LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-409

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи Библиография. М. Н. ПОКРОВСКИЙ. РУССКАЯ ИСТОРИЯ В САМОМ СЖАТОМ ОЧЕРКЕ. ЧЕТВЕРТОЕ ПОСМЕРТНОЕ ИЗДАНИЕ
Автор(ы) И. СЕРОГЛАЗОВ
Источник Борьба классов,  № 4, Апрель  1936, C. 122-127

Партиздат. 1933.

Решение ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 26 января 1936 г. имеет огромное значение, далеко выходящее за пределы вопроса об учебниках гражданской истории. Это постановление касается всего исторического фронта, всей армии преподавателей вузов, средней и начальной школы, всех многочисленных читателей книг М. Н. Покровского, желавших по его учебникам приобрести необходимые знания по истории нашей великой страны.

Ошибки школы Покровского, глубоко вкоренившиеся в среде работников исторического фронта, в том числе и среди преподавателей средней и начальной школы, являются серьезным препятствием в деле надлежащей постановки преподавания гражданской истории в нашей школе, в деле выполнения решения ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 16 мая 1934 года. В этом решении со всей ясностью подчеркивалась необходимость преподавания конкретной истории с изложением "важнейших событий и фактов в их хронологической последовательности, с характеристикой исторических деятелей".

Преодолеть и решительно отбросить вредные, ликвидаторские взгляды М. Н. Покровского - одно из непременных условий для осуществления указаний товарища Сталина и решений ЦК ВКП(б) и СНК от 26 января 1936 г. и поднятия преподавания истории на должную высоту.

До решений ЦК ВКП(б) и СНК СССР среди историков существовало мнение, что ошибки М. Н. Покровского относились в основном к неправильной оценке им роли торгового капитала в развитии русского исторического процесса и что будто бы он сам отказался от своей ошибочной схемы. Книжки Покровского, в особенности "Русская история в самом сжатом очерке", издавались, без всяких критических замечаний. Больше того: последние издания "Сжатого очерка" преподносились читателю в таком виде и с такими комментариями, что создавалось полное впечатление о преодолении самим Покровским его ошибочных концепций. Партиздат, предпосылая этим изданиям краткую биографию М. Н. Покровского, ни словом не обмолвился, ни об одной из его ошибок. В этой биографии издательстве с самого начала неправильно ориентировало читателя, указывая, что в работах Покровского "дается блестящий марксистский анализ русского исторического процесса" (стр. IX, изд. 1932 и 1933 гг.), что Покровский показывает "пример непримиримого борца за марксистско-ленинскую теорию, за большевистскую партийность в науке" и т. д. Без всяких замечаний издательства даны также в приложении к "Очерку" две работы Покровского: "О русском феодализме, происхождении и характере абсолютизма в России" и "Роль рабочего класса в революции 1905 г.". В предисловии к 10-му изданию (изданию 1931 г. - последнему, вышедшему при жизни автора) рецензируемой нами книги "Русская история в самом сжатом очерке" сам Покровский подчеркивает, что его книга "... выходит без существенных перемен... Что касается коренной переработки старого текста в прежних его рамках, то для этого также нет еще серьезных оснований... Еще менее возможно менять что-либо в общем плане и схеме (подчеркнуто М. Н. Покровским. - И. С. ) книги" (стр. 3).

Между тем сравнение 10-го издания или последних тождественных с ним посмертных изданий "Сжатого очерка" с первыми его изданиями показывает, что Покровский до конца своей жизни не отказался от своих ошибок, что он все время целиком оставался на позициях, сформулированных им в предисловии к 1-му изданию "Сжатого очерка". В этом 'предисловии Покровский указывает, что он "вместо кукол в короне и порфире взял настоящего царя, царя-капитал, самодержавно правившего Россией от Ивана Грозного до Николая последнего. Первый очерк посвящен первому царствованию - истории возникновения в России торгового капитала (подчеркнуто Покровским. - И. С. ) и захвата им власти... царствованию этого наследника торгового капитала, капитализму промышленному (подчеркнуто Покровским. - И. С. ) посвящен второй очерк... В начале XX столетия на сцене уже русский империализм; ему и его крушению будет посвящен третий и последний очерк" (стр. 3, изд. 1922 г.).

Торговый капитал - центр всей схемы Покровского; торговый капитал определяет, по Покровскому, весь общественно-политический строй, являясь основной движущей силой истории России. Отводя решающую роль в развитии России торговому капиталу, он считал призрачной феодально-крепостническую власть.

стр. 122

В упоминавшемся уже нами предисловии к 10-му изданию М. Н. Покровский продолжает настаивать на правильности своей концепции, признавая, что им были допущены лишь некоторые "риторические преувеличения", которые он и устранил. В статье "О русском феодализме, происхождении и характере абсолютизма в России", помещенной в качестве первого приложения к "Сжатому очерку", М. Н. Покровский, отвечая своим критикам, заявляет, что его концепция торгового капитала совершенно правильна и что в этом вопросе у него были лишь отдельные неудачные формулировки. Основное его положение о том, что создателем Московского государства, причем не только государства Романовых, является торговый капитал, оставляется им в силе. По этой его концепции, русское самодержавие на всех его этапах - бюрократическая монархия.

Между тем Ленин, как известно, писал: "...русское самодержавие XVII века - с боярской Думой и боярской аристократией - не похоже на самодержавие XVIII века с его бюрократией, служилыми сословиями, с отдельными периодами "просвещенного абсолютизма" и от обоих резко отличается самодержавие XIX века, вынужденное "сверху" освобождать крестьян, разоряя их, открывая дорогу капитализму, вводя начало местных представительных учреждений буржуазии" (Ленин. Т. XIV. стр. 18). Антиисторизм М. Н. Покровского, вытекающий из его антимарксистского определения истории как политики, обращенной в прошлое, помешал ему увидеть различия и качественные изменения в развитии исторического процесса.

Достаточно сравнить ряд мест из 10-го или из последних посмертных изданий с соответствующими местами первых изданий, чтобы убедиться, что "ничего нового нет" (стр. 4) и изменения сводились лишь к устранению "риторических преувеличений", которые часто заключались в устранении слова "торговый капитал" (сравни, например, стр. 73, изд. 1922 г. со стр. 70, 10-е изд.).

По существу же изложения, торговый капитал продолжал занимать у него такое же место, как и раньше (смотри, например, характеристику опричнины, Польского государства, внешней политики Петра I - стр. 43 - 67, 69 и т. д.).

В некоторых случаях устранение "риторических преувеличений" приводило лишь к вуалированию той же мысли. Укажем следующее: на стр. 71 разбираемой нами книги мы читаем: "Откупа были одним из главных источников первоначального накопления в крепостной России - именно этому первоначальному накоплению вся система и служила у нас, в нашей стране, так же, как и в Западной Европе XVI - XVIII столетий" (за исключением слов "первоначального накопления" вся разрядка моя. - И. С. ).

Соответствующее место указанной работы Покровского в издании 1922 г. сформулировано более определенно: "Как видим, и в этом сборе налогов государство Петра и его преемников, верно, отражает свою основную сущность как владычество торгового капитала" (стр. 75).

Итак, М. Н. Покровский до конца оставался верным своей концепции торгового капитала как основной силы исторического процесса в России до середины XIX столетия. Оставаясь до конца на позициях экономического материализма, сводя исторический процесс к механически действующим экономическим силам, не понимая марксо-ленинской диалектики и обратного влияния политики на экономику, М. Н. Покровский, несмотря на свой блестящий талант и огромнейшие исторические знания не сумел увидеть все многообразие исторического процесса и дать подлинно научное, ленинско-сталинское изложение истории.

Покровский дает одно неизменное об'яснение историческим событиям на различных этапах: денежные отношения и хлебные цены. Приводя хлебные цены на мировом рынке конца XIX столетия, М. Н. Покровский подчеркивает: "В этих цифрах - вся "философия истории" эпохи Александра III" (стр. 151, изд. 1933 г.). Говоря об ухудшении положения крестьянства также в конце XIX столетия, М. Н. Покровский сводит причину этого ухудшения опять-таки к хлебным ценам (стр. 153) и т. д. и т. п.

Покровский прошел мимо неоднократных указаний Маркса и Энгельса: "...если Барт полагает, что мы отрицали всякое обратное влияние политических и т. д. отражений экономического движения на самое движение, то он просто сражается с ветряными мельницами... К чему же мы тогда бьемся за политическую диктатуру пролетариата, если политическая власть экономически бессильна? Насилие (т. е. государственная власть) - это есть тоже экономическая сила" (К. Маркс. "Избранные произведения". Том I, стр. 29 - 8. Партиздат. 1933).

2

М. Н. Покровский имеет огромные заслуги в деле разоблачения великодержавной буржуазно-помещичьей, меньшевистско-троцкистской контрреволюционной историографии, трактовавшей историю России как историю Великороссии. Однако в его учебнике совершенно не показана царская Россия как тюрьма народов, не показаны истоки национально-освободительного движения многочисленных народов, покоренных феодально-крепостнической Россией. Он ограничился только одной главой "Революция 1905 г. на окраинах", в которой объясняет образование многонационального русского государства все тем же торговым капиталом и торговыми путями.

стр. 123

Покровский прошел мимо указаний товарища Сталина по этому вопросу: "Там, где образование наций, в общем, и целом совпало по времени с образованием централизованных государств, нации, естественно, облеклись в государственную оболочку, развились в самостоятельные буржуазные национальные государства. Так происходило дело в Англия (без Ирландии), Франции, Италии, На востоке Европы, наоборот, образование централизованных государств, ускоренное потребностями самообороны (нашествие турок, монголов и пр.), произошло раньше ликвидации феодализма, стало быть, раньше образования наций. Ввиду этого нации не развились здесь и не могли развиться в национальные государства, а образовали несколько смешанных, многонациональных буржуазных государств, состоящих обычно из одной сильной, господствующей нации и нескольких слабых, подчиненных. Таковы: Австрия, Венгрия, Россия" (И. Сталин "Марксизм и национально-колониальный вопрос". Сборник избранных статей и речей, стр. 65. Партиздат. 1934).

Покровский не выявил в своей книге роль российского пролетариата как гегемона, вождя в борьбе против феодального, капиталистического и национального гнета, не показал, как российский пролетариат, руководимый большевиками, в своей непримиримой борьбе против царизма и капитализма целиком оправдал доверие к себе трудящихся масс угнетенных народов и возглавия их борьбу против царизма как очага всякого гнета. Не сказать всего этого - значит затруднить понимание учащимся образования нашего великого Советского союза. "Я помню годы 1905 - 1917, - говорит товарищ Сталин, - когда среди рабочих и вообще трудящихся национальностей Закавказья наблюдалась полная братская солидарность, когда узы братства связывали армянских, грузинских, азербайджанских и русских рабочих в одну социалистическую семью". (Цитирую по книге Л. Берия "К вопросу об истории большевистских организаций Закавказья", стр. 109. Партиздат. 1935). Именно этой дружной социалистической семьи трудящихся различных национальностей и русских рабочих М. Н. Покровский не показал в указанной главе, тем более, во всей книге.

Ликвидаторские взгляды на историю, сведение истории к голому схематизму привели Покровского к отсутствию в его книге изображения людей, исторических деятелей, к забвению того, что люди делают историю.

3

Верный своей схеме исторического процесса, Покровский не сумел исторически подойти к фактам прошлого: он не делал разницы между феодализмом и дофеодальным периодом, не видел прогрессивности самодержавного государственного строя по сравнению с периодом, характерной особенностью которого является раздробление на множество самостоятельных или полусамостоятельных государств.

Подчеркивая, что между феодалами шли постоянные драки, что "... мало-помалу из феодального хаоса могло составиться нечто цельное, должна была образоваться феодальная монархия (единодержавие)" (стр. 30), Покровский благодаря отсутствию конкретного анализа данного исторического события не показал прогрессивного характера "собирания земли русской".

Неправильно оценивается Покровским, и картина событий начала XVII столетия. Лжедмитрии I и II изображены Покровским как вожди крестьянских восстаний. На самом деле они были авантюристами, ставленниками польской шляхты.

Крестьянские войны XVII - XVIII столетий Покровский называет крестьянскими революциями; даже стихийный бунт в Киевской Руси Покровским изображается как революция (стр. 24). Такая трактовка крестьянских движений вытекает из непонимания Покровским сути революции и ее движущих сил, непонимания того, что "... отдельные крестьянские восстания... ни к чему серьезному не могут привести. Крестьянские восстания могут приводить к успеху только в том случае, если они сочетаются с рабочими восстаниями, и если рабочие руководят крестьянскими восстаниями" (И. Сталин "Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом", стр. 9. Партиздат. 1933).

Неправильно показана Покровским роль Минина и Пожарского: здесь сказался его ложный интернационализм и взгляд на историю как на "политику, опрокинутую, в прошлое": "Защита родины и защита своей мошны у этих людей, как у буржуазии всех времен, сливалась, таким образом, в одно" (стр. 55). В словах "буржуазии всех времен" - суть методологии Покровского. Отсюда - неправильное освещение событий начала XVII столетия, недооценка положительной роли Минина и Пожарского в деле освобождения страны от польских и шведских оккупантов, ибо создание национального государства было шагом вперед в истории нашей страны по сравнению с периодом феодальной раздробленности.

По той же причине в учебнике неправильно изображено и начало XVIII столетия, преобразования Петра I. Экономический материализм Покровского исключал интерес к живым людям; если он и давал отдельные личности, то для того только, чтобы обрисовать их отрицательные стороны. На стр. 86, в характеристике Петра I, Покровский оставил только резко отрицательные черты. Огромная преобразовательная деятельность Петра осталась совершенно не выявленной. Ленин, подчеркивая, что перенимание западничества проводилось Петром варварскими, т. е. феодальными методами, указывает в то же время и на про-

стр. 124

гресивную сторону преобразований Петра I. Товарищ Сталин также подчеркивал прогрессивный характер реформ Петра I.

Историческая наука должна давать правдивое освещение исторических явлений и исторических деятелей; Ленин и Сталин дают нам яркие образцы такого изображения.

М. Н. Покровский давал неверную трактовку реформы 1861 года. "Было бы, конечно, очень наивно думать, - писал он, - что торговый капитал и его союзник - барин-крепостник - сдадутся совсем и смиренно падут к ногам русской промышленности" (стр. 82). Реформу 1861 г. М. Н. Покровский называл сделкой между торговым капиталом, его союзником - барином-крепостником - и промышленной буржуазией. Автору разбираемой нами книги была совершенно чужда ленинская постановка о двух путях развития капитализма в сельском хозяйстве, ленинская оценка борьбы крестьянства накануне и после реформы как борьбы объективно за американский путь развития капитализма. Покровский не понял, что хотя русское самодержавие и после реформы 1861 г. оставалось диктатурой феодалов-крепостников, все же реформа эта была шагом вперед по пути развития производительных сил, по пути превращения феодальной монархии в буржуазную, по пути капиталистического развития страны, несмотря на то, что это "пресловутое "освобождение" было бессовестнейшим грабежом крестьян, было рядом насилий и сплошным надругательством над ними" (Ленин. Т. XV, стр. 142).

Покровский не показал в своей книге различия в положении крестьянства до реформы 1861 г. и после нее, утверждая, что "на самом деле и освобождения-то почти никакого не было..." (стр. 82).

В главе "Революционная буржуазия" (стр. 104 - 119), верный своему антиисторизму, он, прежде всего, подчеркивает, что буржуазия никогда не была революционна. "Этого никогда не было и нигде не бывает", - пишет он. По Покровскому, во Франции в конце XVIII в. была не буржуазная революция, не уничтожение феодально-крепостнических отношений, не замена феодально-крепостнического строя буржуазным, а промышленный капитал при помощи крестьянской и рабочей революции выкинул из седла старый торговый капитал, тесно связанный с земельной собственностью, а потом сам уселся на место купцов и помещиков. Вождем этой революции, но Покровскому, была не сама буржуазия, а "слой образованных приспешников капитала" - интеллигенция, которая "не эксплоатирует непосредственно народных масс". Причем вовсе не обязательно, чтобы эта интеллигенция сама понимала цели этой революции.

Помимо того, что в этик высказываниях Покровский противопоставляет буржуазию ее идеологам, что абсолютно неправильно, он ни в какой мере не учел указаний Ленина о том, что "...крайне неправильно, узко, анти-исторично понимают это слово (буржуа. - И. С. ), связывая с ним (без различия исторических эпох) своекорыстную защиту интересов меньшинства" (Ленин, Т. II, стр. 315).

Говоря о декабристах, Покровский не объясняет, в чем была положительная сторона их борьбы. Выступление декабристов 14 декабря 1825 г. он считает "...революционным выступлением буржуазии в России" (стр. 119). Опять-таки это делается вопреки указаниям Ленина, который писал, "...как быстро демократизировалось освободительное движение в XIX веке, и как резко менялся классовый состав его. Эпоха крепостная (1827 - 1846 г.г.) - полное преобладание дворянства. Это - эпоха от декабристов до Герцена. Крепостная Россия забита и неподвижна. Протестует ничтожное меньшинство дворян, бессильных без "поддержки народа. Но лучшие люди из дворян помогли разбудить (подчеркнуто Лениным. - И. С. ) народ" (Ленин. Т. XVI, стр. 575).

Неправильно освещает М. Н. Покровский и суть народничества. Из его ошибочного понимания ее вытекает и термин "народническая революция". Покровский считает, "что революционное движение 60-х и 70-х годов есть... движение мелкобуржуазной интеллигенции. Именно интеллигентность и делала его революционным" (стр. 122).

Но он не увидал крестьянского, мещанского, мелкобуржуазного характера народничества, не уяснил себе того, что марксизм-ленинизм и народничество - две различные идеологии двух различных классов. Отсюда непонимание глубокой реакционности идеологии народничества, того, что в народнической идеологии нет "ни грана социализма", что враждебные марксизму- ленинизму методы борьбы народников, исключавшие всякую борьбу за создание массовой партии, применение индивидуального террора вытекали из ложной суб'ективной философской теории народничества, теории "героев" и пассивной толпы.

Покровский не учел положения Ленина, говорящего о том, "...что деревня давно уже совершенно раскололась. Вместе с ней раскололся и старый русский крестьянский социализм, уступив место, с одной стороны, рабочему социализму, с другой - выродившись в пошлый мещанский радикализм" (Ленин. Т. I, стр. 165). Антиисторизм не дал ему возможности разглядеть суть народничества на разных этапах исторического развития.

Излагая внешнюю колониальную политику царизма (стр. 140 и 141), Покровский не подчеркивает реакционности внешней политики Николая I и Александра II, не характеризует царскую Россию как оплот европейской реакции, как жандарма Европы. Учебник не излагает истории царской России в связи с всеоб-

стр. 125

щей историей, как и не показывает отсталости России и то, как ее били за эту отсталость.

4

Причины рабочего движения Покровский пытается объяснить своим излюбленным способом - хлебными ценами (стр. 151 - 157).

Роль царского правительства в деле угнетения и эксплоатации рабочих не показана, равно как и влияние царского крепостнического режима на положение рабочих. Больше того, у читателя создается впечатление, что царские чиновники были против бесчеловечной экоплоатации, царившей на фабриках и заводах. Рассказывая о сообщении московского губернатора московскому генерал-губернатору о причинах рабочих "беспорядков", Покровский пишет: "Но они (т. е. царские чиновники. - И. С. ) были бессильны перед буржуазией" (подчеркнуто М. Н. Покровским - И. С. ). Здесь русское самодержавие изображено как бессильный призрак перед всемогущей буржуазией. Покровский прошел мимо вполне четких указаний Ленина: "В таких странах, как Россия, рабочий класс страдает не столько от капитализма, сколько от недостатка развития капитализма" (Ленин. Т. VIII, стр. 57). Трудно, читая книгу Покровского, сделать вывод, что Россия конца XIX в. стояла накануне буржуазной революции.

Покровский совершенно обошел вопросы стихийности и организованности в рабочем движении. Антиисторизм помешал ему посеять различие между стачками 60 - 70-х и 90-х годов.

"Стачки бывали в России, - говорит Ленин, - и в 70-х и 60-х годах (и даже в первой половине XIX-го века), сопровождаясь "стихийным" разрушением машин и т. п. По сравнению с этими "бунтами" стачки 90-х годов можно даже назвать "сознательными" - до такой степени значителен тот шаг вперед, который сделало за это время рабочее движение" (Ленин. Т. IV, стр. 384). В учебнике же ничего не сказано о том, что у рабочих 90-х годов еще не было понимания непримиримой противоположности (между ними и капиталистами и поэтому следует считать, что забастовки 90-х гг., "...несмотря на громадный прогресс по сравнению с "бунтами", оставались движением чисто-стихийным" (Там же).

Существенным недостатком является и то, что совершенно не показано значение первого выступления Ленина (90-е годы), зарождение большевизма, роль "Петербургского союза борьбы за освобождение рабочего класса", руководимого Лениным, связь этого союза с рабочими массами, борьба Ленина с Плехановым, характер и значение этой борьбы. Для 3-й части "Сжатого очерка" ("Двадцатый век") характерны те же крупнейшие недостатки, свойственные ликвидаторской, ненаучной концепции Покровского.

Мы не найдем в ней освещения и опроса об образовании партии нового тип а, партии большевиков. Покровский отсылает читателя к книжкам по истории партии, не понимая, что и ему надо было показать роль партии, ее борьбу в деле подготовки и в революции 1905 - 1907 годов. Нет здесь и соответствующей оценки сущности революции 1905 - 1907 годов.

Ленинская оценка движущих сил и перспектив революции 1905 - 1907 гг. вытекает из того факта, что революция 1905 - 1907 гг. происходила в период империализма. Покровский же не рассматривал царизм как "военно-феодальный империализм", а царскую Россию как очаг всякого гнета - капиталистического, колониального и военного, - взятого в его наиболее бесчеловечной форме. Он совершенно не учел указаний товарища Сталина, что "революция против царизма сближалась... и должна была перерасти в революцию против империализма, в революцию пролетарскую" (И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 5. Партиздат. 1934). Из этого сталинского положения и вытекает оценка роли рабочего класса в революции 1905 - 1907 гг. как гегемона и крестьянства как движущей силы революции, отсюда вытекала и оценка большевиками роли буржуазии.

Совсем иное об'яснение дает Покровский. Почему буржуазия не была революционной? На этот вопрос он отвечает так: "Но быстрое развитие русского промышленного капитализма и создавало лишнюю помеху для перехода русской буржуазии от либерализма к революционности. Русский предприниматель был заинтересован в феодальном грабеже русской деревни" (стр. 251 - 252).

Эта точка зрения также связана с его концепцией торгового капитала и перехода власти с середины XIX столетия к промышленному капиталу. Становится только непонятным, почему вообще должна была быть революция, раз промышленный капитал победил и царское правительство руководствуется в своей политике интересами капитала.

Из этой ошибочной концепции Покровского и вытекает неверное освещение событий в его книге, поэтому нет у него четкости, поэтому он и применяет термин "рабочая революция" (смотри стр. 413 и ряд других), поэтому он обошел выше отмеченные нами вопросы, поэтому читатель не найдет у "его и должной критики меньшевиков, Троцкого и эсеров. Неправильно освещая движущие силы революции 1905 г., считая, что кулак главная движущая сила резолюции, Покровский писал: "Последний в своей ненависти к тунеядцу-помещику шел даже впереди крестьянской массы" ("Русская история в самом сжатом очерке. Ч. III. "Красная новь" 1923 г., стр. 56).

Кроме изложенного выше, говоря о недостатках глав, излагающих революцию 1905 - 1907 гг., следует отметить еще следующее:

стр. 126

Покровский обошел высказывание Ленина о том, что революция 1905 - 1907 гг., будучи по своему содержанию буржуазно-демократической, была по средствам борьбы пролетарской.

Не показано также, что для меньшевиков, социал-революционеров, Троцкого, буржуазии кульминационной точкой революционного движения была октябрьская забастовка, а для нас, для большевиков, "своей вершины революция 1905 года достигла в декабрьском восстании у Москве" (Ленин. Т. XIX, стр. 355). А от уяснения того, что именно было кульминационным пунктом в революции 1905 - 1907 гг., и зависело понимание дальнейших перспектив революции и задач партии рабочего класса - большевиков.

У Покровского оказано, что "в нашей литературе существует очень много споров о том, кто созвал Петербургский совет - большевики или меньшевики... Но вопрос о том, кто первый созвал, кто первый сказал "а", это - вопрос третьестепенный" (стр. 515 - 516), вместо того чтобы подчеркнуть, что вдохновителями и организаторами советов как органов вооруженного восстания были большевики и только большевики; меньшевики же (Троцкий в там числе) сводили роль советов к органам пролетарского самоуправления.

Не разоблачается точка зрения Троцкого, меньшевиков на вооруженное восстание. Покровский не указывает, что Троцкий, меньшевики были, по сути, против восстания и Ленину и Сталину приходилось разоблачать их как врагов революции. Ограничивая развитие революции политической стачкой (о чем даже не упоминает Покровский), Троцкий, меньшевики, захватившие руководство в Петроградском совете, срывали вооруженное восстание. Смазав этот момент, Покровский не показал, в чем именно заключалась положительная роль Петроградского совета, в чем именно значение борьбы петроградских рабочих. "Движение за Советы Рабочих Депутатов, начатое в 1905 году ленинградскими и московскими рабочими, привело, в конечном счете, к разгрому капитализма и победе социализма в одной шестой части мира" (И. Сталин. Речь на Первом всесоюзном совещании стахановцев, стр. 12. Партиздат. 1935).

Покровский считал, что "дальневосточная политика Витте, несомненно, заключала в себе кое-какие зачатки империализма, главным образом в лице Русско-китайского банка, но в основе это было продолжение захватнической колониальной политики "Романовых XVIII - XIX вв." (стр. 292).

Иначе говоря, русско-японская война проводилась в интересах торгового и промышленного капитала и только. Совершенно не показаны военно-феодальный империализм царской России и задачи, которые он ставил перед собою, не показано скрещивание империалистических интересов крупнейших империалистических держав (Германия, Англия и др.) на Дальнем Востоке и империалистический характер русско-японской войны.

В главе "Столыпинщина", на стр. 456, Покровский с самого начала неправильно ориентирует читателя. Покровский не подчеркнул того, что после революции коренной вопрос - вопрос о власти - не был разрешен, ибо самодержавие осталось и, следовательно, остались старые задачи - революции буржуазно-демократической и перерастания ее в революцию пролетарскую, социалистическую.

Нет у Покровского и об'яснения того, что законы Столыпина, еще больше обострившие противоречия внутри страны, были вызваны массовым крестьянским движением, что правительство видело во весь исполинский рост грозное рабочее движение, что "в 1908 - 1910 г.г. явственно обрисовалась новая полоса, знаменующая еще один шаг в том же направлении, которое можно назвать направлением к буржуазной монархии" (Ленин. Т. XV, стр. 83). Излагая столыпинщину, он совершенно не мобилизует внимание читателя на нарастании навой революции, революции 1917 г., положившей конец старой России, конец феодализму и капитализму в нашей стране. Революция 1905 - 1907 гг. как генеральная репетиция великой пролетарской революции 1917 г. не показана.

Даже такой, далеко не полный разбор "Сжатого очерка" показывает, как много вреда можно принести делу воспитания нового поколения, нашему социалистическому строительству, излагая историю по Покровскому. Задачей всех работников исторического фронта является критический пересмотр своего собственного изложения гражданской истории, преодоление и категорический отказ от вредных, антиленинских взглядов Покровского. В этом залог действительного выполнения замечаний товарищей Сталина, Кирова и Жданова по поводу конспектов учебников по истории и постановлений ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 16 мая 1934 г. и 26 января 1936 года.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/Библиография-М-Н-ПОКРОВСКИЙ-РУССКАЯ-ИСТОРИЯ-В-САМОМ-СЖАТОМ-ОЧЕРКЕ-ЧЕТВЕРТОЕ-ПОСМЕРТНОЕ-ИЗДАНИЕ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Василий ПашкоКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/admin

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Библиография. М. Н. ПОКРОВСКИЙ. РУССКАЯ ИСТОРИЯ В САМОМ СЖАТОМ ОЧЕРКЕ. ЧЕТВЕРТОЕ ПОСМЕРТНОЕ ИЗДАНИЕ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 29.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/Библиография-М-Н-ПОКРОВСКИЙ-РУССКАЯ-ИСТОРИЯ-В-САМОМ-СЖАТОМ-ОЧЕРКЕ-ЧЕТВЕРТОЕ-ПОСМЕРТНОЕ-ИЗДАНИЕ (дата обращения: 26.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Василий Пашко
Киев, Украина
653 просмотров рейтинг
29.05.2014 (1216 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Комплекс Больших Пирамид — в сути Око, зрачок чей есть Сфинкс. The complex of the Great Pyramids is essentially an eye, the pupil of which is the Sphinx.
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Олег Ермаков
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
8 дней(я) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
8 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Платон как Аполлон. Plato as Apollo.
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
11 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов

Библиография. М. Н. ПОКРОВСКИЙ. РУССКАЯ ИСТОРИЯ В САМОМ СЖАТОМ ОЧЕРКЕ. ЧЕТВЕРТОЕ ПОСМЕРТНОЕ ИЗДАНИЕ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK