LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UA-511

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами
Заглавие статьи БОРЬБА ПАРТИИ С ГРУППОЙ "ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА" В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Автор(ы) А. Панкратова
Источник Борьба классов,  № 5, Май  1935, C. 1-14

Партия в гражданской войне и первые атаки "децистов"

Как и все оппозиционные течения внутри ВКП(б), с которыми партия, придя к власти, провела ожесточенную борьбу, группа "демократического централизма" представляла собой продукт тех социальных условий, в которых пролетариат под руководством своей передовой партии открыл всемирноисторическую борьбу за социализм. Отражая сопротивление исторически обреченных - благодаря победе пролетарской революции - классов, это оппозиционное течение являлось одним из проявлений мелкобуржуазной контрреволюции в стране победоносной диктатуры пролетариата.

Основное ядро выступившей в начале 1919 г. оппозиционной группы, впоследствии принявшей название группы "демократического централизма", почти целиком входило в распущенную летом 1918 г. фракцию "левых коммунистов". Сапронов, Осинский, В. М. Смирнов, В. Максимовский и ряд других виднейших руководителей новой оппозиции были активными и упорными сторонниками и защитниками платформы "левых коммунистов", идейный багаж которых они перенесли и в новую оппозиционную группу.

Группа "демократического централизма" (называемая чаще "децисты" или "сапроновцы", по имени своего лидера Сапронова) развернула борьбу против партии в условиях острой гражданской войны, начавшейся после короткой послебрестской "передышки". Австрогерманская интервенция, начало интервенции Антанты, переход в наступление буржуазно-помещичьей контрреволюции, волна кулацких восстаний, попытки организации одновременного восстания в 23 городах, террористическая борьба эсеров против вождей революции - все эти факты свидетельствовали о создании единого фронта контрреволюции.

10 июля 1918 г. V с'езд советов провозгласил Советскую республику в опасности. Декретом ВЦИК от 2 сентября 1918 г. вся Советская Россия была об'явлена единым военным

стр. 1

лагерем. Партии мелкобуржуазной контрреволюции: меньшевики и эсеры - были лишены легальности и исключены из состава ВЦИК. Для защиты пролетарской диктатуры была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией.

Гражданская война стала фактом.

Она потребовала от рабочего класса и его партии громадного напряжения сил и перестройки всего хозяйственного, советского и партийного аппарата в интересах войны. Необходимость концентрации всех сил и ресурсов в стране, обнищавшей и разоренной до крайности - предшествующей империалистической войной и господством буржуазии, заставляла вводить жесткий централизм и военную дисциплину, практиковать назначения вместо выборности, требовать быстрого и безоговорочного выполнения распоряжений - другими словами, как указывал Ленин: "...всю работу всех учреждений приспособить к войне и перестроить по- военному".

Обязательный переход к товарообмену, а затем и к продразверстке, являвшейся основой системы "военного коммунизма", потребовал введения строгой централизации не только органов Наркомпрода, но и всей системы народного хозяйства, снабжаемой государством.

Управление национализированной промышленностью (на учете ВСНХ находилось 65,7% всех предприятий страны) было организовано по так называемой системе главкизма. При ВСНХ было создано 42 главка и центра, возглавлявших управление той или иной отраслью промышленности. Продукты и предметы широкого потребления распределялись по карточной системе, в основу которой лег строгий классовый принцип. Кооперация превратилась в аппарат распределения Наркомпрода. Все более приспособлялся к новым условиям и приобретал более четкие организационные формы и советский государственный аппарат. "Власть на местах" заменялась централизованной системой советской государственности. ВЦИК и СНК, губисполкомы и отделы центральных наркоматов, уездные и деревенские органы советской власти перестраивались в соответствии с законами и нуждами военного времени. Перестраивались в централизованную Красную армию и многочисленные партизанские отряды, возникавшие на местах для отпора контрреволюции. Ленин требовал организации трехмиллионной армии. Был создан Совет труда, и обороны, возглавляемый Лениным. На местах были организованы централизованные военные аппараты, руководившие мобилизацией и организацией вооруженных сил пролетарской диктатуры.

Гражданская война должна была вызвать перестройку и партийного аппарата. Партия, руководившая гражданской войной, должна была перестроить не только весь государственный аппарат, но прежде всего свои собственные ряды в соответствии с основным требованием - "работать по-военному". Применение выборности было ограничено. В особо опасных или ударных участках работы создавались политотделы: прежде всего, в армии, затем, на транспорте (Главполитпуть), в Донбассе, в некоторых, наиболее важных отраслях промышленности.

Решающую роль в партийной работе играли мобилизации. В августе 1918 г. было мобилизовано на борьбу с чехословаками 20% всех коммунистов Москвы и Ленинграда. В начале 1919 г. было мобилизовано на фронт до 20% членов партии во всех организациях, а в прифронтовой полосе - 50%. Между VIII и IX с'ездами партии было мобилизовано снова 25 тыс., коммунистов, не считая местных мобилизаций. К концу гражданской войны на фронтах находилось до 300 тыс. членов партии. Такие же непрерывные мобилизации проводились и на другие "фронты": на топливо, продовольствие, транспорт и т. п.

Говоря на IX с'езде о причинах нашей победы в гражданской войне, Ленин указывал, что такое чудо могло произойти только "благодаря тому, что партия была на страже, что партия была строжайше дисциплинирована, и потому, что авторитет партии об'единял все ведомства и учреждения, и по лозунгу, который был дан ЦК, как один человек шли десятки,

стр. 2

сотни, тысячи и в конечном счете миллионы..." 1 .

Непрерывные мобилизации, лишения и жертвы, которые несла партия в эти годы, не приостанавливали роста партии. Партийные недели, устраиваемые в самые опасные для советской власти времена, давали новый приток героических борцов. В начале 1918 г. партия насчитывала в своих рядах 115 тыс., в 1919 г. она имела уже 251,1 тыс., в 1920 г. - 431,4 тыс., а ко времени окончания гражданской войны - 585,6 тыс. членов.

Не все вновь принятые в партию оставались в ней и не все они обеспечивали крепкий состав организации. В партию иногда вступали "примазавшиеся" к ней, карьеристские и вообще случайные элементы. За годы гражданской войны в большевистскую партию вошли также и многие выходцы из обанкротившихся в революции мелкобуржуазных партий: левых эсеров, с.-д. интернационалистов, максималистов, боротьбистов, бывших меньшевиков, бундовцев и т. п.

Специальные чистки, перерегистрации, партийные недели, мобилизации и т. п. - все это было средством очищения рядов партии от тех, кто "поддался соблазну примазаться".

Отмечая эти факты, Ленин в заключительной речи на IX с'езде партии подчеркивал, "какие громадные трудности приходилось переживать партии в эти боевые времена, как наши, когда приходилось бороться против того, чтобы к правительственной партии, - естественно открытой потому, что она есть правительственная партия, и открывающей дорогу к власти, - не могли присосаться и примазаться худшие элементы, отбросы старого капитализма" 2 .

Вот почему такой острый характер принимала борьба партии с теми, кто подрывал ее единство, ее сплоченность и дисциплину, кто ослаблял ее централизованность и тянул назад, к партизанщине и кустарщине периода "власти на местах". Такой тянувшей назад силой были все те мелкобуржуазные элементы, которые сопротивлялись перестройке всех органов диктатуры пролетариата, направленной к усилению руководящего влияния класса- диктатора и его партии на все стороны хозяйственной и общественной жизни.

Свою борьбу против партии и ее руководства "децисты" начали с конца 1918 г., выступив против реорганизации партизанских отрядов в регулярную, дисциплинированную и централизованную Красную армию.

Строительство Красной армии тормозили две одинаково вредные тенденции, с которыми партия провела борьбу в период организации Красной армии. Одну тенденцию, отражавшую давление буржуазных специалистов, стремившихся к установлению своего полного и бесконтрольного руководства, выражал Троцкий. Возглавляя центральный военный аппарат, он отдавал привлекаемым специалистам в тылу и на фронте слишком большую власть, слепо доверяя им и отстраняя от руководства партийные организации и политкомиссаров. Партии приходилось неоднократно выправлять и отменять его распоряжения.

Другую тенденцию - партизанскую, местническую, не признававшую необходимости использовать специалистов, - выражала новая оппозиция, основное ядро которой состояло из бывших "левых коммунистов".

Особенной остроты разногласия по военному вопросу достигли в период VIII с'езда партии и на самом с'езде, совпавшем с наступлением Колчака и первым походом Антанты.

На с'езде прежде всего прорвалось огромное недовольство Троцким. Военные делегаты на VIII с'езде почти единодушно отмечали плохую работу РВС Республики по созданию регулярной Красной армии, неправильное толкование Троцким роли военспецов и т. п. "Было, - вспоминает тов. Ворошилов, - сильное недовольство Троцким за его черствое, враждебное отношение к старым большевикам, находившимся на фронтах и на своем горбу выносившим все тяжести боевой страды. Уже к этому времени Троцкий пытался расстрелять целый ряд ответственейших военных коммунистов-фронтовиков, и только вмеша-


1 "Протоколы IX с'езда", стр. 18. М. 1934.

2 Там же, стр. 419.

стр. 3

тельство ЦК и сопротивление, оказанное фронтовыми работниками, предотвратили гибель ряда лиц" 1 .

Ленин и Сталин внимательно отнеслись к этим выступлениям фронтовиков и решительно ударили по военно-бюрократической тенденции Троцкого. Одновременно они горячо восстали против сохранения партизанщины в Красной армии, на чем фактически настаивала "военная оппозиция" под руководством будущих "децистов".

Борясь с этими партизанскими тенденциями "военной оппозиции", товарищ Сталин, работавший в военной секции VIII с'езда, развернул обстоятельную защиту необходимости создания дисциплинированной регулярной армии, с хорошо поставленным политическим аппаратом. Критикуя проект, представленный докладчиком от оппозиции, одним из будущих лидеров группы "демократического централизма" (В. М. Смирновым), товарищ Сталин указывал, что если этот проект будет принят и осуществлен, он может подорвать дисциплину, дать облегчение крестьянским элементам, помешать сковать их в единую дисциплинированную массу. "Либо, - говорил товарищ Сталин, - создадим настоящую рабоче- крестьянскую, по преимуществу крестьянскую, строго дисциплинированную армию и защитим республику, либо пропадем..." 2 .

VIII с'езд партии - как в военном разделе принятой с'ездом программы партии, так и в специальной резолюции - наметил основные принципы реорганизации Красной армии в регулярную и дисциплинированную армию. Кроме того была принята еще небольшая резолюция, направленная по существу против Троцкого, наметившая меры по реорганизации Реввоенсовета и Главного штаба, подчеркивавшая необходимость усиления руководящего влияния партии.

"Левокоммунистические" отрыжки партизанщины новая оппозиционная группа перенесла не только в вопрос о строительстве Красной армии, но в гораздо более сильной степени в вопросы советского и хозяйственного строительства в условиях гражданской войны. Наиболее ярко это сказалось на открытой оппозицией дискуссии о централизме в партии и советах. Начиная с конца 1918 г. и особенно интенсивно перед VIII с'ездом и на с'езде оппозиция открыла широкую кампанию против требовавшейся военной обстановкой перестройки советского аппарата, прикрывшись флагом демократического централизма, от принципа которого якобы отказалась партия.

26 декабря 1918 г. под председательством Сапронова состоялось совместное заседание МК и губисполкома, рассмотревшее вопрос о взаимоотношении центральных и местных органов власти. Принятая резолюция осуждала всякие попытки центральной власти "перейти от идейного руководства к непосредственному вмешательству в дела местных советов", считая эти попытки "восстановлением принципов бюрократического централизма".

В той же плоскости стоял вопрос и на московской общегородской конференции РКП (б), происходившей 18 января 1919 г. Оппозиция требовала коренного изменения советской организации, ликвидации Совнаркома, независимого положения фракции советов от партии.

В более широком масштабе оппозиция развернула борьбу против централизма в советах на Всероссийском с'езде председателей губернских и городских исполкомов (15 - 18 марта 1919 т.), на котором московская оппозиция, получившая по имени своего лидера Сапронова название "сапроновской" оппозиции, выступила с принципиальными возражениями против централизма советской организации. Сапронов в своем докладе в крайне демагогических выражениях обвинял партию в том, что она "демократический централизм" подменила "бюрократическим централизмом главков и центров: лозунг "власть советов, - говорил он, - практически заменяется бюрократически-чиновническими ведомственными властями".

"Сторонники вертикального централизма разрушают исполкомы!" - этот лозунг оппозиции стал ее программой


1 Ворошилов "15 лет Красной армии", стр. 10.

2 Сб. "Об оппозиции", стр. 669. 1928.

стр. 4

в течение всего периода гражданской войны.

На VIII с'езде партии "сапроновцы" выступили довольно компактной фракцией, имевшей своих содокладчиков и оппонентов по всем основным вопросам повестки дня с'езда.

Все эти выступления по существу были простой демагогией и беспринципной фракционностью недовольных военным режимом советских бюрократов.

Принципиальная позиция партии в вопросах советского строительства была закреплена в советской Конституции, утвержденной летом 1918 г. на V с'езде советов.

Докладывая о советской Конституции и ее принципиальном отличии от буржуазных конституций, Свердлов подчеркивал, что в основе нашей Конституции лежит принцип демократического централизма. Свердлов указывал, что в этот переходный момент "необходимо создание мощной центральной власти, которая в то же время предоставляет всем местным советам, трудовому крестьянству и пролетариату полный простор в их развитии и действии" 1 . Особенно необходимо, говорил Свердлов, создание мощного централизованного аппарата при разрешении военных задач, когда требуется использовать все силы и способности, быстро принимать и исполнять решения в целях обороны и укрепления советской власти.

Развивая те же принципы демократического централизма в отношении советского строительства, Ленин еще в период первой "передышки" указывал, что задачей партии является провести именно демократический централизм в области хозяйства, обеспечивающий абсолютную стройность и единство в функционировании хозяйственного и советского аппарата. Ленин вместе с тем подчеркивал, что "централизм, понятый в действительно демократическом смысле, предполагает в первый раз историей созданную возможность полного и беспрепятственного развития не только местных особенностей, но и местного почина, местной инициативы, разнообразия путей, приемов и средств движений к общей цели" 2 . "

На этих основах конституционное строительство советской власти в период между VII и VIII с'ездами партии было в основном закончено. Но оппозиция, извращая большевистское понимание демократического централизма, сосредоточила свою демагогическую критику на так называемом "главкизме", т. е. на организации вызванных войной хозяйственных "главков" и "центров", и требовала управления хозяйством, обслуживающим оборону, через местные губернские и уездные исполкомы.

Практические предложения оппозиции отличались полной беспомощностью. Она предлагала слить СНК и президиум ЦИК, произвести реконструкцию аппарата Совнаркома и "орабочить" состав ЦК, а главное - устранить излишнюю опеку ЦК над местными организациями и работниками, устранив непосредственное подчинение "главкам" и "центрам".

Как правильно отмечал Л. М. Каганович на заседании организационной секции VIII с'езда, оппозиция исходила из идеализации стихийно сложившейся в первый период советской власти система децентрализации, не учитывая таких новых обстоятельств, как гражданская война, продовольственный кризис, хозяйственная разруха, не учитывая того, что в этой новой обстановке "мы болеем не из-за того, что у нас чрезмерный централизм, а от того, что слабый централизм".

Не могла оппозиция правильно наметить и путей борьбы с бюрократизмом, не понимая ни происхождения, ни классовой базы бюрократизма. Вот почему и здесь она ограничилась чисто бюрократическими предложениями и меньшевистскими криками о "вырождении советской власти в бюрократическую", о подмене советов исполкомами и т. п.

VIII с'езд партии подтвердил необходимость строжайшей централизации и "прямо военной дисциплины" в партии и во всей системе советской власти.


1 "Протоколы V с'езда советов", стр. 185.

2 Ленин. Соч. Т. XXII, стр. 416.

стр. 5

Он обязал ЦК проводить решительную борьбу с местническими, анархическими, децентрализаторскими тенденциями и дал ясные директивы по всем основным вопросам партийного и советского строительства. " С'езд призвал энергично бороться с бюрократизмом, чиновничьей волокитой, организационной расплывчатостью и местным патриотизмом, предложив провести серьезную чистку в советских и партийных организациях.

Анархо-децентрализаторские требования "демократических централистов" активно поддерживала вся мелкобуржуазная контрреволюция, неоднократно солидаризируясь с оппозицией. Так было, например, на VII с'езде советов (5 - 9 декабря 1919 г.), на который были допущены с совещательным голосом представители всех мелкобуржуазных партий, принявших решение о защите советской власти.

Меньшевик Мартов и представительница Бунда выступили на с'езде с особыми декларациями, в которых они обвиняли советское правительство в несоблюдении им Конституции, в отсутствии демократизма, сменяемости и выборности в советах, вследствие чего и происходит якобы перерождение советской власти. Меньшевики требовали "восстановления действия советской Конституции", присоединяясь к аналогичному требованию "сапроновской" группы, выступившей на VII с'езде советов со своими тезисами.

Это единство не только в характеристиках и оценках, но и в выводах меньшевиков и "сапроновцев" не было случайным: как те, так и другие отражали протест и недовольство мелкобуржуазных элементов в стране против централизованного руководства диктатурой пролетариата со стороны партии.

Защита "сапроновцами" украинской атаманщины" в период между VIII и IX с'ездами

Решения VIII с'езда партии оппозиция не сочла для себя обязательными, считая их "слишком скромными". Она продолжала борьбу против партии, избрав опорным пунктом своей борьбы московский губисполком, руководимый "сапроновцами". Но широкого распространения взгляды "децистов" в этот период не получили. Ни одна из парторганизаций в пролетарских районах не поддержала "сапроновцев". Исключение составила лишь Украина, только что освобожденная от белогвардейщины.

Петлюровская дезорганизация, давление немецкого империализма, разлив анархической махновщины и политического бандитизма на Украине при слабости и недостаточной организованности украинского пролетариата способствовали здесь особенно широкому развитию стихийной партизанщины и той "атаманщины", в которую превращалась власть на местах. "В каждом отряде крестьяне, - писал об этих тенденциях Ленин, - хватались за оружие, выбирали своего атамана или своего "батьку", чтобы ввести, чтобы создать власть на месте. С центральной властью они совершенно не считались, и каждый батько думал, что он есть атаман на месте, воображал, что он сам может решать все украинские вопросы, не считаясь "ни с чем, что предпринимается в центре" 1 .

Эти тенденции "атаманщины" и отражала группа - "демократического централизма", действовавшая в конце 1919 г. на Украине. Она создалась частью из московских работников, переброшенных после VIII с'езда партии для работы на Украину (Сосновский, Макашовский, Сапронов), частью из украинских работников (Рафаил, Харечко, Богуславский, Николаев и др.). Эти группы составили ядро украинской фракционной группировки, выступившей против централизма и взявшей под свою защиту самостийные анархические тенденции местных организаций.

Эти тенденции были тем опаснее, что общее хозяйственное и политическое положение на Украине в этот период было исключительно тяжелое: гражданская война еще не была закончена; лучшие силы партии и рабочего класса находились в Красной армии; кулацкие восстания, бандитские набеги, дезорганизаторская работа контрреволюции усилились; фронты не были ликвидированы; они


1 Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 355.

стр. 6

только отодвинулись. В этой обстановке неумолкшей гражданской войны приходилось, складывать советский государственный аппарат и начинать первые шаги по борьбе с хозяйственной разрухой, достигшей небывалых размеров. Угольный Донбасс был парализован. Ни одна домна не работала. Металлопромышленность на Украине давала только 5% полуфабрикатов и 2% готовой выработки по отношению к довоенной. Транспорт не справлялся даже с необходимыми военными перевозками. Рабочие кадры были либо на фронте либо в деревне. Партийные организации, обескровленные мобилизациями, нередко попадали в руки неустойчивых и политически неопытных руководителей. В партию довольно легко проникали мещанские, шкурнические, махновские элементы. Связь с центром была слабая. Местным губернским и уездным организациям приходилось проявлять максимальную самостоятельность, инициативу и распорядительность, не дожидаясь указаний сверху. Обстановка "власти на местах" питала крайне вредные, децентрализаторские тенденции в партии. Перед молодой советской властью и перед партией остро стала задача обеспечения порядка, организованности, дисциплины, ответственности и напряженной, деловой работы. "Сапроновцы" проводили линию, в полной мере идущую вразрез с этими основными и решающими для молодой советской власти на Украине задачами и требованиями. Под флагом демократического централизма они отстаивали худшие, децентрализаторские стремления местной "атаманщины".

Эта линия "сапроновской" оппозиции выступает особенно очевидно в свете фракционных методов борьбы украинской оппозиции против партии. Захватив руководство в харьковском губкоме и в советских органах, "сапроновцы" провели свои резолюции на харьковской партийной конференции, созванной 17 марта 1923 г. В Харькове перед тем была неправильно и несвоевременно проведена партийная неделя, непомерно увеличившая численность харьковской организации за счет малопроверенных и неустойчивых элементов. Таким образом, создав группу "демократического централизма" в харьковской организации, "сапроновцы" отсюда начали свою атаку против ЦК РКП, надеясь развернуть борьбу на предстоящем IX с'езде партии при поддержке украинской организации. Первую попытку перейти в наступление "сапроновцы" сделали на IV всеукраинской партийной конференции, на которой харьковская оппозиция была представлена несоразмерно обильно - 64 делегатами. Эта, так называемая "харьковская оппозиция" с первого дня конференции ставила все вопросы в порядке самых острых фракционных выступлений. По докладу ЦК РКП оппозиция голосовала против одобрения его линии и деятельности. Харьковская делегация отказалась участвовать в голосовании, когда одному из ее лидеров - Рафаилу - не дали слова. После трех бурных заседаний харьковская оппозиция устроила фракционное заседание своих сторонников, на котором была обсуждена дальнейшая тактика оппозиции. Соотношение сил было явно в пользу оппозиции, которая вела самую демагогическую кампанию, выставляя своих оппонентов по всем вопросам. Борьбу с этой группировкой на Всеукраинской конференции возглавлял товарищ Сталин, являвшийся представителем ЦК РКП и докладчиком по вопросу о хозяйственном строительстве. Он защищал тезисы ЦК к IX с'езду и отстаивал переход от коллегиальности к единоличию в управлении промышленностью. Харьковская оппозиция выступала против предложений товарища Сталина и против защищаемой им линии ЦК РКП. Оппозиция возражала против трудармий и политотделов и предлагала перейти к "нормальным" методам управления хозяйством, путем рабочих коллегий, рабочего контроля и "восстановления" рабоче-крестьянских советов. Предложенная товарищем Сталиным, давшим решительный отпор "сапроновской" демагогии, резолюция собрала 86 голосов. "Сапроновцам" удалось 117 голосами протащить свою фракционную резолюцию, прикрывши обычной "левой" фразеологией меньшевистское существо своей "демокра-

стр. 7

тической" платформы. С особенной наглядностью антипролетарский характер этой платформы вскрылся при обсуждении кардинального для Украины вопроса - о работе партии в деревне.

В марте 1919 г. VIII с'езд партии потребовал установления прочного союза пролетариата и деревенской бедноты с середняком, ставшим в результате раскулачивания центральной фигурой земледелия. В противоположность партии, считавшей, что без союза с середняком пролетариат не может достигнуть "и военной победы, ни хозяйственного восстановления, "сапроновцы" выступали со старыми "левыми" обвинениями партии в "уступках" мужику за счет пролетариата.

На Всероссийской партконференции 2 декабря 1919 г. "сапроновцы" выступили в защиту антисередняцких настроений местных работников, не понявших курса VIII с'езда на оказание реальной помощи середняку. На Украине, где, наоборот, кулацкие влияния были очень сильны, "сапроновцы" высказались против организации "комитетов незаможных селян" и расслоения деревни, доказывая, что партия бессильна бороться с кулачеством, которое пролезет и в комбеды. В том и другом случае "сапроновская" оппозиция играла на руку кулаку, не понимая задач партии по созданию и укреплению военно-политического союза пролетариата с крестьянством. Оппозиция и по продовольственному вопросу считала необходимым отказаться от специальной организации рабочих и бедноты и сосредоточить всю деятельность продорганов при исполкомах. Все эти предложения целиком шли по линии отказа от пролетарской диктатуры в деревне и сохранения кулацкой гегемонии, за которую с таким ожесточением боролась мелкобуржуазная контрреволюция на Украине. Чрезвычайно характерно, что "сапроновцы" на Украине своим союзником имели украинских "федералистов", которые опирались на наиболее националистические элементы киевской организации. Обвиняя ЦК КП(б)У в слишком большой зависимости от ЦК РКП, "федералисты" договаривались до чистейшей петлюровщины.

В этом блоке "сапроновцев" с крайними украинскими националистами, в скатывании тех и других к прямой контрреволюционной петлюровщине - еще одно историческое доказательство правильности ленинского и сталинского утверждения о классовой общности мелкобуржуазной платформы оппозиции внутри правящей партии с мелкобуржуазной контрреволюцией в стране, сопротивляющейся наступлению социалистического пролетариата. Ленин и Сталин отдавали себе ясный отчет в опасности этого контрреволюционного блока для диктатуры пролетариата на Украине и приняли решительные меры для борьбы с "сапроновской" оппозицией. "Предложения группы "демократического централизма", проведенные IV украинской партконференцией, ЦК РКП не были утверждены. Пленум ЦК РКП постановил распустить избранный конференцией и создать временный ЦК КП(б)У. Наиболее видные представители "сапроновской" оппозиции из Украины были отозваны. ЦК РКП обратился по этому поводу 7 апреля 1920 г. с особым письмом "ко всем организациям компартии Украины". В письме раз'яснялось, что ЦК РКП считает необходимым во избежание раскола, для которого в данных условиях нет и не может быть никаких оправданий, предпринять решительные меры, которые, "должны положить предел деморализующей коммунистическую среду склоке и обеспечить единство и последовательность в проведении советской и партийной политики на Украине". "ЦК РКП считал основным и необходимым условием для оздоровления и укрепления партийной и советской работы немедленное очищение парторганизаций "от беспринципных, авантюристических попутчиков, от элементов демагогии, полумахновщины и распущенности". ЦК РКП предложил в месячный срок произвести перерегистрацию и чистку в особенности от тех "мещанских, интеллигентских и полуинтеллигентских элементов, которые приливают в партию и отливают от нее в зависимости от того, приходит ли она к власти или отходит в подполье".

стр. 8

"Их работа в советских учреждениях, - подчеркивало письмо ЦК, прямо указывая, что опорой "сапроновской" оппозиции в городе были бюрократические элементы из советских учреждений, - на технических ролях может допускаться только под условием строжайшего партийного контроля, так как вред они причиняют нисколько не меньше того вреда, какой способны принести на советской службе белогвардейские элементы".

Подводя итоги взглядам и деятельности "сапроновской" оппозиции на Украине, нужно подчеркнуть, что вся линия оппозиции, направленная против централизованного аппарата диктатуры, в полной мере отражала крайне опасные тенденции мелкобуржуазной стихии в городе, и деревне, с ее идеей махновских "вольных советов", с "атаманщиной" и с сопротивлением всякой твердой власти, организации и централизации.

Такая линия могла привести только к гибели советской власти. Эту опасность и об'ективную роль "сапроновской" оппозиции на Украине Ленин подчеркнул особенно решительно на IX с'езде, об'ясняя, почему ЦК вынужден был отменить решения IV украинской конференции и распустить избранный ею ЦК КП(б)У, состоящий из представителей оппозиции.

"Если мы, - говорил Ленин, - разогнали и раскассировали целую Украинскую конференцию, то нужно было бить в набат и сказать, что мы преступники. Между тем, все молчат, потому что чувствуют, что за этими фразами о самостоятельности и т. п. скрылись и спрятались все элементы дезорганизаторские, элементы мещанства и атаманщины, которые на Украине очень сильны" 1 .

Решительная борьба ЦК РКП с украинскими "сапроновцами" и их полный разгром обеспечили не только оздоровление украинской парторганизации, но и победу партии над оппозицией на IX с езде РКП, где оппозиция собрала все свои силы и все свои аргументы против линии ЦK РКП по всем основным вопросам партийного, советского и хозяйственного строительства.

Борьба партии с "децистами" в период второй "передышки". IX с'езд партии

К началу 1920 г. Красная армия одержала победу почти на всех фронтах гражданской войны. Антанта должна была снять блокаду. Советская Россия вновь получила некоторую "передышку". Но эта вторая "передышка" в начале 1920 г. представляла переход от войны к миру на рельсах той же политики "военного коммунизма". Гражданская война еще не кончилась. Грозила империалистическая Польша. Не потерял надежды снова напасть на Советскую республику весь мировой империализм. Но и эту относительную "передышку" партия стремилась максимально использовать для восстановления разрушенного хозяйства, для помощи страдающим от разрухи, холода, голода и тифа рабочим и крестьянам, героически защищавшим от врагов советскую власть. Демобилизовать Красную армию было еще нельзя, но организовать и использовать ее силы, превратив их в трудовые армии, готовые к труду и обороне, было необходимо.

В этот новый переломный момент в развитии Советской страны внутри партии снова обострились разногласия, вылившиеся в открытое оппозиционное выступление группы "демократического централизма" на IX с'езде партии (в марте - апреле 1920 года). Период конца 1919 г. и начала 1920 г. был периодом наиболее развернутой борьбы партии с "сапроновской" оппозицией.

К задачам, второй "передышки", которую Ленин очень осторожно охарактеризовал, как "незаконченный переходный момент от войны к миру", "сапроновцы" отнеслись с тем же "фразистым, буржуазным подходом", с каким они относились и к оценке задач гражданской войны в целом. Подобно "левым" коммунистам, которые считали сначала вообще невозможной брестскую "передышку", а потом ее переоценили, упрекая Ленина в "отказе от перехода к настоящему социализму", "сапроновцы" также не понимали большой относительности новой "передышки",


1 "Протоколы IX с'езда", стр. 95.

стр. 9

когда враг еще не был окончательно ликвидирован.

Неправильные оценки оппозицией задач партии и неуменье определить и конкретизировать задачи каждого нового периода вытекали из антимарксистского подхода оппозиции к вопросу о переходном периоде от капитализма к социализму. "Сапроновцы" (как и "левые коммунисты") не считали необходимым проводить какие бы то ни было переходные мероприятия и требовали "введения социализма", невзирая на военную обстановку.

Оппозиция на IX с'езде стремилась передвинуть центр тяжести своих споров в плоскость принципиальных и теоретических разногласий, обвиняя партию в забвении социалистических задач победившего пролетариата. Ленин считал абсолютно неправильной уже такую постановку вопроса оппозицией. Он напомнил с'езду, что принципиальная сторона вопроса о переходе от капитализма к социализму была решена партией еще в спорах с "левыми коммунистами". Вместо "практичности и деловитости", особенно сейчас необходимой партии, не закончившей гражданскую войну, оппозиция тянула партию назад, к уже решенным партией вопросам.

Задачи перехода от капитализма к социализму надо решать, указывал многократно Ленин, исходя не из общих фраз о демократизме, а из конкретного изучения особых отношений между завоевавшим политическую власть пролетариатом и непролетарскими массами, в особенности учитывая, что эти отношения складываются в обстановке бешеного и многообразного сопротивления буржуазии.

Исходя из оценки "передышки" как перехода от войны к миру "на рельсах той же политики" ("военного коммунизма"), требующей не ослаблять "напряжения всей нашей военной готовности", Ленин и вся партия соответственно ставили и все вопросы хозяйственного строительства, обсуждая вопросы о едином хозяйственном плане, об организации трудового подъема, о трудовой повинности и трудармиях, об организации и управлении хозяйством на основе единоначалия, о привлечении масс к управлению и о роли профсоюзов в этот период, о борьбе за труддисциплину и о социалистическом соревновании.

"Децисты", исходя из того, что "мы со своими врагами внутри страны справились в значительной мере", требовали, наоборот, перехода "к демократизации форм пролетарской диктатуры". Поэтому они об'являли отступлением от демократии и даже от социализма требование партии о переходе от коллегиальности к единоличию в управлении, считая это полным разрывом с принципом демократического централизма.

Ленин очень решительно и резко вскрывал "теоретические неверности" в рассуждениях "децистов" о том, что единоличие в управлении якобы означает отказ от "рабочего управления". Ленин доказывал, что единоличие в управлении в эпоху диктатуры не только допустимо, но и необходимо, что "и технически, и экономически, и исторически необходимость эта очевидна и всеми думавшими о социализме всегда признавалась как его условие". Именно технико-экономические задачи перехода к социализму (создание машинной индустрии и принятие единого хозяйственного плана) требуют "безусловного и строжайшего единства воли, направляющей совместную работу сотен, тысяч людей".

Исторически также доказано, что вполне закономерно, когда ставший у власти пролетариат использует администраторов из предшествующего класса. "От того, что данный класс является передовым классом, он не делается сразу способным к управлению" 1 , - говорил по этому поводу Ленин. Оппозиция исходила в своих рассуждениях об единоначалии из принципиально неверной установки, что коллегиальность является "высшей школой управления". Ленин, наоборот, подчеркивал, что это только "подготовительный класс", что "коллегиальность, как основной тип управления, представляет из себя нечто зачаточное, необходимое на первой стадии, когда приходится строить вновь". Выступая на заседании фракции ВЦСПС 12 января и на III с'езде совнархозов 27 января 1920 г. по вопросу о коллегиальности и единоначалии,


1 "Протоколы IX с'езда", стр. 27.

стр. 10

Ленин указывал, что при переходе к практическим хозяйственным задачам только единоначалие обеспечит наилучшее использование человеческих способностей и реальную проверку работы.

Ленин требовал изучения военного опыта, который также шел от случайной, расплывчатой коллегиальности через коллегиальность, возведенную в систему, к единоначалию как единственно правильной постановке работы.

Разоблачая антимарксистский подход оппозиции к вопросу о роли пролетарского государства в преобразовании общества на началах социализма, Ленин показал одновременно такой же антимарксистский подход оппозиции и к вопросам хозяйственного строительства.

"Децисты" в вопросах хозяйственного строительства совместно с правой оппозицией, состоявшей из хозяйственников (Рыков) и профсоюзников (Томский), составляли единый фронт против Ленина, выступая против ленинского единого хозяйственного плана.

Рыков и Томский, как и "сапроновцы", весь свой огонь направляли против единоличия в управлении и против милитаризации труда.

Партия считала мероприятия по милитаризации хозяйства временными и вызванными гражданской войной. Она одинаково остро боролась как против "демократических централистов", требовавших отказа от милитаризации народного хозяйства, так и против Троцкого, который считал эти методы военного принуждения, милитаризацию труда и трудармии едва ли не лучшими методами социалистического строительства. "Троцкий даже противопоставлял трудармии ленинскому плану электрификации, являвшейся в ленинском плане технико- производственной базой перестройки всего народного хозяйства. Тезисы Троцкого, как позже (в письме к Ленину в 1921 г.) их характеризовал товарищ Сталин, представляли собой "план" средневекового кустаря, "пытавшегося достигнуть хозяйственного возрождения" России, на основе массового применения к обломкам довоенной промышленности труда неквалифицированной крестьянско- рабочей массы (труд-армии)" 1 . План электрификации, названный Лениным второй программой партии и утвержденный позже IX с'ездом советов, Сталин отстаивал против плана Троцкого, который переоценивал трудовые армии, и против Рыкова, стоявшего тогда во главе ВСНХ и не соглашавшегося с планом ГОЭЛРО.

Группа "демократического централизма" чрезвычайно ярко отражала в своих выступлениях и платформах недовольство советской профсоюзной бюрократической верхушки централизмом и военным режимом. Не случайно, что все ее виднейшие представители были сами работниками советского аппарата, испытывавшего в эти годы целый ряд перестроек, мобилизаций и т. п. На советском аппарате не могли не сказываться и бюрократические извращения, неизбежные на первом этапе строительства, да еще в стране с преобладанием мелкобуржуазного населения. Наш государственный советский аппарат плох, говорил Ленин, потому что к этому аппарату "примазываются всякие жулики, называющие себя коммунистами". "Эта опасность угрожает всякой правящей партии, - говорил Ленин, - всякому победоносному пролетариату, ибо сразу ни сломить сопротивления буржуазии, ни поставить совершенного аппарата нельзя" 2 . Но, не скрывая, а, наоборот, разоблачая бюрократические извращения, необходимо, говорил Ленин, упорно и терпеливо работать над улучшением государственного аппарата. Ленин требовал из-за борьбы с извращениями нового строя не забывать его классового содержания, как государства советского типа.

А это именно и забывала оппозиция в своей "критике" бюрократизма и его происхождения. Представляя собой беспочвенную интеллигентскую группировку советской бюрократии, "сапроновская" оппозиция выявила себя как худший дезорганизатор и враг диктатуры пролетариата, борющейся в тяжелейших условиях гражданской


1 "Правда" N 24 от 25 января, стр. 4. 1935 г.

2 Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 300.

стр. 11

войны за свое сохранение и укрепление.

Еще более ярко выявляется эта роль "сапроновской" оппозиции в годы гражданской войны в вопросах партийного строительства.

Военная обстановка не отменила необходимости поднять, организовать и использовать "весеннее половодье" закипевшей энергии и самодеятельности миллионов рабочих и крестьян, проснувшихся к политической жизни после победы Октября. Наоборот, она с исключительной властностью и силой поставила эту задачу, успешное разрешение которой могло обеспечить скорейшую победу над врагами диктатуры пролетариата. Таким образом, организационная задача в период гражданской войны стояла именно как задача мобилизации и организации максимальной энергии, инициативы, творчества и самодеятельности масс как основного и решающего фактора победы.

В мобилизации, в организации, в воспитании этих миллионов и заключалась важнейшая задача партии, поднимающей массы на борьбу с мировым империализмом. Такая постановка вопроса ничего общего не имела с анархо- меньшевистскими криками оппозиции, что партия "перестала существовать в годы гражданской войны как "самодеятельная боевая организация", что она превратилась в военно-бюрократическую "систему учреждений", что партия "отменила" демократический централизм, что самодеятельность масс задавлена и т. д. и т. п.

Все эти "страшные слова" были результатом мелкобуржуазной распущенности, дезорганизации и паники. Мелкобуржуазная стихия, которую Ленин считал главным врагом социализма, оказывала упорное противодействие пролетарской организованности и дисциплине. "Демократические централисты", стоя на позиции мелкобуржуазной революционности, выступали откровенными идеологами этой мелкобуржуазной стихии, хотя и прикрывали свою позицию "ультралевой" фразеологией.

Эта "ультралевая" демагогия не отклонила партию с ее пути. Партия продолжала твердо стоять на страже диктатуры пролетариата. В резолюции VIII с'езда она решительно заявила, что "партия находится в таком положении, когда строжайший централизм и самая суровая дисциплина являются абсолютной необходимостью".

Партия не дала себя запугать криками об ее якобы "отказе" от социализма, от пролетарской демократии, от принципа демократического централизма и т. п. Не отказываясь от принципа демократического централизма, партия вела жесточайшую борьбу с децентрализаторскими, анархическими, меньшевистскими тенденциями, аккумулятором которых в условиях войны все более и более становилась "сапроновская" оппозиция.

Партия не только разоблачала принципиально- теоретические извращения оппозицией демократического централизма, но и вскрывала проводимую под его флагом, фракционную и раскольническую работу "демократических централистов" в партийных организациях, особенно в Москве и на Украине.

В соответствии с этими "принципами" шла и фракционная практика "демократических централистов" в партийных организациях, особенно в Москве и на Украине.

Опираясь на московский советский и частично на партийный аппараты, "сапроновцы" стремились с их помощью оказывать давление на центральные партийные органы и, в частности, на решения партийных конференций и с'ездов. Так например "сапроновцам" удалось провести на Московской губернской партконференции (24 ноября 1919 г.) предложение о пересмотре Конституции и о сохранении коллегиальности. Московский губернский с'езд советов присоединился к этому решению, и, уже опираясь на него, "сапроновцы" выступили на Всероссийской партконференции в декабре 1919 г. Конференция не приняла предложений оппозиции и предложила ей провести на предстоящем VII всероссийском с'езде советов резолюцию о советском строительстве, разработанную и утвержденную декабрьской партконференцией. Сапронов, будучи докладчиком на VII с'езде советов, не только не подчинился этому решению, но, проведя на с'езде советов свои резолюции, обвинял IX с'езд партии в

стр. 12

том, что он их нарушает. В деятельности оппозиции в 1919 - 1920 гг. была не только прямая фракционность (по опорным вопросам оппозиция на всех конференциях и с'ездах выставляла свои тезисы и своих докладчиков), но и прямой отказ от признания руководящей роли партии по отношению к советам.

Оправдывая свою раскольническую, фракционную политику, один из лидеров "сапроновцев", Осинский, писал в 1920 г. в "Правде": "Без столкновения мнений, без борьбы течений и групп, без оппозиции не может существовать пролетарская демократия". Такую же - почти дословно - общую формулу отстаивала в тот период и вся мелкобуржуазная контрреволюция, возглавляемая меньшевиками и эсерами. Таким образом, и в вопросе о партии оппозиция лишь прикрывала "левой" фразой свои типичные меньшевистские взгляды, вполне сочетавшиеся у них с пережитками "левокоммунистической" фразеологии.

Эволюция группы "демократического централизма" и мелкобуржуазной контрреволюции

Вторая "передышка", как и указывал Ленин, оказалась очень недолговременной. После IX с'езда партии советской власти пришлось вести еще две войны: с Польшей и Врангелем. Но победы окрепшей, организованной и дисциплинированной Красной армии разбили и третий поход Антанты. Кольцо блокады было прорвано. Назревал новый переход от войны к миру, на основе "гораздо более длительной передышки, чем прежде". После IX партс'езда все спорные вопросы были временно сняты. Но уже в конце 1920 г. все эти вопросы стали перед партией с новой силой. Это был период колебаний не только мелкобуржуазных масс, но и отсталых слоев рабочего класса. Колебания эти нашли свое отражение и в партии. Уже в сентябре 1920 г. ЦК обратился с особым письмом ко всем партийным организациям, в котором указывал, что "ЦК считает своевременным обратить внимание членов нашей партии на некоторые нездоровые явления в нашей парторганизации, которые за последнее время все больше дают о себе знать". Особенно остро стал в партии вопрос о бюрократизме и о "верхах" и "низах". Условия войны, выделения "ударных" групп работников, необходимость улучшения быта специалистов и т. п. при общей скудости, усталости, при необходимости постоянных лишений и жертв со стороны борющегося пролетариата не могли не отражаться на настроении неустойчивой части пролетариата. Эти об'ективные условия находили свое отражение и в партии благодаря наплыву новых членов, менее закаленных, выдержанных и дисциплинированных чем старая партийная гвардия. Спекулируя на усталости и на общих недостатках, связанных с подходящим к концу периодом военного коммунизма, "сапроновская" оппозиция снова перешла в наступление против партии. С небывалой еще остротой и активностью она стала распространять клевету об антагонизме между "верхами" и "низами" партии, об упадке и перерождении партии. С этими клеветническими заявлениями Сапронов, в частности, выступил на состоявшейся в сентябре 1920 г. Всероссийской партийной конференции. Оппозиция не только выступала с речами и заявлениями на партсобраниях и конференциях, но и публиковала статьи и брошюры с резкими, демагогическими нападками на ЦК, с типично меньшевистскими жалобами на внутрипартийный режим.

К концу 1920 г. страна и партия переживали "переходный период в переходном периоде". Снова стал вопрос о крестьянстве в стране пролетарской диктатуры, приступавшей к строительству социализма. Партия ставила вопрос о переходе к новой экономической политике, дающей базу для перехода от военно-политического к экономическому союзу с крестьянством. Партия вынуждена была искать новых путей организации и новых методов воспитания рабочего класса и через него - крестьянства. Вопрос о профсоюзах, о взаимоотношении их с партией, о роли их в системе пролетарской диктатуры превращался в большой вопрос о способах укрепления диктатуры пролетариата.

стр. 13

"Сапроновская" оппозиция, "выставившая во время профсоюзной дискуссии свои тезисы (под названием "тезисы группы товарищей, стоящих на платформе демократического централизма"), обнаружила, как и до сих пор во всех остальных вопросах, полное непонимание новой экономической и классовой обстановки и новых задач, ставших перед партией. По вопросу о роли профсоюзов в системе диктатуры пролетариата и в строительстве социализма она не имела своей собственной точки зрения. Ее тезисы представляли смесь из платформы троцкистов и "буфера". Верная своим методам беспринципного "анализа" положения в стране и партии, "сапроновская" оппозиция продолжала кричать (именно поэтому Ленин назвал ее "фракцией громче всех крикунов") о "глубоком кризисе", о "бюрократическом омертвении" профсоюзов, о необходимости расширения прав профсоюзов в производстве и т. д.

"Разве можно брать всерьез такую группу? - спрашивал с негодованием Ленин в статье "Кризис партии". - Если взять это всерьез, то это - худший меньшевизм и эсеровщина".

По решению X с'езда партии, группа "демократического централизма" вместе со всеми фракционными группировками, выступившими накануне X с'езда, была распущена. Однако ее лидеры продолжали и на XI и на XII с'ездах партии упорно отстаивать отвергнутые партией взгляды, поднимая вновь вопрос о свободе фракций и группировок в партии. "Сапроновская" группа фактически разделяла появившуюся в этот период так называемую "анонимную платформу", защищавшую систему взглядов, почти полностью совпадавших с осужденной платформой "демократического централизма". В 1923 г. сторонники бывшей группы "демократического централизма" примкнули к троцкистам. Вместе с ними они выпустили особое "письмо сорока шести" с клеветническими нападками на партийное руководство и с законченной троцкистской программой. Это фракционное выступление не могло не означать срыва резолюции X с'езда о единстве партии.

В последующей и все возрастающей борьбе троцкизма против партии сторонники бывшей группы "демократического централизма" выступали под контрреволюционными троцкистскими знаменами, войдя в 1926 - 1927 гг. в блок с "об'единенной оппозицией" Троцкого - Зиновьева, составляя ее самое крайнее, ярко антисоветское крыло. Эта фактически меньшевистская "группа пятнадцати" ("децистов"), возглавляемая Сапроновым и В. М. Смирновым, была исключена из партии на XV с'езде и превратилась в самый непримиримый и злобный фланг отбросов контрреволюционного троцкизма, ставшего авангардом международной буржуазной контрреволюции.

Такова краткая "биография" этой наиболее беспочвенной антиленинской группировки, выступившей с ревизией большевистских организационных принципов. Под флагом фальсифицированного ею принципа демократического централизма она защищала типично меньшевистскую организационную схему партийного, советского и хозяйственного строительства. Она открыла ожесточенную демагогическую кампанию против ленинского руководства партии в наиболее трудные и опасные для диктатуры пролетариата годы гражданской войны, требовавшей напряжения всех сил партии и рабочего класса.

Атакуя основные принципы строительства диктатуры пролетариата и основу этой диктатуры - партию, группа "демократического централизма" закономерно и неизбежно перешла в лагерь контрреволюции. Понадобились годы напряженной борьбы, неустанного разоблачения, терпеливого раз'яснения массам антипролетарских, антиленинских позиций этой чужеродной в партии группировки, чтобы разоблачить ее до конца и отбросить в навозную кучу истории вместе со всеми другими антиленинскими группами и течениями, которые пытались свернуть пролетариат с его исторического и победоносного пути - построения бесклассового, социалистического общества.

Orphus

© library.ua

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/m/articles/view/БОРЬБА-ПАРТИИ-С-ГРУППОЙ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО-ЦЕНТРАЛИЗМА-В-ГОДЫ-ГРАЖДАНСКОЙ-ВОЙНЫ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Василий ПашкоКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.ua/admin

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

БОРЬБА ПАРТИИ С ГРУППОЙ "ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА" В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ // Киев: Библиотека Украины (LIBRARY.UA). Дата обновления: 29.05.2014. URL: http://library.ua/m/articles/view/БОРЬБА-ПАРТИИ-С-ГРУППОЙ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО-ЦЕНТРАЛИЗМА-В-ГОДЫ-ГРАЖДАНСКОЙ-ВОЙНЫ (дата обращения: 25.09.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Василий Пашко
Киев, Украина
284 просмотров рейтинг
29.05.2014 (1215 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
3 дней(я) назад · от Олег Ермаков
КРЫМ: КУДА ДРЕЙФУЕМ?
Каталог: Политология 
6 дней(я) назад · от Україна Онлайн
КРЫМ КАК ЗАБЫТАЯ ЖЕМЧУЖИНА
6 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Прощай, "остров Крым"!
Каталог: География 
6 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Заминированный Крым
Каталог: Журналистика 
6 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Пошевели извилинами. Не ходил бы ты, Ванек, во юристы
Каталог: Военное дело 
6 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Стаття обґрунтовує соціальну необхідність невідкладної розробки загальної програми щодо вжиття адекватних заходів для налагодження дієвого державного механізму протидії тіньовій економіці. Така програма повинна мати комплексний характер, оскільки її головним завданням має бути побудова антисистеми, яка протистоятиме вдало сконструйованій і налагодженій системі тіньової економіки. Рух у цьому напрямку слід розпочати з права, оскільки воно є формальним регулятором суспільних відносин і проголошує норми поведінки, зокрема й у сфері економіки.
Каталог: Право 
7 дней(я) назад · от Сергей Сафронов
Свавiлля у центрi столицi
Каталог: Политология 
7 дней(я) назад · от Україна Онлайн
Платон как Аполлон. Plato as Apollo.
Каталог: Философия 
7 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
10 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов

БОРЬБА ПАРТИИ С ГРУППОЙ "ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА" В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK