт, Носке, Ландсберг, Лебе (ныне фашист), Зеверинг (кстати на днях сдавший в печать книгу "Мой путь к Гитлеру" и тем самым добившийся возобновления пенсии, которой он был лишен гитлеровским правительством, как и все бывшие министрами после 3918 г.), опираясь на командование и генералитет, готовили контрреволюцию, готовили январские дни 1919 года, - на с'езде раздавались жалкие речи независимцев.

Председатель берлинского исполнительного комитета советов рабочих и солдатских депутатов Рихард Мюллер жаловался на то, что совет народных уполномоченных не дает исполкому денег на расходы. Зегер, член президиума на с'езде от независимых, председательствовавший на одном заседании с'езда, произносил длинные речи по поводу суточных для делегатов и несовершенства выданных на суточные талонов (стр. 68).

Целые часы заседаний с'езда были заполнены болтовней о парламентских правилах и регламентах, перебранкой между социалистами большинства и независимцами по поводу применения президиумом того или другого статута, об'яснения того, какой смысл вкладывается в выступления "по личному вопросу", и т. п. "Вы можете лишь доказывать, что то, что вы сказали, - правильно. Но вы не можете доказывать, что то, что сказал другой, - ложь" (стр. 136) - вот классический образчик нудных рассуждений председательствовавшего Лейкерта.

Вместе с тем стенограммы с'езда с необычайной яркостью подтверждают прямые контрреволюционные действия совета народных уполномоченных, тем более, что с'езд происходил после путча 6 декабря ("кровавая пятница"), вдохновителем которого был Эберт, а первым его помощником известный Вельс, бывший тогда комендантом Берлина.

Правительство народных уполномоченных оставило нетронутым кайзерский государственный аппарат. Все старые реакционные генералы остались на своих местах, верховное командование, военное министерство, министерство иностранных дел, государстве ни ос казначейство остались в руках представителей старой власти: Зольф - статссекретарь министерства иностранных дел, Шейх - военный министр, Шиффер - статссекретарь государственного казначейства, наконец, главнокомандующий - Гинденбург. Солдатские части, возвращавшиеся в Берлин и в известных слоях настроенные контр-


1 Стенотчет, стр. 201.

2 Ленин. Собр. соч. Т. XXIV. стр. 481.

3 Neue Programme, стр. 219.

стр. 96

революционно, так как перед ними уже не стояла задача борьбы за мир с собственным правительствам (перемирие с Антантой было заключено 11 ноября 1918 г.), по распоряжению верховного командования не разоружались, а, наоборот, получали новое вооружение для контрреволюционных целей. Руководители путча 6 декабря, в частности вождь путча полковник Лоренц, были весьма быстро выпущены на свободу. Везде сохранялась власть офицерства. Местные советы рабочих и солдатских депутатов разгонялись, уничтожались революционные эмблемы и красные знамена. Приказы о роспуске советов рабочих и солдатских депутатов исходили от дивизионных генералов и командиров. На с'езде фигурировали сообщения о подобных приказах по 16-й пехотной дивизии, проходившей через Дюссельдорф и Горнозаводский район, по 234-й пехотной дивизии, проходившей тоже через промышленные районы (Золинген, Ландвер, Вуперталь).

Делегаты с'езда приводили секретные приказы по армиям о сохранении после демобилизации в каждом корпусе по одной ударной дивизии из активных офицеров,. "Ненадежные элементы должны, по возможности, незаметно, удаляться", - было сказано в приказе высшего командования 11-й армии (стр. 74). 7-й армейский корпус об'являл, что якобы по соглашению с Антантой расположенные в нейтральной зоне пункты, бывшие местопребыванием военных частей в мирное время, должны быть заняты войсками, а советы распущены. Оказалось, что инициатором этого укрепления нейтральной зоны военными частями было германское правительство, а не Антанта, что сделано это было по уговору с рейнско-вестфальскими промышленниками и что войска концентрировались не только в пунктах пребывания частей в мирное время, но и в каждом маленьком местечке (от 2 до 3 батальонов пехоты или кавалерии на местечко. См. стр. 75).

В Берлине возникла контрреволюционная организация "Обслуживание прибывающих войск. Союз немецких женщин", проникшая глубоко в студенческие круги и игравшая значительную роль в путче 6 декабря. У одной только части этой студенческой организации было найдено разрешение военного министерства на 600 ружей, подписанное Лоренцем.

Путч 6 декабря, как мы уже отмечали, был организован Эбертом (стр. 64 - 65 стенотчета подтверждают это).

Вслед за путчем 6 декабря, когда был арестовал исполнительный комитет советов, спасенный матросской дивизией и рабочими, а Эберт восставшими контрреволюционерами был провозглашен президентом, через несколько дней произошел инцидент с так называемой войсковой группой генерала Лека (4 контрреволюционных дивизии), расквартированной возле Берлина, но по приказанию военных властей призванной войти в Берлин. И хотя вопрос этот обсуждался советом народных уполномоченных вместе с исполнительным комитетом, но без ведома исполнительного комитета, дивизия вошла в Берлин раньше чем предполагалось, и Эберт принял у нее присягу республике. Прямой сговор Эберта с верховным командованием явствует и из следующего факта: немедленно после решения I с'езда советов о там, что "солдаты сами выбирают себе руководителей" и что в "Гарнизонах командная власть над войсками осуществляемся местными рабочими и солдатскими советами при постоянном согласовании вопросов с высшей командной властью" (стр. 274), Гинденбургом с ведома и согласия совета народных уполномоченных была послана командованию Восточного фронта телеграмма: "Не признаю резолюции центрального совета рабочих и солдатских депутатов, касающейся организации военного Дела..." (стр. 267).

Не даром в своем выступлении на с'езде т. Геккерт подчеркнул что "подобно тому кг к наряду с правительством Бетман-Гольвега существовало правительство Людендорфа, так теперь наряду с правительством народных уполномоченных имеется правительство Гинденбурга" (стр. 94).

Чрезвычайно характерна позиция независимцев в связи с контрреволюцией, об угрозе которой они так много кричали на с'езде.

Так, народный уполномоченный Дитман (незазисимец) заявил: "Полковник Лоренц был освобожден не в силу желания военного министерства, а на основании единогласно принятого решения следственной комиссии, назначенной Советом народных уполномоченных и состоящей из 3 юристов". "Подумайте только, - восклицал Дитман, - три юриста были единодушны!" (стр. 56).

Л еде бур, который произнес пламенную речь по поводу прихода в Берлин контрреволюционного, войскового об'единения Лека, больше всего беспокоился не о том, что в революционный Берлин вводится контрреволюционный отряд, а о том, что формула присяги была не согласована с исполкомом советов. После об'яснения Дитмана о том, что известить исполком о решении принять присягу и о формуле присяги не имелось возможности, Ледебур удовлетворенно заявил: "Решение было принято тогда, когда вы не могли нас известить, значит, все в порядке" (стр. 134). Чрезвычайно интересны об'яснения Дитмана о том, зачем была принята у войскового об'единения Лека присяга. "Речь шла, - говорит он, - о принятии всех мер к тому, чтобы подавить всякие попытки к контрреволюционному путчу. Преследуемая цель состояла в том, чтобы побудить войска полностью отказаться от контрреволюционных попыток" (стр. 129).

Присяга - для Дитмана действительная форма борьбы с контрреволюцией!

Ледебур хвастал тем, что после того как недопустимое поведение лейтенанта Вальца (называвшего себя представителем берлинского исполкома) в военном министерстве вынудило военного министра подать прошение об отставке, он, Ледебур, выступил с заявлением, что исполнительный совет не будет покрывать по ведения Вальца и против военного министра никто ничего не имеет. "А после этого мне Гере сам заявил, - сообщал Ледебур на с'езде, - что мое выступление побудило тогда военного министра взять обратно свое прошение об отставке. Мне пришлось содействовать оставлению на посту по существу своему консервативного министра" (стр. 83). Более жалкую бесхребетность, более утонченное предательство трудно себе представить!

"Независимые вожди оказались жалкими ме-

стр. 97

щанами, всецело зависимыми от филистерских предрассудков наиболее отсталой части пролетариата...

Немного стоят такие вожди. Чтобы быть показателем настроения наиболее отсталой части пролетариата, идущей позади, а не впереди авангарда, для этого вожди ненужны. И при такой бесхарактерности, с которой они меняют свои лозунги, эти вожди ничего не стоят. К ним нельзя питать доверия. Они будут всегда баластом, отрицательной величиной в рабочем движении"1 .

Филистерство, мещанство, контрреволюционная природа независимцев проявлялись чрезвычайно ярко в их рассуждениях о большевиках. Так, Деймиг, возражая против клеветы на большевиков, вместе с тем подчеркивал: "Я не из тех, кто механически и рабски хочет пытаться подражать русскому примеру" (стр. 176), Невероятный путаник "левый" Лауфенберг, погубивший дело советов в Гамбурге2 (впоследствии основатель ультралевой коммунистической рабочей партии, а потом национал-большевистской группировки, пропагандировавшей поход против Версальского договора), после своеобразного расхваливания большевиков заявлял: "Русский большевизм, несомненно, применяет методы борьбы, неподходящие в германских условиях" (стр. 183).

Уже на I с'езде советов независимыми была высказана идея сочетания системы советов с Национальным собранием.

Гаазе, например, утверждал, что "нельзя ставить вопрос так: "Национальное собрание или система советов: едва ли может быть сомнение в том, что советы сохраняют свое особое значение" (стр. 189). Впрочем то же говорил и правительственный социалист Коген, предлагая советам отказаться от центральной власти и занять свое место чисто экономических организаций в условиях "развития производства".

Так все время по всем вопросам смыкались независимые и правительственные социалисты!

С'езд постановил, что "впредь до созыва Национального собрания законодательная и исполнительная власть передается Совету народных уполномоченных", а за центральным исполкомом советов сохранялось право "парламентского контроля". По поводу этого "парламентского контроля" на с'езде развернулись бурные прения. Эберт заявил, что право "парламентского контроля" ни в коем случае не должно означать, что каждый законопроект проводится в жизнь только тогда, когда он согласован с исполнительным комитетом. Совет народных уполномоченных должен обладать свободой действия, говорил он, ибо в революционное время решения надо принимать и проводить в жизнь быстро. В конце концов было принято расплывчатое раз'яснение Гаазе о том, что под парламентским контролем "подразумевается то, что все законопроекты должны быть представлены центральному совету" (стр. 188).

I с'езд советов, в сущности, похоронил советы. Бурное одобрение вызвали слова Шейдемана о том, что "установление рабочих и солдатских советов на длительное время означало бы абсолютно верное разрушение торговли и промышленности", что лозунг "Вся власть советам рабочих и солдатских депутатов!" означает, что "все безвластие советам рабочих и солдатских депутатов", что "советы приведут к гражданской войне" (стр. 198 - 199).

Но идея советов была настолько популярна, что и после этого фальсифицированного с'езда, после январских дней, Национальное собрание было вынуждено включить в Веймарскую конституцию следующий пункт: "Рабочие и служащие получают для защиты своих социальных и хозяйственных интересов законное представительство в виде рабочих советов предприятий, а также окружных рабочих советов для отдельных хозяйственных областей и рабочего совета державы".

"Окружные рабочие советы и рабочий совет державы для осуществления всех хозяйственных задач и для содействия проведению законов о социализации об'единяются с представительными органами предпринимателей... в окружные хозяйственные советы и хозяйственный совет державы" (статья 165 Веймарской конституции).

Протоколы с'езда отражают ту травлю, какую вели правительственные социалисты и в первую очередь "кровавая собака" Носке против матросского комитета 533 , против осуществления им контроля над флотом. Особенно ожесточенная травля комитета 53 поднялась тогда, когда он изложил свое следующее политическое кредо:

"В принципе мы стоим за созыв Национального собрания. Предварительно мы требуем огосударствления всех зрелых для того производств. До Национального собрания власть остается в руках рабочих и солдатских советов" (стр. 218).

С'езд провел постановление о сокращении комитета 53 (было даже внесено предложение о ликвидации его!).

Протоколы с'езда подтверждают звериную ненависть вождей германской контрреволюции к Советскому союзу. Протоколы с'езда подтверждают, что совет народных уполномоченных по соглашению с Антантой держал на востоке войска, медля с демобилизацией и организуя новые отряды не для охраны железных дорог, как заявлял Эберт, а для борьбы с Советским союзом. Белые банды были созданы и для враждебных действий против Советского союза в Прибалтике.

Совет народных уполномоченных отказался от возобновления дипломатических отношений с Советским союзом. Да и неудивительно. Ведь разрыв дипломатических отношений был подстроен тем же Шейдеманом, когда он был министром в правительстве Макса Баданского. В примечании 28 к протоколам на стр. 261 Институт совстроительства и права дает интересную выдержку из социал-демократического журнала "Der Klassenkampf" за 1 декабря 1927 г. о том, как по инициативе Шейдемана на берлинском вокзале в сундук советского дипкурьера полицией кайзера были подброшены напечатанные в Германии прокламации и


1 Ленин. Собр. соч. Т. XXIV, стр. 319.

2 См. "Борьба классов" N 11 за 1933 г. стр. 88 - 90.

3 Комитет 53 - Центральный совет флота, сформированный на конференции главных советов флотских депутатов в Вильгельмсгафене.

стр. 98

как буржуазная и социал-демократическая пресса подняла дикий вой о том, что советское полпредство привозит из России большевистские листовки.

Какое значение в свете всего этого имело принятие с'ездом решения о передаче на разработку совету народных уполномоченных предложения Гейера о немедленном возобновлении дипломатических отношений с Советским союзом!

Изучение стенограмм с'езда еще яснее выявляет предательскую природу независимцев и недостаточную искушенность спартаковцев в борьбе с социал-предателями. По первому же вопросу повестки дня социал-демократическое большинство - Людеман - Зеверинг - внесло подготовленное социал-демократическим большинством предложение, первый пункт которого, как мы отмечали, гласил, что "впредь до созыва Национального собрания законодательная и исполнительная власть передается Совету народных уполномоченных". Предложение это было принято, и тем самым социал-демократы большинства уже предрешили дальнейшие постановления с'езда. Что противопоставили этому проекту спартаковцы?

Следующее: "С'езд рабочих и солдатских советов заявляет, что деятельность народных уполномоченных сводится к систематическому умалению прав рабочих и солдатских советов и поэтому содействует усилению контрреволюции" (см. стр. 277). В такой формулировке это была просто декларация, не имевшая реального значения.

Тов. Пашуканис в предисловии подчеркивает, что независимцы не пожелали использовать острый момент борьбы на с'езде, когда в связи с требованием немедленного голосования пунктов декларации берлинского гарнизона, оглашенной вождем народной морской дивизии Дорренбахом, шейдемановцы растерялись и хотели даже покинуть зал. Им на помощь пришел Гаазе, предложивший перенести голосование на завтра и тем самым давший возможность шейдемановцам сориентироваться.

Таких моментов немало на с'езде. Брасс, произносивший горячие речи о контрреволюции, приведший ряд фактов разгона советов рабочих и солдатских депутатов, ограничился внесением следующего предложения, которое, конечно, было принято в силу своей полной безобидности: "С'езд советов постановляет немедленно принять все меры к разоружению контрреволюции" (стр. 274).

Тов. Пашуканис отметил слабые места в речи представителя спартаковцев.

В этой речи еще сквозило люксембургианское преклонение перед стихийностью, перед стихийными действиями масс. В ней не был дан классовый анализ буржуазной демократии. Национальное собрание как орган буржуазной демократии не было противопоставлено советам как органу диктатуры пролетариата.

Вместо этого оратор сказал: "Советская организация есть организация, возлагающая непосредственную ответственность за построение общества на широкую пролетарскую массу. Национальное собрание есть организация, отдающая эту ответственность в руки вождей" (стр. 181).

Вопрос о социализации шейдемановцы хотели совсем снять с повестки дня. После того как вопрос о Национальном собрании был решен, они предлагали быстро свернуть с'езд. Однако после протестов лесой част с'езда вопрос был все же обсужден. К чему свелись рассуждения Гильфердинга, правых независимцев и правительственных социалистов по этому вопросу? К тому, что Германия вышла из войны с разрушенным хозяйством, что прежде всего надо восстановить хозяйство, что нельзя отказываться от частной предпринимательской инициативы, а потому нельзя ставить капиталистов в положение илотов, что задачи восстановления хозяйства требуют от пролетариата готовности к самопожертвованию и отказа от стачек и требований повышения зарплаты. Некий доктор философии и доцент, Марк из Бреславля, утверждал, что "социальная революция должна совершиться в марксистском духе, в духе научной осмотрительности и самокритики, научно-благоразумно, в отличие от драматических фейерверков, эффектов и путчей политической резолюции" (стр. 237).

Председатель же Всегерманского союза работников сцены Риккельт, ярый социал-империалист, предложил в первую очередь социализировать... театр, "чтобы мы все - немецкий народ - ложились спать с радостной душой и еще более радостным сердцем могли вступить в новый день труда и радости" (стр. 239).

К этому свелись прения о социализации. Оживленные "браво" и аплодисменты вызвало предложение представителя демократической фракции с'езда Шмидтгальса (богатого арендатора дворянского поместья в Силезии) о разделе крупного землевладения по пути создания многих мелких владений на собственной земле" (стр. 233). Бешеной ненавистью к революции звучали речи правительственных социалистов о "разорившихся красных мещанах", которые стремятся развалить производство (см. речь Лимберца, стр. 62), об "орущих" толпах с пулеметами (Шейдеман, Лейнерт и др.).

С'езд отверг 344 голосами против 98 предложение левого независимца Деймига об установлении советской системы. Невзирая на это независимцы призывали к единству, к единству обеих социалистических партии на выборах в Национальное собрание. И неудивительно, что независимей, Гейдсман заявил, что "между Либкнехтом и Дитманом большая разница чем между Дитманом и Пфаннкухом (социалист большинства) и др." (стр. 245).

Но возгласы матросов после выборов центрального исполнительного комитета (так как независимцы после принятия резолюции социалистов большинства о Национальном собрании отказались принимать участие в выборах, то в члены исполкома были избраны только правительственные социалисты): "Мы еще поговорим с вами! Мы еще раз пойдем на улицу! " (стр. 267) - оказались пророческими. Германский рабочий класс уже неоднократно после этого дрался на улицах за победу социалистической революции, за диктатуру пролетариата.

Ему предстоят еще великие бои. В этих боях он победит лишь под руководством коммунистической партии, которая у него сейчас есть.

Издание протоколов с'езда на русском языке имеет большое значение. Книгу настойчиво рекомендуем в первую очередь занимающимся изучением истории германской революции.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Библиография-I-ВСЕГЕРМАНСКИЙ-СЕЗД-РАБОЧИХ-И-СОЛДАТСКИХ-СОВЕТОВ-СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ-ОТЧЕТ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Легия КаряллаКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/Kasablanka

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Библиография. I ВСЕГЕРМАНСКИЙ СЕЗД РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ СОВЕТОВ. СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 01.06.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Библиография-I-ВСЕГЕРМАНСКИЙ-СЕЗД-РАБОЧИХ-И-СОЛДАТСКИХ-СОВЕТОВ-СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ-ОТЧЕТ (дата обращения: 20.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Легия Карялла
Kyiv, Украина
160 просмотров рейтинг
01.06.2014 (1207 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
10 часов(а) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
10 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
10 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
10 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
12 часов(а) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
Вчера · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
Вчера · от Україна Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
На отопление жилых домов ежегодно в стране расходуется около 150 миллионов тонн условного топлива. Эта цифра убедительно показывает, как важно искать пути уменьшения потерь тепла в зданиях.
20 дней(я) назад · от Україна Онлайн

Библиография. I ВСЕГЕРМАНСКИЙ СЕЗД РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ СОВЕТОВ. СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK