LIBRARY.UA - цифровая библиотека Украины, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Библиография. ЗА БОЛЬШЕВИСТСКУЮ ИСТОРИЮ НАШЕЙ ПАРТИИ (ч.2)

Борьба классов,  № 2-3, Март  1932, C. 105-120



В дальнейшем изложении авторы продолжают именно такого рода "освещение" позиции большевиков. Большевики, по мнению авторов, были проникнуты примиренчеством, объединительными тенденциями и к тому же страдали известной "неоформленностью теоретических взглядов" и "полуменьшевистскими воззрениями" "на характер революции и тактику партии" (стр. 79).

Вполне понятно, что такого рода партия должна была все более и более скатываться на позиции меньшевизма.

Возвращение из ссылки старых большевиков, по мнению авторов четырехтомника, не меняет положения. Наоборот, позиция большевиков под их влиянием пра-

--------------------------------------------------------------------------------

1 Речь идет о революции Бюро ЦК. - Бригада.

--------------------------------------------------------------------------------

веет и принимает полуменьшевистский характер.

Так изображают историю нашей партии в период до приезда Ленина "историки" из школки троцкистских контрабандистов.

После того, как авторы нарисовали эту троцкистскую карикатуру на большевизм, читатель должен усвоить списанное Кином из работ Троцкого утверждение, что "Ленинские тезисы произвели среди собрания впечатление разорвавшейся бомбы" (стр. 87)1 .

Приезд т. Ленина имел исключительное значение; Ленин помог партии разобраться в сложнейшей обстановке; однако представить дело так, что ленинская позиция была для большевиков подобна "разорвавшейся бомбе", т. е, что она была полной неожиданностью, противоречит взглядам на ход развития революции и позиции большевиков, - это значит по-троцкистски представлять позицию большевиков до революции 1917 г. и во время этой революции; это значит стать на троцкистскую позицию двух стратегических планов и "перевооружения" большевиков; это значит давать троцкистско-клеветническое изображение истории партии.

И авторы не скрывают этого. На стр. 93 они пишут:

"В первые дни после приезда Ленина партийные организации не сумели разобраться в ленинской позиции. Когда на заседании ЦК 21 (8) апреля были поставлены на голосование тезисы Ленина, за них голосовало только двое при 13 против и 1 воздержавшемся. Под влиянием быстрого революционизирования пролетарских масс колебания в отношении к ленинской позиции были вскоре отброшены, хотя и не были совершенно ликвидированы, ибо на каждом решительном тактическом шивороте и шаге партии эти разногласия снова обнаруживались "...

"Не лучше дело обстояло и в московской организации. Здесь и общегородская конференция приняла резолюцию, свидетельствовавшую, что москвичи не шли дальше позиций 1905 г." (стр. 93. подчеркнуто нами).

Как понять положение, что москвичи не шли дальше позиций 1905 г.? Очевидно авторы хотят сказать то, что они говорили в первых томах: что позиция большевиков в 1905 г. ограничивалась завершением буржуазно-демократической революции в меньшевистском понимании этого завершения, т. е, что они не ставили задачи, - как только будет осуществлена рев.-демокр. диктатура пролетариата и крестьянства, - борьбы за социализм, за диктатуру пролетариата. Еще в 1905 г. Ленин писал: "У революционно-демокр. диктатуры пролетариата и крестьянства есть, как и у всего на свете, прошлое и будущее. Ее прошлое - самодержавие, крепостничество, монархия, привилегия. В борьбе с этим прошлым, в борьбе с контрреволюцией возможно единство воли пролетариата и крестьянства, ибо есть единство интересов. Ее будущее - борьба против частной собственности, борьба наемного рабочего с хозяином, борьба за социализм. Тут единство воли невозможно. Тут перед нами не дорога от самодержавия к республике, а дорога от мелкобуржуазной демократической республики к социализму" (т. VIII, стр. 84).

Авторы на протяжении всех четырех томов искажают ленинскую теорию перерастания. В IV томе большевики снова охарактеризованы как буржуазные радикалы, ставящие перед собой задачу доведения до конца буржуазно-демократической революции. Во II томе авторы четырехтомника отрицали ленинскую теорию о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую для того, чтобы "доказать", что в 1917 году Ленин пошел за Троцким.

Это является прямым поклепом на большевистскую партию и Ленина.

Авторы отождествили позицию партии с меньшевистской позицией Каменева и группы Севрука-Войтинского. Вот почему в главе об апрельской конференции мы не найдем ни слова о большевистской критике позиции Каменева, Рыжова и др.

Точно так же обстоит дело с критикой троцкизма. Авторы игнорируют работы Сталина, в которых разоблачена контрреволюционная сущность троцкистской тео-

--------------------------------------------------------------------------------

1 Следует отметить, что вся фальсификация истории, проводимая Кином и другими авторами в отношении партии в этот период, вое клеветнические их утверждения об об'единенчестве с меньшевиками являются продолжением той клеветы, которую до этого распространяли троцкисты по адресу большевиков, клеветы, нашедшей яркое выражение в статье Кина "Борьба с об'единительным угаром" (см. "Пролетарская революция", 1927 г., кн. 6). Нельзя не пожалеть, что эта клеветническая статья до сих пор не разобрана специально как яркий пример фальсификации истории большевизма.

--------------------------------------------------------------------------------

рии перманентной революции и показана действительная роль Троцкого в Октябре; авторы четырехтомника расточают по адресу Троцкого "революционные эпитеты". "Троцкий - политический революционер" (стр. 63). "Троцкий - один из активных участников Октябрьской революции... он тоже стоит на той позиции, что изучать Октябрьскую революцию необходимо..." (стр. 241) и т. п.

Таким образом на страницах четырех томов "Истории ВКП(б)" под редакцией Ем. Ярославского троцкизм как контрреволюционная теория не разоблачается, а наоборот, авторы пытаются всячески обелить роль Троцкого и окрасить троцкизм в революционную краску.

В главе "Октябрьская революция" авторы искажают сущность Октябрьской революции, ее социалистический характер. На протяжении всей главы Октябрь изображен как сочетание "двух революций" - крестьянской и пролетарской.

"В Октябре по движущим силам и по содержанию было две революции - пролетарская, социалистическая революция, во имя которой шли на штурм власти пролетариат и полупролетарий и пролетарий деревни, и буржуазно-демократическая, которую доделывали, совершая свою основную революцию рабочие и пролетарии и полупролетарии деревни совместно со всем крестьянством" (стр. 238 - 239).

Эта теория "двух" революций ничего общего не имеет с ленинизмом.

Л. Крицман, у коего заимствовано положение о двуликости Октября, открыто сомневаясь в социалистическом характере Октябрьской революции, писал:

"Но дело не только в этом двойном характере русской революции, но и в особенности сочетания антикапиталистической революции, которая была бы (!) социалистической революцией, если бы не сочеталась с революцией антифеодальной, которая была бы чисто буржуазной революцией, если бы не сочеталась с революцией пролетарской" ("Героический период великой русской революции" (опыт анализа т. н. "военного коммунизма"), 1925 г., стр. 29.

Всякому ясно, что эти установки не имеют ничего общего с большевизмом.

Что значит утверждение о несоциалистическом характере Октябрьской революции? Это значит совершенно исказить, оклеветать историю Октября, это значит отнять уверенность у миллионов пролетариев Советского союза в том, что они проводят социалистическое строительство, обезоружить их и прямо привести к капитуляции перед врагом.

Это значит обезоружить не только пролетариат Советского союза перед контрреволюционной буржуазией, но и обезоружить пролетариат капиталистических стран, который борется с капитализмом под лозунгом защиты СССР - социалистического отечества пролетариев всего мира; это значит сказать, что у пролетариев нет социалистического отечества, им нечего защищать от капиталистической интервенции; сказать это - значит ослабить фронт, руководимый Коминтерном и компартиями отдельных стран, и усилить фронт империализма против СССР; говорить так - значит наконец подрывать СССР как базу мировой пролетарской революции.

По Ленину Октябрьская социалистическая революция лишь "попутно", "мимоходом" завершает недоделанные буржуазно-демократические задачи революции. По пути к социалистической революции, находу была завершена пролетариатом общекрестьянская борьба против помещиков; следовательно - Октябрьская революция с самого начала была социалистической революцией, а завершение буржуазно-демократической революции было побочным продуктом социалистической революции 1917 г.

В оценке дальнейшего хода развития революционных событий и революционных мероприятий авторы стоят на правооппортунистических и меньшевистских позициях. Всем известно, что декрет о земле, провозглашенный на II с'езде советов, означал фактически национализацию земли, не что иное, как отмену частной собственности на землю, запрещение купли-продажи земли и т. д. "Право частной собственности отменяется навсегда: земля не может быть ни продаваема, таи сдаваема в аренду, либо в залог, ни каким-либо другим способом отчуждении". Он проводился с целью борьбы с кулачеством, а не в союзе с ним. Автор же III главы, анализируя декрет о земле, заявляет: Таким образом декрет о земле довел до конца буржуазно-демократическую революцию" (стр. 231, подчеркнуто нами. -Бригада). Авторы ни словом не обмолвились о том, что декрет этот был направлен не только против помещиков, но и против деревенской буржуазии. Вместо этого они изображают декрет о земле как мероприятие, которое направлено только против помещиков. Таким образом получается, что Октябрьская революция имела целью только завершение буржуазно - демократической революции. Такой вывод станет совершенно очевидным, если обратить внимание на то, как авторы изображают социальную природу советской власти. "II с'езд советов провозгласил диктатуру пролетариата, переход власти в руки советов, выявил в основных чертах программу, во имя которой пролетариат в союзе с крестьянством под руководством партии начал революцию" (стр. 231, подчеркнуто нами. - Бригада). Совершенно очевидно, что эта формулировка ставит под сомнение социальную природу диктатуры пролетариата. По Ленину эта классовая природа определяется властью одного класса - пролетариата. Согласно же установкам авторов советская власть - не диктатура пролетариата, а диктатура пролетариата и крестьянства.

Как же осуществлялась социалистическая революция в Октябре в действительности и какие стратегические лозунги были выдвинуты нашей партией на протяжении всей революции 1917 г. (лозунги, о которых, кстати сказать, не говорят авторы)? Всей партии известно, что "в период второго этапа революции мы шли вместе с беднейшим крестьянством против власти капитала, за пролетарскую революцию". Всем известно, что "до февраля 1917 г. мы вели работу при лозунге революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, а после февраля 1917 г. этот лозунг заменили лозунгом социалистической диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства" (Сталин).

Считать лозунг "Союз со всем крестьянством" основным для всего хода вашей революции - значит пересматривать ленинскую точку зрения на диктатуру пролетариата. После февраля Ленин и партия выдвинули новый лозунг, соответствующий новой обстановке: "союз пролетариата с деревенской беднотой против всех буржуа, при нейтрализации среднего крестьянства" (Сталин).

В. И. Ленин писал: "сначала вместе со всем" крестьянством против монархии, против помещиков, против средневековья (и постольку революция остается буржуазной, буржуазно-демократической), затем вместе с беднейшим крестьянством, вместе с полупролетариатом, вместе со всеми эксплоатируемыми против капитализма, в том числе против деревенских богатеев-кулаков, спекулянтов, и постольку революция становится социалистической" (Ленин, т. XI, стр. 508, подчеркнуто Лениным).

Об этих стратегических лозунгах партии авторы совершению умалчивают. Тем самым они смазывают социалистический характер Октябрьской революции, они затушевывают особое сочетание классовых сил в период социалистической революции. Кулак превращается на страницах четырехтомника в союзника Октябрьской резолюции.

В этом важнейшем вопросе - вопросе о характере и движущих силах Октябрьской революции - авторы четырехтомника ревизуют ленинизм, проводя троцкистские взгляды.

Основное внимание в главе, посвященной гражданской войне, уделяется авторами изложению истории различных контрреволюционных образований, разбору их политики. Материалы, рисующие положение Советской страны в годы гражданской войны, почти совершенно отсутствуют.

Гражданская война получает при том однобокое, принципиально-неверное, антиленинское освещение. Собственно гражданская война, которую вела страна диктатуры пролетариата, под руководством большевистской партии - против российской и международной контрреволюции, выпадает; авторы дают лишь своеобразную историю контрреволюционных образований, выросших в гражданской войне против советской власти; в освещении истории гражданской войны нет основного - нет советской власти, нет организующей роли нашей партии. Не показано, как партия и советская власть организовали победу над контрреволюцией, не показана в достаточной мере стратегия и тактика пролетарской диктатуры в борьбе против интервентов и белогвардейщины.

не показано, как организовывалась и росла Красная армия.

В трактовке вопроса о движущих силах контрреволюции авторы допускают ряд грубых политических ошибок. Наиболее серьезной из них мы считаем то, что во всей главе нигде не подчеркнута с необходимой резкостью контрреволюционная роль кулачества, игравшего видную роль во всех контрреволюционных движениях, направленных против диктатуры пролетариата. Авторы совершенно игнорируют ленинское указание на то, что кулачество выступало в гражданской войне как злейший и непримиримый враг советской власти. "Кулаки - бешеный враг советской власти" - писал Ленин. "...Кулака можно и легко помирить с помещиком, царем и попом, даже если они и поссорились, но с рабочим классом никогда" (Ленин. т. XXIII, стр. 206). И в другом месте: "кулацкие элементы и составили из себя главную и самую серьезную опору контрреволюционного движения в России" (т. XXIII стр. 158 - 159).

Вопреки этим четким и ясным ленинским указаниям на роль кулачества авторы в ряде мест прямо извращают эту ленинскую постановку вопроса. Кулак, которого авторы иногда даже избегают называть его настоящим именем, показывается как идущий со всем крестьянством против диктатуры буржуазии. См, например рассуждения авторов о представителях "аграрного капитала или американского типа" (?) на стр. 371, явно смазывающие контрреволюционную роль кулачества. Здесь мы имеем прямое искажение указаний Ленина. Это особенно важно отметить еще и потому, что в последующих двух главах хотя и говорится о контрреволюционной роли кулачества, но говорится далеко не достаточно, говорится между прочим, мимоходом.

Серьезнейшей принципиальной ошибкой является то, что в главе о гражданской войне почти совершенно обойдена роль в гражданской войне угнетенных народов бывшей Российской империи. "Революция в России не победила бы, и Колчак с Деникиным не были бы разбиты, если бы русский пролетариат не имел сочувствия и поддержки со стороны угнетенных народов бывшей Российской империи" (Сталин). Это важнейшее положение явно недооценивается авторами. Иначе как об'яснить отсутствие во всей главе (как впрочем и во всем четырехтомнике) показа этой роли угнетенных народов?

Не менее важной принципиальной ошибкой является то, что в главе о гражданской войне и в последующих главах совершенно не освещена роль международного пролетариата в гражданской войне. Важнейший фактор, обеспечивший нашу победу в гражданской войне, подчеркивающий со всей силой международный характер Октябрьской революции, совершенно обойден. Авторы упускают из виду неоднократно отмеченное Лениным положение, что: "Если всемирной буржуазии не удалось в течение трех лет при ее громадном военном перевесе сломить слабую и отсталую страну, то только потому, что эта страна перешла к диктатуре пролетариата, только потому, что этой стране было обеспечено сочувствие трудящихся масс во всем мире, можно сказать во всякой стране без исключения" (Ленин, т. XXVI, стр. 151). Эту поддержку со стороны трудящихся масс всего мира Ленин называет "последним, самым решающим источником, решающей причиной того, что все направленные против нас нашествия кончились крахом, что союз трудящихся всех стран, который нами были об'явлен, закреплен, а в пределах нашей республики я осуществлен, что он оказал действие на вое страны" (Ленин, т. XXVII, стр. 115).

В главе "Гражданская война" нет даже намека на такую постановку вопроса. Зато ошибки, которые отмечены уже в других главах, повторяются и здесь. На стр. 340 авторы, извращая смысл приводимой ими цитаты из решений XI с'езда партии, рассматривают борьбу за советы и борьбу против национального гнета как "две задачи", тогда как резолюция говорит о "двух сторонах одного и того же процесса" и т. д.

Авторы не использовали богатейшего ленинского наследства по вопросам гражданской войны. Ряд основных, важнейших указаний Ленина не нашел совершенно своего отражения в этой главе. Совершенно игнорируются также соответствующие работы т. Сталина, имеющие важнейшее принципиальное значение. Во всей главе не освещена роль партии, роль ее вождей - Ленина и Сталина. Обходя вопрос о борьбе партии против троцкизма в гражданской войне, школка этим самым пытается прикрыть троцкистскую легенду о мнимой роли Троцкого в гражданской войне, - легенду, изображающую Троцкого в роли вождя и организатора побед нашей

Красной армии, притом даже "единственного" и "главного". Авторы не показывают того, что наша победа в гражданской войне достигнута не под руководством Троцкого, а вопреки и против его планов, под руководством ленинского ЦК партии при непосредственном участии тт. Ленина, Сталина, Фрунзе и Ворошилова.

----------

Мы не можем здесь останавливаться подробно на целом ряде других политических ошибок и извращений, которые допускают авторы четырехтомника в своей "Истории ВКП(б)", к тому же многое уже достаточно освещено в печати. Приходится констатировать, что все освещение истории партии, ее состояния в отдельные моменты, история ее развития, ее борьбы даются в совершенно искаженном виде. Партия большевиков на всем протяжении своей истории выступает не как организатор; она, партия, всего лишь регистратор событий, делающий эту регистрацию с более или менее значительным опозданием. Так, они пишут например: "Бурный и беспорядочный поток революционной лавы отливался в те новые формы, которые ощупью и наугад находила партия" (стр. 404, подчеркнуто нами; речь идет о периоде перед VIII с'ездом. - Бригада). Партия шла "ощупью и наугад" - и это называется освещать организующую роль партии!

Формулировки подобного рода у авторов не случайны. Что такое партия в представлении школки троцкистских контрабандистов? Мы подходим на этот вопрос совершенно точный ответ: "Партия - своеобразный сейсмограф социально-экономических колебаний..." (стр. 433).

Такова партия и ее роль в исторической борьбе за диктатуру пролетариата в представлении авторов четырехтомника. Понятно, что и все другие вопросы, связанные с борьбой партии, освещаются авторами в соответствии с этим представлением совершенно не в ленинском духе. Каковы социальные корни оппортунизма? Каковы классовые причины проникновения оппортунистической идеологии в партию? Эти корни и причины, оказывается, отнюдь не в классовом влиянии буржуазии; дело заключается в том, что просто некоторые люди иногда немного кое-чего недопонимают. Именно так и изображают дело авторы четырехтомника. Рассказывая на 405-й странице о "шатаниях и колебаниях отдельных слоев партии", авторы пишут: "необходимость жесткой централизации и дисциплины, необходимость союза с крестьянством, использования специалистов для организации победы на фронтах, для самого существования советской власти, - все это до такой степени стало очевидным, что не оставляло никакой почвы для левого коммунизма". Итак, почва для "левого" коммунизма заключалась в непонимании необходимости союза с крестьянством и использования специалистов. Для партии и до этого момента была ясна необходимость союза с крестьянством, а для "левых коммунистов" она была не ясна; авторы даже не задумываются над вопросом о том, почему, по какой причине для "левых коммунистов" раньше это не было "очевидным".

Освещая борьбу партии с "левыми коммунистами", авторы делают упор не на то, что во время VIII с'езда партия пришлось завершать борьбу с этим мелкобуржуазным течением, с этой формой проникновения мелкобуржуазной идеологии в ряды партии; вместо того, чтобы показывать, как росла партия в борьбе с оппортунизмом, авторы восхваляют "левых коммунистов" за то, что они "на VIII с'езде держались в строгих рамках партийной дисциплины" (стр. 404). Снисходительно огораживающее отношение к "левым коммунистам" продолжается у авторов весьма либеральным отношением к антиленинским лозунгам, выдвигавшимся Бухариным и Пятаковым в борьбе с Лениным по вопросам партийной программы. Что означает например такая формулировка: "защищая необходимость полной централизации революционного движения, Пятаков высказался даже (!) против лозунга "право трудящихся на самоопределение" (стр. 407). По мнению авторов очевидно борьба Бухарина против Ленина с его (Бухарина) отрицанием необходимости включения в программу партии положения о праве наций на самоопределение вплоть до" отделения не представляла собою политически вредного антибольшевистского дела. Авторы выражают сожаление по поводу того, что Пятаков высказался "даже" против этого лозунга: очевидно лозунг "право трудящихся на самоопределение" авторы четырехтомника могли бы принять; этот лозунг для них очевидно стоит близко к коммунизму. Так "защищают" авторы четырехтомника теоретические основы большевизма.

Партия большевиков, по мнению школки троцкистских контрабандистов, не была организатором классовой борьбы пролетариата; идя "ощупью и наугад", она не имела определенных представлений о ближайших путях развития, не обладала ясным пониманием об'ективных условий той эпохи, в которую она действовала. Партия не имела определенной идеологии. Именно так освещают авторы четырехтомника историю большевизма. На стр. 424 мы узнаем: "что тезисы Мещерякова и Сольца (о кооперации. - Бригада) прошли незамеченными для партс'езда - было понятно". "Специфические черты идеологии военного коммунизма, - пишут авторы дальше, - как раз предполагали непосредственный переход к коммунизму". Что это за "идеология военного коммунизма"? Что это за представление о партийном с'езде и о взглядах партии на роль кооперации в социалистическом строительстве?

Все освещение и VIII и IX с'ездов партии продолжается авторами в том же духе, в каком это делали они в отношении предыдущих с'ездов; полное непонимание процессов развития партии, искажение роли партии, ее внутренней жизни сквозит на каждом шагу.

Можно было бы привести очень много примеров поразительного искажения взглядов партии на вопросы социалистического строительства, на роль профсоюзов, роль кооперации и т. д. Так например, авторы совершенно недвусмысленно выражают свое весьма отличное от ленинизма представление о роли профсоюзов в эпоху диктатуры пролетариата. Так, совершенно не поняв ленинской критики "платформы" Троцкого по вопросу о профсоюзах (дискуссия перед X с'ездом партии), совершенно не поняв учения Левина о профсоюзах как школе коммунизма, как приводном ремне, связывающем партию, авангард, с широкими рабочими массами, авторы возмутительнейшим образом искажают ленинские слова о том, что профсоюзы под руководством партии должны вести борьбу с бюрократическими извращениями советского аппарата, борьбу за повышение материального и культурного уровня трудящихся и т. д. Вместо того, чтобы показать, как меняется положение профсоюзов в эпоху диктатуры пролетариата, в отличие, от их положения при капитализме, вместо того, чтобы привести ленинские слова о том, что "союзы утратили такую основу, как классовую экономическую борьбу, но далеко не утратили и долгие годы еще, к сожалению, не смогут утратить такую основу, как неклассовую "экономическую борьбу" в смысле борьбы с бюрократическими извращениями советского аппарата, в смысле охраны материальных и духовных интересов массы трудящихся путями и средствами, недоступными для этого аппарата, и т. л." (Ленин, т. XXYI, стр. 140), - вместо всего этого авторы противопоставляют вообще классовую борьбу борьбе экономической. "Профессиональная организация, - пишут они, - в условиях диктатуры пролетариата, вопреки утверждению Троцкого, должна была вести не классовую, но экономическую борьбу" (Подчеркнуто нами, стр. 435). Борьба с бюрократизмом и бюрократами, по мнению авторов четырехтомника, не есть одна из форм проявления классовой борьбы! Профсоюзы, по мнению авторов четырехтомника вообще не должны вести классовую борьбу; они должны стоять в стороне от нее! Какая безнадежная, политически вредная теоретическая путаница!

----------

Подведем итоги.

Школка троцкистских контрабандистов искажает процесс исторического развития народов СССР, давая лишь историю России, допуская грубейшие методологические и политические ошибки троцкистского порядка в отношении коренных вопросов истории народов СССР в конце XIX и в начале XX веков; авторы фактически приходят к отрицанию предпосылок возможности буржуазно-демократической революции в России. Освещая революцию 1905 года, авторы дают антиленинское представление о развитии революционного движения, трактуя 1905 год как талую революцию, которая не могла перерасти в социалистическую, как такую (революцию, которая не имела международного значения. Авторы пытаются "на историческом материале" обосновать тот тезис, что, во-первых, между буржуазно-демократической революцией и революцией пролетарской лежит долгий путь развития, что между ними находится китайская стена, и что, во-вторых, Россия не имела предпосылок к развитию пролетарской революции.

В соответствии с этим авторы искажают историю Октябрьской революции.

представляя ее как сочетание двух революций и этим самым отрицая ее пролетарский социалистический характер. Вся история гражданской войны и создания предпосылок победоносного социалистического строительства дается не в ленинском духе. Авторы приходят к отрицанию того, что Октябрьская революция открыла новую эпоху мировой истории, к отрицанию того, что СССР, строящий социализм, является базой мировой пролетарской революции.

Все эти искажения исторического процесса авторы допускают потому (и это главное), что они фальсифицируют историю ВКП, историю мирового большевизма.

1. Авторы отрицают мировое значение и международный характер большевизма, сводя его к национальному явлению, изображая большевиков как буржуазных радикалов - сторонников буржуазной, демократической революции.

2. Авторы искажают процесс возникновения большевизма, явно преувеличивая роль группы "Освобождение труда" и снижая величайшую историческую роль Ленина, большевизма.

3. Авторы всем своим "освещением" истории партии скрывают борьбу партии с меньшевизмом, изображая русских меньшевиков как героев борьбы с оппортунизмом II интернационала, как родных "братьев" большевизма.

4. В соответствии с этим авторы, изображая дело так, что будто бы только в 1914 г. большевизм вышел на мировую арену, не хотят видеть главного в большевизме: его международного характера как единственного последовательно революционного марксистского течения, как партии нового типа, выросшей в эпоху империализма и представляющей собою теоретически, политически и организационно высшую форму организации пролетариата, обеспечивающую победоносную пролетарскую революцию и строительство социалистического общества. Авторы не видят международной роли большевизма, его борьбы с мировым, в том числе и русским, оппортунизмом, заставляя читателя думать, что Ленин (большевики) не видел оппортунизма во II интернационале и что следовательно Ленин и большевики не были настоящими большевиками.

5. Авторы смазывают контрреволюционную меньшевистскую сущность троцкизма как русского центризма, как одного из наиболее гонких проводников буржуазного влияния на пролетариат, троцкизма, "превратившегося теперь в - передовой отряд буржуазной контрреволюции" (резолюция XVII партконференции).

6. Авторы смазывают вею борьбу большевизма на два фронта, изображая большевизм полубуржуазным революционным течением в 1905 г., ограничивающимся задачами демократической революции, и вплотную подводят к троцкистской теории "перевооружения" в период 1917 г.

Вся "история" большевизма в изображении авторов четырехтомника есть, таким образом, целая система извращений истории, система фальсификации исторического процесса, последовательно проводимая авторами на протяжении всех четырех томов, - последовательно в определенном, именно троцкистском духе, - искажающая сущность ленинизма, сущность истории большевизма.

Перед нами - школка троцкистских контрабандистов.

Бригада ИКП истории: ГРЕБЕНКИН К., ДОБРОТВОР Н., КУЗОВЕНКО В., МИЛЛЕР Ф., МИЛЬШТЕЙН Е., ЧУГАЙЛО Н.

Василий П. · 1664 дней(я) назад 0 4477
Ссылка
Постоянный адрес данной публикации:

http://library.ua/blogs/entry/Библиография-ЗА-БОЛЬШЕВИСТСКУЮ-ИСТОРИЮ-НАШЕЙ-ПАРТИИ-ч-2


© library.ua
Комментарии профессиональных авторов:
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Комментарии гостей




Действия
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Публикатор
Василий П.
Киев, Украина
03.12.2013 (1664 дней(я) назад)
 


Им понравилось
Лайки · Дизлайки
 
Пусто
ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Библиография. ЗА БОЛЬШЕВИСТСКУЮ ИСТОРИЮ НАШЕЙ ПАРТИИ (ч.2)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Украинская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.UA - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK